Сумерки спускались на кроны деревьев Ясеневого леса, наполняя его лиловыми отблесками. Юная жрица, что проспала почти весь вечер после обеда за прочтением свитков, наконец очнувшись от долгого сна, лениво потирала глаза и зевала. Накидывая на плечи наплечники, да закрепляя их небольшими ремешками, она огляделась, сестры ни где не было, а это значит ее требовалось найти. Собрав в рюкзак свои разбросанные пергаменты, она, не забыв взять свой посох, двинулась на выход из небольшого общего домика, где было несколько кроватей и столиков, как по мнению эльфийки крайне не практичное использование места. Выйдя за дверь, Шарентиль встречал до боли знакомый нос ее верного друга Майрула, крепкого верхового саблезуба, что сейчас красовался без седла и довольно урчал, облизывая щеку хозяйки. Но с вечерними «умываниями» и ласками было покончено и нужно было отыскать сестру. Жрица направилась в главный дом. Он был двухэтажный и просторный, но казался от этого совсем пустым, наверное все дело в вещах, что стояли вдоль стен, но возможно на то и был план, что здесь должны были собираться жители деревни для собраний и объявлений, а может и праздников. Пожав плечами и отгоняя свои раздумья в сторону, Шара оглядела помещение, обойдя весь первый этаж, да чихнув кратко, проходя мимо книжных полок. Сестры не было, и Шара уже хотела направиться на выход, как приметила висящую клумбу с цветами, что изрядно подсохли на кончиках витиеватых лоз, казалось цветам было не достаточно влаги. На таких раздумьях Киноат, сестра Шарентиль, и подловила юную жрицу. Как капля воды, не отличались сестры близняшки, но это их родство ловко скрывалось за совиной маской охотницы,

— Уже нашла дело по душе?

Разорвала повисшую тишину резвая и бойкая старшая сестрица, что была покрыта кожаными доспехами, а из-за плеча виднелся колчан со стрелами и витиеватый лук, сделанной самой охотницей. На вопрос Шара лишь помялась, с детства будучи скромной, ей тяжело давались деяния вроде поговорить с незнакомцами, она скорее ловко пряталась за спиной сестры, ожидая когда она резко заткнет всех за пояс; да и обучаясь в храме богини Элуны более пятидесяти лет, новые места для нее были удивительны и пугающе одновременно, а собратья по расе, а тем более мужчины и вовсе в новинку. Потому покачав отрицательно головой, Шара намекнула сестре на старейшин деревни, о которых говорили местные жители, надеясь, что именно сестра поможет ей найти занятие, что-то простое и не сильно опасное. Разговор с сестрой был не долгий и довольно продуктивный, все же сестры — близнецы понимают друг друга почти с полуслова, а иногда и с полужеста. Неспешной походкой они направились на второй этаж по винтовой лестнице, центром которой было большое дерево, чья листва, как украшение дома, висела словно люстра или занавески почти под потолком, переливаясь желто-оранжевыми оттенками. Сам второй этаж был обставлен достаточно скромно, и Шара вновь заметила ужасное использование пространство, казалось ей что вместо двух кроватей, там легко могло поместиться четыре. Пока юная жрица рассматривала второй этаж, на котором оказалась впервые, Киноат уже нашла двух старейшин деревни, которые яро о чем-то беседовали.
Отыскав залипшую на очередном предмете интерьера Шару, Киноат повела ее к главам деревни, подходя они приметили немного гневный разговор, хотя скорее было похоже на ругань супружеской пары, где жена бранила мужа… в который раз. Это были довольно высокий мужчины, по одеяниям можно было предположить, что он друид, по крайне мере такой наряд сестры видели раньше только на друидах или травниках, и изящного вида дева, ее одеяние намекало на ее набожность, что не могла не заметить Шарентиль. Радости юной жрицы не было предела, встретить сестру из жриц спустя долгий срок их пути от Дарнаса до Астранаара и теперь здесь в Тиран'Дале. Все таки вид старейшины был слегка виноватый, а жрица была уж очень хмурой, не хватало в ее образе только указательного пальца, которым бы она порицала бедного друида. Пришедшие эльфийки прервали их «милую» беседу. Учтиво приветствуя пару, Шара от волнения делала это слегка нервно, и никак не могла прекратить подпрыгивать на пяточках от счастья, Киноат же наоборот была очень сдержана и стояла словно по стойке смирно, держа в одной руке свой шлем, проявляя тем самым уважение к хозяевам дома.

— Мы бы хотели поинтересоваться какую воду мы можем использовать для полива цветов?

Жрица бросила гневный взгляд на друида, да после вернула свой взор на сестер, что были похожи как две капли воды, обдавая их более мягкой улыбкой и виноватым видом, предполагая, что это их вина о сложившейся ситуации. Селентрия, так звали жрицу, поведала сестрам, что провизия и вода находятся в дефиците, так как обосновавшиеся на тракте и озере болотники не дают спокойно не подойти набрать воды, не пройти даже небольшому каравану с провизией, от чего деревня и живет одиночными поставками из Астронаара и запасами, что сделали ранее, но и они приходили к своему концу. Сделав из рассказа вывод, что не будет болотников, и у деревни сразу поубавиться проблем, Киноат предложила от них избавиться или отогнать в Руины Звездной пыли, откуда они и прибыли, как предположила охотница по результатом своей разведки. Переглянувшись со старейшиной, они кратко кивнули друг другу и согласились, назначив в этой операции главными сестер, а Шарентиль мигом назначила главной сестру, у нее то получалось явно лучше. Поклонившись, они спешно покинули помещение, да бы не мешать дальнейшему разговору и начали глазами искать добровольцев для этой миссии, обговорив что всем нужно собраться в общем доме на первом этаже, где они в тот момент и находились. Киноат нашла лучника, имя его было Вэшавер, что видно не так давно прибыл в деревню и искал работенку, чтобы занять руки. Шара заприметила часового, эльфа что подобно ей вздрагивал и краснел, доходя по оттенку лица до спелой сливы, как в общем-то и сама жрица. Мямля и разглядывая пол, она бросала на часового робкие взгляды, все вечно в речи намекая, что видите ли собрание на первом этаже, которое назначили старейшины и нужно быть всем. Может немного приукрашено, но так было проще объяснить зачем часовому, что в свой свободный час вместо поедания наливных яблочек должен идти на первый этаж и слушать кого-то. С горем пополам Шаре это удалось, когда Киноат уже хмуро глядела на сестру, видимо ждала она только ее. Позор юной жрицы, ей хотелось провалиться сквозь землю, потому она быстро накинула маску, что скрывала пунцовую мордаху эльфийки, покуда шел брифинг и разъяснение остальным в чем суть в общем-то собрания. Выслушав, да осознав масштаб трагедии деревни, все согласились что с этим нужно что-то делать и небольшой отряд из пяти эльфов и двух саблезубов, двинулся в сторону выхода из деревни, с коей стороны облюбовали болотники водоем.

Удивительно как несколько часов изменили краски ясеневого леса, лиловые оттенки заходящего солнца уже не пробивались сквозь листву, наполняя ее чем-то мистическим и чарующим, сейчас сквозь крону деревьев властвовала ночь, только отличное ночное зрение и позволяло видеть сквозь эту тьму, да фонари деревни, но чем ближе отряд подходил к выходу из нее, тем больше тьма встречала их своими объятьями. Приметив кое-как несколько движущихся фигур во тьме, что походили на гигантскую массу слизи и грязи, от чего бросало в дрожь, но видимо только Шару, остальные же стойко прищуривались, оценивая ситуацию. Тихо обсуждая и переговариваясь на выдохе из деревни, компания, собравшись в кучку, предлагала свои варианты: охотник предложил атаковать со скалы, а часовой приманивать силами природы друида, что присоединился к отряду еще на этапе брифинга, парнишка просто был на первом этаже, отдыхая и видимо разглядывая цветы, которым так не хватало влаги. Шара бурчала себе под нос варианты, вроде если стрелки будут на скале, то за деревом возле воды можно будет приманивать по одному. Но видимо юная жрица бурчала недостаточно тихо, как ей казалось, что ее услышали и в общем-то решили, что такое построение вполне неплохо.

Потому так и порешали, двинувшись сначала на позицию стрелков, чтобы оставить их там, да и обойти болотников, но видимо пока часовой, по имени Изир, рассматривал то ли местность, то ли уже решил нападать. Столь смешанные чувства обуревали жрицу, ведь вроде бы согласились на ее идею, но часовой то встал! Она слегка дернула его за плащ, указывая на дерево. Но парнишка, что с ужасом смотрит на дев, панически пошел вперед, торжественно скатываясь с выступа прямо в объятья болотников. От тотально уничтожение спасло то, что одного на себя взял друид, что уже принял облик медведя, да готов был выступать, слегка обойдя как раз врагов, да стоя у дерева; а для двух других он был юрок, но недостаточно что бы не пасть под лапой очередного удара, и оказаться под тинистой лапой болотного чудища.

Началось сражение. Только и слышалось как натягивались тетивы луков и свистели стрелы, да яростные рыки медведя и саблезубов что запрыгивали на болотников с намерением их разодрать. Шарентиль в попытке выиграть время своим соратником, решила использовать вспышку, предупредив своих соратников закрыть глаза, но видимо волнение сыграло свою злую шутку, и свет был недостаточно ярок, и их ослепило едва ли на мгновенье. Часовой все еще валялся на земле придавленный, а компания яростно пыталась вытащить его из ситуации, в которую он попал. Ни раз и ни два болотники пытались выбить всю дурь из Изира, покуда союзники его изо всех сил старались изничтожить тварей, а юная жрица обращалась к богине Элуне, почти моля ее о лечение и помощи, направленную на беднягу часового. Первым казалось пал именно часовой, он не издавал практически звуков, и эльфы уже начали думать о самом дурном. Киноат свистом приказала саблезубу стать живым щитом для часового, а друид в это время исполнил яростный рык, казалось призывающий атаковать именно его… И у него получилось, болотники сорвались атаковать его. Дав шанс жрице поднять часового, но вместо отступления яростный ночной эльф взялся за серпы, разрубая этих болотников словно только созревший урожай. Но это было глупое решение, болотникам это явно не понравилось, они стянулись на «косителя», обдавая его яростными ударами, да и болотник, что стоял до этого в стороне и думал, что собратьям хватит сил, уже нападал на друида со спины. Как подло.

Болотник пал от лезвий часового, но и Изир пал от размаха его собратьев, что впечатали эльфа в скалу. Более он не издал звуков и не встал. Шара, что винила себя в слабости и не возможности должным образом помочь соратникам, яростно просвистела, взывая к помощи своего саблезуба, что остался в деревни, все же жрица не ожидала, что все выйдет так, и корила себя, что не позвала Майрула раньше. Лечение направленное на бойцов ближнего боя не прекращалось, по щекам юной эльфийке текли слезы, она не хотела смертей и не могла их допустить, как и Киноат, что вместе с Вэшом выпускали стрелу за стрелой в сторону паразитов их земель. Аэгнор, так звали друида, стойко бился против болотников, но и его не хватило надолго, благо болотники тоже были не вечны, и стали валиться один за одним, когда друид пал, а на его защиту прибыл Майрул становясь живым щитом, все же саблезуб, что возит на своей спине часовых, представлял большую защиту, чем не большой хищник, что следовал рядом с охотниками. Тут уже почти и закончилось сражение, стрелы и яростная атака от жрицы, чтобы добить уже мерзкого последнего болотника, что подобно своим братьям развалился в смесь гнили, тины и грязи, закапывая под собой Аэгнора и Изира. Все выдохнули, начиная спускаться и подлетать к раненым. Что уже не подавали признаков жизни, кроме ровного дыхания. Их выкопали из этой вонючей и мерзкой массы, да потащили под руки в город, помогали даже саблезубы с этим, все же груз был не из легких. Жители деревни Тиран'Дал временно могли спать спокойно, ведь угроза была повержена, а больше им и не нужно было, чтобы восстановить силы и оправиться от повреждений.

Была уже глубокая ночь, когда многих скосила это битва, и те валились с ног от усталости и эмоций, что они только что пережили, особенно Киноат что облегченно выдохнула, узнав, что на ее первом задание никто не погиб, почти сразу падая в объятья Морфея, неподалеку от места, куда сгрузили раненых. Сначала их надо было раздеть, избавившись от тины и грязной одежды. Шарентиль, что не могла на нервах уснуть, а скорее она и вовсе показала свой командный тон, за который ей после явно будет стыдно, но сейчас по другому она не могла, в ней зияло чувство ответственности, что не давало покоя, ей требовалось позаботиться о раненых, чем она и занялась. Уложенные, да оставшиеся в одежде, что была чистой от смрада болотников в отличие от всего остального обмундирование что часового, что друида, она помчалась на первый этаж за водой, налив ее в небольшую плошку, да взяв два полотенца с кухни, обещая что выстирает все и вернет на место. Принеся собранное добро на второй этаж, она тщательно начала отмывать двух эльфов, стараясь сильно не тереть или нажимать, кто знает возможно есть внутренний перелом, но о нем она узнает только когда эльфы проснуться, поэтому усугублять она не хотела. В итоге, все прошло не так уж плохо: никто не умер, болотников нет, раненные чисты и укрыты одеялами, чтобы не замерзнуть ночью. С этими мыслями и чувством выполненного долга, Шара облокотилась на кровать головой, засыпая.

Дополнительные скриншоты:

Скриншоты чата:

Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность

Участники:

Изир — 65 уровень (Ведущий, КР на три дня)

Шарентиль — 33 уровень (Автор отчета)

Киноат — 33 уровень

Аэгнор — 31 уровень (КР на три дня)

Вэшавер — 30 уровень

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Изир +2 уровня

Шарентиль +6 уровней

Киноат +5 уровня

Аэгнор +5 уровня

Вэшавер +5 уровня

Проверил(а):
Templar
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
15:31
11:39
377
00:33
+4
*глотает слюнки при виде КСС*
01:18
+2
*одевает слюнявчик*
06:24
+2
Чо такой ксс для каждого класса есть или его на заказ каждый второй делает?
09:04
+1
Я делаю КСС для тех мест где играю. Что бы отчеты моей фракции были сасные.
И тем кто заказывает, да)
А у меня ник не влезает в рамку для КССа, дизлайк и осуждение!
13:48
0
Соболезную)))
20:52
+1
Слишком. Сасный. КСС!