Зандалары создали империю, способную существовать тысячи лет… пока твои дикие предки боролись в грязи. Это МЫ завоевали мир. Это МЫ достигли славы. А ты… ты – ничто. Ты лишь последний из долгого рода дикарей, стремящихся подорвать наше величие. © Король Растахан


Зандалар — остров весьма внушительных размеров, что располагается в Южных морях, немного севернее Пандарии. Изначально являясь родиной всех троллей, эти земли стали священными для каждого из племени, но в нынешние времена здесь безраздельно правит племя зандалари. С Золотого Престола могучий король Растахан взирает на своих подданных, погруженный в блаженное величие. Он остается слеп к проблемам внутри своей Империи, тучи сгущаются над Зандаларом, а враги племени точат клинки и практикуют свою гнусную магию лишь бы избавиться от ненавистных троллей Золотого Города. Пусть Вас не обманывает пышное величие джунглей Зул’дазара, ведь дальше взору откроются менее приятные болота Назмира, а еще чуть впереди — бескрайние пески Вол’дуна. Зандалар — опасное место, которое помимо золота и диковинных чудес скрывает и страшные тайны, которые вот-вот вырвутся наружу. Старые легенды перестают быть мифами, обращаясь в реальность, и, возможно, старый Растахан всё же поймёт, как сильно ошибался. Содрогнется ли Зандалар под гнетом многочисленных врагов? Сможет ли гордое племя выстоять в грядущих битвах, что захлестнут острова? Время покажет…


Зулдазар — все, что осталось от некогда великой империи зандаларских троллей. Он лежит в труднопроходимых джунглях в центре Зандалара. Это самый древний город в Азероте, по-прежнему прекрасный и величавый.
Над лесным пологом возвышается Золотой Престол, расположенный в самом центре Зулдазара. Отсюда король зандаларов Растахан правит своим государством. Здесь открывается один из самых головокружительных и живописных видов во всем регионе: взгляду открывается панорама огромного древнего города, где возвышаются храмы, построенные в честь лоа и оберегаемые верными служителями, а между зданиями раскинулись террасы. В южной части города, спустившись вниз, вы обнаружите огромный порт Зандалара. Здесь стоит на приколе могучий зандаларский флот, а торговцы со всех концов острова предлагают свои товары и услуги.

Если направитесь по Золотому Пути из города в горы на западе, то так или иначе выйдете к Атал'Дазару. Эти древние пирамиды уже много тысячелетий служат зандаларским королям местом упокоения. Когда очередной правитель умирает, для него и его богатств подготавливают новые помещения.

Огромное богатство флоры и фауны в Зандаларе так же непременно стоит изучить. Зандаларские тролли умело обращаются со зверями и смогли приручить диких тварей, обитающих в этих землях. Некоторые из этих животных стали надежными помощниками, а другие оберегают джунгли от браконьеров. Укрощенные равазавры, брутозавры, терродактили и дикороги — это лишь малая часть того разнообразия, которым может похвастаться зандаларский зверинец. В джунглях обитает множество других существ — от иловых речных чудищ до рыскающих грызунов.

И в черте города, и за ней можно встретить представителей диковинной расы — тортолланов. Эти древние странники постоянно собирают новые знания и редкие артефакты. Поэтому им всегда пригодится помощь храбрых искателей приключений, готовых принять участие в поисках. Задания тортолланов порой сопряжены с риском, но заручиться поддержкой мудрецов будет очень полезно.

Впрочем, не все спокойно в великой империи. Эти земли скрывают много мрачных тайн, и по округе ходят слухи о назревающем восстании.

В свое время Назмир был настоящим сердцем цивилизации троллей, но с тех пор он превратился в мрачное болото, и лишь раскиданные по нему руины напоминают о былом величии. В нынешней столице троллей Зулдазаре из поколения в поколение передаются детские страшилки об ужасных магах крови, которые стремятся утащить малышей из колыбелей. Храбрецы, отваживающиеся отправиться на болото, пропадают без вести. Для каждого ребенка в Зандаларе тролли крови из Назмира — это исчадия ночных кошмаров, и на то есть веские причины.
В древности Зул’Назман был великим городом; его построили кольцом возле пирамиды, оставленной мертвыми богами, а рядом возвели без числа меньших крепостей, деревень и храмов. Все это теперь брошено — нашелся безумец, который призвал в мир чуму Кровавого Бога. Истинные лоа берут и дают взамен; Хаккар берет и желает еще. В те дни он взял столько жизней, что небо над Назмиром стало черным от дыма погребальных костров: умерших от чумы нельзя было хоронить по обряду предков. Опасно было даже приблизиться — среди покрытых красными язвами тел бродили только големы, собирая мертвецов для огня. Всего этого оказалось мало. Зул’Назман пришлось оставить, и уцелевшие бежали на юг, чтобы отгородиться от порченой земли великой стеной. Не ушли только те, кого берегла от чумы преданность кровавому богу и знание его ритуалов. Со временем отступники одичали, не желая ни бороться с наступающими на тракты болотами, ни учить священные тексты, ни воспитывать в детях силу духа и тела. Магия крови стала для них дурманом, заменяющим все. Мужчины измельчали и стали уродливы, затем пали в ноги своим разжиревшим женам, поверив, что природные циклы крови дают особую силу. Женщины приняли поклонение и стали, как паучихи, поедать мужей и братьев. Это было страшной легендой, пока не раскололась земля и не обрушила великую стену. Всем известно, что было дальше. Никто не знает, как тролли крови живут теперь — они разбиты и рассеяны, но до сих пор таятся в болотах. Нельзя перевернуть каждую кочку и осушить каждую трясину, как бы того ни хотелось. Нельзя и вернуть одичалых к цивилизации — или никто не верит, что можно.

Cейчас Назмир представляет собой первозданное болото с богатой экосистемой, в которую входят различные насекомые и опасные звери. Многие некогда величественные храмы и постройки были разрушены, и теперь их руины рассеяны по области, подобно осколкам раздробленных костей. Растительность оплетает каменные стены и сооружения, постепенно заполняя освободившееся пространство. Здесь тролли крови проводят ужасные ритуалы, поклоняясь своему богу Г'ууну. Король Растахан и его советники слишком долго не придавали угрозе должного значения. Тролли крови — серьезная угроза для зандаларов. С помощью своего бога они надеются уничтожить великую империю троллей, а затем приняться и за остальной мир за пределами их острова. Они усиливают свое вуду за счет нечестивых ритуалов крови, подчиняя жуткую нежить своей воле. Многие, кто рискнул отправиться на болота, уже не возвращаются, становясь очередными жертвами Г'ууну. Следы бесчинств троллей видны повсюду, напоминая каждому, что троллей крови следует бояться, так как они — главная сила в Назмире. Всех, кто откажет склониться перед ними, ждет жестокая расправа.

В древности Атал’Аман был великим городом… Долгую летопись коротко: от народа акири, с которым велась война, пришел жучиный бог Митракс, схватился с лоа-коброй Сетралисс, и ярость их битвы превратила плодородную землю Вол'дуна в пустыню. Атал’Аман занесло песком — теперь в нем живут только изгнанные преступники. Сетраки, дети лоа-кобры, остались и приспособились. Сумели прижиться и вульперы, мелкий лисий народец, не дурной и не добрый нравом, открытый к чужакам, но известный алчностью и лукавством.Вол'дун теперь — огромная пустыня, раскинувшаяся на северо-западе Зандалара. Песчаные дюны, соляные равнины и россыпи коварных острых камней простираются, насколько хватает глаз, от Назмира на востоке и до великой горы Мугамба на юге. Трудно сказать, что же здесь опаснее для путешественников: сама земля, безжалостная и безводная, или ее обитатели.
Ссылка в Вол'дун заменяет смертный приговор троллям, которых изгнали из Зулдазара… однако пресловутая безжизненность этой пустыни оказывается мифом, миражом — стоит лишь присмотреться к ней чуть внимательнее. Не забывайте главное правило, которое действует в этой враждебной земле: отправляясь в бой, будьте готовы… ко всему. Исследуя эти суровые земли, вы повстречаете похожих на лис вульпер — хитроумных кочевников, собирающих все что плохо лежит и обладающих даром находить замечательное применение любой найденной вещи. Однако не все местные обитатели свободны: сетраки — рептилии, которые когда-то были союзниками зандаларских троллей — почувствовали силу и начали порабощать всех, кто не способен дать им отпор. Вульперы стали их первой легкой добычей. Караваны вульпер путешествуют от одного убежища к другому, обмениваясь товарами, занимаясь торговлей и делясь новостями. Если вам повезет, вы сможете прибиться к одному из их караванов и узнать больше об этих полезных существах.

В южной части пустыни возвышается храм Акунды. Как и в Назмире, и в Зулдазаре, в этих краях чтят нескольких лоа, и многие, кто ищет убежища или хочет забыть о перенесенных страданиях, отправляются в храм великого лоа Акунды. Здесь тоже кроется немало секретов, и, приложив некоторые усилия, вы сможете заслужить милость этого лоа.

К северо-востоку от храма Акунды, неподалеку от границы Атул'Амана, разбили лагерь беженцы. Несмотря на частые в этих местах песчаные бури и нехватку припасов, они пасут в этом суровом месте стадо альпак. Защищать стадо от гиен, вол'дунских кролусков и завролисков — дело непростое, но выживание в этих краях закалило и ожесточило беженцев. Они не доверяют чужакам, и на то есть своя причина: мародеры, обосновавшиеся на арене Опаленных Песков, регулярно совершают набеги на слабо укрепленное поселение, похищая и без того скудные припасы.

Если вы любите истории о пиратах, не проходите мимо порта Зем'лана на юго-западе. Ходят слухи, что этот порт проклят, и здесь зарыты сокровища! Правда, на первый взгляд место выглядит непримечательно: крики чаек мирно оглашают полуразрушенный причал, а сетраки до сих пор зачем-то патрулируют его окрестности. Тайны этого порта еще предстоит раскрыть.

Пытливого исследователя в Вол'дуне ждет много тайн, и кажущаяся мертвой земля оживает и пробуждается, пульсируя в смертельном ритме, стоит лишь ковырнуть чуть глубже. Равнину устилают выбеленные кости гигантских животных, давно обглоданные пустынными обитателями и до блеска отполированные лениво перекатывающимися песками. Немного отдохнуть от зноя можно на севере, где тянется узкая полоса болота, а также в пещерах и оазисе, скрытом от неумолимого солнца. Помните, вода может спасти от гибели вас и всех тех, кто отчаянно в ней нуждается. Всего пара капель воды в нужное время и в нужном месте может решить все.

Зандаларское общество мало переменилось за минувшие тысячи лет. Касту нельзя унаследовать — её получают, пройдя ритуал взросления. После этого дня изменить свое положение трудно, однако в пределах возможного.
1) Реальной властью в первую очередь обладает королевская династия Растахана и Совет Занчули, в который входят самые знатные представители воинства и жречества.
2) Духовная каста по праву считается самой значимой, ведь именно она напрямую связана с лоа и их благословением. Аталы своих лоа в первую очередь очень уважаемые члены общества, обладающие влиянием и привилегиями.
3) Каста воинов. В нее попадают те, кто с детства проявлял недюжинную сноровку и обладал незаурядными качествами как в физической подготовке, так и в военном ремесле. Личная гвардия Растахана, стражи города, армия Зулдазара — все они занимают достойное место в обществе зандаларов, так как на их плечи ложится тяжелое дело безопасности столицы и Империи.
4) Каста пеонов. Ремесленники, земледельцы, рыбаки, торговцы и так далее.
5) Нищие, изгони, чернь — все, кто не смог попасть в одну из каст, оказывается на улице.
Империя зиждется на труде покорной и бедной касты пеонов — земледельцев, ремесленников и рыбаков, подчиненных слову старейшин, которые объявляют черни о воле лоа и следят за тем, чтобы никто не вздумал ослушаться. Наказание за непокорность — смерть или выдворение в пустыню Вол’дуна. Несмотря на тяжкий пожизненный труд, большая часть пеонов гордится своей принадлежностью к касте, поскольку есть и лишенные такой привилегии — нищие, ни на что не годные бродяги, которых нельзя принести в жертву лоа, не нанеся богам тяжкое оскорбление. В свое время Совет решил, что бескастовая чернь не подлежит вычищению через смерть, поскольку зандаларская кровь священна даже в таком неприглядном сосуде, а теперь менять решение поздно: обездоленные завели своего лоа, побирушницу Джани.

Если бескастовый тролль считает свою долю несправедливой, он может пройти испытание. В старые времена легко было показать себя в военном походе, взяв пленника или навесив на пояс пару вражьих голов, но теперь дело решают иначе: демонстрацией телесной крепости или умелости рук, чтобы получить пеонскую касту, или поединком, в котором запрещено проливать кровь: редко, но случается, что у бродяги хватает сноровки, чтобы стать полноправным воином.

Чаще бывает, что одной сноровки мало. К тому, чтобы сделаться воином, готовятся с малолетства. В день, когда зандалар перестает носить детскую тунику, его ждет испытание в джунглях, и посмешищем станет тот, кто не добудет живым или мертвым одного из великих ящеров — дьявозавра, дикорога или взрослого террокрыла. Удачная охота на меньшего зверя считается пройденным испытанием только среди низших племен. Надо сказать, что со временем трактовки священной традиции стали шире, чем в древности. Никто не усомнится, что помощь лоа в этом обряде вполне уместна. Никто не взял на себя труд очертить границы, а это значит, что наследники знатной крови возвращаются с победой почти всегда. В конце концов, город богат и может содержать десятки ликторов, от которых нужна лишь хорошая осанка в седле и зычный голос, чтобы осаждать зачинщиков беспорядков…

Достойными высшей касты — касты жрецов — считают избранников лоа, опытных в делах тонкого мира заклинателей, а также мастеров, чье искусство несет отпечаток божественной силы. Считается, что каждый может удостоиться внимания свыше, но вдобавок известно: чем древней и влиятельней семья претендента, тем больше лояльных божков она скопила в своих святилищах и тем больше может пожертвовать алтарям, чтобы лоа обратили внимание на наследника. Впрочем, если дитя из черни покажет, что ему отвечает один из великих богов, то, кроме сана атал и подобающего почета, ему достанется и право положить начало знатному роду.

Хотя каста не дается по праву рождения, в Зулдазаре есть своя знать — зандалары древних и богатых родов со своими лоа и бесчисленными заслугами перед династией и богами. Таким легко подготовить наследников к испытанию и даже самых бездарных детей обучить истории, каллиграфии и другим почетным ремеслам. Кроме накопленных духовных богатств, знатные семьи владеют домами у подножия Дазар’алора. Каждый такой дом — малый храм родовых лоа, обычно подчиненных Бвонсамди. Знать обязана беречь и кормить почтением своих покровителей, чтобы в случае нужды призвать их на защиту империи. Великие лоа редко отмечают простолюдинов, но если такое случается, новый атал вправе положить начало знатному роду. Для этого ему нужно будет золото: выстроить дом, завести слуг, не отвлекаясь от истового служения, вынося ревность других жрецов своего лоа и добиваясь милости верховного жреца храма. Все это непросто.

До того, как определится каста, обучение юного зандалара — дело семьи. Сирот безвозмездно учат в общинном доме. При некоторых храмах детей за плату обучают умениям и искусствам. Например, в святилище Па’ку можно узнать о ветрах, звездах и прочем, что нужно моряку на императорской службе: это верный путь в касту ремесленников.Есть и такие школы, где с малых лет готовят к тяготам военной жизни; обычно закаленное тело и сноровка с зубчатым мечом или полеармой — достаточное условие, чтобы пройти испытание в положенный срок. Но если родитель обладает достатком, даже в самом хилом наследнике постараются раскрыть боевой талант — может, он ловкий наездник на равазавре? Его слушают террокрылы? В его руках поет копьеметалка? И даже когда выясняется, что никакой сорт войны не подходит бездарю, остается еще одно средство: обращение в гиганта-берсерка в обмен на годы жизни — этот дар выжигает душу, и берсерк тридцати лет уже глубокий старик.Учить на жреца бесполезно: либо дитя отмечено, либо нет. Можно выучить на храмового слугу — такому найдется почетное место в касте ремесленников.

Прожорливые тропические леса оставляют мало места под пахотные земли, и зандалары научились возделывать плавучие поля в болотистых низинах, подводя под слой ила прочный тростниковый настил. Так выращивают маис, мука из которого есть в каждом доме, и еще бобы разных сортов, агаву, батат, чиа, дыни, киви, кактус нопалли и прочее. Урожай собирают также с плодоносящих деревьев: папайи, какао и пальм разного вида. Поля, сады, реки и рудники Зулдазара принадлежат храмам великих лоа. Никто, кроме самих богов, не может владеть священной землей — ведь они избрали ее на заре мира, еще до того, как дикие племена пришли поклониться им. Лишь с дозволения богов пеоны собирают урожай, добывают металлы и ловят рыбу, посему справедливо, что плоды их трудов отходят жрецам, а те в своей мудрости не забывают о том, чтобы отправлять в Золотой Город дары воды и земли, обменивая их на угодные лоа сокровища.Из всей касты прислужников только мастеровые могут владеть достатком больше, чем тростниковая крыша над головой. В искусные руки приходит золото; хороший ремесленник при должной рачительности может выстроить мастерскую и взять учеников, мечтая, что когда-нибудь владетельный зандалар спросит: кто этот чудотворец, что так искусно украшает перьями ткань из волокон агавы, а затем скажет: я хочу этого чудотворца в свой дом, я буду класть в его уста тростниковый сахар, чтобы мои наложницы были одеты прелестней других.Случается еще так, что у тролля никудышные руки, но острый ум, и такой тролль преуспевает в торговом деле. Торговцы не считаются кастой, и в давние времена коробейник был не лучше бродяги (много ли труда сменять корзину крабов на вещий камень, а камень на две корзины? Все равно ликтор отберет), но шли годы, и у самых ушлых завелись деньги, на деньги построились корабли с глубокими трюмами, а в трюмах стали привозиться товары из далеких земель, и вышло так, что торгового человека не вдруг и обидишь, потому что в Занчуле найдется жрец, рассерженный, что ему перестали везти яд ульдумских скорпионов, без которого обряды не те.И все же торговля чужим товаром — дело, достойное разве что низших рас, а потому ни один закон в Зулдазаре не защитит имущество перекупщика, покуда он не оплатит половиной дохода бумагу за подписью помянутого жреца: нужды храма превыше всего.


Когда-то армии Зулдазара держали в страхе весь древний Калимдор; от былой славы остались как проигравшие битву долгому бездействию, так и могучие по сей день военные ордена. К примеру, диноманты несравненно хороши в любой современной битве, которую только можно вообразить, если речь не идет о раскалывании гор убийственным лучом из Круговерти. Хороша и пехота — могучие воины с тяжелым, грубым оружием и обилием амулетов, чтобы отражать чары, отводить глаза стрелков и усиливать удары магией. Шкура взрослого зандалара крепка сама по себе; наручи, пояса, пекторали и поножи из кости, металла и камня помогают не получить смертельную рану, а от любой другой позволит оправиться благословение лоа. Но кто вспомнит о воинах-ягуарах, когда-то грозных врагах акири? Кто отличит гаруспика от арканитала, а того от духолова? В войне с переполненными злой магией эльфами эти воины были незаменимы, а теперь их ордена остались только в напоминание о славном прошлом.

До недавних пор всех забот у зандаларских воинов было — следить за порядком в городе да изредка сопровождать изгнанников до Вол’дуна. Наездники на террокрылах лениво облетали берег; флот бездействовал, пока к нему не протянул руки Зул. Все это не могло не сказаться на положении дел, и многих теперь беспокоит, что приказы отдаются лишенным опыта воинам — большинство тех, кто воевал за пророка на Острове Грома, не вернулись домой.

Зандаларам известен изменчивый лик войны — и то, что изобретают поумневшие гоблины, и кристаллическое оружие пришельцев с небес, и сила азеритовых ран. Перенимать чужие ухватки, подрывать старый уклад — оскорбление для многих, но, к добру или к худу, времена меняются. Каждый слабак может войти в священные джунгли с огнестрельным орудием и трусливо, издалека добыть положенного по обычаю зверя… как с таким быть? Воин ли это? Большинство говорит — нет.

Растари. Личная гвардия Растахана, лучшие их лучших. Король лично отбирает воинов, заслуживших его внимание своими незаурядными навыками. В первую очередь задача Растари — защита королевского рода и охрана Великой Пирамиды. Тем не менее, Растари представляют собой достаточно внушительный орден воинов, который при необходимости может содействовать армии в битвах.

Орден Прелатов. Служение Резану – это общепринятая религия, но лишь очень немногие посвящённые действительно приобщили свои жизни поклонению силе этого могучего лоа-дьявозавра, а Резан, в свою очередь, являлся живым проводником между поклонниками и Светом.

“Мы — прелаты Резана, верховный орден святых воинов, служащий всем лоа. Ступить нашим путем могут лишь избранники, те, кто с детства обладают доблестью в битве, те, кого одарили лоа, и мы создаем из них чемпионов света для защиты нашей империи”.

Орден Раптари. Последователи Гонка. Они состоят в основном из друидов, но также включают в себя воинов и охотников. В отличие от друидов из племени Темного Копья, Гонк не просто говорил с зандалари. Гонк для Раптари — это живое божество, которое наставляет их лично, обучает и при необходимости сражается рядом со своими последователями. Орден совмещает в себе как духовную, так и военную касту, и многих наездников на равазаврах можно видеть в составе армии Зандалара.

Зандаларский флот. Он же Золотой Флот. Достаточно могучая армада боевых кораблей, которая может соперничать с морскими силами Кул Тираса. Моряки поклоняются лоа Па’ку, которая гонит ветер в их паруса и отваживает непогоду.

Шадра'Зан. Сплоченная гильдия алхимиков зандалари, чьи посвященные должны приготовить зелье из собственной крови и впитать его. Если они выживают, они становятся членами и могут узнать секреты Шадра'Зана. Они прячутся в густом лесу или в темных уголках города, следя за потенциальными врагами, которых можно уничтожить.

Шера Али'х, зандалари для Руки Смерти, является организацией убийц, которая служила Империи Зандалари в течение тысяч лет.

Лун'алай. Это тролли, ставшие последователями загадочного лоа Луны. В тролльем пантеоне так называют Элуну. В связи с тем, что Элуна благоволит ночным эльфам, изначальным врагам троллей, последователям Лун’алай не рады в Зандаларе, они считаются изгоями, хоть и не подвергаются излишним гонениям.


Лоа нет числа, хотя большинство из сонма богов и духов не имеют формы и так слабы, что от них мало пользы. Многие лоа отвечают на зов низших рас троллей, а некоторые из них слушают голоса инородцев, однако нет народа благословеннее и достойней в глазах богов, чем зандалары.

Дикие племена троллей чтят богов как попало, порой даже без календаря, и лишь зандалары знают, как правильно совершать обряды. Только глупец, а то и отступник, поднесет дары знахарю-гурубаши или высохшему оракулу из фарраки вместо того, чтобы пасть в ноги почтенным жрецам Занчула, которые донесут мольбу своим лоа без промедлений и в точности.

Зандаларам известно: у каждого духа есть излюбленный цвет и день, угодные ему жертвы и угощения. Одних лоа радует буйство плоти, другим по нутру воздержание. Одни лоа благосклонны всегда, другие только при схождении двух лун в последний день сезона дождей. Жрецы обладают знанием и о том, какие духи ревнивей других; которые враждуют между собой и как не нанести им обиду, когда нужна помощь обоих; которые всегда выкрутят сделку на свой лад, а которые просты и честны.

Известно также, что у великих лоа бывает по несколько имен и ипостасей, как светлых и милосердных, так и темных, злопамятных. Так, Отец Стаи Гонк — покровитель братских уз, терпимости и единства, Охотник Гонк — хитрый и беспощадный, меняющий облик преследователь: к нему взывают из мести.

Великие боги, кроме Гонка, также известны ревностью. Жрец, который преданно служит единственному лоа и подносит ему себя как сосуд силы, зовется атал. Атал несравненно могучи. Жрец, который взывает ко многим духам, зовется хунган или мамбо. У таких силы меньше.

Со всем почтением надо сказать, что лоа во многом подобны смертным: они подвластны своему настроению и порой капризны, испытывают привязанность и враждебность.


Резан - лоа королей, царь царей и лоа-дьявозавр. На протяжении веков, начиная с первых царей зандаларов, Резан занимал это место как самый могущественный лоа, почитая дела, а не слова, но также держа честь превыше всего. Однако он был не прочь затаить обиду на тех, кто пренебрегал и им, и словом, и делом. Он долгое время считался самым смелым и могущественным из известных троллям лоа, его справедливость и благородная натура заставляли большинство каст зандаларов уважать его, за исключением самых низких из них, считая его отчужденным и равнодушным.

Па'ку — госпожа ветра, мать террокрылов. Цвет ее серый, как задевший море край облака. Па’ку — Владычица попутного ветра охраняет от беды Золотой флот. Па’ку Ненасытная — капризная, жестокая богиня с изменчивым нравом знатной матроны; того, кто придется ей не по душе, ждет смерть на острых камнях. Верховный ведун Раал, тролль великого обаяния, ловит настроения Па’ку с чутьем консорта, потому жив и обласкан.



Гонк — лоа охоты, первый из равазавров. Цвет его бронзовый. Гонк старый и хитрый бог; ему любопытны дела смертных и не свойственна гордыня, достойная столь могучего лоа. Гонк сумел убедить братьев-лоа делиться своими атал, и так возвысился орден великой силы, Раптари. Боевой друид Лоти — верховная атал Гонка.




Бвонсамди —
лоа могил. Цвет его лиловый. У Бвонсамди один лик: это лик смерти. Бвонсамди хранит души усопших троллей и сам во всем подобен такому духу, но понять его намерения бывает труднее, чем замыслы богов не тролльского облика. Известно, что покинувший тело тролль беззащитен и может стать легкой добычей для многих созданий Той Стороны и жадных бокоров. Чтобы не случилось такого, при жизни следует обращаться к Бвонсамди с большим почтением и приносить ему жертвы, лучше всего — души убитых врагов. Непочтительных и неверных Бвонсамди хранить не станет, а при случае поглотит бесследно. Случается, что достойнейший тролль в посмертии становится лоа. Таким Бвонсамди дает волю; известнее прочих — Занза Неупокоенный, хранитель чар и защитник всего зандаларского племени.
Говорят, можно избежать хватки Бвонсамди колдовством и хитростью, но это дурное дело, и многие такие хитрецы перехитрили себя самих. Порой другие великие боги ограждают своих атал от притязаний Бвонсамди, оттого между ними и лоа смерти бывает разлад: Бвонсамди не терпит ни других владык посмертия, ни поднятых мертвецов. Бвонсамди любит сделки и несравненно хорош в них.

Торкали — лоа-защитница, мать дикорогов. Цвет ее земляной. Торкали считают богиней простых землепашцев. Известная также как Бродячая Гора, она отличается тихим и покладистым нравом. Долгие годы Торкали безропотно посылала хорошие урожаи и защищала от непогоды деревни, не требуя взамен обильных даров, и никто не ждет от нее иного. Никто не видел злого лика Торкали. Голос ее — атал, что отреклась от лица и имени и стала звать себя Лоанати, сосудом богов.


Акунда — лоа грозы, великий громовой ящер. Цвет его бледно-голубой, как молния. Акунда известен властью над памятью: в его храм стекаются те, кому не дают покоя совершенные прежде ошибки. Акунда может взять боль прошлого и даже старое имя, взамен подарив свое. Молящий забывает о горестях и злодеяниях и как Акунда служит храму положенный срок. После он может начать жизнь сначала, под новым именем, и никакой суд не обвинит его в грехах прошлого: то был совсем другой тролль.У Акунды нет атал… или, быть может, есть, но все они — Акунда.

Джани — лоа побирушек, богиня сломанных и ненужных вещей. Цвет ей годится любой, а лучше все сразу. Джани — мать сауридов, мелких падальщиков Зулдазара. Обездоленные и слабые поклоняются ей. Джани-мусорщица не пренебрегает никем и ничем: она учит, что выброшенное однажды снова обретет цену. Джани-молчунья собирает секреты — утаивает оброненные слова и неприглядные поступки. Ей жертвуют, чтобы сохранить постыдное дело в тайне. Джани не терпит надменность и помогает лишь тем, кто приходит к ней со смирением. Она не выносит, когда истребляют ее детей-сауридов, и может досаждать нарушителю сотнями пакостей, а то и проклясть. Каждый второй бродяга зовет себя атал Джани. Богиня хлама только посмеивается.

Крагва — жабий король, покровитель силачей и обжор, могучий защитник. Его цвет болотно-зеленый — не без причины. Крагва грубый и прожорливый лоа; его поклонники сбиваются с ног, чтобы набить подношениями бездонное брюхо. Другой лик жабьего повелителя — заботливый страж малых и беспомощных созданий. Крагва не дает их другим в обиду, если не поглотил сам. Говорят, за внешней простотой лоа-жабы скрывается изворотливый ум. Кто знает? Крагва жив, когда другие мертвы. Крагва скопил моджо неслыханной силы и спрятал его в тотемы и мелких болотных жабок. Крагва запаслив. Атал у него нет: Крагва не делится могуществом, а приходит на помощь сам, во плоти, и тогда, когда сочтет нужным.

Эрака но Кимбул — великий тигр. Его цвет красный, как кровь. Кимбул отважный, Кимбул благочестивый, Кимбул несгибаемой воли — нет восхвалений, которые он бы не заслужил. Порой шепчутся, что Кимбул, несравненный охотник, изловил себя сам и запер в ловушке чести. Он создал меру высокой морали и следует ей неотступно, как бы случай ни склонял его к другому пути. В выборе атал Кимбул щепетилен. Редко у кого хватает непогрешимости, чтобы стать проводником его воли, и потому лоа-тигра хоть и почитают безмерно, но не вводят в мирские дела Занчула. Кимбул — беспощадный отец, которого все уважают, но вместе с тем избегают привлекать его взгляд, если на то нет отчаянной нужды.

Сетралисс Возрожденная — мать сетраков. Ее прежний цвет поблек, а новый еще не явил себя. Со дня, когда Сетралисс остановила беду ценой собственной жизни, прошло шестнадцать раз по тысяче лет, и хотя преданные сетраки не прекращали молиться ей и ждать ее возвращения, они изменились, как изменился Волдун. Нет больше непроходимых джунглей, которые были ей домом; власть над молниями перенял сын безжизненной пустоши, громовой ящер Акунда. В перерождение Сетралисс вмешалась запретная магия, и пошли пересуды: удалось ли всецело очистить возвращенную лоа? Все знают, кем была Сетралисс. Никто не знает, кем она станет теперь. Атал среди зандаларов у нее еще нет, но будут: лоа-кобра жива, и в этом ее преимущество.

Шадра — любовь смерти, шелковая танцовщица и госпожа шпионов. Паучья лоа — одна из самых опасных лоа, ее сила распространяется через ее детей, простирающихся от джунглей Тернистой Долины до пустыни Танарис. Везде, где есть тени, ее дети будут плести свои паутины, и через их шелк Шадра увидит, Шадра услышит. Она живет, чтобы искать скрытые знания, накапливая свои секреты и ожидая подходящего момента, чтобы отправить их в мир, вызывая недоверие и сплетая запутанные паутины лжи и обмана. Ибо ложь или Тайна, раскрытая в нужное время и в нужном месте, может быть столь же смертоносной, как и самый смертоносный яд.

Хир'ик — повелитель полуночного неба. Хир'ик — это лоа летучих мышей и один из наиболее темных лоа из-за его образа огромного нетопыря. Он один из тех лоа, служение которым часто можно счесть опасным и тёмным, Хир’ик олицетворяет ночную охоту и часто так или иначе связан с жизненной силой, которую представляет кровь. Достаточно часто его последователи и сами уподобляются своему божеству, выпивая кровь врагов в надежде получить их силу и заодно благословение самого Хир’ика. Кровавые жертвы и ритуалы, практикуемые его последователями, во многом стали причиной того, что этого Лоа сторонятся и опасаются.

Торга — Черепаха Лоа, покровитель троллей, достаточно мудрых, чтобы слушать его советы, и благодетель тортолланцев. Как бы ни был стар этот лоа, он путешествовал так же далеко, как и любой другой, его уши и глаза всегда открыты и готовы запечатлеть любую историю или легенду, представленную ему или засвидетельствованную им. Подобно черепахам, которые почитают его и смотрят на него как на свое древнее происхождение, Торга всегда любопытен, временами кажется отчужденным и далеким, но способен быть прямым и твердым, когда это необходимо. Ни один тролль не знает всего, что видел Торга, путешествуя по самым дальним глубинам глубокого океана, но все знают, что его сила должна быть велика, чтобы быть в состоянии сделать это – хотя некоторые говорят, что это — его мудрость, которая позволяет ему избежать опасности.

Граал — Лоа моря, большая акула. Он — тот, кто бродит в самых темных глубинах океана, управляя своим владением с абсолютной силой и уверенностью. Его любознательность и любовь к знаниям схожи с любознательностью Торги, но все же намного превосходят ее, когда речь заходит об океане и тайнах, содержащихся в нем. Моряки и рыбаки считают, что он следит за каждым их путешествием, и поэтому его благословение высоко ценится перед любым крупным плаванием или любым путешествием по опасным водам. Он достаточно легко идёт на контакт, когда тролли признают его и делятся с ним своим опытом, но акулу легко разозлить, и ничто так не бесит его, как слуги Древних богов.


В разработке

Законодательная система Зандалара очень проста и жестока, но чрезвычайно эффективна. Свод законов и меры наказаний были установлены еще первыми королями и их советниками, и кардинально не меняются уже многие тысячелетия. Зандалары очень ревностно относятся к законам, и редко бывают случаи их нарушения – в основном из-за жестокого наказания, а также страха перед гневом богов. Законы едины для всех, хотя и подразумевают разделение социальных слоёв. Выделяют следующие:

1. Зандалары.
2. Тролли других племён.
3. Чужаки.

В зависимости от того, как классифицируется подсудимый, наказание за нарушение законов может иметь ту или иную градацию, но на деле всё едино. Исключения делаются очень редко, в основном после тщательного расследования. Верховного судью называют куатль. Он может назначаться из числа жрецов или представителей знатных домов Зандалара. В его распоряжении находятся глашатай и ряд судебных чиновников, разбирающих более мелкие вопросы и дающие советы при необходимости. У суда так же присутствует штат ликторов, в задачи которых входят расследования и приведение в исполнение приговоров. Юридическая процедура дознания и расследования у зандаларов проходит следующим образом. Заводится дело, фиксируется его суть. Подсудимые могут защищаться сами или с участием защитников. Основными факторами для вынесения приговора являются свидетельские показания, результаты расследования, очная ставка и признание.

Показания подкрепляются устной клятвой перед судом, жрецом или должностным лицом. Злостная публичная клевета, лжесвидетельства, подкуп судей и свидетелей рассматривается, как преступление, и наказывается смертью.
Если свершивший преступление является жрецом, то судится он верховным жрецом того лоа, которому служит. В случае, если такового храма нет или верховный жрец отсутствует по той или иной причине, судьбу преступника решает избранный высший жрец Резана или собрание верховных жрецов.
В случае, если преступник является зандаларом и членом касты, в случае отягчающих обстоятельств любое наказание может быть заменено изгнанием из касты с невозможностью последующей реабилитации. Все соответствующие статусу имущество и привилегии изымаются. Имущество в таком случае переходит либо во власть короны, либо пострадавшему.
Смертная казнь по решению суда или прошению подсудимого может быть заменена изгнанием в Вол’дун.
В случае, если подсудимый относится к воинской касте и его вина не имеет прямых доказательств, он может потребовать суда поединком. В таком случае ему дозволяется провести все положенные ритуалы в честь лоа. Если подсудимый побеждает, значит, боги подтверждают его невиновность. Оспаривать решение богов — преступление.
Взяточничество наказывается смертью.
Самосуд не допускается. Нарушившего закон казнят, так как он своим поступком присваивает себе право принадлежащее только суду.
Преступника, навлекшего опасность на общину, ждёт изгнание или смерть. Если по нерадивости охраны преступнику удаётся бежать из-под стражи, то по закону с пострадавшим от его преступной деятельности расплачивается вся община — вина одного из членов общины рассматривается, как ее общая вина.
Преступления против религии, вроде богохульства или ограбления храмов, случаются крайне редко; считается, что немилость богов навлекает беду не только на отдельного тролля, но и на всех сразу, а потому свершивший преступление рано или поздно будет либо казнён, либо принесён в жертву соответствующему лоа.
Воровство наказывается обращением в рабство до возвращения краденого либо штрафом, вдвойне превышающим стоимость похищенного. Если, будучи рабом, виновный вновь занимается кражами, то его казнят или приносят в жертву. Если кража, совершенная вором в частном доме, была невелика и самому жилищу не причинялся вред, то вор становится рабом того, кто был им обворован. Но при нанесении ущерба дому вора казнят. Уличенный в многократном воровстве также становится рабом пострадавшего, но если последний отказывался от этого, то преступника отправляют на принудительные работы, чтобы выплатить пострадавшему стоимость украденного. За значительную же кражу виновного предают смерти.
Грабежи на дорогах наказываются публичной смертью; мелкая кража на рынке карается тюремным заключением с последующими принудительными работами, чтобы возместить стоимость украденного. Более сурово наказываются те, кто присвоил чужую военную добычу или носит украденные воинские украшения и знаки отличия, наказание – смерть. Если кто-то незаконно продавал или закладывал чужую землю, взятую в аренду, его ждало рабство.
Если кто-то продавал участок дважды, то первый покупатель сохранял право на нее, второй не получал ничего, а мошенник наказывался смертью. Всякий тролль, кем бы он ни был, присвоивший землю, ему не принадлежащую, подлежал казни.
Если становится известно, что кто-то из сборщиков дани присваивает себе часть налоговых поступлений или заставляет население заплатить больше, чем полагается, то казнокрада и обманщика-вымогателя бросают в тюрьму, а затем, по расследовании, казнят.
Тягчайшим преступлением считается и хищение золота, серебра и драгоценных камней, особенно, если они предназначались для культовых украшений.
Убийство — даже раба — влечет за собой смертную казнь. Та же мера наказания полагается за убийство кормильца семьи. Однако вдова убитого может освободить убийцу от смерти, сделав его вечным рабом своей семьи, своих детей или даже своих родственников. В случае намеренного отравления казнят не только убийцу, но и того, кто обеспечил его ядом.
Смерть ожидает бунтовщиков, предателей и дезертиров. В худшем случае им отрезают губы, нос, уши, отрубают руки до локтя и ноги до щиколоток. Кроме того, делают известным факт предательства повсеместно, а родных обращают в рабство, вплоть до четвертого или даже пятого колена.
В целях защиты государственных интересов сурово наказывают и тех, кто распускает тревожные слухи и провоцирует панику. В зависимости от тяжести вины, преступника могут лишить губ и языка, а могут и казнить.
Помощь врагам короны, включая сокрытие их нахождения на территории империи, обеспечение ресурсами и помощью или обеспечение информацией касательно королевства, карается смертью.

Оказание сопротивления страже или армии, не выполнение их требований или побег с места происшествия карается смертью. Тех, кто выдаёт себя за высокопоставленное лицо, приносят в жертву.

Ссоры и драки караются тюрьмой и уплатой стоимости лечения пострадавшего или возмещением причиненного убытка. Изнасилование наказывается очень сурово, вплоть до смерти, причем это могут проделать члены семьи оскорбленной, забив камнями насильника.

Похищение и лишение свободы супротив его воли карается обращением в рабства похитителя, хозяином становится пострадавший.

Команда Полигона:
Hergit#2590 — Куратор.
Киро#2697 — Сокуратор, спасибо за топик.
Icarus#9145 — Сокуратор.
Ванильная зефирка Пинни#4536 — Помощник.
Sting#4692 — Помощник.


Статус:
Основной центр
08:23
12:26
2054
Да Здравствует Зандалар!
Ого кто то взялся за Зандалар, неплохо.
18:04
+3
Ну у Хергита думаю, всё получиться на ура на самом деле, правда ему бы кнопки нормальные заиметь а не багованного Менестреля.
18:12
+4
Честно сказать я в шоке не увидев Ксуна в числе кураторов. Неужели будет сочковать?
P.S. Я один не могу жмякнуть по «написать комментарий»?
Данная проблема решена.
Los
18:26
+3
Мне это оформление напоминает зуму
Не хватает всепожирающего черепа.
18:37
+5
19:04
+7
Пофиксили комменты. Можно писать
19:06
+12
сразу видно, когда автор делает топик не только ради себя, но и для игроков!
19:07
+7
Спасибо, приятна. С:
19:11
+8
Киро — молодец! Честь и хвала солнышку за клёвый топик <3
Все молодцы, что вложились и сделали как надо. ♥
19:27
+4
Ну ля, теперь я могу писать комменты. Так вот. AVE ZANDALARI как говорится. Жду отыгрыша во главе с Хергитом.
19:53
+6
Растахан умрет, сори за спойлер
Растахан будет жить, сорри за временную аномалию.
А вот и бомжи подъехали surebuddy
но вы лучше ксуна конечно
Намного лучше Кул-Тираса! Киро, хороший! Хергит замечательный! Информация по Лоа ПРЕВОСХОДНА! Удачи вам и да желаю вам не быть Дуратаром.
21:25
+5
А можно такой же топик на Кул-Тирас, а то тот что есть, похож на шутку…
Los
22:07
+3
Топик на Кул Тирас тоже оформлен неплохо, до этого не дотягивает, но ты глянь на топик Арати
22:15
+3
При всей моей нелюбви к троллям, не могу не отметить кропотливой и дотошной работы по оформлению топика со всей лоровой и подробной информацией.

Собака-лайка от меня.
А что так плохо к троллям то?(
19:09
+2
Личная нелюбовь чисто к расе. Ничего не могу с собой поделать.
22:59
+2
Жалко я не стал делать скриншот того, как Хергит писал, что экономики в Зандаларе не будет. pepemelt
Она будет в разы упрощена и адаптирована под все другие правила данного центра игры, так что не должна стать проблемой.
08:10
+5
Ого, они не ошиблись с выбором кадра для Зандалара. Господи, это что, правильный подбор?

09:42
+7
Конечно. Идеальный подбор тимы — залог успеха.
21:20
+3
привет как играть за прелата?
14:40
+2
К Хергиту.
12:38
+3
Кому заплатить за доступ в росгвардию?
Дед ты всем плюсы на комментарии ставишь или тебе не нравятся тролли?
12:08
+2
Мне наоборот все нравится
Комментарий удален
18:28
+2
Живой
18:33
+1
Зандалар сейчас играется. Кто хочет — может присоединиться.