Алое зарево выглядывало из-за холмов к западу от дома Бьёрна, и в едва различимом будущем ночного сумрака он предвидел ключевые грядущие события, которые станут точкой отсчёта в переломной череде феноменов его жизни. Он знал, что сегодня будет пролита кровь недруга, как если бы знал, что днём светит солнце. В спешке он седлал коня, не сменив свою одежду с рабочей фермерской на походный облик, схватил ножны с мечом и лук с пятью стрелами и погнал своего коня в дикий аллюр. В погоне за своей новой судьбой ритмичный стук копыт по влажной земле загипнотизировал его и увлёк ход мыслей в дальние дали предзнания, где было всё то, к чему он готовился и для чего учился последние полгода. Но то была неоправданная спешка разума: до завтрашнего дня ещё предстоит сделать много, много важных вещей, от которых будет зависеть большая часть его логического конца, а потому было рано мечтать и делать расчёты. Всё, что сейчас было в его власти, это конный галоп через поля в сторону растущего в темноте зарева огня. Он мчался без остановки до самого пожарища, пока перед ним не расстелилась полная картина происходящего.
Пожар бушевал на двух фермерских зданиях, хлеву и доме тружеников этой земли. Языки огня уже вздымались над соломенными крышами в попытке дотянуться до неба и вырывались из незакрытых окон нескончаемым потоком. Пламя горело около получаса, и сухое дерево сделало своё дело в качестве быстрого топлива. В ярком свете пожара чётко выделялись длинные трепещущие тени людей, собранных во дворе. Пятеро из них стояли кольцом, ещё двое — жались друг в друга внутри этого круга, топтались на месте и вертели головами. Три стрелы. Первая на реакцию в спину, вторая на убой в грудь, последняя вплотную к одному из них. Дальше дело стали, — с этими мыслями Бьёрн снял лук со спины, возложил на него стрелу и натянул тетиву, целясь в одного из, очевидно бандита, окружающих фермеров. Пусть они и решили отвести душу на невиновных в неудачной попытке найти ценности, это стало их приговором. Холодный расчёт направил мысли Бьёрна в узкое линейное русло чётких и отточенных действий. Первым из них стал первый выстрел из лука.
Щелчок тетивы, шум оперения, бесшумное падение стрелы. Промах (Бьёрн невольно закатил глаза). Все пятеро встрепенулись, обратили свои переполошённые взгляды по направлению древка стрелы и на мгновение застыли, прежде чем броситься с воплями на своего обидчика, которые уже достал вторую стрелу и принялся брать прицел. Его твёрдая рука плавно натянула тетиву и, придержав с мгновение, отпустила её, отправив в полёт вторую стрелу. Она с глухим ударом вонзилась в грудь разбойника и повалила его наземь, заставив вскрикнуть от боли и подбодрить бегущих во всю прыть товарищей. Рвущееся из груди дыхание, топот ног, рёв пожара: всё для Бьёрн приобрело едва ли не физические очертания, и до каждого чувства и ощущения вокруг себя он, кажется, мог коснуться, вытянув руку. Оттого третья стрела полетела так же чётко, как её предшественница. Бегущая цель успела увернуться от снаряда, рванувшись в сторону, и теперь двоица свирепых головорезов достигла своего недруга одновременно с камнем, выпущенным из пращи их соратника. Все они так и не выполнили своей задачи. Первый нападающий пал от колотого удара мечом со стороны спины, — как же он быстр! — второй врезался в соперника, но так же пал наземь, пригвоздённый к почве клинком, а камень и вовсе пролетел мимо, не совладав с прыткостью своей цели.
Трое лежит. Остались пращник и лучник, — мысли были медленнее реакции, и Бьёрн уже бесшумно нёсся по полю, оценивая детали плана атаки на бегу. Он услышал далёкий щелчок тетивы и свист приближающейся стрелы, от которой всё же не смог уклониться. Стрела попала ему в живот, на секунду другую сбив его с темпа и выдавив остатки дыхания. И перед лицом ошибки он понял то, что окончательно наступило время его экзамена по тому, чему он учился до сей поры. За короткие мгновения он заставил своё сознание изолировать тот участок плоти, что был поражён болью, отгородив мысли от ощущений и доверив всё своему сокровенному подсознанию, кладезю истин и уникальных способностей. Мука боли стала для него подвластной, слабой и бестолковой, как трепыхающаяся в сетях рыба. Его разум остановил этот резонанс нервов, возобладал и подчинил себе ощущение и эмоцию, связанные с раной. Он успешно сдал свой урок, и теперь в полноправной способности распоряжался своими мускулами и разумом, как ему только могло вздуматься. Импульс тела погнал его ноги дальше в безудержную прыть, поддразнивая новообретённым опытом. У него получилось, получилось возобладать над сознанием и телом. Что вообще могло его сейчас остановить?
Вторая стрела впилась в его предплечье, пока камни пращи бестолково свистели по сторонам, но было слишком поздно: до мгновения боли Бьёрн успевал отсечь те ментальные нити, которые связывали его ощущения тела и разум. Последние метры он неумолимо допрыгал до лучника, и прежде, чем он тот успел вскрикнуть, отсёк его голову на полном ходу без остановки. Он успел развернуться к пращнику и побежать к нему ещё до того, как голова стрелка пала на землю, но его рубящий удар пришёлся вскользь по груди бандита. Меч угодил в подмышку разбойника, и он с отчаянным воплем пал наземь вместе с Бьёрном, обламывая древки стрел в теле своего убийцы. Изо всех сил борясь за свою жизнь, пращник выхватил нож из штанов и пырнул им недруга. Лезвие вонзилось под рёбра со спины Бьёрна, заставив его рявкнуть от негодования при ощущении такой бесполезной попытки спасти свою жизнь. Вдарив локтём по лицу бандита, Бьёрн перекатился прямо на нём и захватил грабителя в удушающий захват, со всей дури смыкая руки на горле врага. Трепыхания пращника остановились через несколько секунд удушения. Его тело обмякло, руки плюхнулись на земь и грабитель без чувств распластался на земле. Ещё не угомонив свиста в своём горле от отдышки, Бьёрн жестоко свернул шею оглушённому бандиту. Услышав чёткий хруст, он отвалился от трупа, мягко упал на колени и схватился за бок, раненый стрелой и ножём. Теперь боль единой волной накрыла его воспалённый адреналином разум, заставив зажмуриться и согнуться под гнётом кровопотери. И пусть обломанные стрелы всё ещё торчали из его тела, рана ножом была открыта. Закрыть её прежде, чем я уйду отсюда. Но перед этим нужно сделать всё правильно... — он оглянулся на то место, где были собраны в плен бандитского окружения пара фермеров.
Стоило их взглядам встретиться, как один из крестьян — тот, что постарше и с сединой в волосах, — слёзно закричал и бросился к Бьёрну, размахивая руками. Следом за ним бежал худощавый юноша. Оба они были одеты в одинаковую рабочую форму, как и Бьёрн. Соседский пахарь с сыном. Теперь у них обоих не останется выбора, подумал Бьёрн и поднялся на ноги, встретил до смерти запуганных фермеров с негромким бубнежом в попытке остановить нескончаемый поток истерии и паники. Его слово призывало их закончить начатое этой ночью и помочь ему вернуть коня. Бьёрн адресовал последнюю просьбу худощавому юноше, и тот со всех сил рванул по двору и полям в поисках заветного коня даже без единого вопроса во взгляде, пока его отец хлопотал и плакал перед сгорающим в огромном пламени домом и хозяйством. Бьёрн уверил мужчину, что это именно «западные ветра» обрушили на его голову все эти несчастья, и что это не последний акт паразитизма мятежников. «Не в моих силах избавить вас от них, но в моей власти защитить вас и дать вам кров. Примите же мою милость.» — так он приговаривал, убеждая своего соседа мужаться и принять свою помощь в этой недоброй судьбе. Разумеется этот несчастный старик её принял, ибо выбора у него не было с самого начала, с самой первой искры в ныне сгорающем доме. За сим и было решено, что и отец, и сын примут протянутую руку помощи соседа в обмен на разнорабочую силу, ибо все земледельцы испокон веков имели одинаковые заботы и долги. Сын фермера подвёл коня Бьёрна и получил новую команду: седлать его и уходить с отцом по тракту к ферме штормградца. И, расставшись, они потеряли друг друга из виду в дыму и ярком огне сгорающего дома, пока задумчивый убийца обирал трупы и добивал раненых под собственный внутренний монолог о своём будущем и будущем этого края. Теперь же настало время больших мыслей и больших решений.

Список участвующих персонажей и желаемая награда:



Желаемые ролевые итоги:

Разбойники ограбили и сожгли очередную ферму в Западном краю.
Бьёрн спас соседскую семью фермеров, отца и сына, и приютил их к себе.

Участники:

Бьёрн — 90 уровень

Желаемая награда:

Прогресс в получении 2 NPC 1-го уровня на POI «Мёртвая пашня (8995) | Владелец: Бьёрн | 20 золотых, 2 уровень» и / или золото.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Здравствуй, Автор!

После рассмотрения отчёта в соответствии с пунктом 1.14 правил проекта, отчету присваивается оценка 5.

К сожалению данный отчёт, хоть и написан красиво и событие интересное, отказан.

Данный отчет является полными переписанными логами события. В соответствии с Системой боя и развития, требование для отчетов — лаконичное описание произошедшего с упором на основные факты и действия.

Помимо прочего, в соответствии с Системой боя и развития, в конце отчета требуется прикреплять 3 скриншота с интерфейсом, сделанных во время события (в начале, середине и конце).

С уважением, Katarina_Kening! По возникшим вопросам пишите в Discord: Katarina_Kening#9947

Отчёт был пересмотрен, замечания устранены.

Награда к выдаче: не положено.

Следующие ролевые итоги учтены:

Бьёрн ценой собственного здоровья отбил у бандитов ферму, но к несчастью семья фермеров осталась без крова, ведь злодеи ферму сожгли. Бьёрн предложил фермеру и его сыну пожить у него. Они согласились на какое-то время.

Дополнительно:

Прогресс в получении 2 NPC 1-го уровня на POI "Мёртвая пашня (8995) | Владелец: Бьёрн | 20 золотых, 2 уровень" одобрен (3/8).

Желаю успехов в творчестве и удачи в игре! С уважением, Katarina_Kening! По возникшим вопросам пишите в Discord: Katarina_Kening#9947

Проверил(а):
Katarina_Kening
Выдача (Опыт):
Не положено
Выдача (Арбитраж):
Не положено
+1
22:51
13:44
95
02:08
0
Нет блин Элвиннский лес.