Караван горел.

Неразборчивые силуэты то и дело мелькали среди окутанной дымом долины.

Гремели выстрелы и сверкала сталь.

Неважно как и неважно почему — война уже охватила проклятый край.


Эльфийский лучник кинулся вперед, прямо в воздухе совершив ловкий кувырок и приземлившись среди охваченных пламенем повозок. Из дыма вылетело какое-то тело, чуть было не свалившее его с ног. Быстрым движением схватив падавшего за плечо, стрелок подтянул мужчину с залитым кровью лицом поближе к себе.

— Я не знаю кто ты и какое у тебя звание! — что есть мочи крикнул он ему,- Но скажи своим отступать к повозкам! К этим, повозкам! — крикнул он вновь, когда смотрящий на него мутным взглядом боец прищурил глаза,- Ты понял?

— Понял...- тихо молвил он, отстраняя руку эльфа и покрепче хватаясь за клинок,- Хотя не понимаю уже ничего… а дальше-то что?

— Не знаю. Врага раза в два больше. По крайней мере вас не перебьют по одиночке.

— Заебись,- хмыкнул мужчина, скрываясь во мгле.


Замах.

Скрещенные клинки.

Внезапный удар по ногам и рубящий удар сверху, отсекающий голову.

Прикончив очередного бандита, Уильям тут же столкнулся с его собратом. Уклоняясь от беспорядочных ударов и нанося один точный удар за другим со своей стороны он отправил на тот свет уже по меньшей мере десяток самонадеянных оборванцев.

Этот не стал исключением.

Отступ.

Укол в грудь.

Уклон под плечо кинувшегося. Рубящий удар по боку.

Противник теряет равновесие, валится на спину.

Молниеносный прыжок и лезвие, вонзенное в горло.

Однако меньше их не становилось.

Все новые и новые фигуры появлялись из окутывавшего поле битвы дыма — все меньше становилось охранников каравана, хотя и дрались они как львы. Подобно стае диких коршунов враг окружал отбившихся от остальных солдат, безжалостно расправляясь с любым попавшимся в их когти.

Серебряные стрелы пролетели мимо него. Уильям сделал резкий выпад, насаживая на клинок бросившегося к нему бандита, а после, прикрываясь его обмякшим телом, начал спешно отступать назад. Одна за другой стрелы пронзали бездыханный труп заставляя воителя по-настоящему волноваться за свою жизнь.

— Твою мать. Твою… мать! — рявкнул он, когда лезвие стрелы вышло из черепа в сантиметре от его лица,- Где этот дворф, когда он так нужен...


Дворф блуждал среди задымленной долины в бессмысленных надеждах отыскать своих. Он затерялся в лихорадке сражения и нутром чуял — его поразительная удача не вечна и вот-вот за бородатой головой явится тройка другая злобных упырей. Вдалеке сверкнули фиолетовые молнии. Карлик пустил в их сторону недоуменный взгляд. Молнии разгорались все сильнее и сильнее, зловеще громыхая среди багровых туч.


Трое против одного — нечестная игра. Он знал об этом, но вряд способен был хоть что-то противопоставить этим людям. Каким людям… ублюдочным животным, ответственным за смерть его товарищей. Вот уже в паре шагов от него сверкают стальные кинжалы и клинки, а мерзкие рожи искажаются в торжествующих гримасах. Нет, у него не было не единого шанса — но ему было наплевать. Он обнажил свой клинок и с диким криком бросился навстречу смерти — может, хоть она излечит его боль.

Отдаленный стук донесся до его ушей. Стук копыт.

Схлестнулись клинки, они не воспринимали его как серьезную цель.

Но стук становился все отчетливее и сильней...

Удар, уворот и снова удар! Но вдруг резкая боль пронзает его спину.

Он падает на землю, не понимая и не желая понять.

Алый всадник вырывается из тумана.

Изогнутая сабля со свистом обрушивается на головы бандитов.

Он закрывает глаза. Он слышит истошный вопль.

Глаза открыты вновь.

Что-то катится к нему по земле...

Голова, отрубленная… голова.

Сознание покидает его разум. Все погружается во мрак.


Стрела просвистела у виска Артениса, когда тот нагнал и резким ударом сабли бросил на землю последнего ублюдка. Резко выхватив пистоль тот направил его на появившуюся среди объятых пламенем повозок фигуру. Эльф вскинул руку, демонстрируя раскрытую ладонь.

— Похоже, мы сражаемся за одно дело!

— И почему все новые знакомства я завожу в сантиметре от смерти? — хмыкнул всадник, приструнивая коня,- Мы увидели огни с холмов! Сколько выживших?!

— Считанные единицы! Врага намного, намного больше! Собери всех оставшихся и вели бежать к каравану! По одиночке нас перебьют!

— Здраво...- араторец кивнул и бросился в разверзшийся перед ним хаос.


Дворф ускорил шаг, прижимая щит к телу и не ослабляя хватки на старой палице. Чем ближе он приближался к затерявшимся во мгле вершинам, над которыми вились молнии, тем страннее становилось вокруг. Ему мерещились злобно хохочущие голоса и слышались истошные душераздирающие вопли, сливавшиеся в кошмарную симфонию с грохотом гроз.

Карлик мотнул головой, силясь понять не подводят ли его глаза. Закованный в чёрный доспехи рыцарь стоял в самом центре бури, вскинув ладони к небу — словно он и направлял разгоравшуюся стихию. Как бы то ни было, все это не сулило ничего хорошего и должно быть остановлено любой ценой.

Краем глаза он заметил как нечто мелькнуло за его спиной.

Мгновенный разворот и решительный удар.

Вскинутый щит и вонзившиеся в него острые лезвия когтей.

Дикий рев.

Хищный взгляд налитых кровью глаз и раскрытая пасть, полная клыков.

Дворф удушил в себе не менее дикий крик.

Похожее на человека бледное существо чуть было не оторвало голову на мгновение замешкавшемуся карлику.

Но он увернулся от выпада, оказавшись за её спиной и тут же дав по затылку.

Брызнула бурая кровь.

Рев раздался вновь. Упавшая тварь уползла в туман, судорожно перебирая своими костлявыми конечностями.

Карлик не успел перевести дыхание, как мощный удар чуть было не сбил его с ног.

Шлем отлетел далеко в сторону, открывая свету кудри взъерошенных и покрывшихся кровью волос.

Голова раскалывалась от боли. В глазах двоилось. Раскаленный воздух больно бил в грудь.

Новая тварь стояла перед ним.

Белая как снег девушка с острыми как бритва когтями, окрашенными кровью. Его кровью.

Её лицо растянулось в зловещей ухмылке.

Силящийся устоять на ногах дворф крутанул палицу в руках, готовясь отразить атаку нечисти.

Она не заставила себя ждать.


Ружье работало безотказно. А топор еще безотказнее ружья.

Удар девы следовал за выстрелом от охотника.

Выстрел пробивал черепа, а лезвие нещадно рубило вражью плоть.

Они на удивление неплохо сработались.

И вновь, кто-то появился из тумана. Дева решила взять инициативу на себя с диким кличем кинувшись на незнакомца и, не успел тот даже вскрикнуть, как перерубленными остатками рухнул на землю. Оттерев пот с лица Леонора бешено огляделась, непреднамеренно слизывая заляпавшую ей лицо кровь. Лихорадка сражения напрочь отбила в ней остатки здравого разума, превратив в безумного берсерка, что жаждал лишь убивать. Нельзя сказать, что приходивший все в большее и большее недоумение стрелок был рад подобному сотрудничеству. Однако иного выбора не оставалось.

— Ты явно забыла мне что-то рассказать,- с отвращением процедил мужчина, глядя на то как воительница без зазрения совести принялась расчленять труп.

— Что я забыла?! Ничего я не забыла! — хохоча рявкнула она отделяя голову и руки от тела, а следом суя клинок убиенного в его же ножны у себя на поясе,- Война жестокость! Война насилие! — она посмотрела на него таким взглядом, что охотник невольно поежился.

— Война — вынужденный труд. Зачем превращать её в фанатичный культ? — стрелок отвернулся от мерзкой картины и прищурил глаза, силясь увидеть сквозь дым, что ждет их впереди.

Что-то блеснуло прямо перед его глазами.

Больше он не увидел уже ничего.


Рывок.

Прыжок.

Уход вправо.

Тварь атакует вновь. Но щит дворфа быстрее.

Мощный удар в лицо.

Выпад.

Палица крошит кости и сердце в труху.

Лезвия когтей в безумной ярости прорубают остатки собрата.

Дворф клонится назад.

В кровавой каше из ошметков и костей показывается ревущая пасть.

Удачный момент.

Удар!

Шипы прорубают шею.

Потоки арканы разрывают воздух и саму реальность, а фиолетовая вспышка поглощает собою все. Дворф слышит лишь канонаду из грома и гроз, сплетающихся в едином, устремляющемся к самому небу потоке. Мир замирает в ожидании неминуемого коллапса.


Артенис дал шпорами по коню, несясь к повозкам во весь опор. Следом за ним нестройными группами бежали остатки выживших караванщиков. Вокруг царила непривычная тишина. Странная тишина. Тревожная тишина. Почти достигнув цели всадник свернул в сторону, заняв позицию на отдаленной возвышенности и выстрелами из пистоля прикрывая отход своих. Их приветствовали дружные залпы с остатков каравана. Следом чёрной тучей бежала вкусившая крови шпана, размахивая секирами и булавами. Благо, пули настигли многих из них, оставляя за тучей след из окровавленных тел. Вот уже обогнувшие его беглецы образовали нестройные шеренги, готовясь отразить удар. Бандиты неумолимо приближались.

Яркая вспышка озарила небеса.

Мгновение спустя луч молний и света обрушился на столкнувшиеся толпы.

Поле брани потряс оглушительный взрыв.


Две родственные души как могли старались не вмешиваться в баталию. Они петляли среди многочисленных холмов неподалеку от того места, где реками проливалась кровь и не совсем горели желанием пролить еще больше. Однако на пацифистов этот полусгнивший отрекшийся и плетущийся за ним некромант походили мало.

— Тьма...- осипшим голосом прохрипел поддерживаемый приятелем юноша,- За все годы своей учебы я не ощущал столь сильной её концентрации...

— И что ты хочешь этим сказать? — глянул на него отрекшийся, которой уже подумывал о том, как бы бросить этот неподъемный мешок с костями где-нибудь по пути.

— Мы рядом с источником. Очень древним источником,- он поднял взгляд.

Из дыма показалась закованная в чёрные доспехи фигура с пылающими огоньками в глазницах шипастого шлема.

Их свечение было направлено в сторону дезертиров.

Стоило взглядам соприкоснуться, как некроманта пробрал нестерпимый ужас.

Стоявшее перед было выше его понимания мира.

Он понимал это.

Оно понимало это.


Дева склонилась над разлегшимся плашмя телом. Из его лба торчало древко стрелы, а с онемевшего лица от древка текла небольшая струйка крови. Всхлипывая, та закрыла глаза мертвеца своей ладонью и положила рядом с едва знакомым охотником его любимое ружье. После, утерла слезы и в мрачном смятении, уже совершенно одна, отправилась на поиски выживших после магического коллапса.

Из-под груды разломанных ящиков показалась голова еще более посиневшего ночного эльфа, раскидавшего труху по сторонам и выбравшегося наружу, где обнаружил себя среди простиравшейся до самого горизонта рыжей долины, всюду усыпанной присыпанными песком телами и сверкающим в последних лучах заходящего светила оружием.

Араторец отдал последнюю честь остаткам своего верного коня и, взвалив на плечо поблескивающий алыми рунами топор, двинулся к фигурам, хаотично мелькавшим на вершинах отдаленных холмов. Его примеру последовал отряхивающийся и нещадно матерящийся карлик в помятой и погнутой броне, явно не предназначенной для подобных ''приключений''.

А мародерствующий Уильям так и продолжил мародерствовать.


Двуручный клинок из осверненной стали обрушился на серебряный клинок мертвеца, раскалывая тот пополам. Даже отрекшийся не был ровней противному самой природе существу. Мощный удар латного сапога в грудь отправил его в недолгий полет, финалом которого стал хруст и треск разваливающихся в труху костей.

Не выдержав, покалеченный юноша бросился на защиту своего поспешного приятеля, выкидывая бурлящую энергиями ладонь в сторону зловещего латника. Его клинок оказался быстрее. Отсеченная конечность упала на землю, а следом за ней упал залившийся диким воплем некромант. Посланный следом удар прекратил страдания парня, пройдя ровно через его череп.

С пренебрежением отбросив повисшее на мече тело рыцарь направил его лезвие в сторону поднимавшегося мертвеца. Пурпурное свечение охватило клинок, через несколько мгновений перекинувшись и на нежить, что подлетел в воздух затрясшись в жутких конвульсиях. От дергающего скелета со шматами сгнившей кожи тут и там понеслась в сторону клинка искрящаяся порчей энергия.

— Ракш'зор. Тар'харрок,- глухо донеслось из-под шипастого шлема,- Твоя безнадежная самоуверенность пойдет на благо общего дела. Его дела.

Внезапно, лезвие топора обрушилось на иссиня-чёрную кромку.

Сверкнули высеченные на нем руны.

Свечение погасло, а неживой воитель пал на колени.

Рыцарь пошатнулся.

Его монолитные доспехи стали прорезать бьющие призрачным светом трещины, все сильнее и сильнее разрывая на куски, что неминуемо обращались в разлетавшийся по ветру прах.

Привычная отстраненность изменила воителю.

Он вскинул голову.

Гул оглушительных воплей и криков пронзил воздух.

Шлем раскололся.

Со вспышкой воитель исчез, а на его месте осталась обнаженная эльфийка.

В образовавшейся пустоте возник араторец с топором наперес.

Эльфийка слабым движением повернула в его сторону свою голову.

В мутном взгляде прекрасных глаз блеснул пурпурный огонек.

Араторис скривил лицо.

— Казнить ушастую суку,- вынеся приговор, он занес топор над её лицом.

— Нет! — рука девы откинула руку араторца в сторону,- Я думала ты честный человек — нет! Ты грязный ублюдок, убийца невинных! — крикнула ему прямо в лицо покрасневшая от гнева Леонора.

— Невинная? Она? — воин со значением посмотрел на изуродованный труп знакомого ему юнца,- Ты уверена в своих словах?

— Она повинна в стольких смертях, что тебе и не снилось! — рявкнул влезший на холм дворф,- Я видел все своими глазами — все это проклятое колдунство! Шторм — её рук дело!

— Ты видел кем она была раньше?! Это не вина эльфийки!

— Мне не важно чья, я привык доверять своим глазам! А если природа наградила тебя слепотой, оглянись назад и присмотрись получше!

— Но она была одержима! Одержима, бородатый идиот!

— Следи за языком, портовая шлюха!

— Ну да, ты же дворф! Чего еще от них можно ждать?!

Араторец оттолкнул обоих от себя, без лишних колебаний исполнив свое грязное дело.

Лезвие топора со свистом обрушилось на шею эльфийки.

Её голова покатилась вниз по склону.

А тело рассыпалось в прах.


Ночь опустилась на пустыню.

Среди опустевшей равнины остались лишь они.

Дворф, прижавший к телу испещренный пробоинами щит.

Дева, нервно посмеивающаяся в двух шагах от него.

Прозвучал безмолвный горн.

Воители сорвались со своих мест, сцепившись в бессмысленной, но такой злой дуэли.

Первым же ударом шлем карлика был сбит, но дальше бой шел в ничью.

Удар девы мастерски отражался дворфом, а удар дворфа не менее искусно девой.

Однако долго продолжаться это не могло.

Решительным выпадом дева выбила палицу из дворфийских рук.

Но дворф не растерялся, вогнав ребро щита прямо в её прикрытый непрочной броней живот.

Дева охнула, начиная оседать, но успела засадить своим щитом карлику по лицу.

Дворф упал на землю, начав спешно подниматься и выискивая оброненную палицу.

Успешно возвратив оружие тот потянулся вперед.

Но лезвие топора вонзилось в его череп, почти разрубая голову напополам.

Дворф рухнул.

Следом за дворфом рухнула и дева.


Сумрачная фигура наблюдала за битвой издалека.

Когда же тьма опустилась на холмы она исчезла во мраке ночном.

Список участвующих персонажей и желаемая награда:



Высокая требовательность


Высокая значимость


Участники


Кресцент — 35 лвл.

Уильям — 37 лвл.

Синерил — 37 лвл.

Рохн — 87 лвл.

Авелла — 64 лвл. Судьба неизвестна.

Гарагх — РП смерть.

Кемлер — РП смерть.

Соса — РП смерть.

Леонора — РП смерть.

Лепси — 38 лвл, ведущий, писатель отчета, участия не принимал.

Бэйли — 57 лвл, ведущий, участия не принимал.

Тристи — 120 лвл, ведущий, участия не принимал.


Итоги


— Злой дух уничтожен.

— Караван, вместе со всем ценным грузом и личным составом, уничтожен.

— Крупная банда пустынных налетчиков полностью уничтожена.

— Поле брани завалено остатками былого сражения (поставить в указанной выше области маркер с наименованием ''Выжженная Равнина'').

— Авантюристы привлекают внимание тёмных сил.


Скриншоты


rp-wow.ru/events/11005.html — I глава.

rp-wow.ru/events/12162.html — II глава.


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, автор!

Отчет рассматривался по критериям высокой требовательности, средней значимости.

Хороший тон для отчетов — лаконичное описание произошедшего с упором на основные факты и действия. Детальное литературное описание с эпитетами и красочное оформление допустимо, но при этом является способом выразить творческую натуру и никак не повлияет на оценку.

Кроме того, в отчете присутствуют сцены насилия, расчлененка, нецензурные выражения, все это требует ограничения по возрасту. А также много действий, не вписывающихся в логику мира Warcraft.

Награды:

Кресцент35+5 ур.
Уильям37+5 ур.
Синерил37+5 ур.
Рохн87+1.5 зол.
Авелла64+0.5 ур.
ГарагхРП смерть.без изменений.
КемлерРП смерть.без изменений.
СосаРП смерть.без изменений.
ЛеонораРП смерть.без изменений.
Лепси (ведущий, писатель)38+2.5 ур.
Бэйли (ведущ)57+0.3 ур.
Тристи (ведущ)120+1.2 зол.

Ролевые итоги одобрены:

— Караван, вместе со всем ценным грузом и личным составом, уничтожен.

— Крупная банда пустынных налетчиков полностью уничтожена.

— Поле брани завалено остатками былого сражения (поставить в указанной выше области маркер с наименованием ''Выжженная Равнина'').

— Сумрачная фигура наблюдала за битвой издалека.

По всем вопросам можете обращаться в личные сообщения дискорда: Lid#2789.

Желаю приятной игры на ролевом проекте Darkmoon!

Проверил(а):
Клубничная Lidcarter
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Да
22:25
12:57
306
00:28
0
Персонаж «Кресцент» не найден.