— Я буду свободен...

И свобода настигла его. Мейлориэль, Фаворит Солнца, был свободен от бремени жизни. От бремени борьбы. Никто не в силах понять, на что именно он пошёл, чтобы не стать слугой Н'Зота. Его душа воссоединилась с тем малым куском, что заточён в Ксал'ато, что лежит в мёртвой земле чёрного леса, где все души, пожранные наследием И'Шараджа, ждут своего конца. Это был ужасный мир. Ужасный тем, что здесь не было времени. Оно не чувствовалось.

Никто не знал, на что мессия себя обрёк, вонзив Ксал'ато в свою грудь. Он обрёк себя на вечность в ожидании уничтожения своей души. Вечность в чёрном лесу. Это была крайняя форма свободы — никто теперь не имел над ним власти. Ни боги, ни смертные. Была тысяча причин на это, и каждая из них по отдельности не отразит всей сути этого триумфа воли. И теперь Мейлориэль сидел на камне, в мире, который, он считал, создан из его плоти, и ждал своего конца.

Даже морок, который некогда свёл его с ума, теперь был невластен что-то изменить. Мейлориэль был лишь душой, свободной от всего. И он наслаждался своим концом. Это было абсурдно: мир подчинялся последнему владельцу Ксал'ато, и поэтому Ложное Солнце сидел и пил чай, вкуса которого не чувствовал. Он смотрел на границу мира, который по определению бесконечен. Вот в этом была его свобода. И больше не волновало его ничего: он победил Н'Зота. Победил Тьму. Для себя и в себе, но это был его триумф. Его воля.


Солёные капли царапали всегда холодную кожу мёртвого тела. Столько слёз упало на него, что влажные дороги, очерчиваемые ими, горели куда сильнее, чем когда-либо горели полосы рун на этой обезображенной Бездной плоти. Это была скорбь тех, кому Мейлориэль был на самом деле дорог. Вот, что было настоящей ценой его эгоистичной свободы. Чужая боль. Чувства тех, кому он не верил, обманутый голосами и провидением. Обманутый своим эго.

Мейлориэлю, олицетворению отчаяния, было не дано узнать отчаяние других, когда они обнимали его бездыханный труп, изрезанный, исколотый. Он не слышал дрожание голосов тех, кто шептал молитвы Тьме, чтобы она исцелила первейшего из своих сынов. Не слышал накал нервов и душ, ощущающих, что его душа более не связана с Азерот.

Всего несколько имён, от которых он отказался ещё на алтаре под Сердцем Страха, оказались чуть живее, чем сам Мейлориэль. Они тщетно пытались вернуть в тело жизнь, но не может тело, сочащееся чёрной кровью, быть без души. И в своей безнадёге они задумали вернуть мессию в этот мир.

Трава под телом его уже иссохла, поражённая едкой Тьмой. Ксал'ато, его оружие, созданное предпоследней волей сердца И'Шараджа, оказался спрятан Морраной, порождением Бездны, порождением самого Мейлориэля. И сущность эльфа оказалась спрятана в нём, в топоре, равно как и агонизирующие души тех, кого Мейлориэль обрёл на тот же покой, который выбрал сам. А тело, в забытии исцелённое и избавленное от ран, заключено в тёмный кристалл.

Его смерть была болезненной. Не для него, для остальных. Слишком глубоко пустило свои корни его влияние в тех, с кем он доживал последние дни последнего своего года. Даже сам Мейлориэль не смог бы, при всём желании, вырвать их в своём эгоистичном стремлении освободиться от якорей, сдерживающих буйный дух. Мог ли он винить жертв своего проклятого семени в том, что они захотели обречь его самого на ещё одну жизнь?

Хотели, но не знали, как именно. Нигде не было его души. Завеса была пуста, не было в ней души. Единственная связь, известная связь, логичная — Ксал'ато. Но не было и Ксал'ато. Не было рядом Морраны, которая бы отдала топор. Будучи привязанной к безумию мессии, она была его продолжением и его же истоком. Она знала его недоверие, была его паранойей. Именно поэтому сама не могла без него.

Поэтому она согласилась вернуть своего создателя в мир. Иримэль, чернокнижник, заведомо считающий Мейлориэля за идиота, тоже был устремлён к воскрешению мессии. Усопший не знал причины. Не верил ни в одну. Тем не менее, демонолог хотел рискнуть.

Единственный способ вернуть душу на Азерот — попасть в то место, где сам Мейлориэль ждёт конца своих времён. В план, порождённый Ксал'ато, как отражение мысли И'Шараджа; в место, описанное лишь шёпотками Тьмы. Попасть в чёрный лес. Пройти через то, что ещё ни один разум не проходил, сумев вернуться. Но было у Иримэля одно преимущество: пусть не хватит даже его безумия, чтобы покинуть лес, у него была поддержка. Даже Моррана создала якори для его разума. И Эларис, жрица Бастиона, поддержала его погружение в очередное измерение Бездны.

Иримэль сидел с телом мессии, заключённым в кристалл. Его якори сидели рядом, поддерживая своё колдовство. Чернокнижник коснулся топора и замер. Он сидел несколько десятков минут спокойно, не двигаясь. Почти не дыша. И только он сам, его разум, чувствовал липкий страх. Даже сознание содрогалось от удушающего отчаяния.

Таков был чёрный лес. Лес, где ты сам становишься себе врагом: он сам, как если бы имел волю, пытался сломать и оставить в себе каждый новый разум, питаясь его эмоциями. Обращал его же воспоминания против него самого. Говорил его мыслями, искажая их так, что и отказаться от них нет сил, но и принять нельзя. Множество душ, множество мороков, бесконечное множество силуэтов хотели утопить Иримэля в этой Бездне.

В этой Бездне, где иллюзии и реальность размываются, Иримэлю пришлось идти. Туман сомкнулся вокруг него, исчезло время — десять ли минут, сто ли лет, эонами ли он брёл по лесу, где каждый корень, каждая кочка сухой земли хотели заставить его споткнуться и остаться здесь потерявшимся разумом. Сломленным разумом. Уничтоженной волей.

Он брёл посредь деревьев, которые сменялись другими, растущими там же, где разум их запомнил в прошлый раз, и так создалось ощущение, что чернокнижник не сдвинулся и на десять шагов. Как если бы он топтался на месте. Бесконечное количество шагов, пройденных им, не отмерялось даже миллиардами. Не было такого числа, которое могло бы хоть примерно отразить длину его пути. Просто не было. Не было и пути.

Всё было бессмысленно. Нет смысла. Нет пути. Нет стремлений. Идти некуда. Обречённость в каждом иллюзорном вдохе. Боль, выворачивающая грудь, в каждом мгновении. Но всё ещё были те, кто чувствовал его состояние. Они же его выдернули из леса, который напоследок привёл Иримэля к новой точке. Туман чуть рассеялся. Обречённость сменилась насмешливым видением одинокой души, сидящей на камне и смотрящей в пустоту.

Эта душа обернулась. Хмуро взглянула на распадающийся во Тьме разум живого эльфа. Мейлориэль взглянул на него, и вмиг место, где не было неба и земли, сменилось потолком и ковром пандаренского домика. От иллюзий остался лишь грубый всепроникающий шёпот, слетающий с губ пребывающего в бреду, далеко не в реальности, чернокнижника.

— Ты всё поймёшь, шагая по чёрному лесу...

Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Скрины: imgur.com/a/DQa44Gx

Ролевые итоги:

— Тело Мейлориэля, погибшего в битве за деревню Туманного Водопада, было исцелено Тьмой от ран и помещено в кристалл. Теперь останки не тронет тлен;

— Ксал'ато, оружие Мейлориэля, перешло к Морране, которая в дальнейшем будет его носителем до воскрешения самого Мейлориэля;

— Чернокнижник Иримэль, при поддержке Морраны и Эларис, погрузился в пространство, созданное Ксал'ато, известное как «Чёрный лес». Он в самом деле увидел душу Мейлориэля. Это значит, что душа в самом деле сохранена Ксал'ато до дальнейшего распада;

— Бездна и сам топор оказывали на разум Иримэля ментальное давление, что привело к следующему:

– Долгое блуждание во мраке привело к потере ориентации в пространстве. То, что ему кажется далеко, может быть совсем близко, а то, что близко — неимоверно далеко. Его тело воспринимает расстояние как обычно, но отравленный разум воспринимает по-своему, с искажениями;

– Потеря чувства реальности: такое ощущение, точно бы Иримэль смотрит на себя со стороны и не в силах управлять своими же действиями. Реальный мир кажется не таким реальным, и это приводит к тому, что краем глаза он в любой тени находит морок, по типу тех, которых он встретил в чёрном лесу. Однако при попытке их разглядеть, они исчезают;

Запрашиваемая награда: учёт ролевых итогов, прогресс в воскрешении персонажа «Мейлориэль».

Дополнительно: персонаж «Сатурн» является неигровым персонажем члена команды, использованным для отыгрыша души воскрешаемого персонажа «Мейлориэль» и на награду не претендует согласно правилу 10.5. В рамках цепочки воскрешения является сюжетным персонажем; вне её — неигровой персонаж члена команды.

Участники:

Сатурн MW

Иримэль

Моррана

Видение

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Здравствуйте!

Ваше творчество было оценено, согласно критериям, указанным в пункте правил 1.14.
Творчеству присвоена оценка "3", к выдаче опыт.


Выдать награду за событие:

Иримэль
Моррана
Видение

Дополнительно:

Сатурн является сюжетным персонажем, как прообраз души, демонстрируемый клинком.
Прогресс в воскрешении учтён.

Ролевые итоги:

☼ Тело Мейлориэля, погибшего в битве за деревню Туманного Водопада, было исцелено Тьмой от ран и помещено в кристалл. Теперь останки не тронет тлен.

☼ Ксал'ато, оружие Мейлориэля, перешло к Морране, которая в дальнейшем будет его носителем до воскрешения самого Мейлориэля. Пока что клинок не видит в ней своего истинного хозяина и его потенциал ещё предстоит раскрыть.

☼ Чернокнижник Иримэль, при поддержке Морраны и Эларис, своим сознанием погрузился в пространство, созданное Ксал'ато, известное как "Чёрный лес". Он в самом деле увидел душу Мейлориэля. Это значит, что душа в самом деле сохранена Ксал'ато до дальнейшего распада.

☼ Долгое блуждание Иримэлем во мраке привело к потере ориентации в пространстве. То, что ему кажется далеко, может быть совсем близко, а то, что близко — неимоверно далеко. Его тело воспринимает расстояние как обычно, но отравленный разум воспринимает по-своему, с искажениями. Бездна глубоко засела в его разуме и, ввиду не самого длительного контакта, ей ещё можно противиться. Стало ясно, что погружение без должной подготовки в столь мрачное место, очевидно подчинит и сломит волю любого незащищенного существа. Одновременно с этим у Иримэля потеря чувства реальности: такое ощущение, точно бы Иримэль смотрит на себя со стороны и не в силах управлять своими же действиями. Реальный мир кажется не таким реальным, и это приводит к тому, что краем глаза он в любой тени находит морок, по типу тех, которых он встретил в чёрном лесу. Однако при попытке их разглядеть, они исчезают. Иримэль ещё целых две недели будет ощущать указанные выше расстройства.



Если у Вас остались вопросы, касаемо вынесенного решения, то Вы можете обратиться ко мне в личные сообщения на сайте (https://rp-wow.ru/users/66), в Discord (AnyTweetAny#3571) для получения ответов на них.

С уважением,

Проверил(а):
AnyTweetAny
Выдача (Опыт):
Да
Выдача (Арбитраж):
Не положено
+2
02:41
14:42
97
Нет комментариев. Ваш будет первым!