Мастер-сержант сидел в своём импровизированном кабинете внутри сторожевой башни. Оперевшись локтями об стол и поддерживая голову, его взгляд вновь и вновь пробегался по одной и той же странице найденного дневника. Будучи не самым грамотным подданным своего королевства, расшифровывание текста затруднялось ещё ужасным почерком самого Пшенсфорда и его неграмотностью. Порой Дискейн закипал, напрягая каждую мышцу в теле и готовый взорваться, скинуть всё стола, сорвать с петель дверцу шкафа, на которой были прибиты страницы из прошлого расследования и сдаться — пойти к Кондору и унижаться перед ним. Но каждый раз мастер-сержант пересиливал себя, выходя покурить и просто подышать свежим воздухом родного края. Когда злость уходила, Лорган начинал смеяться и благодарить Святой Свет, что Пшенсфорд вообще умел писать и оставил такую улику.

Работу дружинника прервали: в сторожевой холм пожаловал посыльный Луноречья с конвертом, на котором стояла печать ратуши. Дискейн выругался — он догадывался о содержимом. Приняв документ, Кабан закрылся в башне и попытался вернуться к работе, но вновь и вновь лежащий на столе конверт с печатью не давал ему покоя. Голову заняли параноидальные мысли вперемешку с надеждой на то, что это не связано с вчерашним делом. Тяжело выдохнув, мужчина закрыл дневник, подчеркнув для себя, что больше ничего полезного из него он не узнает, после чего взял в руки конверт. Повертев его в руках и пристально осмотрев несколько раз печать, словно надеясь, что она чудом изменится или пропадёт, он вскрыл конверт, доставая содержимое.

В конверте был один единственный листок. Пергамент словно пропитался кислым потом одного из зажравшихся чиновников, а вместе с ним и всей ратушей. В голове мастер-сержанта возникла застывшая картинка центральной комнаты ратуши: сделанный не столь давно ремонт, новая мебель, ковры. И ни что из этого не было связано с Западным Краем: деньги, выпрошенные у столицы, ушли в чужие карманы. Ни мебель, ни ковры, ни даже рабочие — ничто из этого не было сделано, куплено или нанято в Западном Краю. Чиновники заплатили огромные деньги за транспортировку рабочих и гарнитуры из Красногорья в Луноречье. Теперь же центральное здание города выглядело чужим на фоне общей разрухи — местная власть словно не хотела иметь ничего общего с тем сбродом, которому была обязана помогать и заботиться.

— Чего же вы хотите от меня, гиены? — прохрипел Дискейн. В горле давно пересохло, а кожаный бурдюк опустел — Лорган пожалел пяти минут на прогулку к колодцу и обратно.

Раскрыв пергамент, мужчина бегло пробежался глазами по вступительной части — он ненавидел «прелюдию» в таких делах. Темп прочтения замедлился на середине и не менялся до самого последнего слова в документе.

Ратуша знала о деяниях Дискейна и Дайдерела, казалось, даже лучше, чем сами виновники. От мастер-сержанта требовали явиться в Луноречье и лично отчитаться о произошедшем, но у дружинника были свои планы.

Положив на стол бумагу, мужчина подхватил со стула свою сумку и, проверив её содержимое, перевесил ремешок через плечо, последовав к выходу. Подхватив с ящика свою шляпу и отряхнув от пыли, он возложил «корону» Дискейнов на законное место — свою голову.


Дайдерел, устав сидеть в лазарете, решил прогуляться по сторожевому холму. Осматриваясь вокруг, он не мог не заметить, что гарнизонные силы ведут себя несколько необычно. Он не мог точно себе ответить, что он находил странным, но семена сомнения уже зародились в голове. Решив, что мастер-сержант может знать что-либо, он поспешил к нему, но ни в башне, ни у квартирмейстера, ни у костра не встретил его. Один из дружинников подсказал наёмнику, что видел того у кузницы, куда и он и поспешил.

Мастер-сержант был не в духе и пытался найти умиротворение за точильным кругом. Расспрашивая Дискейна, авантюрист узнал, что их вчерашние действия не остались незамеченными для ратуши и сегодня дружинник обязан держать ответ «на ковре». Поделившись так же переживаниями, что ратуша могла послать бумагу в гарнизон, строя такие догадки на поведении солдат Кондора, Ни смотря на повестку, у Дискейна были другие планы, в реализации которых ему вновь требовалась помощь наёмника. Дай был недоволен, что дружинник вновь не посвящает его в детали, словно не доверяя, но согласился помочь.

Время пролетело незаметно для Дая, но не для Лоргана, ведь авантюрист не терял надежды разговорить «Кабана», что сильно не нравилось второму. Дойдя до гарнизона у Западного ручья, мастер-сержант остановился. Решив, что дружинник собирается наведаться вновь в гарнизон, юноша уже успел запрыгнуть на забор. Обратив внимание, что его напарник так и не сдвинулся с места, окликнул того. По интонации и самому ответу товарища авантюрист понял, что Лорган избегает встречи со старшиной и вновь недоговаривает. Смирившись с тем, что мастер-сержант решил играть в тёмную, Дай отстаёт от него с расспросами, переключаясь на отдалённые темы.

Мастер-сержант привёл их к лесопилке восточной долины — одна из тех деревушек, что остаются без внимания окружающего мира, покуда стабильно выплачивает налоги и поставляет ресурсы. Именно здесь Дай начал получать от напарника крупицы ответов на свои вопросы. Вынужден ли был открыться дружинник из-за предстоящей работы или это признак доброй воли — так и осталось секретом. В этой деревушке обитал двоюродный брат Джейме Пшенсфорда — о нём было исписано половину страниц. Видимо, сам Джейме решил выучить письменность ради того, чтобы запечатлеть на всю жизнь похождения с кузеном. Он и подозревать не мог, что это однажды может спасти его. Или погубить.


Расспрашивая местное население, двое пришельцев вышли на местного бригадира, у которого и работал кузен Джейме. Узнав в Лоргане представителя Короны, она ответила на его вопросы. Рассказав, что Пшенсфорд сейчас на смене вместе с остальными, она поинтересовалась, чем вызван такой интерес к обычному рабочему. Дискейн утолил интерес и бригадира, и Дая, раскрыв тому новые подробности. Ужаснувшись, женщина предложила представителям дружины несколько вариантов: отправиться самим на поиски, что рискованно в текущей ситуации, покуда популяции хищников стали уделять меньше внимание; остаться ждать возвращение всей смены, благо, что рабочие часы подходили к концу или обратиться за помощью к маршалу и его ребятам. Ни смотря на, что Дай планировал на третий вариант, он сильно удивился, когда Лорган словно проигнорировал его, предложив на выбор авантюристу первые два.

Решив остановиться на первом, подвешенный язык юноши обеспечил им проводников в лес, которые знали «безопасные островки», на которых работала смена.

Дойдя до одного из таких, группа разделилась, начав поиск рабочих или хотя бы их следов. Вернувшись к месту встречи с «пустыми руками», мастер-сержант и наёмник услышали медвежий рёв в стороне, куда ушли рабочие. Сорвавшись с места, они двинулись на выручку.

Медведь загнал двух крестьян в ловушку. Ни смотря на свой перелом, Дайдерел с огромным трудом и адской болью выстрелил. Ни смотря на то, что он натягивал тетиву со стрелой левой, неумелой рукой, снаряд вошёл чуть ниже уха, заставив хищника встать на две лапы и взреветь от боли. Лорган, оценив благородный поступок бывшего преступника, ринулся в лобовую, нанося несколько режущих ударов по задней части тела зверя. Глаза медведя налились кровью — одним сильным взмахом лапы он повалил дружинника, который всё ещё оказывал сопротивление и уже был готов растерзать наглую добычу, когда кортик вонзился ему в око. Дайдерел, осознавая, что стрелок из него никакой, вспомнил про свои метательные кинжалы. Поймав удачный момент, дружинник укатился из-под косолапого, после чего животное было добито. Перепуганные крестьяне, что во время боя спрятались в кусты и наблюдали, сердечно стали благодарить своих спасителей — ведь если бы не дружинник с наёмником, то позднее, на смене, этот медведь мог растерзать кого-либо.

Переведя дух и подлатав сержанта, группа отправилась к следующему «островку».

Лорган и Дайдерел потеряли время из-за боя с медведем — уже смеркалось, а крестьяне стали действовать на нервы с просьбами вернуться, ведь, по их словам, смена первой группы уже закончилась, а значит нерадивый Пшенсфорд уже дома. Если эти пустые разговоры смогли заморочить Дайдерелу голову, то мастер-сержант оставался бдительным и не зря: до его ушей донёсся гул, словно несколько человек говорили в унисон в полголоса. Разглядев в сумерках силуэты, он отдал приказ умолкнуть. Подойдя ближе, он смог различить как минимум пять фигур. Расспросив одного из крестьян, на сколько обычно делится смена групп, он шумно выдохнул — беда.

Бой начался не по плану: Дискейн выдал свою тучную фигуру ещё на подходе, привлекая на себя внимание, в то время как Дайдерел, заходя с другой стороны, остался незамеченным. Двое разбойников отвлеклись на мастер-сержанта, за что и поплатились — один из крестьян хорошим ударом в голову вырубил парня. Дальше обнажилась сталь.

По итогам схватки, среди разбойников выжил лишь один, тот, что первый слег от удара. Выжило бы оба, но разъяренные рабочие зарубили последнего топорами в мясо. У защищавшейся стороны потерь не было — лишь, как выяснится потом, кузен Пшенсфорда получил ранение за столь мощный удар кулаком. Крестьяне не сразу оклемались, держа топоры на готове, видя в двух пришельцах не меньшую угрозу, чем бандиты, тем паче, что Дайдерел смахивал на такого. Лишь внешний вид(а именно табард, значок и лычки) Дискейна привёл в чувства мужиков, на головы которых сразу же посыпались вопросы от дружинника. Разобравшись в ситуацию и перезнакомившись, было решено направиться в домик кузена — благо, что он стоял на отдалении от всей деревушки и в темноте возможно было обойти деревню, не попавшись ни к кому на глаза, дабы избежать лишних вопросов, которых так боялся Дискейн. С проводниками же дело об неразглашении решили мирно, попросив их взамен на трофей в виде медведя не разбалтывать никому до утра, что было.

Преодолев долгий путь, пятеро товарищей по несчастью, в лице Лоргана, Дайдерела, Джейме, кузена и повязанного разбойника оглушенного, завалились в дом последнего, начав зализывать раны дружинника и работяги, попутно переводя дух и обговаривая план. В ходе разговора выяснилось, что Джейме нашли благодаря информатору, работающему так же на Восточной лесопилке. Это был тот самый оглушенный бандит, которому кузен желал вырвать нижнюю челюсть. Понимая, что те, кому задолжал Джейме, имеют влияние и силу за пределами Западного края, мастер-сержант поникнул духом.

Было решено, что Джейме обязан вернуться в Западный Край, под защиту дружины, взамен став кузнецом сторожевого холма. Хоть тот сначала и отказывался, но общими усилиями была предрешена его судьба. Осталось лишь распланировать, как четверо доберутся обратно: по тракту им дорога заказана в местную ставку стражи, ведь идти со связанным преступником, будучи запачканными в крови, крайне глупая затея. Коль идти через дремучие леса, то велик шанс попасть либо на бандитов, аль хищников. Голову ломали бы долго, если не юнец Дай, который вспомнил о реке, что соединяет между собой Элвин, Сумеречный лес и Западный край, а значит, должен быть и причал где-нибудь на берегу и возможная лодка. И кузен вспомнил про такой порт.

Порт этот ещё в давние времена был заброшен честным людом и оккупирован братством Справедливости. Позднее же, когда местный гарнизон разбил банду, порт так и остался заброшенным, покуда пользы от него было мало. Вскоре стали гулять байки среди народа, что место вновь облюбовали нечистые на руку проходимцы, отчего тот по ночам «оживает».

Это был единственный вариант при котором, в случае успеха, у них была возможность вернуться в Западный край не привлекая лишнее внимание. Кузен, опережая вопрос, вызвался проводником — он мог провести отряд по известным ему тропинкам до берега с минимальным риском наткнуться на кого-либо, а после двинуться вдоль реки, рано или поздно выйдя на тот самый причал. Когда большая часть плана была обговорена, люди начали собираться, послав юношу в дозор, чтобы тот следил за ситуацией вокруг дома и поглядывал в сторону деревни.

Отряд выдвинулся за своим проводником, подгоняемые начавшейся суматохой в деревушке. Было это по их душу или нет, желания ждать неприятностей не было ни у кого.

К моменту, когда группа нашла порт, наступила ночь — причал, окутанный сумрачным одеялом, спал, начиная рушить веру в байку.

Подойдя ближе к обветшалому домику, группа устроила небольшой привал, восстанавливая силы. Кузен действительно смог провести их по безопасной неводомой дороге и вывести к берегу, а дальше нашелся и причал. Как бы то ни было, кузен начал обсуждать с Дискейном план, по которому они вдвоём шли в лобовую, пока Джейме следил за связанным, а Дайдерел наблюдал с высоты за происходящим, готовый в любой момент выдвинуться на помощь. На этом все начали занимать свои позиции.

Кузен и Дискейн исчезли в доме. Дайдерел, щурясь, осматривал глухую местность, но после того, как из дома никто не вышел, даже звука не донеслось, он начал волноваться. Как только он поднялся с земли, его глаз зацепило движение на воде, которое он до этого проигнорировал — к причалу плыла лодка.

Юноша, скатившись с холма, перебежал ближе к дому, укрывшись за стволом могучего дерева. Смотря в сторону пирса, он попутно пытался что-либо услышать со стороны дома, но всё было тщетно. Когда лодка причалила, пришельцы уведомили о своём приходе ударом в подвешенный небольшой колокольчик — два раза с коротким интервалом. В ответ, спустя короткую паузу, окна дома внезапно загорелись тусклым светом и вновь погасли. Оглянувшись к окну и приглядевшись, Дайдерел только сейчас понял, что окна были завешаны.

Впрочем, сигнала пришельцам было достаточно для того, чтобы сойти на берег и пройти к дому. Авантюрист разглядел гостей, зациклив внимание на их оружии. Всё ещё не осознавая, что творится в доме, он не решил вступить в бой, оставшись в тени. Одна из фигур вышла вперёд, к двери, постучав.

Дверь резко распахнулась, чуть ли не вылетая с петель, сбивая ночного гостя. Следом из двери вылетел кузен, с рёвом набрасываясь на второго и начиная избивать мощными кулачищами в мясо. Дая сковал шок, он не понимал, что происходит. Тут же перед его взглядом проскочил мастер-сержант: этот тучный мужик развил невероятную для его телосложения скорость, огромными шагами мчась к лодке. Прыгая, он утаскивает под воду вместе с собой третью фигуру, которая в панике начала готовиться к отплытию. Лишь когда из дома замельтешила маленькая фигура гоблина, которого он ранее не наблюдал, Дайдерел сорвался следом, пресекая побег одним мощным ударом ноги в голову. В это время кузен Пшенсфорда уже вцепился в спарринге со вторым незнакомцем, покуда первый не подавал более признаков жизни. Обмениваясь мощными ударами по лицу, победителем вышел крепкосложенный рабочий, поплатившись за свою победу сломанным носом, разбитой губой, двумя большими синяками и заплывшим глазом. Подхватив гоблина и кинув к порогу, юноша подбежал к кузену, осматривая того. В ответ мужик отмахнулся, указав в сторону пирса — мастер-сержант так и не всплыл.

Стоя на краю пирса, Дайдерел наблюдал лишь небольшие волны, оставшиеся как свидетельство, что сюда плюхнулось что-то тяжелое. Мастер-сержант отвлёк от гнетущий мыслей наёмника, простонав где-то в траве. Дискейн был тяжело ранен в ногу: сквозное ранение кортиком, который так и остался в теле. Корчась от боли, Дискейн прохрипел что-то о сумке, что сорвалась во время погружения, в которой был саквояж. Оголившись по пояс, юноша прыгнул с пирса в темную воду в поисках этой самой сумки. Там же он и наткнулся на на труп третьего гостя: в темноте его повреждения было не разглядеть и на это совсем не было времени. Схватив сумку, юноша всплыл.

Оказав посильную первую помощь, наёмник перестарался, когда схватился резко за кортик и вытащил из ноги Лоргана. Последний залил округу диким криком. Понимания, что этот крик может сыграть плохую шутку с компанией, последние стали быстро собираться к отплытию. Связав, гоблина бросили обратно в избушку, кузен скинул трупы в реку, а Джейме с Дайдерелом оттаскивали в лодку пленника и мастер-сержанта. На предложение об отплытии вместе с остальными, кузен вновь отказался. Обменявшись тёплыми словами, рабочий и дружинник скрепили свой договор рукопожатием. Помогая оттолкнуть лодку, кузен ещё некоторое время стоял на пирсе. Дай так и не успел расспросить ни кузена, ни раненного мастер-сержанта о том, что произошло в доме. Лодка поплыла в сторону Западного края.

Причалив к берегу и высадившись, Дайдерел с Джейме вытолкнули лодку обратно в реку, отправляя ее по течению. Лорган назначил себя проводником, попросив Дая подстраховать его в пути, стараясь лишний раз не наступать на раненную ногу. Заняв небольшой холмик, с которого открывался вид на единственную дорогу, они выжидали. Выжидали патруля дружины, который изначально воспринял группу Дискейна, как бандитов, что решили устроить засаду. Лишь когда Дай с Лорганом подошли ближе с поднятыми руками, все успокоились. Двое патрульных отошли в сторону с Дискейном, начав что-то обсуждать. Вернувшись к основной группе, дружинники забрали с собой связанного и Пшенсфорда, а помрачневший Дискейн направился с Дайдерелом в Сторожевой холм. Их уже ждали.

Когда товарищи подошли ближе к воротам, их начали окружать силы гарнизона. Вперёд вышел сержант, объявивший, что Дискейн заключается под стражу. Окружив мастер-сержанта и вытолкнув Дайдерела, первого конвоем повели к башне.

Внутри поселения прибавилось сил армии: пехота в латах муштровала по всей территории, покуда одетые в гражданское служащие со значками допрашивали, как местные силы гарнизона, так и дружинников. Конвой дошёл до сторожевой башни, расступаясь и открывая мастер-сержанту вид на двух до боли знакомых персонажей.

На Дискейна обрушился чиновник Луноречья с обвинениями. Лишь старшина Кондор, умерив пыл представителя ратуши, выступил вперёд. Пытаясь «подойти» к старому знакомому со стороны, он потребовал у него объяснений за попытку подкупка, разбой в городе и закрыванию глаза на разбой в округе — как выяснилось, мастер-сержант даже не подозревал, что на одну из ферм напали. Не предъявляя никаких доказательств в свою защиту, что поразило Дайдерела, сдерживающего свой юношеский пыл, ещё больше, Лорган лишь отходил от темы, напоминая всем присутствующим о бедственном положении его взвода, неукомплектованности личного состава, из чего выливаются множество проблем, одна из которых — появление очередной неизвестной банды. Как бы ни пытался заговорить дружинник всех, Кондор легко парировал каждое его слово железным аргументом — Лорган не пожелал обратиться к гарнизону Западного ручья за помощью из-за своей упрямости и в попытках доказать окружающим, что фермеры с оружием выполнят работу лучше, чем профессиональная армия.

Не желая продолжать этот сюр, старшина Кондор лишает звания и полномочий Дискейна и берёт под свою стражу до завтрашнего суда над мятежным дружинником.

Дайдерел, что взорвался, попытался защитить мастер-сержанта, но второй огрызался в его сторону и просил молчать. Срываясь на старшине Кондоре, последний в свою очередь пригрозил юноше тюрьмой за нарушение законов. Только чиновник Луноречья смог призвать разгоряченного спором с экс-сержантом старшину сохранять рассудок.

Дискейна увели, а Дайдерел, расстерянный происходящим и особенно действиями мастер-сержанта, бесцельно бродил по сторожевому холму, пока его не окликнул дружинник — тот самый дружинник, которого они встретили ранее в патруле. Чуть ли не силой мужик поволок парня в лазарет, где уже сидела спасенная девушка, Джейме Пшенсфорд и привязанный к стулу пленный.


Событие проводилось без соответствующего функционала. Визуализация местами не соответствует действительности

Скриншоты с интерфейсом

Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность. Ивент шёл более 6-ти часов, просьба учесть это при подсчёте наград.

Лорган — 60 уровень. (ведущий, участвовал, писатель отчёта).

Дайдерел — 86 уровень. (участвовал).


Цепочка:

1. Вступление

2. Иди, скажи лжецу

3. Шулеру, сплетнику, подлецу

Желаемая награда: уровни.

Ролевые итоги:

— Дайдерел и Лорган засветились в деревушке восточной долины

— Герои спасли от смерти двух рабочих, убив медведя, что загулял слишком близко к лесопилке.

— Благодаря действиям игроков, никто из рабочих не умер. Был схвачен информатор банды. Трупы остальных так и остались лежать в лесу.

— Группа вовремя покинула деревню — караульные, обходя территорию, наткнулись на тела и начали поднимать тревогу.

— Группа предотвратила заключение сделки об поставках оружия бандам Элвина, перебив прибывших к порту представителей, по словам гоблина, влиятельной организации.

— Кузен Пшенсфорда добрался обратно в деревню в целостности. Когда силы местного маршала схватили его, как свидетеля, он обрисовал дружинника и наёмника, как героев, что спасли от неминуемой расправы рабочих.

— Мастер-сержант не явился по требованию ратуши. Он объявлен преступником.

— Лорган Дискейн лишён своих полномочий — его ожидает суд.



Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Отчёт был одобрен как событие высокой требовательности и средней значимости. Ролевые итоги следующие:

● Дайдерел и Лорган засветились в деревушке восточной долины

● Герои спасли от смерти двух рабочих, убив медведя, что загулял слишком близко к лесопилке.

● Благодаря действиям игроков, никто из рабочих не умер. Был схвачен информатор банды. Трупы остальных так и остались лежать в лесу.

● Группа вовремя покинула деревню - караульные, обходя территорию, наткнулись на тела и начали поднимать тревогу.

● Группа предотвратила заключение сделки об поставках оружия бандам Элвина, перебив прибывших к порту представителей, по словам гоблина, влиятельной организации.

● Кузен Пшенсфорда добрался обратно в деревню в целостности. Когда силы местного маршала схватили его, как свидетеля, он обрисовал дружинника и наёмника, как героев, что спасли от неминуемой расправы рабочих.

● Мастер-сержант не явился по требованию ратуши. Он объявлен преступником.

● Лорган Дискейн лишён своих полномочий - его ожидает суд.

Награды (Множитель х2):

Лорган +4 уровня
Дайдерел +2 уровня

Успехов!

Проверил(а):
mistress
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
11:16
16:24
169
11:48
0
Дайдерел — 100 ОО
Лорган — 100 ОО