Что есть истина?

Игровое имя:
Чад
Статус:
Нежить
Раса:
Ночной эльф
Народность:
Высокорожденная
Пол:
Другой
Возраст:
Взрослая особь
Особенности внешности:

Немногим известен лик Чада до того как тот был перерожден в новом, совершенном и безграничном теле матери — Адастеры Явление Истока. В своих записях Оно упоминает лишь поверхностное описание самого себя. Помнит ли Оно о том, что десять лет назад в облике покрытого плотным слоем русой шерсти воинственного и мудрого хозена, бродил по просторам Пандарии и занимался привычными хозенскими делами? — Не совсем… И постепенно он теряет эту связь со своим прошлым сознанием.

Их взгляд ехиден и недоверчив: голубые глаза под длинными бровями заглядывают прямо в душу и выжигают решимость в живом сердце. А Их насмешливая ухмылка может смутить или, по крайней мере, вызвать раздражение, задор, а может даже и замешательство. Эмоции, выражаемые ликом, выглядят оживлённо и ярко. Потресканные тёмные губы искривляются в широкой дуге, обнажая хищные клыки, словно готовые впиться в живую плоть. Благо, Оно не вампир с их гастрономическими предпочтениями.

Оно высокого роста, на Их костях плотно держится плоть — мышцы, объятые инеем. Лишь благодаря этому удаётся поддерживать стройность и грацию, которые обычно недоступны большинству неживых. Но Оно — исключение из этого правила.

Оно тщательно присматривало за своей телесной оболочкой, не позволяя ему простаивать и гнить преждевременно. В награду за распространение знаний магии смерти и неоднократную демонстрацию могущества Плети, Оно было одарено познаниями о силе морозной стужи, пронизывающую Их тело насквозь. Благодаря хладу Ледяной Короны Им удаётся сохранять низкую температуру тела, останавливая тем самым процесс гниения. Преимущество, которое позволяет с лёгкостью игнорировать этот небольшой недостаток посмертия. Кроме того, Их физическая оболочка практически бессмертна от физических повреждений — магия смерти одарила Их тело сверхъестественной выносливостью и силой, а любое повреждение плоти вскоре восполнится, будь то даже падение с большой высоты.

Оно неразрывно связано с прекрасным и старается ему соответствовать даже в смерти. Немало усилий требуется, чтобы поддерживать в себе неживую «красоту» — и это вовсе не парочка флаконов с кровью невинных для увлажнения Их округлого, обрамленного длинными шелковистыми седыми волосами мертвенного лика, завязанными в аккуратную косу. Ухоженную шевелюру Их тела венчают длинные заострённые уши — куда более аккуратные, чем у большинства калдорай. В профиль Он создаёт впечатление самой настоящей аристократки из знатного двора — и не дурно, Им была специально отобрана образцовая оболочка Высокорожденной, чтобы подчеркнуть своё высокородное происхождение.

Особенности характера:

Что является правдой об истинном характере некогда великого воина Пандарии? — Ничего. Оно помнит себя лишь отчасти… Да и помнит ли вообще? Лишь какие-то воспоминания о похождениях в лоне Ордена и неразборчивые, а то и вовсе забытые со временем знакомства…

Начиная с самого первого появления в Ордене Черного Клинка, с каждым последующим днем и проведенными операциями, Чад все сильнее и сильнее поддавался искажению собственного разума, и позже, получив себе должность Командующего отрядом «Истерия», тот и вовсе походил на своего учителя — Адастеру, которая вместе со своей матерью — Медеей, узрели в Чаде потенциал и скрытую силу, отчего в нынешнее время ему передались большая часть качеств Высокорожденной. Философия, мысли, тактика ведения боя, доктрины отряда, мировоззрение, — Все это досталось Чаду от Адастеры в момент её ухода...

После смерти Адастеры и проведения ритуала по переселению души в её тело, Чад окончательно утратил свои мысли и, став единым целым со своей матерью, не справился с внутренней борьбой. Сознание высокорожденной завладело им. Оно зовет себя «Адастерой», но таковой не является. Нечто подобное сущности, чей разум поделен надвое, и та сущность, чей разум и сознание способно завладеть чужими мыслями — продолжит править над более слабым, — Именно так он и забыл свое прошлое, считая, что таковой он и являлся всю свою жизнь… Кто знает, быть может однажды настанет время, и проблеск памяти озарит затуманенный нынешним сознанием разум, даруя возможность вспомнить о своей прошлой жизни… Хотя, нужна ли она Им ныне?

Оно боится уныния. Боится бездействия. Потому всегда находится в непрерывном движении, планировании своих действий, Их жизнь — это вечные поиски, которые никогда не заканчиваются. Именно поэтому Оно не занимает какие-либо должности подолгу, ибо в первую очередь Их цель — поиск собственного места в мире, что изменился до неузнаваемости с крахом Империи. К тому же, получать новый опыт и знания — дело весьма занятное и никогда не наскучивающее.

У Них есть хобби. В свою молодость, в перерывах между тренировками и обучением в гимназии, Оно посвящало своё свободное время изучению древней истории мира. Отправляясь из одной точки мира к другой на военных операциях, Оно всегда присматривалось к местным достопримечательностям, изучало историю краев, в которых ей доводилось побывать. Так, эльфийка до сих пор сохраняет страсть к поиску интересующих Их знаний о мире, магии, потому без труда отправляется в исследовательские походы по всему миру.

Ныне Чад продолжает свой путь как нежить. Раньше существо посвящало себя целиком служению народу и Империи, в первую очередь, чтобы потешить своё тщеславие и прославиться. Однако в современном мире осталось мало тех, кого бы она сочла достойным для служения или дружбы. Большинство тех, с кем ему приходится взаимодействовать, — не более чем пустые, инертные оболочки в её видении. Те же, в ком есть пыл, есть энергия и сила, достойны толики её уважения. Такие личности, вне зависимости от их стороны, всегда удостаиваются Их внимания. И только самым достойнейшим Оно будет верно до гроба. Проще говоря, чем ты могущественнее и амбициознее, тем больше уважения вызываешь у двуликого.

При жизни Чад имел строптивый, воинственный нрав. Его было легко поддеть и сделать своим врагом, и в то же время он легко располагал к себе. Он обладал поистине неисчерпаемой энергетикой, всегда посвящая себя какой-либо деятельности, — эта черта наиболее ярким образом передалась ему в посмертии в новом теле.

Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Рыцарь Смерти
Специализация:
Лёд
Способности:

При жизни Адастера была могущественным заклинателем клинка, поэтому рунический клинок в стезе рыцаря смерти она обуздала легко, передав этот навык своему наследнику. Но каковы Их возможности, что Они могут? Для начало стоит понять, на чём зиждется сила рыцаря смерти: рунический клинок и сила рун.

Руны есть трёх путей — льда, нечестивости и крови, а некоторые рыцари (в том числе и Чад) научились преображать эти руны в универсальные руны смерти. Любое заклинание или усиление требует активации определенных рун в зависимости от направленности рыцаря. Чад же, как рыцарь пути льда, полагается на способности, завязанные на рунах нечестивости и льда — они позволяют Им использовать одновременно как способности некроманта, так и криоманта.

Усилить своё тело льдом или некротической энергией, повысить физическую силу или скорость движений, наслать нестерпимый мороз или распространить некротические болезни, сотворить ледяную глыбу или перейти в Тёмные Земли, вытянуть жизненные силы или сковать противника ледяными цепями, создать ледяной барьер или призвать армию нежити — всё это лишь конкретные примеры, арсенал рыцаря гораздо больше и зависит в первую очередь от Их собственной фантазии. Из совсем уникального, что стоит упомянуть, можно выделить иллюзию Смерти — с её помощью Чад исчезает из глаз противника, сливаясь с тенями.

Руны способны на многое, но им зачастую требуется перезарядка. В бою Их клинок поглощает энергию, неважно какую — жизненную или магическую, она тут же преобразуется в силу рун. Эта сила олицетворяет собой чистейшую энергию смерти, усиливая каждую новую атаку рыцаря смерти. Сила рун клинка может уйти на заряд некротической магии — лик смерти, или же на создание более мощного заклинания, базированного на магии Смерти. Зависит, как и всегда, от фантазии рыцаря смерти.

Что до рун смерти? Как и говорилось, они универсальны: благодаря умению использовать их, Двуликий способен в меру необходимости применять способности пути крови — самые типичные для этой школы. Вскипятить кровь или управлять клинком на расстоянии — не имеет значения, важно не увлекаться этими способностями, ибо они очень узконаправленные.

Не стоит забывать, что даже без рунического клинка Существо, как и любой рыцарь смерти, всё ещё остается опасным противником. Безграничная выносливость, физическая сила и отсутствие болевых порогов тела — лишь малое, что нужно ожидать в рукопашном бою с ней. Магия Смерти вездесущая, она пронизывает реальность и объединяет всё сущее, поэтому Рыцарь никогда не окажется «отключенным» от своей магии, и он с радостью воспользуется ею.

Навыки и профессии:

Ещё при службе в гвардии Адастеры, та обучила его сущность многочисленным дисциплинам: фехтованию, искусству различного оружия — от клинка до посоха, основам военной науки и, разумеется, боевой магии. Но помимо этого Адастера привила ему любовь к начертанию и наложению чар — боец с полезными навыками в отряде просто незаменим.

В нынешнее время Двуликий сохранил все эти знания и преумножил их, изучив также руническую гравировку, дабы создавать новое руническое оружие. Они по сей день развиваются в этих направлениях, создавая собственноручно артефакты и свитки с благотворными свойствами

Вера:
Нет
Пояснение к верованиям:

Магические знания стали для Двуликого создания всем. Знания — это сила, сила — это власть. Знания — это то, что сделало Их тело воином превосходящим других. Именно поэтому Оно занимается поиском знаний и уважает в любом тягу к ним

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
Пояснение к языкам:

Чтобы поддерживать общение, Им достаточно знать лишь три языка, среди которых:

Дарнасский — родной язык нового сознания.

Всеобщий — древнейший язык. Оно знает его в совершенстве. В отличие от всех других, которые используются только для перевода и расшифровки текста.

Язык Смерти — наречие избранных Плети. Чад был в их числе, покуда обучался некромантии за свои заслуги на полях боя. Этим языком шифровались послания и отчёты, поэтому знать его было обязательным, кроме того, он заменял Им всеобщий, проводя границу между нежитью и низшими созданиями из плоти и крови. Незаменим в начертании некромантических рун.

Инвентарь:

Клинок Зенды Завоевательницы — фамильная реликвия, полученная из семейного реликвария под тоннелями Зенды, что в Зин-Азшари. Клинок повидал многие кровопролитные сражения древности, отныне он вселяет страх и отчаяние в сердца любого тролля Азерота. Руническая гравировка оружия — руны Сломленных мечей, идеальное орудие против тяжело бронированных противников.

Боевые Имперские Латы — саронитовые доспехи, сплавленные с азеритом. Чаще всего именно в этой броне Двуликий выходит на свет. Внешне они напоминают доспехи имперского полководца времён Азшары, подчёркивая желание следовать пути своих предков.

Магический Сверчок — одна из важнейших вещиц магического инструментария любого исследователя, позволяющая распознавать магические чары в предметах.

Куб воспоминаний — подарок от матери Адастеры. Безделушка не имеет никакой ценности кроме той, что стала хранить в себе её вспоминания о детстве своей дочери, об её взрослении и каждом проведённом вместе мгновении. Пожалуй, этого достаточно, чтобы Двуликое сознание хранило её близко к сгнившему сердцу.

Самоцвет силы — служит сосудом для поглощения сущности крови, нечестивости и хлада. Хранилище силы, которое укрепляет рунический клинок.

Род занятий:
Архивариус, командир, поиск знаний и мудрости
Хронология:

15-18 лет после открытия Темного Портала.

Рождение в племени Грукин под началом вождя Ках-Каха, первые шаги в становлении Хозеном и освоении речи, постоянная борьба и стычки с различными врагами и дикими существами Нефритового Леса, обучение и добыча ресурсов, освоение новых близлежащих территорий, знакомство с разумными расами.

18-20 лет после открытия Темного Портала.

Путь воина, освоение рыболовного дела, освоение новых земель, знакомство с хозенами иных племен, расширение племени, борьба с хозенами Кунь-Лай и иными враждующими племенами, торговля и мирное пребывание средь Пандаренов, в том числе освоение их культуры и языка.

20-27 лет после открытия Темного Портала.

Прохождения испытания силы и воли в своём племени, из-за чего получил честь носить двойное имя, отныне его звали — «Чад-Чад» Племя Ловкого Хвоста и Племя Грукинов — заключили перемирие с племенем Кунь-Лай. Старейшина ведет потенциал Чада в верное русло, происходит единение со стихиями, избравшими хозена верным союзником.

27-30 лет после Открытия Темного Портала.

Освоение шаманизма, общение с пандаренами, постижение их культур и ценностей. Узнает о проблеме с Ша, первая помощь Орде, а также племени. Помощь в освобождение Пандарии от Ша, становления на верный путь защитника, после чего следование за вождем Ках-Кахом, вступление в Орду, Чад-Чад вместе с другими хозенами, отправляются в Оргриммар, участие с осаде Оргриммара на стороне мятежников. Отправление вместе с Ордой на войну.

30-31 лет после открытия Темного Портала.

Падение от рук воинов Альянса. Чад-Чад проявил себя в роли истинного воина, но подлый удар прошелся чрез его тело, и тот пал. Очнувшись в некой пещере спустя нескольких дней после гибели, тот потерял контроль над собой. Некромант исследовал найденные трупы, ставя эксперименты. Хозен в свою очередь выполнял обязанности помощника, но и на его плоти приходилось много бремени. Загадочная личность в темных одеяниях убила многих, и ныне дорожила находкой, до тех пор, пока его могучая длань не решила использовать над хозеном новый ритуал. Стоя неподвижно, вырисовывал он на надгробной плите руны, толи текста неизведанные ранее, и обвил те своей загробной магией. Когда же все было готово, то приковал он цепями к полу мертвеца, и воссоединил душу его с объектом каменным, обрекая того, как думал Некромант на вечное повиновение. Темные цепи крепко обвили тело, и душа Хозена кричала, разрываясь от боли где-то в дали. И в тот самый момент обратился в парящего духа, сохранившего прежний лик. Тело иссушилось, остался лишь загробный прах, и тогда слышал он в голове своей указания, беспрекословно исполняя их ради своего нового господина.
Шло время, и вот, в тайную пещеру вторглись существа, чья сила была столь велика, что с легкостью оборвала путы жизни у мерзавца, устроившего все это безобразие. Наконец, хозен избавился от контроля, но очнувшись узрел себя… Он видел эфемерный образ, и оглядываясь более не чуял страха, глядя на разложившиеся трупы и темную атмосферу. Рыцари Чёрного Клинка, — так представились они пред духом, и хозен был убежден пред их взором, что подобная участь более чем устраивала его. Убедив сохранить жизнь, поклялся он верно следовать вслед за теми, кто однажды спас его, ибо не знал еще, каким окажется этот путь. Прибыв на Акерус, исполнял он роль слуги, и исследовал таинственные залы некрополя, знакомясь с новыми личностями и узнавая много нового для себя.

31-32 лет после открытия Темного Портала.

Становление на путь слуги Рыцарей Чёрного Клинка, обучение языку Смерти, владению и привыканию к новому телу, а также базам управления Загробной Энергии. — Все это освоил он в этот год, и не утратил веры в благое дело. Эти условия более чем удовлетворяли Чада, и вскоре он начал помогать ордену в их деяниях, скитаясь по всему миру с небольшим отрядом рыцарей смерти, исполняя волю тех. Немало приходилось ему встречать бывших союзников в лице Орды.

32-33 год после открытия Темного Портала.

Официально объявлен первым наследником Адастеры, а также членом её рода — Явление Истока. Обучение под лоном высокорожденной, её философии, мысли, а также тактикам ведения боя. Присвоение титула Лорда-Командующего отряда «Мор», переселение души в тело Высокорожденной, с последующим изъятием фамильных артефактов и доспехов. Наконец, становление могущественным Рыцарем Смерти.

«Империя в огне»

10000 лет тому назад...

Адастера — аристократ, уроженка империи калдорай в самом её расцвете. Не первый ребёнок в семье, из-за чего её детство и юные годы прошли под присмотром опытных в семейных делах родителей. Её отец — Адастер Эльтанин, образцовый аристократ, связавший свою судьбу с дамой высокого происхождения — Медеей. Пара Высокорожденных воспитывали дочь, поняв многие ошибки при воспитании её старшего брата, по иронии, прозванного Медеем. В роде Эльтанин и Явления Истока была принята общая традиция: называть девочек в честь отцов, а мальчиков — в честь матерей. Их второй фамилией служило прозвище, благодаря которому прослыл сам представитель родословной. Её вторым именем было прозвище от родителей — «Благородный клинок». Адастера переняла воинствующий характер отца, что всегда всего достигал сам, по сути, сделав свою карьеру с нуля; от матери же ей досталась тяга к магическим знаниям. Все эти качества вместе предопределили её дальнейшую судьбу как солдата. Будучи подростком, она считала, что силой можно доказать правоту, отстоять свои интересы и производить должное уважение на окружающих. Но чтобы стать сильнее, нужно многому учиться — в том числе и магии, которая одной лишь своей мистикой, открывавшей большой простор для фантазии малолетней высокорожденной, очаровывала её, захватывала, чтобы она смогла подчинить это волшебство себе.

Родители Адастеры часто интересовались своей дочерью, а также потакали её амбициям — единственным по-настоящему занятным увлечением для неё было совершенствовать свои навыки в тайной магии и фехтовании, чтобы впечатлить своих родителей. Ей доставляло это удовольствие, потому что она видела их самыми авторитетными людьми после королевы Азшары, которая считалась недостижимым абсолютом. Чуть ли не божеством, уступая лишь абстрактной Белой Госпоже, о которой много рассказывали, но мало видели. Она существовала в представлении Адастеры, да, но лишь как данность. Повзрослев, юная высокорожденная совсем перестала верить в силу Богов, приняв их существование за что-то символическое, нереально, будто бы Боги лишь наблюдали за смертными, но никогда не вмешивались в суть естественных процессов. «Оно есть, но меня не касается». Лишь немногие сверстники Адастеры находили с ней общий язык. И то — дети таких же аристократов, помешанных на боях и играх, связанных с ними. Часто они устанавливали правила, создавали себе деревянные мечи, броню, позже перейдя на продукт собственного производства из металла. Чувствовать то, как что-то создаешь для себя сам, то, как своим упорным трудом делаешь себя сильнее и влиятельнее — будоражило их воображение.

Стычки на аренах — излюбленное занятие детей её времени, наблюдавших за смертельным представлением, где сильнейший побеждал слабого и решал его судьбу. Победившего встречали под гром аплодисментов, с почётом и уважением. Поговаривают, сама Королева и её приближенные порой посещали эти мероприятия, одаривая триумфаторов такими благами, о которых не могла представить Адастера. Но в те времена слава для неё значила всё — достижение всей жизни, которая бы позволила её родителям гордиться за дочь, а завистникам и врагам — бессильно наблюдать за этим, завидуя ей больше. До той поры, пока самомнение воительницы о себе просто не достигло апогейной отметки.

Повзрослев, Адастера и её друзья перешли на целые соревнования по фехтованию, часто выступая от лица своего рода. Это стало новым вызовом для неё, который покорить было куда сложнее, чем победить сына дружеского рода в условной дуэли. Поражения и продолжительные баталии с отнюдь не с самыми лучшими фехтовальщиками подбивали её расположение духа, но отец учил её терпению и упорству, благодаря чему спустя непродолжительные паузы и мгновения отдыха, она брала реванш и оттачивала новые техники боя, пока не достигла уровня настоящих профессионалов. Лишь после того, как она принесла несколько сокрушительных побед в финале этих соревнований, родители позволили ей учиться в академии Нар'таласа путям магии — они признали своё дитя, своё творение достойным постигать пути магии в той ипостаси, которую она избрала. Если бы удача не улыбалась ей так часто, то, возможно, они предпочли отдать её в обычную армию, «выбросив из жизни» как недостойную своего родового имени. Но будучи личностью достаточно амбициозной, Адастера окупила вложенные в себя усилия, впоследствии став студентом магической академии, направления боевой магии.

Сотворение, зачарование, отречение, прорицание, трансмутация, иллюзия, некромантия… Все эти знания жадно пожирались будущей королевской стражницей, хотя она всегда предпочитала практику теории. Это было её главной слабостью, которая частично отразилась на успеваемости юной Высокорожденной. Казалось бы, столь неподъёмный груз, да сочетать с навыками фехтования — просто немыслимо! Однако, мотивируя себя уже не столько одобрением родителей, сколько обещанной службой в рядах Лунной Стражи, она заряжалась новыми силами для обучения, в итоге успешно его завершив. По приглашению матери Медеи, являвшейся членом этого магического ордена, Адастера вступила в эту организацию, чтобы защищать народ Империи Калдорай и поддерживать порядок в обществе. На фоне других чародеев, она отличалась выдающимися способностями мага и воина, что было замечено приближенными королевы. Во времена Азшары многие высокородные эльфы часто заключали брак, чтобы породить новое, более могущественное потомство, которое бы имело магический потенциал больше, чем у родителей. Поскольку Адастера была Высокорожденной в третьем поколении, королевский двор счёл её потенциал слишком большим для службы в Лунных Стражах, посему ей было предложено стать кем-то больше и значимее в Империи.

По воле лордов Зин-Азшари, отныне ей было положено стать хранительницей королевских покоев, орудуя силой магии для защиты Её величества. Это карьерное продвижение было лучшим подарком её высокородных родителей, замолвивших словечко о своей дочери, чтобы возвысить её над всеми низкорожденными во мгновение. Эта заветная мечта была исполнена… жизнь в роскоши, вид на великую империю с самого дворца в Зин-Азшари. Кажется, именно о такой жизни она грезила всю свою жизнь.

Однако она не долго наслаждалась такими обязанностями. То, к чему шла столь долгое время. Она действительно получила расположение самой королевы благодаря своему долгому труду, стараниям, но вся её работа была предельно пресна. Интриги приближенных Королевы имели явно недобрые предзнаменования, которые, увы, Адастера не имела права решать. Её задача сводилась к постоянному патрулированию, изредка торжественным маршам и парадам в Её честь, что вскоре превратилось в обыденность. Рутину. Разочарование застало Адастеру не сразу, гниль придворных лишь отталкивали её, ибо высокорожденная с детства была приучена к честному достижению целей. В течение многих лет службы ей было дано понять, что влиять на судьбу общества и трактовать свои законы позволено лишь тем, кто научился не порядку, а льстивым словам и подхалимству. Она продолжительное время наблюдала за политиками, их решениями, осознав, что сделал заведомо неправильный выбор с детства. Пока те решали судьбу государства, королевский страж день и ночь сторожила покои праздной Королевы, пока не настали тёмные дни… Пришёл Легион. Когда небеса озарились изумрудным заревом, она с горечью осознала, что её жизнь изменится навсегда, но никогда бы не подумала, что смерть станет лишь началом, ознаменованном вечными скитаниями и голодом.

В день, когда через Источник Вечности явились демоны, Адастера не сразу придала этому значение, ведь её долг и вера в правительницу были сильнее сомнений. Но когда королева Азшара выпустила этих существ за стены дворца, уничтожая мирных жителей города, когда Зин-Азшари истлевал в демоническом огне, Адастера была одной из первых, кто предал её ради спасения Империи от апокалипсиса, примкнув к Дат'Ремару Солнечному Скитальцу, Лунным стражам и, как следствие, Калдорайскому сопротивлению. Обещанная сила не преобразила мир, а разрушала его изнутри, истребляя всю жизнь на планете. Высокорожденная осознала: их всех обманули, а потому она отчаянно помогала калдорай избежать печальной участи рабов, но когда демоническое войско заполонило весь город, то сбежала вместе с группой выживших подальше от эпицентра хаоса — в Ашенваль, чтобы связаться с матерью и найти безопасное пристанище в Эльдре'таласе подле неё. Однако так же быстро, как столп дыма заслонил собой небосвод, из чащи ринулись кровожадные гончие Скверны, не оставляющие беженцем ни единого шанса. Однако чародейка была сильнее — дух борьбы не позволял ей сгинуть так просто, однако тем сопротивлением ещё больше привлекла к себе внимание незримого… Кажется, избежав преследования, она вместе с группкой выживших устроила привал там, где Легион не смог бы их достать — в защищенном святилище, оберегаемом не одним защитником. Однако в ту ночь, когда все погрузились в сон, коварный Владыка ужаса застал их врасплох и поочередно расправился с каждой из них. Усерднее всего оказывала натиск Адастера, но даже её сил было недостаточно, чтобы противостоять могучему демону — тот разорвал её на последнем издыхании в своих когтях лично, а души убитых им он призвал с помощью своей гнусной некромантии, обрекая их на существование бестелесными призраками, наблюдать, как их родная земля увядает под гнётом Пылающего похода. Они остались одни, прикованные к своему святилищу, не в силах покинуть его или обрести покой.

Дух проклятой женщины навсегда был привязан к единственному пристанищу среди брошенных руин, которое было настолько тесно, что походило больше на тюрьму. Голод, пришедший вместе со страданиями, томил разум, расшатывая ментальное здоровье. Спустя тысячи лет в полном заточении банши потеряла счёт времени, её память глобально исказилась: она забыла о том, кто есть, и терпеливо ждала любой возможности покончить с этим. Прежняя жизнь казалась настолько далёкой и забытой, что извечные страдания ей стали единственным, что всегда существовало рядом с ней. Их не притупить и не избавиться — лишь смириться, ожидая чуда, надежды на которое причиняло ещё больше боли в разочаровании. Со временем, покуда сводящий с ума голод терзал её, она жадно поглотила силу и души всех тех, кто был пленён с ней, освободив их от проклятия, но и обрекая себя на вечное одиночество.

«Во славу Плети!»

20-25 год от открытия Тёмного портала.

Но всё изменилось, когда пришёл Артас. Падший принц, вооруженный величественным рунным клинком, своим присутствием разорвал оковы темницы и пробудил банши от летаргии. Она стала слышать леденящий душу голос внутри себя, но ослушаться его приказного тона было нельзя. Это был глас Нер'зула. Измученная душа, знавшая на протяжении тысяч лет одни лишь страдания, быстро покорилась шёпоту Короля-лича и впервые за вечность испытала эйфорию от своего нового занятия — убивать — наслаждаться страданиями. Спустившись с поводка, словно голодная псина, бестелесная женщина дала свободу своим самым порочным и негативным чувствам, что воспроизвело приятное впечатление на офицеров Плети. В сравнении с остальными банши, к моменту своего пробуждения Адастера успела преисполниться огромной силой, поглотив своих соплеменников. Силой, несравнимой со многими ей подобными существами, но истинный свой потенциал она раскрыла лишь тогда, когда снова приобрела смертную оболочку павшей калдорай. При жизни будучи заклинательницей клинков, она увеличила свой потенциал в разы. Теперь уже не чародейка, а искусный воин, комбинирующий магию с клинком — это привлекло внимание Короля Мёртвых.

Не видя в ней смертных слабостей, а лишь идеальное сочетание воина и чародея на полях брани, Нер'зул удостоил банши сана рыцарства — и разделил с ней частицу своей истинной силы. Так она и стала рыцарем смерти «Его Величества» Короля Мёртвых, сея ужас и разрушения с особым энтузиазмом.

После поражения Легиона у горы Хиджал, Адастера выступает с войском падшего принца в Лордерон. Рыцарь хлада занималась преследованием беженцев по всему Лордерону, возглавляя свои полчища Плети как генерал армии. Никто из смертных не мог укрыться от взора Короля. Но однажды его власть над Плетью пошатнулась, и слуги стали бунтовать. Теперь же приходилось расправляться с последствиями бунта на окраинах Тирисфаля и Чумных землях, покуда владыки ужаса властвовали в Лордероне. Артас отправился в Нордскол, оставив Кел'тузада как наместника своих земель. По распоряжению архилича Адастера занялась очищением земель Плети от вольной нежити и той, что примкнула к Владыкам ужаса. Плети необходимо было закрепиться и очистить свои восточные владения от следов жизни, но сперва — им нужен был штаб, коим стал Стратхольм. Там же и находилась Адастера продолжительное время, помогая Ривендеру в его делах, пока не была повержена героями Азерота в проклятом городе.

Ей был уготовлен второй шанс, дарованный Королём-личом после сокрушительного поражения Плети в восточном Лордероне. В этот раз рыцарь не должна была подвести своего повелителя, а потому ей были дарованы новые специфичные способности и артефакты, а также обширные знания об их создании. Покуда силы фракций были отвлечены на борьбу с Легионом в Запределье, Плеть стремительно наращивала влияние в регионе, устраивая массовую резню солдат Серебряного рассвета. Впоследствии они все пополнили армию Плети в Акерусе, став новым поколением рыцарей смерти. Но теперь они не отличались статусом, их предназначение было понятным Адастере — ослабить оставшегося достойного противника — Алый орден. Адастера надменно взирала на недорослей, обученных на скорую руку, но именно они обеспечивали ей штабную работу, что позволяло найти время на развитие собственных навыков и способностей. Будучи профессионально наставником новых рыцарей, Адастера вышла на поле боя вновь лишь у Часовни Последней Надежды.

«Даже свобода может быть проклятием»

26-27-ой год от открытия Тёмного портала.

Банши остаётся в Лордероне по приказу короля Артаса, а когда он уже вернулся, то она снова была призвана на службу ему за свои выдающиеся способности в некромантии. В Акерус. Обретя с позволения своего великого Короля оболочку пленённой калдорай из Серебряного рассвета, Адастера приступила к исполнению плана владыки, что должен был перевернуть всю суть мироздания. Оказавшись достойнейшей из рыцарей, она занималась обучением претендентов в рыцари смерти. Этот процесс курировал сам инструктор Разувий, обучающий только тех, в чьём сердце зрела битва. Параллельно этому росла сила самой Адастеры, обучавшейся у Амал'тазада пути хлада, чтобы увеличить шансы Плети на победу в этих краях. Десятки загубленных душ, десятки, ушедшие на пир в печи смерти… Об этих преступлениях против мира могли бы слагать легенды, пока всё не изменилось.

В самый решающий момент у битвы Часовни Последней Надежды что-то ёкнуло в сердцах воинов Плети. Король предал их, послал на верную смерть, желая вызволить лишь одного паладина. Это непременно привело к падению его власти над этими проклятыми, а затем тот и вовсе отступил восвояси. В надежде обрести искупление Дарион повёл за собой рыцарей Чёрного Клинка, в чьи ряды попала Адастера, воочию наблюдавшая за происходящим.

Банши чувствовала, как ярость пробуждается с новой силой, и тёмная энергия ещё больше пожирает её душу. Лишь тогда её личность стала осознаваться, а на смену свирепой агрессии пришли зачатки разума и боль. И сожаление. Гаснувшая свеча не могла вечно тлеть, рано или поздно ей пришлось бы догореть, и тогда… Тогда бы она снова стала собой… или всего-лишь блеклой тенью, из которой выжали всё, что было можно?

Что было ещё удивительнее — навязчивый голос больше не преследовал по пятам, не внушал свою волю.

Женщина почувствовала себя одинокой — брошенной — и эти чувства сеяли страх перед неизвестностью. Мир был совсем другим, цели виделись очень блекло, как и смысл своего дальнейшего существования. Другой жизни, кроме как рабства и покорности, она не помнила. Рабства в служении у Азшары, когда ей приходилось содействовать преступлениям королевы в первые времена Войны Древних. Она это помнила и знала лучше остальных периодов своего существования — ведь именно из-за него банши не могла обрести покой на протяжении десяти тысяч лет. И когда Король-лич отрёкся от неё, она вновь почувствовала то, что сопутствовало всему её проклятию нежизни: агонию, разочарование, предательство. Чувства, с которыми нельзя было мириться; но если раньше она являла из себя беспомощного духа, то ныне стала грозным рыцарем смерти.

Ей предстояло завершить начатое при жизни дело и отомстить очередному тирану.

Как только Чёрный оплот был отвоёван, начались приготовления к экспедиции в Нордскол, в которой рыцарь смерти приняла непосредственное участие. По приказу верховного лорда она явилась вместе с небольшим контингентом рыцарства в Штормград на аудиенцию королю, чтобы представлять с ними свой орден в Альянсе. Король принял это, отправив свои войска вместе с отрядом на север — в Борейскую тундру, где прошли первые сражения против Плети бок о бок с Тассарианом. Затем битвы перенеслись на север, покуда авангард Альянса и Орды не был предан Гнилессом.

Когда же пришли мрачные известия от Бранна Бронзоборода, отряд незамедлительно передислоцировался в Грозовую гряду, чтобы дать бой падшему хранителю Локену и его повелителю — Йог'саррону, поверженному благодаря командной работе героев. Удостоившись чести самих хранителей, они также отстояли своё право за мир у Алгалона. Чудеса Ульдуара пробудили в Адастере забытую тягу к знаниям, производя на неё глубокое впечатление от всех увиденных там технологий титанов. С этого момента она занималась изучением деятельности хранителей и накапливала знания об их магии, исследуя полученные артефакты.

В то же время уже вовсю начиналась кампания в Ледяной Короне — Серебряный турнир, ставящий собой цель отобрать достойнейших из достойных. Адастера также принимала в нём участие как одна из достойнейших претендентов от Чёрного Клинка.

Когда же момент для решительного удара настал, она незамедлительно выдвинулась со своими людьми в самое сердце Плети, раздобыв немало полезных реликвий, пригодившихся в решающих битвах в самой цитадели Ледяной Короны. И хотя финальная битва со своим «создателем» и «спасителем», как бы иронично то не звучало, миновала Адастеру, она была уверена, что сделала по итогу правильное решение — отринуть верность ему во имя справедливости. Ни один король не правит вечно.

«В поисках прошлого»

28-30 года от открытия Тёмного портала.

Король-лич, заклятый враг всего живого, был побеждён. Для Адастеры это имело огромное значение — она исполнила свой долг и отомстила деспоту. Но что делать после она не знала. Со временем, раздумывая о смысле своего бытия, Адастера заинтересовалась своей прошлой жизнью, память о которой была размыта и неясна. Архивы, хранившие в себе всю информацию о слугах Плети, не разглашали всей информации, поэтому она подготовилась к отправке в Ашенваль под прикрытием, чтобы найти сколь угодно сведений о своей прошлой жизни. В забытых святилищах хранились большие стеллажи с подгнившими книгами, но благо, чары помогали сохранить их целостность, чтобы их можно было прочитать. Проведя несколько месяцев в полном отшельничестве, она стала собирать факты воедино и выстраивать логическую цепочку, изучая историю Войны древних. Те, кого она могла знать, были либо были мертвы, либо недоступны, однако надежду придавал исход некоторых Высокорожденных из Эльдре'таласа — им она и воспользовалась.

Присутствие неживой в землях Альянса настораживало жителей и стражу, не отошедших ещё от кошмаров Плети, но цель её была весьма конкретной — найти того, кто сможет помочь ей с её миссией и провести в земли ночных эльфов. Давнее знакомство с друидом калдорай, с кем та билась бок о бок против слуг Йог-саррона, вновь не подвело: старая соратница с радостью помогла Адастере воссоединиться с Высокорожденными и отыскать свою мать — Медею Явление Истока. Магические чары не могли соврать, пробудив лежащие на самом дне воспоминания: они подтвердили её чистые намерения, и калдорай сжалились над немёртвой. В тот день она нашла больше, чем давно утерянную родственницу — она нашла себя и свои истоки, вернув себе прежнее родовое имя, чтобы утвердить свою связь с прошлым, — Явление Истока. Подаренный матерью куб воспоминаний стал ключевой вещью во всей её нежизни. Он приоткрыл занавес не только на давно минувшие события, но и личностей, её окружавших. Зенда. Это имя её прабабушки, той, кем Адастера гордилась и на кого равнялась. Видения прошлого идеализировали и со временем закрепили образ о ней как о главном вдохновителе рыцаря смерти. Именно с её образа она стала перенимать детали: любовь к имперским порядкам, культуре древних эльфов, стилям фехтования и накопительству магических знаний. Таким образом, неожиданная встреча с матерью, Медеей, стала основополагающей для Адастеры как свободной личности в нежизни.

«Заварушка у клана Призрачной Луны»

31-ый год от открытия Тёмного портала.

Дренор. Железная Орда угрожала стереть в пыль все королевства, однако Адастера нашла в этом путешествии в прошлое большой кладезь потаенных знаний. Нер'зул, Гул'дан, культура кланов орков, арракоа и огров — всё это заставило исследовательницу записаться в первые ряды экспедиционного отряда Дариона на Дренор. По большей части рыцари Чёрного Клинка занимались там именно что охотой за знаниями Нер'зула о некромантии, чтобы хранить их так же бережно, как и своё наследие со времён войны с Плетью. И хотя некрополь Призрачной Луны был зачищен и разграблен, впереди оставалась нерешенная проблема с Гул'даном и ограми, чей бастион был взят силами героев, в числе которых оказалась Адастера. К моменту этой авантюры рыцарь прекрасно осознавала, что миру из раза в раз грозит гибель — и единственный способ спасти его, позаимствовать эксклюзивные знания о магии отовсюду, откуда только было можно. Ради этого был начат поход в Верховный молот.

«Дело мести не знает пощады»

32-ой год от открытия Тёмного портала.

Легион вернулся. Регулярная армия невиданных ранее масштабов пронеслась маршем по королевствам, и Чёрный Клинок откликнулся на зов одним из первых. Ведомый Владыкой смерти, орден отправился на поиски великих артефактов прошлого, чьим изучением впоследствии занимались архивариусы Чёрного Клинка. Много информации таил в себе каждый артефакт, работа над разгадкой их истории и потенциала шла днём и ночью. Сама Адастера занималась изучением рун клинков Падшего Принца и Апокалипсиса, подивившись языку, который не видела никогда прежде — он словно бы происходил из глубин царства Смерти, ибо известная на Азероте некромантия не могла объяснить существование столь могущественного оружия. И не повторить в том числе. Но чтобы узнать больше о сущности этих рун, Адастера настаивала на обучении её рунной гравировке — на что нашла одобрение среди рыцарства, ибо в те трудные времена важны были любые средства. Закончив свои исследования, она отправилась с экспедиционным корпусом Чёрного Клинка в Азсуну, где располагалась её бывшая академия, и Штормхейм, в Хауствальд, не рискуя отправиться за грань в Хельхейм. Этот поход был отложен до момента, покуда Один снова не призвал героев, среди которых была она, чтобы низложить Хелию с престола. Незадолго до этого Адастера проводила свою деятельность в Сурамаре, изучая с уст пленников шалассийский язык. Воистину, никто кроме как шал'дорай идеально знал таинства магии порядка, которые были обращены против защитников великим магистром Элисандой. Собрав некоторые сведения о хрономантии и чарах шал'дорай, в том числе об их королевском ткацком станке, усиленном магией Скверны, она позаимствовала данную технологию и разнесла среди портных своего ордена. В благодарность получила стол желанную ткань скверны, сыгравшую свою роль на Аргусе — месте, пропитанном магией. Это были финальные аккорды затянувшейся битвы с Легионом, дело всей её мести тем, из-за кого она оказалась проклята — посему не упустила шанс поквитаться с демонами за разрушенную много лет назад империю калдорай. Несколько образцов аргунита и изначального саргерита она припасла с собой на память об этом таинственном мире.

В заснеженных холмах Нордскола была найдена сломленная и убитая горем эльфийка, чья энергия сочилась и позволяла обнаружить её тем, в ком она нуждалась больше всего — своих товарищах, и более того — в своем сыне — Чаде. Долгие разговоры с ней привели к тому, что дева более не желает разделять с нами те страдания, в коих прибывает отряд «Мор». Смерть матери, потеря всех интересов, депрессия на всем этом фоне — она погубила некогда великого командира Истерии. Перед смертью Адастера решила оставить свое наследие Чаду, а пав без всякой боли от клинка Тифона Измора, и вовсе лишилась сил, пав в снега. Неподалеку от тела был обнаружен ларь с её вещами, по всей видимости та желала, чтобы оные достались им. Вскоре тело было доставлено в лагерь, начался ритуал переселения души. Призрак Хозена, являющийся первым наследником и командиром Истерии, был признан в глазах ветерана Ордена — Измора, достойным и лично провел сию церемонию, несмотря на полученные ранения и слабость после столь сложных махинаций, ритуал был исполнен в совершенстве своем, породив новое, совершенное существо… Адастера поднялась с земли, еле передвигая ногами она добралась до выхода из палаты, взирая на столпотворение рыцарей смерти — все они приветствовали своего командира, а после даровали покой. С тех пор разум Чада был окончательно повержен натиском Высокорожденной. Их бой, словно битва Короля Лича со своим внутренним злом, являлась поистине схожей, ибо Адастера в сознании своем превосходила Чада в разы, так и он в результате отныне зовет себя «Их» и «Оно», не прибегая к определенному полу, считая себя Адастерой, что сумела побороть свою печаль и вновь взойти на престол, коим являлась должность Лорда-Командующего отряда «Мор».


Фракции:


Семейное положение:
Одинок(-а)
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
  • Это любимый персонаж автора
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонажу необходима гильдия
  • Персонажу необходима пара
  • Персонаж ищет наставника
  • Отыгрыш персонажа ведётся в закрытом кругу
  • Персонаж имеет нетрадиционную ориентацию
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
  • Персонаж предназначен исключительно для проведения сюжетной линии
Дополнительно:

Высокая требовательность

Одобрить механ класс рыцаря смерти

Механ Раса — Ночной эльф

Вердикт:
Отказано
Комментарий:


Здравствуйте!

Ваше творчество было оценено, согласно критериям, указанным в системе боя и развития (пункт правил 1.14)


Стоит начать рецензию с того, что творчество, в общей своей содержательности, довольно неплохо раскрывает персонажа, но местами мы можем наблюдать сумбурную передачу образа до смерти и, как следствие, после неё. Этот момент надлежит исправить, поскольку зацепится за единый образ, который присущ на текущий момент, крайне сложно.

Становление призраком и вступление под эгиду Ордена выглядит больше правдоподобным, чем нет, поскольку избранная тематика и сам по себе образ мертвеца вписывается в это дело. Единственная проблема, которая здесь видится, - это навыки тёмного шаманизма вместе с магией смерти. Я настоятельно рекомендую или вычеркнуть подобное (тёмный шаманизм), поскольку об этом нет ни слова в хронологии и это выглядит не совсем логичным, или раскрыть. Мы видим возможным безо всяких проблем, чтобы призрак, который пошёл за Сумеречным Молотом, обрёл знания в тёмном шаманизме, но среди некромантов? Отнюдь.

Собственно, опираясь на вышесказанное, я настоятельно рекомендую поправить указанные мной ошибки. Творчество пока что одобряется, но, опять же, поработайте над ошибками.

Уровни:
Чад 3

Другое:
Персонажу "Чад" одобрен облик с DisplayID 96408, а постоянный рост должен составлять ровно 2.0 пункта.


Если у Вас остались вопросы, касаемо вынесенного решения, то Вы можете обратиться ко мне в личные сообщения на сайте (https://rp-wow.ru/users/66), в Discord (AnyTweetAny#3571)
для получения ответов на них.

С уважением,

Творчество заморожено до момента решения вопроса с отчётом № 38547.

Отказано по 11.18.

Проверил(а):
AnyTweetAny
Выдача (Опыт):
Да
+8
13:02
17:31
872
17:24
+1
Ярость Короля
17:29
+2
Чад хозен
19:10
+1
Мужик
19:12
0
DEV: CSS для анкеты был обновлен.
19:26
+2
Сын Годрея, внук Гораса Аксиманда, отец военных преступлений pepeez
10:52
+1
Ждём знаменитых monkey flip. Но бананы ты должен обязательно попробовать kappa