Неодобрительно покачала головой, затем, сжав в руках косточку, девушка сосредоточилась. Нахмурившись, она создала меж пальцев, от одной руки к другой, протянувшиеся тонкие нити. Арканные, судя по их сверканию. Осторожно касаясь ими кости, Мари попыталась начать потихоньку выбирать материал, придавая заготовке, для начала, просто округлую форму, срезая острые края. Нити рвались и были неустойчивы. Остановившись, полностью их развеяв, девушка попыталась вновь воссоздать устойчивое плетение, что бы начать работу с косточкой. Сообразив, как это делать Арканой, она принялась край за краем, аккуратно срезать кость. Тонкие нити с небольшим трудом проходили сквозь плотный материал, срезая его. – Не зря я решила сначала попробовать резать по кости. – Крайне сосредоточенно пробубнила себе под нос девушка. Теперь косточка была округлой, продолговатой формы и нити пошли внутрь.

Мари примерно представляла себе, что хочет видеть, но всё равно, её движения всё ещё были медленные и неуверенные. Постепенно она вытачивала форму лисьей мордочки. Носик, мордочка. Лисья голова в профиль постепенно проявлялась всё чётче и чётче. Щурясь, Мари буквально миллиметр за миллиметром убирала кость, уточняя форму головы и заканчивая поделку. Вскоре на её ладони лежала немного небрежная, но вполне узнаваемая лисья голова.
Мария протянула голову Миреллу. — Вот такую, только из камня сделаю. Ну, и немного аккуратнее.
— Э… Да, выглядит неплохо.
— Тогда оставлю такой же формы. Вот здесь только петлю сделаю, что бы шнурок продеть.
— Мне нравится. — улыбнулся. — Правда, у лисички ухо в глаз вплыло, но это мелочь.
Веспила-Darkmoon ткнула в бок пальцем. — Я поправлю. Это пока что лишь… Набросок. Но замечания учтены.
— Тыкается она… — легонько ткнул в лоб, улыбнувшись. — Нравится, да?
Мари дала намек, что можно остаться без пальца.
Не желая оставаться без пальца, Роммель почесал девушку за ушком.
Улыбнувшись и наклонив голову к мужчине, решив, что достаточно потренировалась, поняв принцип работы, Мария вытащила обсидиан из подсумка. Буквально пара последних оставшихся половинок. Внимательно посмотрев на них, покачав камешки в руке, оценивая блики цвета, она показала их мужчине рядом. – Ты уверен, что хочешь чёрный с зелёным отливом? Не логичнее ли с красным? Лисы вроде, рыжие. Всё такое.
— Ты помнишь меня, в образе лисы? Я темношерстный.
Вновь создав тонкие арканические нити, девушка принялась обрабатывать камешек, вытачивая новую лисью голову. Уже не допуская небрежности неточности в работе, поскольку каменный кулончик – должен был стать готовой подвеской. Мало-помалу, тонкие нити срезали основной пласт камня, оставив гладкую заготовку. Теперь блеск камешка стал глубже, он казался полностью чёрным, но когда девушка переворачивала его в руках, по нему пробегала волна глубокого, изумрудного оттенка, что очень красиво переливалась на гладкой поверхности. Обработанный камень полностью раскрылся и теперь Мария придирчиво разглядывала его в свете лучей солнца, глядя направление волны игры цвета, пытаясь понять, как дальше лучше выточить голову лисички.
Наконец, определившись с направлением, сосредоточившись, девушка принялась крайне аккуратно, слой за слоем убирать породу, высвобождая лисью голову из каменного плена.
Постепенно проявлялась форма мордочки. Как всегда, поначалу выбирая лишь поверхностный слой, Мария создавала легчайшие чёрточки на камне, уточняя и детализируя форму, оставляя себе запас, что бы устранить огрехи, что могли, возможно, возникнуть при работе.
И такой подход здорово спасал. Вовремя заметив перекос, девушка удобнее перехватила камешек, повернув его к солнцу и аккуратно принялась уточнять форму ушек и головы, исправляя обратную переспективу.
Покрутив камешек ещё чуть-чуть, Мария нахмурилась. Форма головы получалась не настолько удачной, как хотелось. В итоге, чуть сточив слой камня, благо, толщина заготовки позволяла, она продолжила исправлять форму голову, добивая как минимум, аккуратности в работе.
Благо, на этот раз вышло удачнее. Ушки встали на место и теперь девушка занялась непосредственно лисьей мордочкой, заканчивая намётки композиции перед финальной рихтовкой. Покрутив камень под разными углами, разглядывая его, Мария поняла, что лучше не торопиться, убирая остатки камня, а всё же стоит ещё немного уделить внимания деталям и пропорциям, поправив форму лисьего портера в целом.
По мере уточнения деталей и формы, Мари старательно исправляла огрех за огрехом выползавший в ходе работы и каждый раз старательно исправляла свои же косяки и недочёты, уточняя и улучшая форму будущей подвески.
Это приводило к новым ошибкам, но девушка не сдавалась, по миллиметру срезая камень и проявляя чудеса спокойствия, каждый раз, когда крутила камешек в руках и цеплялась глазом за какой-нибудь новый огрех, который тут же принималась старательно исправлять.
— А я думала, руны сложно гравировать. – Уныло пробубнила она, в очередной раз глядя на перекошенную мордочку. В лисёнке было что-то неправильно. Решив отложить уточнение деталей, Мари сделала петельку для будущего шнурка. – С вороном так заморачиваться точно не буду.
Сделав ещё несколько пассов рукой, Мария закончила с подвеской и протянула её Миреллу.
Роммель взял фигурку в руки. — Не отворачивайся так. У тебя хорошо получилось. — улыбнулся.

— Я рада, что тебе нравится. Надеюсь, получится сделать то, из-за чего вообще начали.
— Как бы, главное верить в свой успех. Да.

Вытянув из сумки последний кусочек обсидиана, чёрно-красный, девушка вновь создала тонкие нити. На этот раз они сверкали не так явно и сильно, были темнее и словно тяжеловеснее. Решив не заморачиваться со второй подвеской, Мария предпочла более понятную и «проверенную» энергию. Аркана давалась с трудом, а сидеть ещё почти час, ещё и с фигуркой ворона – не хотелось.Тёмные нити грубо обрубили куски камня, сделав прямоугольную заготовку. А затем, слой за слоем, из камня стала появляться фигурка ворона, раскинувшего крылья в стороны. Сейчас Мари не пыталась придать подвеске изящества. Скорее, она нарочито оставляла края угловатыми, словно рубленными. Это больше было похоже на врайкульский стиль, диковатый, природный. Словно бы углы скал, возвышающиеся над водой.
Глядя на крылья, которые почти закончила, Мари опять же, наметила петельку сначала в одном месте. Затем, передумав, в другом. И, в конце концов, определившись, принялась заканчивать каменную птичку. – Что такое? – отвлекшись от своего занятия, она повернула голову к мужчине.

— Хотел гневно высказаться на счет арканы и бездны, но потом решил просто вздохнуть. — хмыкнул. — Все хорошо.

— Арканой сложно. То ли потому что опыта мало, то ли потому что обсидиан. Не знаю. Но так… — Девушка посмотрела на свою ладонь, с которой свисала тончайшая паутинка, опутывающая камешек, — проще. К тому же, я не в голову лезу к дракону. А всего лишь создала нити. Я точно знаю как ими работать.
— Чем больше буду знать Аркану — тем меньше буду использовать. Пока что… Что есть — то есть. — Мари задумчиво посмотрела на Роммеля. — Когда мы успели поменяться местами?

— Тогда, когда я перестал жечь людям глаза скверной? Так или иначе, ты могла обратиться ко мне, для того, чтобы я тебе ясность разума накинул, или поддержал энергией, для стабильности. Но, дело твое и лезть я не буду. — хмыкнул.

Нити вновь пришли в движение, проделывая в петельке отверстие и заканчивая, буквально, вырубать оперение. Эта небрежность в работе, тем не менее, хорошо смотрелась в общей композиции. Ворон вышел… Действительно каменным. Его оперение огненно бликовало, благодаря тому, что обсидиан едва заметно отливал красным цветом. – Что такое «ясность разума»? – Девушка покрутила ворона в руках. – Энергии у меня хватает. У меня не хватает опыта ею манипулировать. Ты можешь поддержать, но толку, если ручки кривые?

— «Ясность» помогла бы тебе сосредоточиться и облегчило работу. В тоже время, я бы тебя сделал более магически проводимой, так же, для облегчения работы.

— Я даже не знала, что так можно.
— Ты и не интересовалась. Это звучит как лекция и нотация, поэтому… Представим, что я молчал и ничего не видел.

Мария молча протянула воронёнка.

Роммель взял фигурку ворона, покрутив её и вернув. — Да, неплохо.
Далее, обе фигурки перешли в его подсумок.





Спустя пару недель, оказавшись на новом месте и обжившись, Мари наконец решила, что нужно закончить начатое.


— Я решила закончить камни.

— Э… Хорошо.

— Заканчивай и займёмся. Я решила не ждать больше.

— Допустим. — вздохнул, закрывая книжку и убирая её на край стола. — Ты знаешь принцип их действия?

— Да. Фонари некромантов, что-то подобное. Они приманивают на них души из Тёмных Земель. Бездна может создать нечто подобное и они сработают как маяки. Что бы не тащить всё подряд, я придумала способ как привлечь конкретные души к конкретным камешкам. Это даже не просто привлечение будет, а как… Хм. Душу словно на аркане потащит к её якорю. Поскольку они будут связаны.

Забрав камешки, ещё раз придирчиво их осмотрела. Грубоватый, небрежно вырубленный из камешка ворон, раскинувший крылья. И аккуратный, тщательно детализированный и выточенный профиль лисёнка, над которым девушка убила почти час времени, стараясь сделать его действительно. – Итак. Здесь будешь ты. – Мария подняла лисёнка, показывая его Роммелю. — А здесь – я. – Она показала ворона. – Ворон будет у тебя, а у меня будет лис. Или ты хочешь наоборот?

— Оставляй себе лиса, я ворона возьму.

— Хорошо. – Мари, кивнув, отложила, пока что, ворона в сторону, убрав его в подсумок и взяв в руки лисёнка. Всё же, с чужой энергией девушке было пока что проще работать, чем со своей собственной. Словно бы, со стороны было виднее. Покрутив в руках камешек, Мари повернула его к себе тыльной стороной. – Работать здесь прямо будем, или отойдём? – Она посмотрела на жилую комнатку, оглядевшись. – Не хотелось бы тут лишние следы Бездны оставить. Неприятно будет.

— Спустимся ниже.

— Хорошо, показывай – Сжав лисёнка в руке и поднявшись с кровати, девушка внимательно посмотрела на Роммеля.

Роммель кивнул через плечо.

Присев на камни, Мария вновь покрутила камешек в руке. Молчаливая, полностью погружённая в свои мысли, прикидывая, как лучше сделать и как правильнее поступить. План был, нужно было лишь реализовать его правильно и не накосячив. Всё же, душа была тонкой штукой, требующей бережного обращения. – Садись напротив. – Она указала Роммелю, куда именно нужно сесть.

Тихо прошептав необходимые слова на древнем языке, Мария покрылась тёмной дымкой. Так оперировать с душой и энергией было проще. Осторожно «протянув» руку, она ухватила край души Мирелла, его энергию, его сущность. И, подобно тому, как делала это с руной призыва мыша, принялась аккуратно гравировать камешек. Вот только теперь это была не просто руна призыва, а изначально руна-манок, настроенная конкретно на душу мужчины. И именно что бы закрепить персональный призыв, Мари сейчас и выполняла гравировку именно его энергией. Миллиметр за миллиметром, она осторожно углублялась в породу, не допуская неточных движений и промашек.

Руна постепенно всё чётче и чётче проявлялась на камешке. А Мари всё больше и больше
брала энергии, аккуратно связывая душу мужчины и её будущее, точнее, возможно будущее хранилище. Всё же, даже несмотря на то, что у души точно будет приют, умирать не хотелось.

Наконец обсидиан в руках девушки слегка блеснул, засветившись. Его каменную структуру словно пронизала паутинка светящихся нитей а руна слегка засветилась, активировавшись, превращая лисью голову не в просто красивую брошку, а в настоящий сосуд, готовый принять, удержать и сохранить душу в безопасности, до тех пор, пока её не решат вытащить, «разбив» энергетический барьер. Разбить же сам камень теперь стало крайне проблематично, не только потому, что это был цельный кусок камня, но и потому, что энергия, пронизывающая его, невольно так же укрепляла и его структуру, превращая в прочное и монолитное изделие.

— Готово. – Голос звучал с лёгким эхом. И дело было даже не в том, что происходило всё в подвальном помещении. – Теперь, если что-то случится, ты будешь у меня. В безопасности.

— Остается связать твою душу и камень. Чтобы была в безопасности и ты.

— Словно это что-то даст. – Мария фыркнула, но вытащила из подсумка фигурку ворона. Покрутив его в руках, вглядываясь в чёрные глазки птицы, бликующие в свете факела и оттого кажущиеся живыми, она перевернула амулет, точно так же принявшись наносить новую руну-манок. Со своей собственной душой было работать сложнее. Но не настолько, что бы это доставило критические неудобства. Секунд десять, что бы привыкнуть, и девушка приступила к гравировке. Черта за чертой, она создавала руну, прорисовывая её в камешке и связывая на этот раз свою душу с амулетом.

Подобно лисьей голове, ворон, пропитанный Бездной, превращённый из простого амулета в сосуд для души, слегка засиял изнутри, когда руна, наконец, была закончена и активирована. В эту секунду Мария ощутила лёгкое тянущее чувство, едва заметное и неявное, не понятно, откуда исходящее. Но едва руна погасла, перейдя в режим «ожидания», как и это странное ощущение тут же пропало. Проморгавшись, оценивая то, что только что ощутила, девушка протянула амулет Миреллу, развеивая дымку вокруг себя. – Держи. Теперь, если что, я окажусь здесь.


























Список участвующих персонажей и желаемая награда:





Высокая требовательность



Веспила — 120 уровень. (участник).

Роммель 102 уровень. (участник).




Ролевые итоги:

Обсидиановые камни, что представляют из себя хранилища — соединены с душами Марии и Роммеля. В случае смерти, души будут перенесены туда.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток!
Событие рассматривалось по критериям высокой требовательности и низкой значимости.

Ролевые итоги:
Обсидиановые камни, что представляют из себя хранилища - соединены с душами Марии и Роммеля. В случае смерти, души будут перенесены туда.

Награда:
Веспила - без изменений.
Роммель - без изменений.


По всем вопросам - Exidde#0334

Проверил(а):
Exidde
Уровни выданы:
Не положено
Предметы и золото выданы:
Не положено
13:12
01:00
186