— Ты кровь от крови и плоть от плоти моей, ты отдаешь мне твое тело, чтобы мы были едины, я отдаю тебе свой дух, до конца наших дней, и да расцветем мы в сияньи Аметистового Ока.



Чем занимается маг? Это, на самом деле, далеко не самый сложный вопрос — просиживает часы в лаборатории, пытаясь раскусить теорию того и сего? Да. Жарит солдат противоположной фракции огненными вспышками? Почему бы и нет. Охотится за потерянными артефактами? Да пожалуйста! Все ответы будут верны в той же мере, но они открывают глаза на один аспект магии, который не перестаёт нас удивлять — магия не имеет пределов. Это не обязательно оружие, не обязательно искусство, не обязательно инструмент и даже не обязательно наука, — это нечто, что определяет образ жизни и образ действия пользователя. И всех их, рано или поздно, навестит странное чувство: изрубить кого-то в первый раз, и обнаружить, что они просто мешки, набитые мясом, кровью и костями.


На вечнозеленые эльфийские земли упал десятый час, а рання ночь накрыла их мрачным платком. Дора'дал, запоздавшие с исполнением указа высших инстанций, собрались под сводом разрушенного иброшенного на попечительство природы и судьбы святилища. Готовые к бою и любой угрозе маги должны были искоренить вновь собравшихся последователей учений Небесной Академии. Феруас, по указу своего командира, был обязан вообразить скачок аккурат в центр их прибежища — действоватьчлены отряда должны быстро, как тигры, зорко, как рыси, храбро, как львы, и стойко, как кодо.



Славный Феруас – мастер и толкователь телемантических искусств – безупречно справился с поставленной задачей. Еще бы, ведь заклинание Скачка — есмь базовый инструмент в руках каждого: от новичка, до Верховного Мага. Всех здешних чародеев накрыла лиловая пелена, в буквальном смысле вырезая их из пространства и вставляя в точку назначения, которой был Анклав Небесной Академии. И их встретили абсолютно точно неготовые чародеи. Отчего неготовые? Оттого, что шпионы и лазутчики Ордена выполняют поставленные задачи безукоризненно. Один момент пред началом атаки, побочные эффекты телепортации — поганое чувство, лишающее и жалости, и страха. Реджинальд обходительно скрылся за палаткой. Фигура в маске заняла выгодную позицию за спинами своих соратников, обеспечивая более комфортную среду. Он принял боевое положение, из которого его точность повышалась, однако способность защищаться терялась полностью. Дора'дал появились из ниоткуда и уже забрали за собой жизни двоих. Одна несчастная даже не успела обернуться, как ее пронзил сжатый огненный импульс — то было заклятием мастера Эрно — а другую поразил выстрел из винтовки Реджинальда, указывая ниспасть на землю и завопить от боли. Лишь одна из них успела посмотреть на своих потенциальных убийц… Но ничего не смогла сделать. Дрожащие руки вытащили кинжал, но уронили его. Ее глаза затуманили слезы, когда мимо нее пронесся эльфийский клинок — то было единичной ошибкой, а никак не жалостью. Остальные последователи обернулись на вопль: кому-то из них не позволял говорить страх, иным ком в горле, но другие, более смелые, начали лихорадочно вопить: «Кирин-Тор! Они прислали убийц!». Членам Ордена не оказали сопротивления. В этот раз.



— Вижу скопление прямо по курсу – основные силы в здании, это их и погубит. Реджинальд, прочисти вдоль и поперек правый фланг. Я уверен, там точно кто-то есть, — не жалуя деву, клинок пронесся к ее голове, лишая последних крупиц жизни, вкупе с преспокойной речью Мейлатара. Эрно же быстро метнулся от одной цели к другой. Резкими движениями руки, тот вновь собрал энергию нейтральной маны подле своих дланей, сплетая их в твердую форму. Несколько магических стрел сорвалось от мага, и те со свистом направились в одного из послушников, кой громче всех и возгласил. Голова, солнечное сплетение и колено. Мейлатар так и не осуществил свою задумку по скорому убийству заплаканной дамы, но кромка лезвия оставила свой след на бледной шее — девушка упала, захлебываясь в собственной крови. Эрно же вывел из этой кровавой игры самого голосистого гоблина на всех Расколотых Островах… Вывел, но не заткнул — преследуя цель оповестить остальных, его горло рвалось от звонких криков. Все уже знали об их присутствии. Кто-то дрожал от страха, а кто-то хотел отстоять свои жизни. Снова без сопротивления, что явно чародеев насторожило — неужели престижному отряду поручили искоренить этих… Тут даже слова подобрать трудно. Но вот, не прошло так много времени, как Реджинальд и Мейлатар напоролись на первое средоточие сопротивления. Чародейка из эльфийского народа явно была не молодой и не глупой, раз смогла засечь выстрел Реджинальда еще его произведения и увернутсья от него же, оказываясь точно перед лицом рослого Мейлатара — его она хотела убрать первым, воссоздав подле сокрытого маской лика чародейскую вспышку. У Эрно дела обстояли гораздо интереснее — оба мага на него обернулись, безусловно, но один из них взмолился ему о пощаде, падая на колени и начиная оправдывать свои действия, а другой выхватил кинжал и понесся в его сторону. Мейлатара спасла как раз-таки маска, ведь если бы не она, то от головы осталось мокрое место в самом что ни на есть настоящем смысле. На деле же он смог прочувствовать силу ее магии, которая вызвала сильный звон в ушах и кратковременное разупорядочение. Эрно… Его ловкость и реакция — даже без очков на лице — его не подвела, и он успешно увел руку нападающего в сторону. Подготовка, щелчок, но вовсе не свист выстрела — раздражающий звук механизма знаменовал осечку. Мейлатар посоветовал бы Реджинальду проверить кристалл внутри винтовки, но сейчас был занят иным, совсем иным делом. Но его он, впрочем, уже закончил; его оппонент была отброшена в сторону ступеней, которые — из-за такой силы в нее направленной — повредили ее черепную коробку и позвоночник, списывая ее со всех счетов, доколе ведомый исполнением приказа Эрно выписал буйному чародею карт-бланш на гибель от всепожирающего огня. Вопли о помощи и мольбе о пощаде, доносящиеся из стен здания, становились лишь громче с каждым их шагом. Они их боятся, а значит победа уже в их руках. Реджинальд сыграл отличную роль на сцене Уинплена, лишая его очередной вины. Мужчина даже не успел закончить фразы мольбы, как замолк. Вернее, его заткнула пуля, что со свистом унесла за собой его жизнь, пронзая череп. Дым, кровь, раскинутые внутренности — все это пробовали снова на вкус застоявшиеся камни эльфийских руин.



— Подзови Реджинальда, они все в здании, и если окажут сопротивление, то нам не поздоровится, — без капли зазрения слагал Мейлатар, шагая к павшим ниц. Тори'зарам съедал все эльфийские эмоции, ни оставляя ничего — ни жалости, ни страха. Клинок пронзил грудь очередной несчастной, доколе левая стопа Мейлатара, давящая на женскую шею, не позволяла жертве даже двинуться. Плачи навзрыд, кашли, вопли и крики — все смешалось воедино, стегая их слух. Они успели защитить главную дверь чарами, а окна забить чем только не попадя. Чародеи остались на последнем рубеже своего сегодняшнего кровавого действа. Они все были готовы умертвить неугодных Аметистовому Оку, а одна из них, завидев смерть своей подруги от рук преспокойного Мейлатара, сделала это сама; она тотчас пронзила себя ненадежным и поржавевшим ножом. Чары защиты на той двери плели коллективно, и они таят в себе умы как глупые, так и широкие. У той защиты было много уязвимых мест и столько же непробиваемых кусков.



Переблески, гул, шум, изничтожение последней надежды! Дора'дал работают как всегда эффектно, а Мейлатару просто не хватило времени на воплощение своей воли в реальность, ведь Эрно преуспел в огорашивании защитных чар, делая их максимально уязвимыми, а Реджинальд увенчал его прием — стрела концентрированной магии попала в цель, барьер исчез в мгновение ока, а дверь разнесло на крохотные куски, которые начали тлеть лиловым цветом на воздухе. Им уже открылась картина, как кто-то жался в углы, прятался под столами и где-угодно, но один из них захотел попрощаться с жизнью раньше срока — в Реджинальда, как самую видимую цель, устремился залп стрел чародейской энергии. Восхищение затмило разум и зрение театрала — плотные сгустки энергии ударили в его тело и прервали его красочную левитацию, возвращая тебя с небес на землю вкупе с парой хороших ушибов. Эрно достаточно быстро взмахнул руками. Он спешно воссоздал несколько чародейских стрел, кои окроплены были огнем. Со свистом те, оставляя за собой языки пламени, отправились в стрелявшего. Их страхи воплотились в реальность. Страждущие чародеи, решившие замазать грехи своих предшественников, встретили свою смерть от рук карателей: выстрел Реджа лишил эльфийку жизни в мгновение ока, заклятие Эрно оставило от буйного мага лишь пепел, дымящий и горячий пепел, который очернил белый пол. Магия Мейлатара поразила целей меньше, чем должна была — одну, если быть точнее. Гоблинша, решившая встретить Верховного Мага атакующим заклинанием, не успела и губ раскрыть для чтения формулы, как ее перекосило, а из-под кожи вырвались уродующие силовые кристаллы — в них превратились все ее внутренности. Была видна работа магической перегрузки во всей ее ужасной красе. Но вдруг, кто-то из толпы решил подстрелить трех ежиков одним выстрелом, а если точнее — одной чародейской вспышкой. В триаду направилось заклинание.



И повезло лишь Реджинальду, который стоял от слова совсем не на линии атаки. Вспышка отозвалась взрывом у тела Мейлатара, а он сам, ведомый ударной волной, отлетел в Эрно и повалил того. Тори'зарам покинул пределы эльфийской ладони, освобождая ярость, гнев. Мейлатар освободился от, казалось бы, даже играющего ему на руку оружия, которое лишало его всяких воззрений. Его луч ударил в того, кто тщетно пытался произнести атакующую формулу — ах, если бы не плетущиеся губы, которые создавали в его ладонях то собранные из маны сласти, то что-либо еще, но никак не сжатые импульсы. Впрочем, их он уже не создаст — бездыханное тело даже не отозвалось алым, всего лишь упало на пол с зияющей в торсе дырой. «Милейшая, разрешите пригласить вас на танец?» — Фигура в маске, словно настоящий призрак оперы, двинулся к эльфийке: «Я стреляю, а мои марионетки танцуют!» — он насильно схватил эльфийку за талию и принялся кружить ее в каком-то подобии вальса. «Танцуй! Танцуй!» — Кричал он и в какой-то момент приставил дуло винтовки к ее ноге, готовясь выстрелить. У Реджинальда удалось заставить свою листоухую визави плясать танцы ее народа, но это… На это было одновременно жалко и забавно смотреть. Ее ноги подкашивались от страха, по веснушчатым щекам реками текли слезы, размазывая легкий макияж, а в последний момент она так и вовсе запуталась в своих движениях, падая лицом в холодный пол. Не умерла, но вот нос разбит, как жаль. Эрно! Мастер защиты и атаки явно доселе не пришел в себя. Его плотная сфера из магии, которой он хотел изничтожить взбушевавшегося мага, не могла образоваться — лишь плотные слои тонкой магии лихорадочно куражили вокруг мужчины, который, к слову, этим и воспользовался: выждав момент, он выстрелил тем же лучом, который когда-то показал Мейлатар, в плечо увлеченного Реджинальда. но его реакция как всегда была на высоте, стоило только краем глаза узреть! Разве можно так отлично читать своего противника? Реджинальд встретил луч средоточием маны в точке, которое тотчас отразило первый в почуневшего заклинателя — последний испускает дух. Из живых остается только плачущая эльфийка и жмущиеся по углам гоблины с первобытным ужасом в их глазах. Мейлатар снова поднимает меч.



— Не возись с ней, Реджинальд. Есть приказ – уничтожить всех. Эрно? — Слышимо, но снова холодно прослагал Мейлатар. Один из зашуганных зеленокожих колдунов выхватил свой жезл дрожащей рукой и прицелился изваянием символов у его навершия в Мейлатара. Кровавый фонтан хлынул из шеи, и мучения прекратились, а в руках Мейлатара все тот же меч… Они не могли уже ни слова сказать, ни движенья создать. Голова гоблинши, сокрытая капюшоном когда-то, упала на пол, как двенадцатый час на Азсуну. Мейлатар уставился пустым взглядом в последнюю гоблиншу в этом оплоте крови и страха, а вот собеседница Реджинальда, держа свой нос дрожащей рукой, лишь промямлила ему: «П-пощадите», — и замерла. Дело почти сделано, остались лишь последние штрихи. Мейлатар велел Реджинальду избавиться от нее, но он воспротивился воле командира — как хорошо, что это не переросло в полномерный конфликт, и Мейлатар смог добиться исполнения указа, оперируя третьим пунктом кодекса отряда. Чародеи вышли из здания уставшие и залитые кровью. «Возвращаемся в Даларан. Приказ выполнен, безупречная работа – как и всегда», — Мейлатар взмыл обеими руками вверх, образуя лиловое чрево пред собой. Переблески и завихрения арканы разрывали ткань пространства, искажая ту. Червоточина вырвалась из одной точки и, отражаясь от альтернативного плана, попала в точку назначения — Даларан. В магическом мареве стали виднеться блеклые очерки площадки Краса, которые, спустя тройку мгновений, стали весьма четкими. Мейлатар ступил в портал первым.



И их встретили огни родного города. Под покровом ночи они добрались до своих комнат на вершине самого настоящего венца Даларана — Аметистовой Цитадели. Их ждали долгие размышления, сомнения и тяготы. Ночь меняет местами приоритеты. Важные вещи отступают на второй план, самые незначительные детали выпирают на передний.




Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Мейлатар, 47 уровень, ведущий, писатель, участник, опыт;
Эрно, 47 уровень, участник, опыт;
Феруас, 44 уровень, участник первой трети события, опыт;
Виртуоз, 49 уровень, участник, опыт.


Ролевые итоги:
Дора'дал исполнили поставленную задачу, гласящую об искоренении последователей учений Небесной Академии, которые вернулись в пустующий анклав за знаниями. Отряд магов вновь позволил остывшим эльфийским руинам вкусить вкус крови, а после покинул пределы Азсуны через портал в Даларан.


Высокая требовательность.


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Отчёт был одобрен как событие высокой требовательности и средней значимости. Ролевые итоги следующие:

● Дора'дал исполнили поставленную задачу, гласящую об искоренении последователей учений Небесной Академии, которые вернулись в пустующий анклав за знаниями.

● Отряд магов покинул пределы Азсуны через портал в Даларан.

Награды:

Мейлатар +2.5 уровня

Эрно +2.5 уровня

Феруас +1 уровень

Виртуоз +2.5 уровня

Успехов!

Проверил(а):
mistress
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
02:41
15:58
125