Сухой мороз коснулся щёк Бьёрна, когда он вышел из дома во двор. На ходу он запахнул пальто, прошёлся по грубеющей от холода земле и невооружённым глазом заметил следы суматошной работы под ногами. Следы от колёс и копыт, разбросанный овёс и сено, щепки… Ему не пришлось долго ждать. Старик Джон-старший, фермер, которого Бьёрн спас несколькими днями ранее, вышел к нему из-за складской комнатушки дома, отряхивая старый комбинезон от пыли, грязи и травы. Он тепло поприветствовал Бьёрна и яро пожал ему руку. Благодарность за спасение и возможность жить под целой крышей всё ещё царила в его обязанной душе, потому как виноватое выражение на его лице дало понять Бьёрну, что всё таки он не смог найти способа получить в долг средства для жизни. Джон-старший поведал об этом Бьёрну, и тот с искренним сочувствием заверил, что не позволит себе оставить обездоленного отца с сыном без еды и тёплой постели в канун зимы. На этом слове глаза старика наполнились слезами и сожалением аккурат в момент прихода Джона-младшего, худощавого и кучерявого сына обнищавшего фермера.
Бьёрн отвёл тему разговора в сторону плана действий. «Одевайтесь теплее. Вы пойдёте со мной. Нужно навестить нашего общего друга,» — говорил он убедительно и серьёзно, ныне опутанный сомнительными мыслями.
Дело сдвигается с места. Нельзя допустить ошибки, иначе для меня всё кончено, думал он, завязывая на поясе ножны с мечом и пересекая с семьёй Джонов тракт и поля напрямую к тому месту, где ему придётся приложить все свои навыки красноречия. Навыки его голоса и способностей лидера.
Подгоняемые холоднеющим с каждым днём ветром они шли через опустошённые земли, держась деревьев, но не дороги. Дорога и тракт были для них слишком опасны, как и для всякого беззащитного крестьянина в этом краю. Через полчаса после отправления они достигли пустыря, звавшегося фермой скотовода. Засыпающая в заморозках земля встретила их гробовой тишиной и стоном ветра, который на несколько секунд стих и обратился шёпотом. Пустеющее владение имело в своём распоряжении обветшалый домишко и большой загон, в котором неподвижно стояла одна единственная корова, меланхолично покачивающая своим хвостом. Поёжившись, мужчины миновали двор, скромно постучали в дверь и вошли внутрь очередного гибнувшего в жестокой борьбе за жизнь дома. Испуг владельца улетучился сразу же, как только Бьёрн пересёк порог. Это был Стэнли, одинокий скотник и общий сосед Бьёрна и семьи Джонов. Стэнли очень тепло поприветствовал Бьёрна и яро пожал ему руку обеими своими ладонями. Бьёрн был удовлетворен тем, что видел в глазах скотника: цикл страха, сменяющего надежду и уступающей ей вновь и так раз за разом. Скотовод видел в своём госте того, на кого мог рассчитывать. Перед ним стоял его последний шанс на спасение от этой предсмертной агонии, зовущейся смертью в голоде и нищете.
Бьёрн не дал любезностям и жалобам вытеснить главную тему этой встречи и разговора. Он пригласил скотовода присесть за стол, а семью Джонов попросил занять места рядом, у старого кресла. Вместе со Стэнли он подошёл к столу, но остался стоять, тактично отказавшись от взаимного приглашения скотника.
Расположить и намекнуть. Страх уже слишком крепко засел в нём. Намёк на угрозу даст ему стимул. Дальше дело моего голоса, думал Бьёрн, начиная свою убедительную речь. Затрагивая тему обездоленных честных тружеников этого края и все вытекающие из этого возможные и абсолютные последствия, Бьёрн легко заложил в разум собеседника мысли о действительно тревожном времени, которое пало на непокрытые головы фермеров что град в и без того хмурый день с грозой. Таких, как Стэнли, запуганных самыми малыми незнакомыми тенями и бессознательными догадками о самом худшем возможном сценарии, всегда было легко обратить в необходимое течение мысли. После этого хватало самого прямолинейного намёка на надвигающуюся в их сторону угрозу, и они тут же становились безвольными, готовыми на самый отчаянный шаг, лишь бы избавить себя от этой тревоги.
— Но я знаю путь, который спасёт вас, говорил он строго и чутко.
— Что это такое?
И он произнёс то слово, которое от него хотели услышать. Быссмысленный и нерациональный ответ. Религиозный миф, который вырос на суеверии и неразумности низшей касты королевства, прочно закрепился в сознании подданных и всюду вёл их своей святостью и нарочитой праведностью. Бьёрн осознал это и воспользовался этим мифом с присущим просветителю убеждением и честностью. Бьёрн был доволен эффектом своего голоса на скотника, хоть и не дотянул до ожиданий. Скотовод весь превратился во внимание, хватаясь за каждое слово своего лектора, пока не услышал заветное откровение святых слов от смертной души. Здесь то и сыграла свою роль крестьянская суеверность как скотника, так и фермеров, семьи Джонов. Какое-то время присутствующие попросту не могли произнести и единого слова, и Бьёрн не упустил полезного мгновения даже здесь.
«Святому Свету ведомо, что у тебя на душе. Днесь твоя душа свидетельствует о тебе, а иные свидетели мне и не нужны. Ты повинуешься не душе своей но лишь обидам и страху», произнёс Бьёрн, наклонившись к скотоводу, и тот под натиском самозванной правды и суеверностью едва не пал со своего стула.
Свершилось, думал про себя Бьёрн, и бессознательно процитировал в голове строку из рукописных трудов священнослужителей об окончании войны с Пылающим Легионом: «И дело их рук — разрушено.» С этими мыслями к нему пришло ощущение трепета перед праведностью собственных слов и своего дела, идентично которое ощущали присутствующие рядом крестьяне. Успокоив разум, он наконец осознал, что сделал. Теперь эти несчастные фермеры будут идти за ним до тех пор, пока он их не прогонит или пока они не умрут в голодной зиме. Бьёрн достиг поставленной цели и в кой-то век получил искреннее облегчение, словно его главный гештальт закрылся. Но тот лишь начинал закрываться.

Четверо мужей, вышедших из дома, больше не обменялись ни единым словом. Скотник молча затянул на морде своей последней коровы верёвочный узелок и с тревожным видом пошёл вслед за своим покровителем и такими же неосознанно ведомыми душами, как и он сам.
Они широко открыты своим страхам. Как же они уязвимы в своём невежестве! — думал про себя Бьёрн.

Список участвующих персонажей и желаемая награда:


Обращаю внимание проверяющего рецензента, что в желаемой награде я добавил к 2-ум прошлым NPC 1-го уровня из предыдущего отчёта ещё 1-го NPC 1-го уровня. Если это возможно, прошу учесть дополнительный необходимый прогресс за всех рекрутируемых NPC. В противном случае прошу учитывать прогресс только предыдущего отчёта, то есть за получение 2 NPC 1-го уровня.

Желаемые ролевые итоги:

Бьёрн убедил своих соседей фермеров в правоте своих слов и расположил их к себе. Теперь крестьяне работают сообща на одной земле под защитой своего лидера.

Участники:

Бьёрн — 90 уровень

Желаемая награда:

Прогресс в получении 3 NPC 1-го уровня на POI «Мёртвая пашня (8995) | Владелец: Бьёрн | 20 золотых, 2 уровень» и / или золото.


Предыдущий отчёт: [Западный край] Часть чего-то большего. Часть I

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Здравствуйте!

Ваше творчество было оценено, согласно критериям, указанным в пункте правил 1.14.
Творчеству присвоена оценка "3", к выдаче ничего не положено.


Выдать награду за событие:

-

Дополнительно:

Учтён прогресс в получении 2 NPC 1-го уровня для POI 8995: 4.8/8.

Ролевые итоги:

Бьёрн убедил своих соседей фермеров в правоте своих слов и расположил их к себе. Теперь крестьяне работают сообща на одной земле под защитой своего лидера.


Если у Вас остались вопросы, касаемо вынесенного решения, то Вы можете обратиться ко мне в личные сообщения на сайте (https://rp-wow.ru/users/66), в Discord (AnyTweetAny#3571) для получения ответов на них.

С уважением,

Проверил(а):
Katarina_Kening, AnyTweetAny
Выдача (Опыт):
Не положено
Выдача (Арбитраж):
Не положено
0
14:38
19:28
61
Нет комментариев. Ваш будет первым!