Сурвич. Именно на этот город пришла наводка. Стоя не в далеке от поселения Джеспер снова вчиталась в бумажку, что записала со слов информатора. «Сурвич». Подняла глаза осматривая городок. Пасмурное и сырое место. Как дома. Страшно подумать, сколько прошло уже лет, кажется, что целая вечность. Джес сжала в руке бумажку и уверенно направилась к городку.

— Стой! Кто идет? — стражник наставил на девушку ружье. Джеспер сразу подняла руки, в знак того, что она пришла с миром. Хоть и ружье за спиной и сабля на поясе ставили это под сомнение. Однако, всё же, какой путник будет путешествовать без оружия?
— Дочь Гилнеаса. Джеспер Голдхайд меня зовут, — её голос, контральто, звучал мягко.
— Не слышал, — стражник кивнул напарнику. — Проводи до ратуши, и оружие пока изыми. Исполнять!
Второй стражник быстро направился к девушке, протягивая руку за оружием. Джес неспеша пошла на встречу, на ходу снимая винтовку, и отдала её стражнику. После отцепила от пояса саблю и тоже отдала. После этого он повёл девушку по городку. В поселении кипела жизнь, привычно мрачная и угрюмая. Такая, словно девушка вернулась в Гилнеас. Лёгкий прохладный ветер задувал со стороны бухты и доносил размытые голоса рыбаков. Они почти синхронно что-то выкрикивали, выполняя некую командную работу. Конюхи, что молча ухаживали за лошадьми в конюшне. Какая-то женщина кормила свиней, а те в ответ ей благодарно хрюкали. Праздные гуляки, работяги, жители Сурвича — никому не было дело до пришедшей Джеспер. Джеспер немного нервничала. Начала заламывать пальцы. Она надеялась и боялась, что слухи были верны.

— Да уж, глушь конечно… Ох… — Путешественница приложила руку к солнечному сплетению, она довольно сильно нервничала. Среди людей, снующих тут и там она не заметила знакомых лиц. Стоило порасспрашивать у местного управляющего про некоторых людей. И вот ратуша. Девушка сделала шаг в здание…

… В помещении творился беспорядок. Было видно, что оно не было предназначено для того, чтобы быть ратушей, но по каким-то причинам, этот дом стал ей заменой. Всюду ящики с различными бумагами, наставленные в хаотичном порядке. Туда-сюда слонялся молодой человек — перебирал бумаги в поисках чего-то нужного. А так же взрослая женщина, которая отчитывала его за нерасторопность и тоже что-то искала в коробках. Вскоре она заметила гостью:
— Ой, добрый вечер. А ты кто такая?
— Здравствуйте, — чуть поклонилась Джес. — Я приезжая в этом месте. Меня зовут Джеспер Голдхайд, и я ищу некоторых людей.
— Как, говоришь, твоя фамилия, девочка? — Женщина подозрительно уставилась на собеседницу, после подозвала парня и что-то шепнула тому на ухо. Мальчишка убежал наверх. - Го… Голдхайд, — взволнованно повторила девушка.
— Джеспер, верно? И кого ты ищешь?

В этот момент послышались шаги по лестнице. Такого волнения девушка не испытывала давно. Она судорожно вздохнула и продолжила:

.- Я ищу двоих людей. Мужчина и молодая девушка. Кесседи… — с каждым шагом мужчины по ступеням, голос дрожал все сильнее и имя отца она выговорила с трудом, голос дрожал. — и… Лиам… Вольф… Голдхайд.

— Миссис Смит, мне сказали, что Вам нужна помощь. — Мужчина не спешно спустился с лестницы, что-то записывая в блокнот. Поднял взгляд на Джеспер, и продолжил что-то писать. Затем подошёл к женщине, та ему что-то шепнула и отошла в сторону, наблюдая. Лишь затем Лиам обратился к приезжей.
– Цель Вашего визита?
— А… — выдохнула девушка. Она узнала этого человека. Слова просто застряли в горле.
— Кесседи Голдхайд тут нет, мисс. А Лиам Вольф Голдхайд стоит перед Вами. Чем могу помочь?- мужчина смотрел на девушку тяжёлым взглядом, но при этом не выражающим никакого интереса.
Она много раз представляла себе этот момент. Как она увидит отца, упадет на колени или обхватит за родную шею. Как он снова разозлится на неё, как в последний раз; как в неё полетит что-нибудь, вроде той вазы, что разбилась о стену. Может она разревётся. Может он будет её прогонять. Но нет. Равнодушие резало ещё сильнее, чем любой острозаточенный меч.
— О… отец… — тихо выдавила она.
Лиам словно испытывал девушку. В момент, когда девушка назвала его «отцом», ни один скул не дрогнул на его лице.
— Попрошу называть меня «Мистер Голдхайд», мисс! У меня осталась только одна дочь, и это не вы. — Это прозвучало словно оплеуха. Но мужчина выглядел совершенно спокойным. — Если желаете остановиться на время, то неподалёку есть не плохая таверна. Пройдёмте, поговорим в дали от лишних ушей.

Отец обошел её, как незнакомую девушку. Неужели он до сих пор не простил её? Она развернулась и проследовала на выход. Лиам спустился с крыльца и галантно предложил Джес руку, заведя другую за спину. Девушка не смогла устоять, чтобы не взяться за родную ладонь дрожащей рукой.

— Мисс, ещё раз, представьтесь, — Открыл на ходу записную книжку и стал ожидать ответа. Он направлялся за дом к мелкой речушке.
— Джеспер Голдхайд, — принимая игру отца представилась девушка, следуя за ним. Она не стала возражать, отец узнал её, но не хотел...
— Однофамилица, — он равнодушно констатировал факт, взглянув на девушку. Сделал запись и убрал книжку.
— Да! Это же такая распространённая фамилия… — не удержалась от сарказма Джеспер.
Мужчина же сделал вид, что не обратил внимания на её выпад.
— И так, мисс, зачем вы ищете Кесседи Голдхайд?
— Оте… — осеклась и исправилась, выделяя обращение, — Мистер Голдхайд! Прекратите этот спектакль. Она моя сестра!

Сделала вдох, выдох, и, уже более спокойно продолжила:

— Уже давно нет ни Мятежников, ни Роялистов… Даже король простил лорда Краули, а ты не простишь родную дочь!? — сжала руку в кулак и приложила к груди, голос дрогнул.
— Не понимаю о чём Вы, мисс, — Лиам завёл за спину руки, перехватывая одно запястье другим. Медленно продолжил, словно пытаясь объяснить приезжей. — У меня осталась только одна дочь, и та отправилась покорять этот мир. Увы, моя старшая дочь умерла в тот момент, когда в ней больше всего нуждалась малышка Кесседи, да и вся семья.
— Я защищала город с остальными до последнего эвакуированного жителя! До последнего!
— Я рад за Вас, мисс. Но я не спрашивал, где были вы. Лишь поделился своей утратой.
— Отец, перестань устраивать спектакль! Почему Кесседи не с тобой?! Она хотя бы жива?! — голос Джес начал подводить ей и срываться на высокие ноты. Нет, она не разревётся, нет.
— Да, Кесседи не со мной. Остальное — не ваше дело. — Мужчина был не преклонен, хотя видел, что Джеспер вот-вот сорвется в истерику. Её выдавали мокрые глаза, выражение лица. От чего Лиам, впервые за разговор, решил смотреть не на собеседницу, а на дерево рядом. За всем этим, он не заметил, как блокнот, что все ещё держал за спиной, выпал из рук.
— Как ты мог её потерять!? — продолжала тираду девушка. Она закрыла лицо руками, перчатки впитали в себя несколько капель слез, упавших с ресниц. Она подняла взгляд на отца и указала на него пальцем. — Ты! Ты всегда любил её и Алекса, но не меня! Конечно! Алекс наследник, а Кесси младшенькая. А я так!… И ты потерял её!? — зажала ладонью глаза.

Она уже развернулась, собираясь уходить и не глядя на мужчину сказала:
— Я останусь здесь не надолго… потом отправлюсь в путь. Не буду вам докучать, сэр.
— Оставайтесь сколько считаете необходимым, — старший Голдхайд не смотрел на девушку, пока та вспоминала Алекса и Кесседи, упрекала его в том, что он был предвзятым отцом. Внутри бушевала буря злости и печали о потерянном. Он злился. Злился на Джес, злился на самого себя, что не может и не мог раньше стать для Джес тем, кем она хочет его видеть. Быть може это уберегло бы её от совершённых ошибок. Но всё случилось, и теперь всё так как есть. И самолюбие и гордость…
Он направился в сторону города. Проходя мимо девушки, на секунду остановился и посмотрел на неё. Едва слышно что-то сказал, после чего уже не замедляя шага, устремился в ратушу. На земле, остался лежать блокнот.

Джеспер отвернулась от отца и пошла к краю берега. Увидела блокнот. Переплёт из черной кожи и с золотой гравировкой «Л.В.Г.» изящно извивающейся вензелями.
— Сэр! — крикнула она, но отец уже ушел. Она присела и бережно взяла в руки блокнот, смахивая с него налипшую грязь. Пролистала страницы. Дрожь в руках было не унять. Слёзы накатывали, застилая взор. Джес утерла глаз, которым могла видеть, проморгалась ещё раз. Прочитала записи… И разревелась в голос:

— Отец…

Блокнот был исписан мелким аккуратным почерком на половину. Предпоследняя запись была датирована полтора месяца назад и гласила: «Кесседи жива, видели в Темнолесье.» Но, следом шла дата сегодняшняя. И запись: «Джеспер Мария Голдхайд, так похожа на мать...» И ниже, было написано крупными буквами и неоднократно обведено – «ЖИВА».

Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность

Джеспер 31 уровень (участник, писатель)

Лиамвольф 31 уровень (участник, ведущий)

Событие является первым в квестовой цепочке.

Желаемая награда: Опыт, ролевые итоги.

Ролевые итоги:
— Джеспер убедилась в верности сведений, полученных от информатора, встретилась с отцом.
— Джеспер узнала, что сестра жива, но не известно, где она находится.
— Лиам узнал, что дочь жива, но не готов простить и вернуть обратно в семью.
— Джеспер временно осталась в Сурвиче.


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Отчёт был одобрен как событие высокой требовательности и низкой значимости. Ролевые итоги следующие:

● Джеспер убедилась в верности сведений, полученных от информатора, встретилась с отцом.- Джеспер узнала, что сестра жива, но не известно, где она находится.

● Лиам узнал, что дочь жива, но не готов простить и вернуть обратно в семью.

● Джеспер временно осталась в Сурвиче.

Награды:

Джеспер +3 уровня
Лиамвольф +3 уровня

Успехов!

Проверил(а):
mistress
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
19:08
23:27
149
Нет комментариев. Ваш будет первым!