____________________________________________________________________________

Паэнаш был напуган. Нет, не собственным сумасшествием. Не древней кровью, что он поглотил в порыве битвы и что отравляет его тело и разум. Он был напуган тем, что он может вытворить, будучи обезумевшим.

Старый страх, что давал ему знать о себе чуть ли не с самого перерождения. А сейчас он стал актуальнее как никогда. Только-только он добился уважения у рыцарей. Только-только его перестали считать за безумца и зверя. И все в один миг может быть перечеркнуто.
Он сидел среди ящиков, забившись в какую-то узкую щель между ними. Будь он живым, его ноги давно бы отекли от напряженной позы, в которой он пребывал — скрюченной в “клубок”, прижимая сферу Сан’лейн к груди. А она опустела. Могущественный артефакт мракопадших, вмещавший в себе огромный объем крови просто опустел. Это и пробудило мракопадшего к действию. Он должен обратиться за помощью.

Он брел в незримости меж воителей по некрополю. Он совсем не желал привлекать к себе внимание. С каждой минутой поисков его брало отчаяние, а приступ безумия подкрадывался неумолимо. Лишь Аксиманд, беседовавший с рыцарями в отдалении поселил надежду в глазах мракопадшего.

— Тс-с-с… Аксиманд… — Прорычал Паэнаш, находясь в тенях.

— Паэнаш? Что уже случилось? — Аксиманд отвлекся от разговоров и обернулся на звук.
Паэнаш выполз из теней, сделал пару шагов к Горасу и тяжело рухнул на колени. Он был покрыт мелкой дрожью, худее чем обычно, а на поясе болталась полностью опустошенная сфера Сан'Лейн. Он продолжал рычать:

— … Я наглотался проклятой крови врайкулов. Мой разум мутен. Я не… Тс-с-с… Я не
хочу никому навредить. Я хочу обождать своего пап-па.

— Я закую тебя в цепи холода, пока что. Как только мы вернемся, или же, вернется Мергард, тебя вновь разморозят. Пока что насладить холодом Ледяного Трона.

Горас коснулся шлема Паэнаша, сковывая того ледяными оковами Хлада Ледяного Трона. Магия Смерти окутала вампира с ног до головы, пряча сразу его стопы, а затем и само тело Мракопадшего. Ледяная статуя, вот что стояло теперь перед воинством.
— Мелсард, помести его у меня в залах. И предупреди Мергарда.

Несколько часов плыли медленно и тягуче, словно смола. Смола, что медленно заливала тебя с головы до ног, поглощая и обращая в окаменелость. Паэнаш остался наедине со своим разумом, своим безумием. Он противился ему. Противился настолько, насколько мог.
Ментальная борьба с недугом была оборвана тяжелыми, латными шагами. Мергард… Паэнаш ни с чем не перепутает этот звук.

Он лежал абсолютно неподвижно, развалившись на диванчике. Лед уже успел стойти, оставив лужи на полу и на одеждах. Однако кисти еще не успели отмерзнуть, законченев в напряженной скованности. Глаза мракопадшего были полностью залиты алым — совсем неестественно для Паэнаша, покуда его глаза в обычное время были темнее ночи. Даже присутствие Мергарда его особо не пробудило — Аксиманд изрядно постарался, вгоняя его в заморозку.
Мергард склонился над Паэнашем, осматривая того:

— Хм… сильно его приложило, — Древний не стеснялся и потому оттянул губы мракопадшего, разглядывая состояние клыков и даже заглянул глубже в глотку, оттягивая когтистой рукой челюсть, — Вот, что бывает, когда выпьешь слишком много крови и не удержишь сознание. И после этого мне пеняют старостью, скромностью и умеренностью в питании. Ха!

— Кто-то не удержался во вчерашнем разгуле кровавых изваяний в лице драконов? — оскалившись вопрошал Айк. — А ещё меня упрекал в плохом общении с козами.

— Я даже знать не хочу, Айк. Даже знать не хочу.

Паэнаш совершенно не противился. Клыки, к счастью, были на месте, но мертвая кожа была потрескана — совсем необычно, если говорить про обычную кровь. Чувствовался тяжелый, темный фон — тот самый, что был еще при ритуале.

— Бери его на руки и понесли в яму. Настало время разогнать кровь и прояснить разум. Заодно, мой милый Зверь, тебе может выпасть шанс потренировать собственную скорость.

— Иди сюда, милейшее создание, — подхватил того ворген обеими лапищами и понёс аки принцессу.

Троица направилась в яму. Условный центр Некрополя, где можно было испытать свою силу.
Айкрайен присел на колено и аккуратно спустил тело мертвоухой принцессы в центр ямы. Мергард сллёл заклинание и клинки Паэнаша разлетелись в разные стороны арены, а на них вспыхнули защитные руны, которые не давали управлять ими так просто. Паэнаш же немного дернулся. Сознание как-никак было на месте, но лишь тело не отвечало на позывы.

— Айк держи его. Хоть магией сковывай, но он не должен вырваться.

Айкрайен послушался. Он встал на четвереньки и буквально прижал мертвоухого всем телом.
— О, как он обрадуется при пробуждении. Впрочем, он и без того всё видит и чувствует, — Мергард тихо рассмеялся, положив чёрную когтистую лапу на лоб Паэнашу и шепнул. — Blod er liv. Vagn op! Aeldre blod barn og vis dit vrede!

Кровь выплеснулась из глаз Паэнаша, неся опустошение и обнажая старые грехи. Каждый грех. Каждую боль. Древняя магия была просто и, потому, беспощадна. Чиста и неостановима, словно горная река, которую не в силах обуздать ни одна мельница. Кровь, что есть жизни, забурлила вокруг, скручиваясь, словно змея. Впрочем, приглядевшись, действительно можно было рассмотреть змей, плавающих и ныряющий в этом потоке.

Паэнаш лежал абсолютно смирно, взирая на то, как его собственные пороки проносятся перед его глазами. Сначала темная, старая кровь — безумие. Она скользила стремительно мерзким, гнилым ужом, порча всю картину алых красок. Но более сильный, светлый, как снега Нордсколла, перебила его — Паэнаш встал на путь к исправлению после долгой прогулки по пустошам и осознании себя. Белая змея закрыла глаза, а после, свернувшись спиралью, умыкнула прочь — медитация смогла отречься от темных мыслей. Следом шла кровь алая, словно девственная — похоть. Змея о сотни головах, что кусают друг друга, путаясь в себе, но почему-то довольно шипя и высовывая язычки. Двойной клинок прилетел из пустоты — он лишил всех голов змею, но та продолжила жить. Она продолжала ползти дальше, не умирая, ища новую голову, более не страдая от массивности и ненужных связей, обращавших ее в монстра. Следующая змея была коброй. Ее капюшон был шипаст, а хвост обвивал птицу, что не противилась рептилии. Кобра яростно отбивалась от всего — от других змей, других птиц, даже тех, что являлись копиями «пленника». Лишь крик птицы — вороний — заставил кобру остановиться. Она выпустила птицу и позволила остальным приблизиться. Она не пожалела. Вечно раскрытый капюшон рассеялся и опал, шипы исчезли. Вороны и змеи медленно начали единение вместе, образуя летучего вирма — могущественного вместе, многоликого, как символ доверия Паэнаша и сотрудничества. Мракопадший дернул ухом — он был рядом.

Кровь — это жизни. Наши. Чужие. Иные. Тысячи судеб. Сотни мгновений. Десятки падений и едины полётов. Казалось бы, что всё катится в бездну, но лишь в самый тёмный час мы можем узреть надежду. Надежду на изменение. Воссоединение. Или же… на продолжение пути. Лишь глупец думает, что после конца одной дороги начинается новая. И ещё больший глупец верит в дороги под нашими ногами. Грехи менялись. И вновь проявлялись уже в другом виде. Другие грехи. Другие чаяния. Нет покоя проклятым. И невозможно очистить свою душу навечно. Можно лишь найти путь, что будет вести к равновесию… и счастью.

Кровь медленно опала. И втекла обратно в Паэнаша, просачиваясь через поры кожи. Наполняя изнутри. Делая его… целым. Древняя магия сурова и беспощадна. Но она честна. Честна во всём.

Тело Паэнаша стало крепче, сильнее, ловчее. Такова его награда за это непростое испытание.

Итоги
— Паэнаш прошел испытание древней кровью и избавился от безумия.
— Его тело стало могущественнее.

imgur.com/a/Z4T2Tl9

Список участвующих персонажей и желаемая награда:


Высокая требовательность

Участники
— Паэнаш — 110 — участник, писатель
— Мергард — 120 — участник, ведущий
— Айкрайен — 79 — участник, хороший мальчик

Награда
— Участь ролевые итоги
— Паэнаш избавился от дебаффа в этом событии:
Паэнаш наглотался «Древней Крови», что была сокрыта в могильном камне и из которой были сотканы воители. Она сводит его с ума и ему предстоит освоиться с ней и раскрыть в себе новый потенциал.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, автор!

Отчет рассматривался по критериям высокой требовательности, малой значимости.

Награды:

Паэнаш110без изменений.
Мергард120без изменений.
Айкрайен79+0.5 ур.

Ролевые итоги одобрены:

Паэнаш прошел испытание древней кровью и избавился от безумия.
Его тело стало могущественнее.

По всем вопросам можете обращаться в личные сообщения дискорда: Lid#2789.

Желаю приятной игры на ролевом проекте Darkmoon!

Проверил(а):
Клубничная Lidcarter
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
09:42
00:03
264