Альма и Шая покинули предлеы Мелькоракса, который завис над заливом Нашала. Смертоносные девы не стали звать к себе в помощь кого-либо, ведь вся основная работа была выполнена уже вчера и для выполнения приказа Тирисфалена осталось совсем — ничего, просто лишь заказать для ворона седло и «когти», которые станут усилением силы птицы. Оседлав своих скакунов, некромантки и ворон покинули пределы малого гарнизона Черного Клинка и отправились выше в горы.
— Ты мне не особо рассказывала о характере врана. Каков он? Присуща ль ему хладность и жестокость Земель?
Шая повернула голову, смотря на свою «начальницу». Туман, что вечно завис над заливом Нашала стал прекрасным украшением к величественному и дикому краю Штормов и врайкулов. — Характер. Он умный, весьма умен. В отличии от Обсидии, что умна, но молчалива и предпочитает рядом сильного хозяина, ворон скорее мой напарник. Ему я имя пока не дала, именно по этому я сейчас отправляюсь наверх, чтобы там ко мне пришло осмысление того, как же стоит назвать моего нового союзника иль быть может он сам захочет назвать мне свое имя. Чаще всего имена подобным существам даются тем, кто их хочет приручить. У нас же… договор. Я же призыватель.
— Союзники. Иногда с трудом приходит осознание, что вы предпочитаете с ними...«сотрудничать», когда на деле он принадлежит тебе. Но тебе виднее, главное только со сделками не заигрываться. Я до сих пор не могу избавиться от этого навязчивого шёпота в мыслях своих от Ваятеля.
— По поводу шепота. Я давала тебе ранее подсказку о том, что это может быть и для чего. Если ты помнишь, то Коллегия давала тебе наводку на то, что поможет подготовиться к испытанию воли. И это, скорее всего один из этих этапов, когда ты должна показать, что сильнее чем неизвестная нам сущность. К тому же ты можешь быть стать куда сильнее и пройти испытание воли. А может оно уже и идет. Твое возвышение. За ним все наблюдают. Я бы тоже возвысилась, но пост выше Мастера Смерти меня не интересует. Я должна доказать Ордену, что они должны со мной считаться. Рыцари. Некоторые из них позволяют себе слишком много.

Девушки поднимались все выше в горы. Все дикое зверье от них разбегалось в стороны. Аванпостов никаких не было впереди, а вот… Целью Шаи стала та башня о которой оворила Годдерса. Высоко в горах. Она была заброшена. Некроматке было интересно узнать, что же там наверху. Природа, несмотря на то, что она была мертва, завораживала ее.
— Увы, Шая. Подобные Аксиманду рыцари крайне и крайне редки, или тот же Мергард — разумеется, он всячески льстит о моей силе при разговорах, это трудно не заметить. Но тем не менее, он её признает — как и нашу важность. Что же до воли… этот шум мне мало мешает — из Ваятеля на редкость плохой манипулятор. И дознаватель, к слову, тоже.
— Знаешь. Я думаю, если бы он хотел тебя подчинить, то сделал бы это весьма давно. Скорее всего он изучает твою крепость, твою волю. — она перетянула волосы туже и сняла свою поваязку, смотря на Альму. — Знаешь, Альма. Кто бы что не говороил о господстве смерти, но кто сказал, что мы не можем созирцать края подобные этому? К слову, я хотела сказать, что сегодня у меня день, когда моя Луна взошла в Сурамаре. На ваш язык если перевести — я родилась в этот день.
— Шая. Ты почему мне об этом только сейчас сказала?
Альма изогнула бровь, а в голосе скользнула смесь недовольства и изумления.
— А разве в Ордене об этом кому-то важно знать, Альма. В нашем Ордене до личности есть дело лишь некоторым личностям. Как бы я добра не была к живым, они все равно не ответят добром. Тэллан хоть и был тем, кто меня оставил и предал, но… в этом он был прав. Он старался беречь меня, но. — она погладила по перьевой гриве свою кобылицу. — Себя он не уберег от влияния проклятого топора. По этому, я просто напросто решила идти
дальше.
— Личность и отделяет нас от низшей нежити, Мрак Ночи. В Культе Проклятых бы до твоего дня появления никому бы не было дела — хоть некоторые и могли устраивать по такому случаю резню или иные изыскания. В Ордене же… в целом, тоже плевать. Но людям свойственно в сие дни дарить подарки, проводить время вместе и так далее. В своём роде, предупреди ты меня заранее, мы могли бы распланировать всё заранее — быть может, дело бы кончилось резнёй. Или совместными исследованиями. Или же девичником в твоей комнате, с порченным вином и иными проклятыми яствами, — говорила Альма довольно быстро, тотчас выкладывая на обозрение свои мысли и идеи. В конце-концов, подобные моменты она встречала довольно
редко, особенно дни рождения. Столько всего можно было сделать!.. но в отличие от Шаи, Морорер глядела на красоту сих земель с едва скрываемым отвращением — на ум сразу приходили затравленные, оранжевые земли Чумных Земель.

— Личность. В отличии от большинства рыцарей, которых Аритас Король Лич обратил без своей воли, кого-то по своей воле… Меня же вело знания ибо я не боялась становиться нежитью, хотя Тэллан запугивал меня. Маста Хуб помогал всегда, рассказывая о том, что девушка с моей природой будет иметь большой потенциал. Наше мировозрение, Альма. Я прожила уже почти пятьсот лет и ничего не изменилось. Мне открылись власть над жизнью и смертью. Стремление к знаниям обострились в апогей, а Орден открыл мне иное положение дел мира. И все это открывает громадные картины будущего. Кому как не тебе, свергшей титана не понимать о чем я говорю..?
— Будущее бывает циклично, моя дорогая — что и было показано. Азерот един, покуда ему угрожают Легион, Сумеречный Молот и иные. В остальное
время живущие готовы разодрать себя в клочья, даже внутри своих фракций. За примерами далеко ходить не нужно. Культ и нежизнь даровали мне
Видение, — последнее слово Морорер выделила, затягивая небольшую паузу — амбиции, стремление к силе, уважение, а самое главное, Единство — вот, что должно отделять нас от прочих.
-… потому неживые совершеннее. Нам не должны быть ведомы распри, Шая. Мы едины — но в то же время, мы должны сохранять своё «Я».
— А история ваша со Страйдером весьма… печальна.

— Цикличность. Я не спорю и даже придерживаюсь о том, что историе свйственно повторятся, Альма. И история эта повторится когда-то снова. Судьба Сурамара, судьба Лордерона. По этому, мы просто существуем в единстве. И так и будем нести бремя стражей Азерот. — девушка пришпорила ь кобылицу, спрыгивая с нее и отправляя в страну теней. — Поднимемся на верх. Я хочу посмотреть на то, как ворон будет летать, а потом опробовать сначала мелкий полет, потом более крупный. Что же до нашей истории с Тэлланом. Он сделал меня своей вещью. Я сама согласилась и мы ьоба пожинали результаты этого союза, Морорер.
— И каков он был, ваш союз?
— Каков был наш союз? — Шая усмехнулась расставляя руки в стороны. — Самым прекрасным, что существовал в моей тогда еще живой жизни, но моя ненависть. Стала сильнее, Альма. И ненависть породила Ужас. Не без подсказки Мергарда, куда ее можно направить. Проблема была лишь в том, что, когда я полюбила его я была живой. И мне не важно кем он был. Хладным трупом, с разорванной на части душой иль ивым. Ночнорожденные смотрят
на Азерот как лишь на часть из мириады звезд в Великой Бесконечной Тьме.
— Любовь эта осталась и в посмертии, он помог мне вспомнить кем я была, однако я навсегда сковала себя цепями. До одного момента, пока не создала Ужас, как пик своей силы. Высшее существо, которому смогла дать разум и личность.
— Сковала цепями, хм? Неужто Страйдер настолько очернил и заполнил твою душу яростью и ненавистью?
— Сковала себя цепями верности ему и чтобы эти цепи расколоть, мне пришлось снова переродиться. Страйдер оставил в моей душе весьма сильный отпечаток боли, отчаяния и ненависти к любви ведь я любила его, а он меня оставил.
— И боле нет в нём места, что может некоторых печалить. Но рада, что сиго чувства я не знала и не буду. Культ и посмертие освободили меня от этой ноши — как и горящий Штормград. До сих пор душа радуется, когда я вспоминаю его, пожираемый огнём.
— Мне говорили, что Штормград — странное место. Сурамар, не более страннее. Мы любим культуру нашего народа не за людей, но то культурное богатство — что несет в себе история. — Услышав тяжелые шаги, девушка обернулась. — А вот и наш Хладный Командир Горас Аксиманд. — Ворон перевел свои глаза на рыцаря, смотря на Гораса и щелкая клювом. — Ты-х хотела чтобы я сразился с-с ним Ш-шая? — проговорила птица, изучая Аксимандра взором темных очей. — Да. С ним. Правда сейчас уже в этом нет никакого смысла. Сегодня нас ждет важный момент. Важный момент в моей только начавшейся не-жизни. — она повернулась к Аксиманду. — Снова здравствуйте, Горас. Простите, что так внезапно послала к вам кричащее перо, но пока я изобрела только такой способ быстрой связи.
— Я боюсь, что от вида твоего ворона даже командир Аксиманд придёт в неописуемый ужас… от умиления, — Морорер склонила голову набок, впрочем, словно на время поникнув, умолкая.
— Уберите эту сороку от меня подальше. Она, отчего-то, напоминает мне Банши, только еще… ладно уж, это предельно невежливо, — мужчина поднял руку и едва ли вытряхнул из ладони импово орущее перо, что всю дорогу заставляло его разум трепетать. Как только оно упало на землю, Командир Смерти тотчас же растоптал его, окутывая снегом и камнем, — зачем вы меня звали, леди? Да еще и таким отвратительным способом.
— Заставить тебя страдать от очередной коррупционной махинации крыла Смерти.
— У меня сегодня праздник. Сегодня исполняется четыреста девяносто шестой год, когда я живу на этом свете. А по повожу пера. Я иного способа не знаю. — усмехнулась калдорай. — Я хотела чтобы вы созерцали красоту бескрайних морей с нами. Морей и тумана. А еще… — она посмотрела на ворона. — Владыка Смерти, говорил мне, чтобы я подчинила ворона. Это был приказ. Я его почти исполнила. Пред вами ворон — существо страны теней, оттуда же мой лис — Феанор, а также моя кобылица Обсидия. Ворон пока не получил имени. Сегодня я бы хотела попробовать на нем полетать, а также… дать ему имя в столь символичный для меня день в столь уединенном месте.

— У меня сегодня праздник. Сегодня исполняется четыреста девяносто шестой год, когда я живу на этом свете. А по повожу пера. Я иного способа не знаю. — усмехнулась калдорай. — Я хотела чтобы вы созерцали красоту бескрайних морей с нами. Морей и тумана. А еще… — она посмотрела на ворона. — Владыка Смерти, говорил мне, чтобы я подчинила ворона. Это был приказ. Я его почти исполнила. Пред вами ворон — существо страны теней, оттуда же мой лис — Феанор, а также моя кобылица Обсидия. Ворон пока не получил имени. Сегодня я бы хотела попробовать на нем полетать, а также… дать ему имя в столь символичный для меня день в столь уединенном месте.
— Праздник? Если честно, то я даже подумать не мог, что ваш народ будет отмечать сей… процесс старения… в качестве праздника. Неужели подобный нюанс — простая цифра в песке времени… хоть что-то для вас значит. Если честно, то я сейчас предельно удивлен. Настолько сильно, что готов пересмотреть многие взгляды на вечную жизнь, — мужчина поглядел в сторону берега, окутанного туманом, а затем начал опускать взор все ниже — прямо к горным хребтам, оценивая их высоту и мрачность, — простите, леди, но это место вызывает у меня лишь ступор. Я не такой большой любитель лицезреть природу и руины империй. Я больше созидатель, который любит оттенок смерти на каждом творении. Не след… нет… лишь отпечаток, не более того. А руины королевст эльфов вызывают у меня лишь тоску… вызывали раньше. Сейчас мне, по большей части, вряд ли могут помешать плохие эмоции, если вы понимаете о чем я.
— Отсюда видно наш лагерь. Если спикировать ровно вниз, то прямиком приземлитесь в наш лагерь. Присмотритесь. — Шая посмотрела на башню за своей спиной. Старый аванпост стражей, башня уходящая вверх. Именно давно, ту, когда-то жили высокорожденные девы иль ночные эльфы, которые вели тут свой вечный дозор, но ныне все брошено. — Я люблю культуру своего народа. Культуру Сурамара. Черный Клинок моя семья. Братья и сестры, Хладный Командир. — она ступила вперед, подходя к арке, когда ворон вспархнул и приземлился на крышу. — Такие вылазки дают мне право наслаждаться тем, чем я могу. В мой город мне уже никогда не попасть, наш город уже закрыт для меня. Но созерцать его… прекрасно. Созирцать и
этот край, что находится по соседству с моим родным Сурамаром — бесценно.

— И что это за место? — спросил Аксиманд.
— Аванпост стражей. Брошенный. — Ответили случайно синхронизировавшись голосами Альма и Шая.
— Нечто знакомое. Где-то я видел такой символ. Стражи… значит. Они связаны с той женщиной, что ходила за выродком-эльфом по пятам?
— Майев Песнь Теней, да. Она самая. Их предводитель.
— И что они сторожат? Собственную потерянную гордость?
— Это стражи. Майев Песнь Теней. Даже наш народ знает о ней. — улыбнулась девушка. — На расколотых островах есть казематы. Не известно где. Там они сторожили самых опасных престников Азерота, в том числе демонов, охотников на демонов...
— И порою даже рыцарей смерти. По крайней мере, одна точно гонялась за Ситасом.
— Ха. Сторожили. Только вот кто устережёт самих сторожей? — усмехнулся мужчина, поднимаясь на лестницу.
— Мне очень нравится смотреть на этот берег с высоты. Отсюда хорошо видно наш лагерь, затянутый туманами наш некрополь и, самое главное это
место — вершина покоя и спокойствия. Как по мне. — она смотрела на то, как летает ее ворон. — Спасибо вам за то, что сегодня оказались со мной в этот день.
— Нужно будет нагрести себе трофеев из башни...
Шая снимая повязку с глаз и прикрывая свои глаза, она раскинула руки на встречу ветру, что обдувал их со всех сторон.
— Трофеи? Старая плесень и целая прорва паутины. Вы вряд ли найдете хоть что-то, что будет дороже этого. Впрочем, вам виднее. Эльфийский народ вечно находит какие-то побрякушки, которые станут для них сокровищем большим, чем целые королевства. Волшебные колодцы, лунные камни, зачарованные рощи, — все это вечно находит усладу в ваших глазах. Порой, нужно довольствоваться чем-то более приземленным, — мужчина развернулся и собирался сделать несколько шагов, застыв на месте, — вот так… вот.
— Скажи бы ты мне об этом раньше, Шая, я бы организовала в сий башне весьма интересную… библиотеку и праздник — назло Аксиманду, разумеется — а уже после мы бы смогли наслаждаться видами после всех празднеств, — Альма усмехнулась, пусть и негромко, глядя на Шаю. Морорер, улыбнувшись, слабо сжала свою руку в кулак — и теперь ветра были напрямую обращены к ней. Потоки словно усилились, обдувая её своим приятным мертвецу
хладом, словно позволяя той на минуту воспарить, как и её ворону.
— Я уже сохранила его координаты, Шая. И полагаю, мы можем перенести сюда небольшую часть утвари для обустройства небольшого уютного уголка… разумеется, из личного счёта Аксиманда! И из казны Ордена, — Некролорд громко рассмеялась, глядя на последнего рыцаря, что не так давно жил на половине бочки.
— Думаю. Пора уже возвращаться.- сказала Шая, осматривая рыцаря и Альму. Сегодня она смогла наблюдать за тем, как птица призванная ей впервые ступила на землю, вне пределов некрополя, преодолела громадную высоту и конечно-же, воспарила в небеса, показывая мощность крыл своих. Силы потраченные на врана были не напрасны. Сегодня был прекрасный день.

Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность, низкая значимость.

Ролевые итоги:
1. Сегодня был знаменательный день. Уже мертвая Шая отпраздновала свой четыреста девяносто шестой день рождения.
2. Шая, Альма, Горас Аксиманд и Аннаэл посетили брошенный аванпост Стражей высоко в горах Штормхейма. Насладились видами гор. Посещение было ранее согласовано с Годдерсой.
3. Шая забрала себе один трофейный источник освещения из башни, дабы лучше изучить его механизм.
4. Ворон Шаи которому дали имя Арракс впервые увидел территорию вне пределов некрополя и смог полетать вокруг башни и над заливом Нашала.

Продолжение цепочки:
1. rp-wow.ru/events/12544.html
2. rp-wow.ru/events/12583.html
3. rp-wow.ru/events/12632.html
4. rp-wow.ru/events/13257.html
5. этот отчет

— Прогресс по добыче маунта «Поводья грозного ворона» ранее 6/7, на данный момент 6+n/7
— Прошу учесть ролевые итоги и выдать маунта персонажу Шая

Участники:
Шая — 115, писатель
Альма — 120
Аксиманд — 104
Аннаэл — 46

Интерфейс:

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток! Отчет "Высокой Требовательности и Низкой Значимости" - одобрен. Ролевые итоги:

- Сегодня был знаменательный день. Уже мертвая Шая отпраздновала свой четыреста девяносто шестой день рождения.
- Шая, Альма, Горас Аксиманд и Аннаэл посетили брошенный аванпост Стражей высоко в горах Штормхейма. Насладились видами гор. Посещение было ранее согласовано с Годдерсой.
- Шая забрала себе один трофейный источник освещения из башни, дабы лучше изучить его механизм.
- Ворон Шаи которому дали имя Арракс впервые увидел территорию вне пределов некрополя и смог полетать вокруг башни и над заливом Нашала.

Награда игрокам:

Шая - C прошедшим.
Альма - С прошедшим.
Аксиманд - С прошедшим.
Аннаэл - +1 к уровню.

Прогресс по получению Поводья Грозного Ворона: 7,5 из 7. Одобряю выдачу маунта игроку: Шая.


Проверил(а):
Merck
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Да
01:40
03:06
120