Всевозможные слова проскакивали мимо моих ушей, множественные речи, исходившие от людей, чьих имён я не знаю, и чьи лица в моей памяти забылись тогда же, когда я проходил мимо них, толком не оглядывая, лишь смотря вперёд – неясно, сколько я бродил в таком сонном состоянии, когда даже улицы, по которым я, казалось, уже не раз проходился, становились совершенно незнакомыми и чуждыми: словно бы выстроенные по-новому, они всё больше напоминали лабиринт, в котором множественные деревянные стены гнили, а на их месте возникал десяток новых, расходящихся во множественных направлениях, ведущих неведомо куда. Убогие узоры, которые нередко виделись в качестве росписей на домах, крышах, порой, выложенные в какой-то форме, являясь каким-то своеобразным атрибутом, украшающий оконные рамы, двери, проёмы и арки, складывались вместе в какую-то картину, как если бы дерево, медленно выпрямляясь, деформируясь, соединялось с собственными обрывками в форме досок и других строений, так, или иначе, носящих на себе часть мозаики: нечто столь ужасное, примитивное, неотёсанное, вызывало у меня лишь непонимание – я продолжал вглядываться в этот узор, пытаясь рассмотреть хотя бы какую-то его часть, но постоянно ловил себя на мысли, что это просто бессмысленный набор хаотичных обрывков, никак не связанных, и не образующий ничего, кроме простых линий.

Мои размышления прервала боль и сильная усталость, разразившаяся по всему телу, подобно волне, делая конечности тяжёлыми и еле ощутимыми – всякие силы стали покидать меня, моё изнеможённое тело, казалось, бьётся в агонии: мои уши заложило, и до меня доносился лишь неприятный, причиняющий боль, звон, вперемешку с моим сердцебиением. Всё тело пульсировало, а мне ничего не оставалось, кроме как продолжать идти куда-то, пытаясь ориентироваться по тем немногим знакам, которые сохранили свою первоначальную форму – словно бы туман спустился на землю и я, шагая почти вслепую, искал то немногое, что могло бы дать мне хоть малейшую подсказку о том, где я нахожусь. Я так и шёл, пока меня не охватило ощущение, что я нахожусь за пределами города – выйдя на некое пространство, что всё теми же чуждыми образами казалось мне незнакомым, я увидел перед собой воду, что сплошным слоем, неподвижным, словно бы замороженным во времени, доходила до противоположного берега, уходя куда-то вдаль: мутная и грязная вода, в которой было трудно разглядеть даже собственное отражение, покрытая тонкой туманной пеленой, еле заметной и, всё же, бросающейся в глаза. Особенно сильно въелась в память эта туманная пелена – неестественной ясностью, эта сцена, в которой под ночным небом, усыпанным множеством звёзд, находилось не то озеро, не то сток, не то простое ответвление реки от устья, и точнее всяких других образов, куда более ярких, завораживающих и захватывающих, она отпечаталась в моей памяти.

Лишь на мгновенье, вырвавшись из этого подобия сна, в котором всякая мысль становилась безвременно долгой, и каждый образ, в мгновенье вырисовываясь на небе в форме звёзд, становился отражением не моих собственных мыслей, а тех ощущений, что я испытывал — боль, усталость, или же нечто иное, что в этих ярких огоньках принимало неведомые мне доселе формы, в которых, казалось, отразились множественные истории и легенды, неясные, туманные, но столь же протяжные, и, подобно самым великим пейзажам, захватывающие. Лишь после этого я ощутил, как эта пелена спадает, и звёзды, в своём блеклом отражении, тускнеют, становясь больше похожи на далёкие костры, готовые вот-вот затухнуть, среди которых не было места тем вещам, которые мне привиделись в нескончаемом небосводе.
Из-за горизонта показалось солнце, и первые лучи светила, с небывалой яркостью, били по глазам, ослепляя, постепенно выводя из того нелепого сновидения, которое мне привиделось у берега – непривычная ясность наполнила мой ум, занимая место постоянного звона и туманного ощущения потерянности, и, вместе с ним, какое-то озарение, столь же туманное, которое откликалось в инстинктах, в моей собственной воле, часть которой я уже попросту не мог контролировать.

Я шёл обратно в поместье, постепенно вспоминая множественные улицы, вывески, и знакомые, уже до омерзения, дома, что всплывали в моей памяти, подобно солнцу, встающему из-за горизонта. Лишь дойдя до моста, на котором я увидел тот великолепный образ, я случайно наткнулся на юную жрицу, чей взор был устремлён куда-то вдаль – одного моего взгляда было достаточно, чтобы обратить её внимание на себя, и тут же в голове промелькнула одна единственная мысль, в которой я смиренно просил о помощи. В своём изучении я столкнулся с громадным количеством проблем, невиданным доселе непониманием и сложностью того, что было написано в фолианте, данном мне лордом Ламбертом – не зная, к кому обратиться, в своих исследованиях, если их до сих пор можно было так назвать, я просил помощи у неё, как у единственной, кто был способен мне что-то объяснить.

Она согласилась, сказав, что завтра поможет разобрать сложные моменты, ставшие для меня неясными, и весь оставшийся день я продолжал заниматься тем же, чем занимался всю прошлую неделю – сидел, сгорбившись, над книгами, выискивая что-то, что было бы меня ясно, и благодаря чему я смог бы понять то, что делает магию магией. С первыми же лучами солнца, она обратилась ко мне, и тут же, почти не думая, я решил перейти к практике – описав проблему – таковой было моё собственное непонимание, которое, даже после её объяснений, никуда не исчезло -, она сразу же стала твердить мне одни и те же истины, что более комплексным и расширенным языком, объясняли то же, о чём говорил лорд Ламберт: концентрация, воображение и, в конечном счёте, понимание. Я снова вернулся к упражнению со стаканом, пытаясь наполнить его водой, не прикасаясь к нему, и когда ко мне присоединилась Дерэна, она начала, словно бы направляя мою собственную волю, не то предлагать, не то указывать то, что мне было необходимо сделать.

«Сконцентрируйся, выпрями руку, как бы охватывая его…», — её голос доносился до моего уха, постепенно перерастая в шёпот, который неестественным эхом отдавался в моём сознании, — «…закрой глаза, представляя этот стакан наполненным водой…»

В какой-то момент её речь стала нераспознаваемой, как если бы сам её голос скрывался за завесой из дождя, в котором белым шумом – каким-то крайне неточным, сплошным, хаотично разбросанным во все стороны, но, всё же, единым звуком -, создавалось подобие голоса, сильно искажённого и, в конечном итоге, слышимого. Стоило этому дождю прекратиться, как этот голос, некогда искажённый, сам разбивался на множественные куски, словно бы исходя отовсюду, становясь шёпотом, что в том же хаотичном порядке, как бы эхом, доносил до меня одни и те же слова, которые мне, по какой-то причине, были непонятны – стоило мне опомнится от этих голосов, как я осознал себя посреди океана, вода в котором была грязной, покрытой туманной пеленой, сквозь которую не проглядывалось даже моё отражение. Я ощутил, как этот океан медленно поглощает меня, забирая из-под моих ног ту немногую землю, которая ограждала от меня море забвенья.

Лишь открыв глаз, я увидел, как столь же туманной и грязной, стакан был наполнено водой, в которой уродливыми образами танцевали отражения, еле видимые, расплывающиеся и исчезающие бесследно – момент истины настал, и в нём, по чудному стечению обстоятельств, мне не чувствовало ни счастья, ни уверенности в своих собственных силах.

Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность/средняя значимость

Участники:
Эхо — 41 уровень (писатель отчёта, ведущий, участник).
Дерэна — 62 уровень (участник).

Предшествующие события:
rp-wow.ru/events/13501.html
rp-wow.ru/events/13480.html

Желаемая награда: опыт.

Ролевые итоги: Эхо одерживает, казалось бы, совершенно никчёмную победу — если её таковой вообще можно назвать -, совершив, тем не менее, громадный, для себя, шаг в развитии магических талантов, ценой ночных кошмаров и резко обострившихся видений, и заручившись поддержкой Дерэны — юной жрицы моря -, в своём обучении.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, автор!

Отчет рассматривался по критериям высокой требовательности, малой значимости.

Награды:

Механ. имя:Уровень:К выдаче:
Эхо41+1 ур.
Дерэна62+0.5 ур.

Ролевые итоги одобрены:

Эхо одерживает, казалось бы, совершенно никчёмную победу - если её таковой вообще можно назвать -, совершив, тем не менее, громадный, для себя, шаг в развитии магических талантов, ценой ночных кошмаров и резко обострившихся видений, и заручившись поддержкой Дерэны - юной жрицы моря -, в своём обучении.

По всем интересующим Вас вопросам можете смело обращаться в личные сообщения дискорда: Lid#2789.

Желаю приятной игры на ролевом проекте Darkmoon!

Проверил(а):
Клубничная Lidcarter
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
19:02
04:11
116
Нет комментариев. Ваш будет первым!