Последние дни перед отправкой в Кул-Тирас тянулись слишком медленно. Казалось, что даже время сейчас против нас. Невыносимо долго. И это меня не радовало от слова совсем. Но даже ожидание превращалось в нечто вроде испытания перед началом затяжного путешествия. Это было неприятно. Еще злее было от мысли, что неизвестно сколько времени этот кошмар вообще продлится. Словно самая великая несправедливость заключалась в том, что все наши ожидания не соответствовали действительности.

За окнами постепенно темнело. Было шесть часов вечера, в казарме никого не было, кроме меня. Двери в казармы с новой силой отворились, и на пороге возник какой-то мальчишка, который держал в руках письмо. Он стоял, глядя на меня из-под нахмуренных бровей. Я подняла глаза. Мальчишка был совсем маленьким и казался совсем ребенком. Несколько секунд он разглядывал меня с интересом. Потом сложил письмо и помахал им в воздухе, как флагом, а затем со шлепком положил его на стол и скрылся с моих глаз. Дверь снова закрылась со скрипом и глухим стуком. Стало очень тихо. Я подтянула к себе стул и села, одновременно вскрывая конверт. Внутри был лист белой бумаги, на котором крупным каллиграфическим почерком был выведен текст с просьбой о помощи: в Красногорье снова что-то стряслось, и они потеряли контакт с одним из разведывательных лагерей, что находился в Пылающих Степях. И главное, что писал сам Борис Коварный, а значит, дела были максимально серьезными и требовали скорейших разбирательств.

Время поджимало. И я знала это. Более не теряя времени, я бегом вышла из казарм. В мои глаза ударил солнечный свет и я невольно щурилась, пытаясь разглядеть легионеров, что отдыхали у казарм и занимались своими делами. Внезапно я замерла — на меня уставились. Было понятно, что я выгляжу слишком встревоженной. Я отступила на шаг, сжала кулаки и спрятала их в карманы — попытка справиться с внезапно навалившейся на меня нерешительностью вызвала нервную дрожь. Я почувствовала на своем плече чей-то взгляд. Оглянувшись, я увидела трех легионеров, они стояли неподалеку и внимательно меня рассматривали. Мне пришлось спокойно стоять, пытаясь сохранить безразличный вид.

Тяжело вздохнув, я закричала, как можно громче: «У вас минута на то, чтобы одеться по форме и построиться!» — я произнесла это таким тоном, что они не решились меня перебить. Мне часто приходилось кричать, ибо для меня это единственный инструмент управления отделением, и с этим ничего нельзя было поделать, учитывая мой возраст и рост. Я всегда знала, что во мне окружающие лишь видят ребенка, которого облачили в офицерские доспехи. Это раздражало, но с этим пришлось мириться; постепенно моя нервозность отходила на второй план и я наблюдала за тем, как легионеры мешкаются туда-сюда в попытках собраться быстрее. Наконец, когда они все построились в одну ровную шеренгу, я увидела на их лицах выражение, которого ожидала — все они были уверены в себе. Это не могло не радовать. Выигрывая время для продумывания дальнейших действий, я смерила взглядом каждого солдата и задала им пару вопросов, но в основном о Темной Орде, а точнее, о ее остатках, что активизировались в последнее время. Мою голову терзали мысли о том, как бы быстрее добраться до красногорского блокпоста. В строю я приметила хорошо мне знакомого седовласого чародея — Рено, и в голове зародилась самая простая мысль — портал. Именно портал бы нам сейчас и помог, чтобы поскорее добраться. Я вызвала его вперед легким жестом руки и приказала мне помочь с открытием. «Это же насколько надо облениться, чтобы открывать порталы в Красногорье» — поразмыслил он, одновременно с этим создавая базис — то, что вскоре станет порталом. Руки чародея искрились пурпурными и белыми всплесками — чистейшей арканой. В пространстве словно появилась что-то похожее на черную дыру. «Нам нужно торопиться» — возразила я, помогая в начинаниях чародея. Я напрягла свой разум и каждую часть своего тела, концентрируясь. Координаты были на мне, которые я уже просчитывала в уме. Мне, как командиру, пришлось зубрить всю карту Восточных Королевств, и это уже не раз пригодилось. Мои руки также буквально заискрились, и мне оставалось лишь направить луч преломления в нужное место — наконец, портал засиял голубым и пурпурным, а в нем появились размытые очертания Красногорья. Чародей завершил создание портала, в конце его слегка увеличив, чтобы даже особо крупные легионеры могли спокойно вместиться, на моих женских, несильных руках осталось его поддержание. "… шагаете в портал, пять секунд!" — вновь сорвалось с моих уст, и легионеры, одним за одним, исчезали в портале, оказываясь уже у блокпоста Красногорья, потом и я оказалась там, как самая последняя. Портал в Штормграде закрылся с небольшим хлопком, и всех нас словно там и не было.

Блокпост был не слишком большим, а из войск были в основном новобранцы. В белых доспехах с синими деталями. И все, как на подбор стоят смирно. Просто идиллическая картина. Мы нарушили их спокойствие, появившись весьма внезапно. Но они все равно держались спокойно. И потому я, осознав истинное положение дел, коротко высказалась по этому поводу, подходя к другому сержанту, имя которого я даже и не вспомнила. Помимо формы нас выдали и слова, но мы не преследовали цели скрываться. Наша форма сияла на солнце благодаря позолоченным вставкам и каемкам, и мы слишком сильно выделялись на фоне простых солдат из регулярной армии. Поэтому лучше было вести себя естественно, но я все равно подошла к незнакомому сержанту практически вплотную, уставившись на него. Он заговорил первым. Я нашла в себе силы ответить на его приветствие, четко выговаривая слова, и заметила, что слишком высокомерна, поэтому я замолчала на время, позволяя ему договорить. Теперь, после разговора у нас было достаточно информации: остатки Темной Орды смогли набрать достаточно сил, чтобы отбить свои позиции, а войск в Красногорье сейчас для этого не хватало. Нас решили отправить первыми, а новобранцы поплетутся за нами. Что же, выбора не было — оно так и случилось. Под конец мне вручили сигнальную ракету и сказали использовать, когда доберемся до дозора Морганы — нам помогут.

Я приказала идти за мной, и все солдаты двинулись вперед. Местность хорошо я знала только на картах, и двигалась интуитивно, и благо, что в нужном направлении. Нас уже поджидали, а я даже и не заметила. Как только мы начали подходить ближе к Пылающим Степям, на нас выскочили из засады: множество свирепых серо-зеленых орков выбегали из-за холмов, что-то неразборчиво крича на орочьем. Бою быть, и даже не смотря на неожиданное появление врагов, мы не растерялись и сразу же понеслись атаковать. Я, истошно крича, прыгнула на одного из орков, сжимая меч в своих руках покрепче. Орк дико заверещал, попытался отвернуть от меня свою ужасную морду и поднял руки, целясь когтями мне в лицо, но, когда наши клинки сошлись у него над головой, я расхохоталась. Повернувшись, я в бешенстве замахнулась мечом ему на шею, но орк тут же сам в последний момент кинулся на меня, пытаясь проткнуть мне живот своим холодным клинком. У орка были мускулистые руки, покрытые буграми мышц, и было ясно, что полутораметровая девка, коей я и являлась, ему не ровня. Увернувшись от удара, я отскочила на приемлемое расстояние и прочитала заклинание: в голову недоброжелателя влетела огромная ледяная стрела, что раздробила его череп вдребезги. Перекинув меч в левую руку, я метнулась к другим. На одного из моих солдат — дворфа по имени Халнор, накинулось сразу два громадных орка, а вдали враги зажимали монаха-новобранца — Джерико. Он отбивался от свирепой тройки с большим трудом, но даже несмотря на его монашеское мастерство, ему неплохо так прилетело. При всем желании я бы не смогла ему успеть помочь, в отличие от остальных легионеров. Так остальные метнулись к нему, а я помогла добить двоицу, что напала на дворфа. И пока другие солдаты убивали тройку орков, они даже и не заметили, как еще одно выскочившее ордынское отродье напало на одного из солдат, и этим невезунчиком оказался Роидал — топор буквально застрял в его плече, дробя кости. Это было жуткое зрелище, полилась кровь. Очень много крови. И даже когда поле боя осталось за моими солдатами, мы не стали терять времени. Роидал рухнул на колени, пытаясь заморозить свое плечо, чтобы хоть как-то остановить кровотечение, и благо, что наш достопочтенный целитель Джерико смог ему помочь даже после нелегкой битвы, но в полевых условиях мы не могли сделать все идеально, и мне, так же пав на колени, как и несчастному эльфу, пришлось его держать, пока из него буквально вырвали топор. Роидал стиснул зубы и прикусил ткань, но несмотря на его прекрасную стойкость, мне казалось, что сейчас мы потеряем еще одного мага, но Роидал героически выстоял, пока Бренермет исцелял при помощи Ци раненного солдата; одновременно с этим ко мне подошел Уиллис, но я не стала его уж шибко слушать и приказала ему разведать территорию, пока я и дальше держала раненного. Из-за Джерико вокруг нас появилась нефритовая дымка, и даже мне стало как-то немного спокойнее. Процесс лечения не был таким уж долгим, но даже за это время легионеры успели поболтать. Когда было понятно, что жизни рен'дорая более ничто не угрожает, мы дождались нашего разведчика и двинулись дальше.

На удивление, вдали было пусто, и мы смело подошли ближе к воротам, ведущим в Пылающие Степи. По бокам гордо развевались на ветру ордынские знамена, и было ясно, что напролом идти нельзя. Из-за смога нас не было отчетливо видно, да и к тому же вечерело. Я вновь переглянулась с Уиллисом — нам нужно было все разведывать. И мы, как отважные воины, последовали вперед. Я совершенно быстро при помощи магии слилась с окружающим миром, словно мое тело растворилось. Я видела все, но никто не видел меня, и теперь командовала словно из пустоты — остальные легионеры остались нас ждать, а мы с моим заместителем, не видя друг друга, пошагали вперед. У ворот было три орочьих стражника, и все они переговаривались на своем языке, который я, на удивление, знала. Все же, долгая жизнь в Калимдоре давала свои плюсы по типу знания ордынских языков. Но ни о чем интересном таком орки даже и не думали говорить: бубнили они что-то чернокнижниках да об ограх, которые им не нравились, и говор их был похож на урчание злобных собак, что готовы наброситься на тебя в любой момент. Нам пришлось с ними расправиться быстро, но одна самая мелкая орчиха выжила и убежала звать на помощь. Мы отошли назад, готовясь к тому, что сейчас сюда прибежит целая толпа орков. Но прошла минута. Две. Три. Четыре. Пять. Никого не было. Подозрительно тихо. Ни барабанов, ни криков. Мне это не нравилось, но искать обход не хотелось — возможно, нас бы еще ожидала парочка засад, а драться лишний раз не хотелось. Если уж и биться, то на убой. Не зря удар легионера это то, что последний раз в жизни видят враги.

Мы, грубо говоря, поперлись вперед. Было безумно жарко и воняло серой. Меня невольно начало тошнить, и это было очень не во время, но я терпела. На теле начали проявляться капли пота — плотная кожаная броня этому способствовала, и сердце невольно начинало биться сильнее. До дозора Морганы оставалось близко. Я облегченно вздохнула, вытирая капли пота со лба. Мне казалось, что и сейчас мы можем дойти без проблем, но вдруг мы завидели слишком огромных волков, что доедали остатки несчастных солдат. Зрелище было не из приятных, меня передернуло, ведь было ясно, что лежат они здесь недавно, словно это полчаса назад. Большие и мохнатые собаки не были страшнее орков, и тех удалось убить практически быстро с дальнего расстояния. В их тела попали и огненные шары, и ледяные стрелы, и пули, они с воем пали и больше решили не вставать, так и помирая в луже крови рядом с сожранными солдатами. Далее путь вел нас вверх, на самую гору, и я только открыла рот, чтобы сказать о том, что нам снова понадобится разведка, меня прервал Вандергрифт, который подгонял легионеров идти дальше. Я вновь почувствовала себя как-то не очень, ведь была командиром, а казалось, что вновь стала рядовой. И я не успела возразить — все солдаты поплелись вверх, что меня неистово возмутило. На ор у меня не было ни сил, ни желания, ни возможности — если я бы повысила свой голос хотя бы на тон, нас могли бы услышать, а это лишние неприятности. Путь был, естественно, недолгим, и мы встретились с огромными ограми, которые уставились на нас, а мы — на них. Это был максимально неловкий момент, и было непонятно, кто кого считал тупее, мы их, или они нас. В один момент мне показалось, что наши интеллектуальные способности равны, и пока мы думали, что же делать, огры напали на нас. На звуки боя начинали стягиваться и огры, что были в башне — эти розовые неповоротливые существа, и двигались медленно, и каждый их шаг сопровождался глухим топотом. В тот момент мне казалось, что будет весьма благоразумным использовать сигнальную ракету. Так я и сделала, оповещая наших достопочтенных союзников о том, что можно двигаться дальше. Оставалось лишь ждать, одновременно с этим расправляясь со стражей огров. Почти все идеально, к тому времени подоспели и остальные огры, вооруженные топорами. Роидал, недолго думая, сделал самую гениальную вещь — он, использовав все свои магические навыки, приморозил огров, так они и застыли прямо в воротах, и как же нам повезло, ведь к этому времени солдаты Красногорья прикатили пушки и начали вести обстрел. Мы разбежались по сторонам, ожидая, когда же они закончат. Мне понравилось, что тот самый эльф бездны — Роидал взял на себя командование пушкарями, пока остальные были заняты тем, что выжидали да отбивались. И когда, казалось, они перебили всех бездумно выбежавших, ко мне подбежал один из канониров и заверещал: «Мы не можем стрелять, там наши в клетке!». Сначала меня поразили их навыки разведки, ибо при всем желании никто бы из наших не смог разглядеть это все вдали, а затем мне нужно было думать, как же их вытащить, но все состоялось по отработанной за день схеме: те, кто могут быть невидимыми, идут вперед, авангард отвлекает, а стрелки и оставшиеся маги — все еще стрелки и маги. Идеально, пускай и примитивно. Рено, Уиллис и я вновь полезли в гущу событий, одновременно с этим думая, как же освободить солдат, но эти успел заняться наш седой чародей, а я со своим напарником и одновременно заместителем начала отвлекать их на себя. В тела огров вновь полетели магические снаряды, и несмотря на наши старания, они просто оставили людей, а сами же, битые нами, решили ретироваться — несмотря на наши старания, они открыли портал и исчезли, словно никогда их и не было. Это безумно задело меня и мое самолюбие, настроение в момент испортилось, пускай уже все было и хорошо — дозор Морганы был отбит, а солдаты высвобождены из клетки — они мгновенно пошли к своим же, а я собрала своих орлов вместе. Я уверена, они видели мои злобное выражение лица и понимали, почему оно такое. Да, я была недовольно тем, что они повели себя нерасторопно, и я пообещала каждому устроить взбучку. Чтобы хоть как-то успокоить себя, я подошла к какому-то маленькому деревцу и сорвала оттуда пиньяту в виде огра — то был мой боевой трофей. После же мы начали возвращаться в Красногорье. Наша миссия была выполнена практически успешно.


Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность


Аметист — 120 уровень (писатель отчета)

Рено — 120 уровень

Медведь — 91 уровень (ведущий, не участвовал)

Роидал — 42 уровень

Уиллис — 120 уровень

Бренермет — 35 уровень

Вандергрифт — 120 уровень

Халнор — 110 уровень

Эвальд — 43 уровень


Желаемая награда: опыт, золото

Ролевые итоги: 1. Дозор Морганы был отбит от огров. 2. Аметист получила пиньяту.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток!
Событие рассматривалось по критериям высокой требовательности и средней значимости.

Ролевые итоги:
- Дозор Морганы был отбит от огров.
- Аметист получила пиньяту.

Награда:
Аметист - +4.8 к зол.
Рено - +4 к зол.
Медведь - +1.2 к зол.
Роидал - +3 к ур.
Уиллис - +4 к зол.
Бренермет +5 к ур.
Вандергрифт - +4 к зол.
Халнор - +4 к зол.
Эвальд - +3 к ур.


По всем вопросам - Exidde#0334

Проверил(а):
Exidde
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Да
02:58
04:58
161
Нет комментариев. Ваш будет первым!