Не успело пройти и часа, после прошлого боя… битва за деревню Тёмной Ветви были лишь скромной каплей в бушующем океане сражений, который захлестнул Берега. Многочисленные тёмные отродья, то и дело, бродили по мрачным лесам, но отлавливались, да уничтожая, возвращая в ту Бездну, из которой они явились. Верховный друид Фалрин и капитан Невара после ожесточённых сражений еле успевали перевести дух, а после, собрали отряд из свободных Часовых, друидов и добровольцев, которых и возглавил сам Верховный, покуда капитан отправилась в другую часть леса. Группа воинов ночи покинула Рощу Древних, по пути собирая разрозненные отряды ополчения, что попадались на пути, ибо в столь тёмное время… даже простые ремесленник взялись за оружие, устав от того, что их дому вновь и вновь грозит опасность. Отважные воители и воительницы были готовы битья до конца, не желая вновь, потерять родной край, нет… им хватило первого, отчего второго они допустить уже не могли. Возглавив отряд, Верховный друид обратился в облие Древа Мудрости, идя вместе, с другими Воинами Ночи, на помощь очередной деревне, что ещё не была разорена жестокими и безумными врагами калдорай...

Идя по лесным тропам и чащам, на отряд совершили нападение враги… дерзким и быстрым ударом. Но ночные эльфы были готовы, как никогда ранее. Однако… калдорай ощутили, как, будто сотрясается земля под их ногами, как дрожит трава и деревья. Могучий Анубисса вырвал одно из деревьев, ринувшись на отряд эльфов, уже приготовив свою кувалду для сокрушительной атаки. Он уже замахнулся, дабы в одно мгновение уничтожить врагов, но… его руку остановил Верховный друид, который, затем, нанёс сильный удар по груди чудовища, что уже состояла из плоти, да крови, а не только из камня. Тем временем, под ногами двух великанов велась не менее ожесточённая битва. Вооружённые луками ополченцы, мигом, натянули свои стрелы на тетивы, а после, словно целая волна остроконечных стрел направилась в обезображенные тела и лица служителей Тёмного Бога. Один за другим, сектанты были нашпигованы стрелами, но продолжали шли вперёд, неумолимо, в яростном и фанатичном рвении, во главе с огромным латником, который, будто неостановимый буран валун нёсся вперёд. Стрелы калдорай вонзались в доспех Карателя, но тот не останавливался… Одним своим рывком и столкновением, он снёс группу лучников, да уже замахнулся своей секирой, дабы начать долгожданную бойню… Но лезвие топора остановило лезвие вытянутой глефы, что укрыла ополченца от верной смерти. Ещё два лезвия, но уже кинжалов вонзились в спину карателя, покуда одно из трёх лезвий брошенного, благословлённого чакрама пробила шлем, плоть, а потом и череп, даровав фанатику избавление. Но сражение и не думало заканчиваться. Тёмное воинство наступала на отряд эльфов, стараясь прижать их градом своих атак, взять числом… но те не сдавались. Альдуран одним лишь своим выпадом рассекал от двух до трёх фанатиков, будучи куда более умелым воином, нежели они. Вторым же, он рассекал бесформенных тёмных отродий, шаркающих прямо к эльфам. Воины Ночи сражались без устали, прорываясь по головам врагов, к увядающей деревне. Под ударами глеф, чакрамов, зачарованных клинков и яростью самой природы, Тёмное воинство было вынуждено бежать прочь, к основным силам, но эльфа последовали за ними, дабы настгнуть, казалось бы, беспомощную жертву.

Расправившись с врагами, Воины Ночи, мигом, направились в сторону деревни, но опоздали… поселение уже было разорено. Возжигатели Тёмного воинства поджигали дома, отдавая их всепожирающему пламени. Община горела, ярким пламенем. Но калдорай и не думали отступать. Несколько часовых отправилась вперёд, прикрывая отход беженцев. Другие же, ринулись в ожесточённый и кровопролитный бой с нечестивым воинство слуг Тёмного Бога. Полетели первые стрелы, обратившие часть нападающих в подушку для иголок. Были брошены чакрамы, чьи три лезвия рассекали попавшихся впереди врагов. И как только, слуги Тёмного ринулись к эльфам, то Альдуран, вместе с другими воинами, тут же, сделал ответный рывок, рассекая своими глефами врагов ночи, удар за ударом, выпад за выпадом. Подобно часовым, он, словно закручивался в смертельном танце лезвий и клинков, со всей неистовостью и неотвратимостью неся верную погибель тем, кто встал на пути воителя.

— Мои дети! Они остались в общинном доме! — Прокричал звонкий голос женщины, что прибежала в деревню. Но часовые не дели ей пройти дальше, ибо в поселении бушевала ожесточённая битва. Жителей удалось спасти, уводя их прочь, в сопровождении Воинов Ночи. Альдуран услышал мольбу о помощи и направился к общинному дому.

На своём пути он встречал врагов, коварных, злых, безумных. Те были алчны на эльфийкую кровь и разрушения. Вид горящей деревни горько напоминал Альдурану про тот роковой миг, когда, точно так же, горела и его община, а потом… и Мировое Древо. Прогневанный Воитель не желал, чтобы и эта община повторила судьбу его родной, отчего он был готов на всё, дабы уберечь хоть кого-то, раз он не смог помочь тем, кто был ему роден и близок. Неостановимо он устремился вперёд. Один враг вставал на его пути за другим… совершая роковую для себя ошибку. Рядовые сектанты, что лишь недавно были простыми людьми, эльфами, орками, ещё кем-то, что не были воинами в прошлом. Клинки Воина Ночи один удар за другим разили врагов, разрывая одежды, рассекая плоть. Он был ловок, неуловим, словно лунопард среди мрачной ночи, под сиянием самой луны. Он со всей свирепостью расправлялся с врагаим своего народа, заостряя особое внимание на возжигателях, дабы подсобить другим калдорай в тушении пожаров. Более ожесточённое противостояние было с огромными латниками, вооруженными секирами и тесаками. И как бы ловок не был ночной эльф, всё же, несколько ударов врагов он пропустил. Но тем не менее, калдорай ловко обходил карателей, нанося стремительные удары по уязвимым местам на доспехе и телах безумцев. И лишь с предсмертным грохотом их огромных тел, он мог двигаться дальше, с боем прорываясь к общинному дому, прикрываемый градом из многочисленных стрел с золотыми и серебряными наконечниками, обращавшие врагов в подушки для иголок.

Оказавшись перед пылающим входом, в котором двери уже отвалились, Альдуран лишь на миг замешкался… гнусные, скорбные и трагичные воспоминания дали о себе знать. Мелькали образы… образы своей же деревни, своей общины, сгоравшие во всепожирающих языках пламени. Но лишь на миг. Во второе мгновение он взял себя в руки и ринулся в пламя, без лишних раздумий. Хлыстающийся огонь обжигал его израненное тело, одаривая новыми, болезненными ожогами. Но дать себе слабину ночной эльф более не мог с мыслью того, что сейчас, на волоске висят совсем юные жизни. Скребя зубами, он шёл всё дальше и дальше. Общинный дом обваливался на глазах, деревянные стены, опоры сгорали, обращаясь в уголь. Воитель шёл всё дальше и дальше, слыша детский крики, зов о помощи. Дышать было трудно из-за зловредного дыма, но это — не повод останавливаться. Уклонившись от одной из падающих пламенных досок, ночной эльф сделал рывок вперёд, вверх по подъёму на второй этаж. Он услышал два детских визга, прямо, за пылающими обломками. Терпя страшную боль, Альдуран схватил когтистыми руками упавшие балки и опоры, поднимая их над головой. Ошарашенный мальчишка смотрел на воина, видя в нём спасителя, ровно как и сестра, что пряталась под кроватью, но вылезла из-под неё, увидев старшего собрата. Отбросив горящее дерево в сторону, Альдуран протянул детям руку.

— Идёмте со мной, ваша матерь ждёт вас, а здесь — опасно. — Прошипел он. Мальчишка мигом, схватился за ладонь собрата, утягивая за собой и сестру. Юный Мелантир и залез на спину воину, покуда его сестра, Тилиша, уселась на его руках. Крепко держа двух детей, Альдуран ринулся вон, выпрыгивая с балкона, покуда за ним, словно гнались пламенные языки, желая пожрать всех троих. В рывке, да прыжке Альдуран с детьми на руках приземлился на землю. Дарование духа-саблезуба позволило Воину Ночи не сломать ноги при приземлении, но резкая боль отдалась в них, отчего он стиснул зубы.

Оглянувшись, Альдуран заметил врагов, что стремительно бежали в его сторону. Он не мог отпустить детей, дабы сразиться с безумцами, ибо рискует подставить их под смертельный удар. Ему оставалось лишь бежать прочь… Сами дети уповали на него, видя в старшем собрате того, кто вернёт их к родителям. Сам же Альдуран, словно видел надежду в их глазах. На его плечах были целых две жизни, отчего он не мог остановиться. Сектанты бежали вслед, желая сцапать всех троих, но встретили своими телами целый град стрел часовых и ополченцев-партизан, что расправились с врагами их народа. Бушующая битва посреди деревни медленно утихала, в пользу Воинов Ночи. Часовые и ополчение истерзали сектантов лунными клинками, чакрамами, пронзали копьями, рассекали длинными глефами. Одна за другой, стрелы пронзали обезображенные тела, покуда яростные друиды-медведи и неуловимые друиды-пантеры разрывали врагов ночи на части, вымещая всю злость самого леса и страдающей природы. Альдуран же бежал всё дальше и дальше, через пламя, грады стрел, удары клинков, стараясь сохранить две хрупкие жизни. Благо, когда он настиг цели, то жестокий бой уже, почти что, утих, под начинающийся дождь, что своим ливнем начал тушить пламя, охватившее деревню.

Добежав до беженцев, Альдуран опустил детей на землю. Те были испачканы, где-то были ожоги, но главное — они целы, живы. Со слезами на глазах, матерь двух близнецов накинулась на них с объятьями, прижимая своих детей к себе, к своему сердцу.

— Спасибо тебе, воитель… Нет, одних только слова не хватит, дабы выразить мою благодарность. Пусть Мать-Луна видит твои деяния… и да будут они чисты, да благи.

Альдуран же, ничего отвечать не стал. Ему хотелось лишь передохнуть. Он сделал благое дело, что для него являлось долгом и зовом сердца, отчего оно ощутило долю покоя, покуда другие Воины Ночи добивали оставшихся врагов. Альдуран проводил взглядом уходящую с детьми мать, к которой присоединился и отец, вернувшийся, кажется, с охоты. Израненный и обожжённый, Альдуран позволил себе улыбнуться, скромно, но со всей своей душой, а затем, закрыть глаза и упасть, в сидячей позе потеряв сознание, опираясь спиной об дерево. Позже, его подобрали Часовые, вернув в Рощу Древних, где о его ранах позаботились.

Список участвующих персонажей и желаемая награда:


D:<

Итоги:

Даже не смотря на то, что деревня была разорена, всё же, большую часть её жителей удалось спасти. Ночные эльфы сегодня ощутили, как и благодать победы, так и горечь потерь своих братьев и сестёр, тела которых будут похоронены согласно традициям.

Участники:

Альдуран — 120, сам себе участник, ведущий и писатель.

Желаемая награда: Мнение проверяющего касательно отчёта!

Скрины с игрой:

\

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Здравия желаю, Далыч!

Ваше творчество было оценено, согласно критериям, указанным в пункте правил 1.14.
Творчеству присваивается оценка "3", к выдаче полагаются опыт и золото.


Выдать награду за событие:

Альдуран

Дополнительно:

Рецензенту вновь очень понравилось!

Одобренные ролевые итоги:

Из-за нападения служителей Н'Зоту деревня была сожжена. Победив большинство врагов Альдуран с другими воителями ночи спас большинство мирных жителей. Ночные эльфы сегодня ощутили, как и благодать победы, так и горечь потерь своих братьев и сестёр, тела которых будут похоронены согласно традициям. После сегодняшнего сражения Альдурану стоит передохнуть. Дым от огня забился в его лёгкие и ему трудно дышать. По крайней мере два ребёнка были спасены.


Если у Вас остались какие-либо вопросы касаемо вынесенного решения, то Вы всегда можете обратиться ко мне в личные сообщения на сайте (https://rp-wow.ru/users/11258), или в Discord (f0lloVVmE#2012) для получения ответов на них.

С уважением и до скорых встреч, f0lloVVmE. Хорошей игры на ролевом проекте Darkmoon!

Проверил(а):
f0lloVVmE
Выдача (Опыт):
Не положено
Выдача (Арбитраж):
Да
+4
08:51
23:06
160