Прошло уже несколько недель, после того как ковен Дев Очага ушёл из владений ордена чернокнижников Мрачной Жатвы. Охотничий аванпост был не в лучшем состоянии, когда Тристи в него вернулась с остальным составом своих слуг. Поэтому первым делом послушницам и смертным слугам Тристи пришлось убраться, а сама старшая демонесса взялась за улучшение работы купола демонических иллюзий, возведённого вокруг аванпоста. Когда все мелкие уборки, приготовления и восстановления активной работы на аванпосте были закончены, взрослые колдуньи и старший матриарх ковена вновь собрались в круг для принятия решений в создавшейся ситуации.

У демонесс больше не было уютного и хорошо защищённого места для спокойной жизни и развития ковена. Но покинуть чернокнижников было просто необходимо. Власть их ордена над свободным ковеном суккуб начинала постепенно усиливаться и переходить границы дозволенных соглашений. Добровольное рабство и подчинение чернокнижникам было неприемлемо ни для одной сайаады из ковена Дев Очага. И когда чернокнижники начали настаивать на подчинении, Тристи приняла окончательное решение о своём уходе. Она развеяла уже давно взломанное клеймо Генриха фон Фейербаха и покинула разлом Зловещего Шрама вместе с ковеном … Повелитель Пустоты нарушил одно своё обещание и оставаться с ним становилось слишком опасно. Тристи можно назвать убийцей, военной преступницей и безумицей … но не работорговцем своего собственного народа.

Теперь ковен располагался в диких джунглях кратера Ун’горо. Полных примитивной и первородной жизни этого мира. Древняя земля была хорошим местом для добычи пропитания, но обосновывать здесь свои владения было слишком опасно. Выживание держалось на магических силах колдуний ковена, поддерживающих иллюзии вокруг оплота, скрывающие его от диких чудовищ … но их сейчас было слишком мало.

Достойного места для проведения призыва у ковена сейчас не было. Однако на аванпосте можно было найти место для проведения колдовских ритуалов – охотничий дом аванпоста, платформа на котором была достаточно просторной для установки алтаря. Но алтарь для задуманного полагался лишь в идеале.

А задумано было следующее. В лагере было две эльфийки-служительницы, для которых уже было давно предрешена кандидатура будущих сестёр. Однако, в пору их молодости по сравнению с другими девами-сайаад, старшая матриарх предпочитала задержаться с их обращением. Но в нынешнем положении ковен нуждался в пополнении кадров. Но провести ритуал можно было лишь с одной из служительниц ковена.

Выбор пал на Морену Утренний Туман.

Собрание было распущено после принятия решения о проведении ритуала обращения. А следом, Тристи пришла к своей служительнице и велела ей готовиться к ритуалу. Она не сказала к какому именно, лишь сообщила ей что в ковене будет проводиться ритуал и её присутствие необходимо на нём.

Охотничий дом преобразился после того как были убраны все лежанки, ящики и оружейные стойки. Высокая демонесса стояла в центре платформы и наблюдала как молодые суккубки-послушницы расстеливают шкуры на полу и раскидывают разных размеров подушки. Место ярко осветилось, после того как был свёрнут и убран металлический навес над охотничьим домом. Место озарило множество свеч и подсвечников.

Воздух наполнился запахом плавящегося воска, благовоний и свежевыбитого меха. Проносящийся ветер покачивал пламя на свечах. Ковен собрался кружком вокруг старшей. Тристи заранее известила своих служителей о предстоящем ритуале и вечеринке и на собрании верная служительница Веландри раздавала напитки.

Лишь половина ковен была собрана к ритуалу. Не все сайаад из дев очага были здесь. Ещё двоим старшая поручила подготовить к ритуалу одну важную вещь. Охотницы аванпоста были заняты отловом дичи и некоторые из суккуб-работниц аванпоста занимались иными нужными делами. Поэтому здесь присутствовали не все суккубы, а лишь те немногие ритуалистки, у которых не было крайне важных обязанностей в данный момент.

И всё пошло немножко по плану. Когда всё было уже готово к ритуалу на месте не оказалось важной приглашённой – Морены. Леди Утренний Туман опаздывала. И очень сильно. Неприемлемая наглость для колдуньи-ритуалистки, не поспевать и задерживать собрание остальных своих коллег. Прошло целых 20 минут прежде чем эльфийка явилась на место проведения ритуала.

С поклоном она извинилась перед высокой сайаад, но и так уже злая старшая матриарх была лишь обескуражена её беспечным тоном при появлении. Морена была отчитана … однако все эти слова были лишь пустым звуком для сайаад, если они не сопровождались чем-то жестоким. Старшая провелась рукой по кнутам и цепям, завязанным на ручке привязи у своего пояса. У неё было жестоких выборов, насчёт того какую она хочет подарить боль своей провинившейся служительнице … но она взяла свою самую маленькую плётку. Не боевую, сделанную как раз для таких случаев.

Но даже от этой плётки, после того как Морена жестоко схлопотала, на спине у неё остались заметные синяки и даже кровавые прорези. Два довольно крепких удара могучей старшей сайаад рассекли плоть до костей. И наказанная эльфийка-служительница распростёрлась на подушке, стеная от боли … но она уже привыкла к ней после подземелий Мрачной Жатвы. Её состояние после грубого ритуала, проведённого орком-чернокнижником, принесло ей достаточно страданий, и она уже привыкла к ним. Именно из-за этого она была избрана перед Веландрис … она была больше готова к тому что последует дальше.

Тристи велела присутствовавшей здесь второй эльфийке-служительнице принести лечебного зелья и полотенце, чтобы обработать раны схлопотавшей наказание Морены. Та сделала это очень быстро и буквально спустя минутку уже поила лежащую на подушках высеченную эльфийку зельем и вытирала её спину, раны на которой быстро затягивались от воздействия качественно приготовленной медицины.

Тристи, тем временем, пока с побитой эльфийкой возились, готовила речь и кинжал для жертвоприношения. Она покручивала в руках фамильную реликвию, с иронией поглядывая на её грани. Возлюбленная её уже давно забылась в само-уединении. Здесь, на ритуале, была лишь её знакомица Варна, которую она привела в ковен с собой, и которая сейчас училась в ковене. Она была самой опытной сайаад из всех присутствующих, кроме самой матриарха ковена. Её холодный взор пронизывал обеих пока ещё смертных эльфиек …

Восстановившись, Морена поднялась на ноги и подняла свой покорный взор на старшую демонессу. Тристи строго хмурилась, взирая на молодку и понимая, что для неё это было вовсе не наказание, а извращённая ласка от её хозяйки. Но более спекулировать насчёт всего этого она не желала и сразу перешла к важному моменту ритуала.


Ковен Дев Очага никогда не были работорговцами и знали, что насильное вовлечение в ковен это ужасная ошибка, из которой взрастают семена предательства и непослушания. Рабов нельзя называть сёстрами, предательниц нельзя привечать в своём ложе и внутри своих личных покоев.

Тристи высказала Морене решение ковена о том, что эльфийка станет следующей сестрой и что это собрание было сделано именно для неё и целью ритуала станет она … если согласится на это по своей собственной воле.

И Морена только ждала этого момента. Этого самого предложения в котором она, опав на колени перед своей властительницей, скажет ей – “Да!”. Её уже давно терзала боль, после глупости которой она совершила в Разломе Зловещего Шрама, согласившись пить кровь повелителя преисподней из чаши, поданной ей орком-чернокнижником Гхарагом. Её ждала не лучшая судьба подчинения чудовищу, и выбор у неё был невеликий… всё это было лишь тривиальная процедура, ведь её решение было уже давно известно ещё в Разломе. Тристи была ужасной хозяйкой, какой никакая эльфийка никогда добровольно не согласится подчиниться. Но для Морены она была лишь меньшим злом, которому будет приятно отдать себя во служение … вместо того чтобы стать игрушкой жалкого и трусливого чудовища, кровь которого уже извращала её тело.

Услышав согласие Тристи вновь обратила свой взор на Веландри, которая стояла с подносом полным суккубьего алкоголя и бокалов для него. Старшая сайаад велела юной эльфийке подойти к себе и взяла с её подноса один бокал. Затем благодарно кивнув её, велела вернуться служительнице на её место, в край зала.

Необычный бокал, способный удерживать в себе мощь демонической выпивки, в руках Тристи, следом, был зачарован. Демонесса обвела его ободок рукой и по особому стеклу заструились светящиеся лазурные линии. Следом она сошла с подушки, на которой всё это время гордо стояла и ступила в жалостливо трясущейся от нетерпения и боли Морене.

Ритуальные одежды, которые эльфийке было предусмотрительно приказано приспустить, перед наказанием. И которые она сейчас придерживала лишь в своих ручках опали, когда в них оказался зачарованный бокал. Тристи подставила руку и даже не поморщившись, сжала лезвие кинжала над бокалом. Он начал наполняться фиолетовой субстанцией, которой представляла себя кровь старшей демонессы.

Старшая сайаад убрала кинжал от ладони, и рана мгновенно затянулась. После чего она обтёрла руку об кинжал и убрала его в ножны. Затем скрестила руки и строго взглянула на Морену. Ей было положено опустошить этот бокал и всё было сделано так чтобы внутри бокала не осталось и последней капли … кровь плескалась в нём, но не оставалась на стенках, быстро стекая вглубь.

Настал самый важный момент ритуала. Морена поднесла бокал к губам, открыла ротик и полностью опустошила его до донышка. Он остался пустой, а девушка облизнулась. Кровь была действительно очень сладкой. В эссенции была виноградная слащинка.

Но сладость быстро обернулось болью, когда эльфийку согнуло на подушке. Доза крови была довольно большой, ведь это был бокал для самой старшей сайаад, которая была великого роста. Эльфийскую девушку моментально повергло в слабость, и она перестала шевелиться. Конечности отнялись, дышать было трудно и всё что Морена испытывала – дискомфорт и боль во всём теле.

Госпожа Дев Очага, тем временем, пока её служительница начинала обращаться, перевела взгляд на одну из молодых сайаад-послушниц ковена и резко кивнула ей, подавая той сигнал. Молодка быстро бросилась прочь к одной из закрытых палаток аванпоста, рядом с которой стояли ещё две сайаады. Все они втроём зашли внутрь палатки, скрывшись за входным пологом.


Морена мутировала быстрыми темпами. Тристи склонилась к ней и зажала в её руках бокал покрепче, чтобы она случайно не выпустила его из своих рук. Затем поднялась и начала наблюдать как девушку буквально извращает на глазах.

Мутации начали изменять её тело уже после первых нескольких секунд. На глазах одной из служительниц и половины ковена, Морена потеряла свои ноги … они просто отсоединились от её тела и на месте их, начали быстро расти новые. Кожа на её спине между лопаток, сначала сильно покраснела, потом принялась бугриться нарастающими мускулами новых двух конечностей. Кожу на лбу дрожащей эльфийки быстро прорезали два рога.

А следом, резко, с бокала на её тело перекинулись лазурные линии. Эльфийку скрыло в чернильно-чёрных клубах непроглядного дыма, сквозь который было можно разглядеть лишь яркую лазурь линий поддерживающей формулы, очерчивающей её тело, стремительно извращающееся скверной кровью.


Несколько минут спустя мутация прекратилась и тёмные облака развеялись. Лазурные линии погасли. Перед всеми на подушке на четвереньках, тяжело дыша, стояла изящная дева. Из её спины торчали красивые крылышки, её ноги стали копытными, её лоб венчали красивые волнисто изогнутые рога, какими погордилась бы любая сайаадка в своей молодости. Лицом и телом Морена изменилась лишь слегка, сделавшись лишь ещё более привлекательной, но сохраняющей свои отличительные лицевые качества.

Восхищённые вздохи пронеслись вокруг. Сайаад-колдуньи удивлялись столь резкой мутации … все … кроме самой Тристи, которая уже не раз видела подобное при Легионе в молодых ковенах.

Но в округе быстро назрело напряжение. Суккубы знали нестабильность новичков и быстро вооружились боевыми кнутами. Новообращённую окружали зловещие взгляды, пока она медленно поднималась, вставая на свои новые копытки. Она подняла взор и первое что она увидела … была её жертва.

Троица сайаад вернулась, и они привели с собой ободранного и измучанного мужичка-дворфа, которого казалось только-только достали из шахты и крепко опоили. Он был буквально в овощном состоянии. Лишь только не пускал слюни. Лёгкий удар и вот он уже лежал у ног новообращённой пузом к верху. Готовый принять свою жестокую судьбу.

Он был в одежде, но для безумной и жаждущей страсти демонессы это было не проблема. В стороны полетели обрывки ткани, разодранной с силой одежды. Молодка моментально оказалась верхом на своей жертве и в истинном экстазе начала развлекаться с подношением. Акт был поистине ужасный. Новообращённая ненасытно извращалась над бедолагой дворфом, которого трясло в конвульсиях от происходящего.

Окружение мрачно наблюдало за принимающей своего первого беспечного любовника молодкой. Её жажда была велика и даже когда из дворфа уже была высосана вся жизнь и душа, она продолжала резвиться с ним.

Несколько часов спустя, бездыханное тело слетело с подушки. Услаждённая молодая сайаад расслабленно легла на своём ложе. Её первое порывистое желание было полностью удовлетворено … но не желание тех, кто её окружал. Древний обычай ковенов сайаад гласил что молодая должна суметь выдержать себя в ложе с каждой из ковена. Морену окружили возбуждённые зрелищем молодые послушницы-суккубы. Ритуал постепенно спал на нет и началась вечеринка.

Список участвующих персонажей и желаемая награда:

.

Высокая требовательность

Участники:

Тристи – 111-й уровень – Участница. Ведущая. Писатель отчёта.

Веландрис – 36-й уровень – Участница. Кнопки.

Морена – 53-й уровень – Участница.

Желаемая награда:

– Учёт ролевого итога.

– Опыт участникам.

– Выдача персонажу Морена модель данного НПС – ru.wowhead.com/npc=22964/%D1%81%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0-%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D1%8F

Ролевой итог:

– Ковен Дев Очага успешно исполнил ритуал обращения. Морена Утренний Туман перестала быть смертной полу-эльфийкой крови, полу-сквернокровкой и стала полноценной демонессой расы сайаад.

– В ковене Дев Очага появилась новая суккуб-колдунья. Которая некоторое время будет осваиваться со своим новым образом жизни.

– Морена Утренний Туман полностью избавилась от последствий воздействия принятой крови низшего из повелителей преисподней – Уртагорна. Кровь демона полностью была вытравлена из её вен и ныне она находится под властью крови Тристи Девы Очага и Мэлис Искусительницы Тьмы.

– Молодые сайаад-послушницы хорошо повеселились на вечеринке после ритуала. А утром в охотничьем доме случилась генеральная уборка. Труп принесённого в жертву дворфа положили в крепко заколоченный гроб и оставили складе для ритуалов.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток! Отчет "Высокой Требовательности и Низкой Значимости" - одобрен. Ролевые итоги:

– Ковен Дев Очага успешно исполнил ритуал обращения. Морена Утренний Туман перестала быть смертной полу-эльфийкой крови, полу-сквернокровкой и стала полноценной демонессой расы сайаад.
– В ковене Дев Очага появилась новая суккуб-колдунья. Которая некоторое время будет осваиваться со своим новым образом жизни.
– Морена Утренний Туман полностью избавилась от последствий воздействия принятой крови низшего из повелителей преисподней – Уртагорна. Кровь демона полностью была вытравлена из её вен и ныне она находится под властью крови Тристи Девы Очага и Мэлис Искусительницы Тьмы.
– Молодые сайаад-послушницы хорошо повеселились на вечеринке после ритуала. А утром в охотничьем доме случилась генеральная уборка. Труп принесённого в жертву дворфа положили в крепко заколоченный гроб и оставили складе для ритуало


Награда игрокам:


Тристи – Спасибо за помощь
Веландрис – +3 к уровню.
Морена – +1 к уровню.

Дабы Морене получить морф, ей необходимо составить анкету на персонажа сайааду, по "Высокой Требовательности.



Проверил(а):
Merck
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
16:12
03:44
267
00:09
0
А Рози на вечеринки не зовете :(
01:31
0
А ты возьми да прийди ^_^
15:52
0
Теперь меня окружать будут одни сук… суку… суккубы.