Во снах мне виделись множественные образы, на первый взгляд никак не связанные, но стоило лишь всмотреться в них, как тут же они вырисовывались в полноценную картину – необузданным потоком, сквозь тёмное пространство, сквозь множественные звёзды, которые расположились на небе, шла река, отделённая некой силой, что одновременно и произрастала из неё, и скрывала её от глаз всего сущего. В этой реке, казалось, множественными слоями находилось нечто столь же сокрытое, куда более глубокое, и неясное – вглядываясь в это что-то, прикасаясь к этой реке, потоки, лишь усиливаясь, сносили меня даже от простого прикосновения, как если бы я, лишь прикоснувшись, оказался полностью втянут обильной энергией, которая охватывает меня, запечатывая в этих слоях.

Лишь всё тот же смрад, что еле уловимыми порывами касался моего носа, пробудил меня от диковинного сна, после которого на лбу проступил холодный пот – множественные образы, коими я воображал все те вещи, описанные в прочитанных мною книгах, словно бы начинали обретать материальное тело, уже почти способные существовать без меня, вне моего рассудка.

Мой собственный разум становился больше похож на мою темницу, в которой, в один прекрасный момент, я буду заточён, без единой возможности выбраться, а тем, кто будет жить снаружи – тем существом, что станет моей заменой -, будет ничто иное, как очередной образ, воплотившийся настолько сильным, столь могущественным и точным, что всякие границы реальности и мира снов сотрутся, разносимые в пыль, и уносимые тем же ветром, который принёс мне этот отвратительный запах, который сегодня, по чудесному стечению обстоятельств, стал мне даже мил.

Вновь и вновь оглядывая свои записи, вновь и вновь смотря на те книги, которые мне удалось найти, я всё с тем же непониманием, всё с тем же страхом и горечью смотрел на множественные предложения, суть которых я мог понять, но, тем не менее, которая оставалась для меня незрима – эта суть, которая, как слой, сокрытый глубже поверхности, просто не давался моему зрению, и я, в своей беспомощности, лишь больше ощущал на себе гнёт посторонней сущности. До вечера я засиживался, перечитывая, и переписывая, собственные мысли, пытаясь что-либо надумать, или додуматься, что подтолкнуло бы меня к этой сути, но всё так же терпел неудачу, словно бы неспособный ко всякому пониманию.

Когда голод стал изводить меня, вместе с жаждой, которая иссушала сначала моё горло, потом и тело, мне не оставалось ничего, кроме как выйти из своей коморки, как на встречу мне вышел Ламберт, интересующийся лишь причиной столь долгого отсутствия. Мне оставалось только выдать все свои переживания и заботы – как мне казалось, это, пусть и немного, но помогло бы мне -, после чего последовало неожиданное, но приятное предложение. Он сказал, что мог бы показать мне несколько техник, быть может, приёмом применения, рассказать то, что действительно мне было необходимо, на что я, наивно полагая, что он действительно расскажет мне что-то дельное, согласился – в общей сути, всё, о чём он говорил, сводилось к совсем уж по простому трактованным истинам, что были мне уже известны, и ни капли не приоткрывающие завесы истинной тайны, так интересовавшей меня. Все его многочисленные изречения, касающиеся моего собственного исследования, моих способностей и предположений, носили скептичный характер и, во многом, так же не представляли для меня никакого интереса и, в какой-то момент очередного бессмысленного сотрясания воздуха, я возразил, сказав, что лучше буду изучать литературу, в которой это описывается точнее, в которой действительно можно было бы найти кусочки паззла, так необходимые мне.

В своей привычной манере, он что-то пробубнил, и, со злобным видом, ушёл в свои покои, ведомый незнамо чем. Вернувшись, он, чуть-ли не бросив в меня стопку бумаг и толстый фолиант, разразился желчью, начиная кричать что-то невнятное, из чего я мог разобрать лишь брань, и редкие слова, в которых проскакивали не то угрозы, не то предостережения, после чего он удалился наверх, всё так же ведомый чем-то, известным лишь ему. Я с неподдельным интересом стал рассматривать старинный фолиант, который, вняв в себя громадное количество страниц, был увесистым, почти неподъёмный, а множественные бумаги – заметки самого лорда и редкие выписки из других книг, сильно схожие с моими -, разлетевшиеся по всему подвалу, и интересовавшие меня много меньше, для меня стали лишним грузом, который я, тем не менее, собрал позже, для более конкретного изучения.

Стоило мне с грохотом положить фолиант на стол, открыть первые страницы, как я осознал, что ничего из написанного не доступно для моего понимания – всё те же множественные теории, описанные неясным, крайне профессиональным языком, в которых фигурируют слова, о которых не приходилось даже вообразить: тысячи описаний историй в которых так, или иначе, должна была отражаться суть, необходимая для понимания, но от чтения книг таких объёмов, от принятия такого количества информации у меня попросту болела голова, а меня самого терзали сомнения на счёт того, что это действительно необходимое мне знание. Даже противный запах, к которому уже можно было успеть привыкнуть, отступил на второй план перед мигренью, которая взвалилась на меня от осознания такого бессмысленного занятия – даже с теми записками, которые я в тоже мгновенье начал читать, ни капли ясности в написанном не появлялось: всё оставалось исключительно на моё собственное желание, в котором я уже толком не мог осознать, хочу-ли я познать секреты Арканы, или же просто лечь спать, словно бы весь день проработав грузчиком на корабле.

Оставив на столе и фолиант, и многочисленные записи, от которых мой стол становился похож на покрытый ковром комод, я отправился на улицу, ибо выдержать это было вне моих сил: то-ли горечь, сковавшая меня в моей собственной беспомощности перед теми объёмами неясных, словно бы неточных, знаний, то-ли скорбь о времени, которое я потратил на это, ввергающую меня в самую глубинную скуку, наполнила меня, оставляя беззащитным перед порывами собственного разума. Шагая по мостам, по тем небольшим улочкам, с которых открывался вид на море, я, в какой-то момент, начал всматриваться в воду, которая в своей глади медленно расходилась и, отражая свет заходящего солнца – слегка покрасневшего, словно бы сотканного из огня -, казалось, горела языками пламени, которые расходились в соответствии с волнами. В этих языках, столь же странно, неестественно, было и моё отражение – искажённое волнами, оно двоилось, расслаиваясь на множество других, и, словно бы отрывая от него кусочки, перемешивая их и разнося в разные стороны, исчезало, сгорая в этом пламени, что чудным образом создавалось заходящим солнцем. Я продолжал вглядываться в эти неописуемые картины, которые рисовались бликами света и отражением солнца, завороженный, сцепленный этим видом – даже здесь, в этом ужасном портовом городе, где всегда несёт рыбой, и здания которого нелепой пирамидой наслаиваются друг на друга, бывают мгновенья, когда пейзаж единственного момента захватывает тебя с головой, и ты, под восхищением, забываешь о всяких вещах, что не давали тебе покоя.



Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность/низкая значимость.

Участники:
Эхо — 33 уровень (писатель отчёта, участник).
Ламбертов — 82 уровень (ведущий).

Предшествующие события:
rp-wow.ru/events/13480.html

Желаемая награда: опыт.

Ролевые итоги: Эхо продолжает продвигаться в своём изучении, пусть и крайне небольшими, еле ощутимыми, шагами, до этого времени терпя лишь неудачи. Так же важным приобретением становится книга, данная лордом Ламбертом, в которой, тем не менее, Эхо, пока что, не удаётся разобраться.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Отчёт был одобрен как событие высокой требовательности и низкой значимости. Ролевые итоги следующие:

● Эхо продолжает продвигаться в своём изучении, пусть и крайне небольшими, еле ощутимыми, шагами, до этого времени терпя лишь неудачи. Так же важным приобретением становится книга, данная лордом Ламбертом, в которой, тем не менее, Эхо, пока что, не удаётся разобраться.

Награды:

Эхо +2 уровня

Ламбертов - Без изменений

Успехов!

Проверил(а):
mistress
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
18:59
15:47
108
Нет комментариев. Ваш будет первым!