И вот, настала пора совершить то, с чем они тянули приличное время. Зин-Рок Разрушитель Миров… одно название этого клинка внушает страх и ужас в сердца тех, кто знаком с этим оружием. Годами, оно лишало жизни невинных. Мужчины, женщины, старики и дети. Не ведали жалости и пощады владельцы этого оружия. Таково пагубное влияние клинка иль завладеть им стремились лишь те у кого за душой ничего нет? Кто знает.

Как правило, клинком владели правители Гурубаши, но везде есть свои исключения. После смерти очередного подражателя Мандокиру, клинок перешел в руки Орды. Если быть точнее, то он попал в руки Зуг’Чона, ставшего Воеводой Орды после гибели Корлигрума. Изувеченный и ослепленный, тролль буквально полз к Разрушителю Миров, и даже смог в таком состоянии одолеть сородича, что под шумок хотел прибрать проклятый клинок в свои руки. Какую цель последователь Ширваллы преследовал когда решил взять этот меч в свои руки? Жажда силы, власти? Ответы на эти вопросы знает лишь он сам, а так же приближенные воеводы, что подобно личной охране сопровождают его. Раны были исцелены, а силы многократно возросли. Но за все надо платить, и взамен на силу, Свежеватель Душ присвоил душу атала Лоа-тигра себе. Все остальные Лоа отвернулись от тролля, и лишь Хаккар пристально следил за своей новой игрушкой. Но воин сопротивлялся, его душа. Но это лишь вопрос времени… с каждым днем тролль впадал в пучину кровавого безумия все сильнее и сильнее…

По стечению обстоятельств, Зуг’Чон лишился клинка, но не проклятья. Новым владельцем стал лесной тролль Кин, который ранее завладел Джин’роком. Но недолго он держал проклятое оружие в руках. Гуо’Ракс, выходец из Сломанного клыка и офицер гвардии Боевых Топоров недавно ставший аталом Акил’зона бросил вызов Налору. Но увидел тот перед собой не грозного воителя, что буквально недавно разгромил их отряд, а немощного клыка. Между ими двумя произошла битва, из которой атал Акил’зона вышел победителем. Обезглавив труп и взяв с собой клинки-близнецы, он поспешил отдать Джин’рок Старейшине Сломанному клыку. А что же до Зин-Рока? Ему была уготована другая судьба…
Узнав о том, что в руках Гуо’ракса Разрушитель Миров, Темный Охотник Зу’м назначил встречу в деревне Сен’джин. Помимо Атала, на неё были приглашены так же и Йаула с Зуг’Чоном. Последние немного опоздали, и застали на месте не только знакомых им троллей, но и охотника за головами. Обменявшись парой слов, они направились на остров близ Островов Эхо. На место, где Черное Копье когда то сразило своего давнего врага, из за которого те покинули свою родину.
Добравшись к Зу'му вы узрели совершенно обычную картину: тролль с
тремя мелкими мешочками подле своих колен. Клыкастый был облачён в одеяния, от которых веяло смертью. На острове ни единой души. Ни одна островная птичка не смеет прервать ритуал, ни один мон не может себе позволить пересечь черту моста меж островами Эхо. Зу'м встал, и начал что есть мочи выкрикивать заклятья на родном языке.
Зуг'Чон чувствует на себе гневный взгляд. Откуда? Неизвестно, но кажется, что он желает тебе смерти. Тролль зол, как никогда ранее. Быть может, это кто-то из присутствующих так пялится на него? Цель Воеводы — клинок. Пока он не окажется в его руках, клыка не сможешь спокойно дышать. Взор прояснился, однако он прикован к рукам Гуо'Ракса.
Также очень сильно мешают крики тёмного охотника, который вдруг стал враждебным незнакомцем в твоих глазах. махом левой руки тряхнул артефакт ледяных троллей. Словно мёртвой пылью, энергии из него поднялись в воздух вокруг тёмного охотника. Он Зу’м сделал глубокий вдох и правой рукой нанёс краски на своё лицо, что-то бормоча под нос. Тролль улыбнулся, двигая глазницами под веками, начал метаться из стороны в сторону, развивая трёхпалые на ветру. Несколькими секундами после он скривил мордер я не очень довольной гримасе и подтолкнул ледяную статуэтку. Вуду приняло облик, напоминающий Зуг'Чона, и встало перед Зу'мом. Колдун улыбнулся и довольно открыл глаза, глядя на своего воеводу.
После крика Зу'ма, Чон пал на колени, издав из своей груди рев, полный ярости и боли. Оперевшись руками об землю, он встал на четвереньки, подобно дикому зверю. Воевода зверел. Голодный взгляд метался от одного тролля к другому, но в конце концов остановился на Темном Охотнике и Атале Акил'зона. Первый, выводил Зуг'Чона из себя своими криками а второй был хранителем Зин-Рока, ныне он был целью тролля. Развернувшись на анту, тот с рыком набросился на него. Внешне истощенный и немощный воевода сейчас приобрел нечеловеческую силу, словно от того, заполучит он Разрушитель Миров или нет зависела его жизнь. Порочный Воевода попытался сбить Гуо'Ракса с ног.
Завязалась битва…
Атал оказался на спине, Йауле удалось оттеснить Воеводу от Гуо, но вот атака Арий’ца прошла мимо… Зу’м продолжал плести свое колдовство. Клык опустил подбородок и сжал обе руки. Терпкое шипение прорезалось в ушах окружающих. Фантом перед тёмным охотником наконец собрался полностью, а артефакт подле его левой ноги начал трястись. Зу'м вновь недовольно скорчился и рыкнул в сторону, словно приказывая духам выполнять работу. Магия остановилась. Всё, что окружало синий ирокез, в миг пропало. Тёмный охотник непонимающи осмотрелся.
Ледяную троллиху ему не удалось с себя сбросить, но это не остановило Порочного, он продолжил мутузить аманийца, правда мощные предплечья защитили анту от сокрушительных ударов потерявшего разум Чона. Кинжал же, ранил охотника за головами.
.Руки тёмного охотника опустились и тот растерянно поводил глазами, теряясь в окружении. Ничего не произошло. Либо кто-то молчит, либо кто-то просто-напросто не хочет помогать ему. Моментально пропал свет, говоря буквально. У каждого, кто так или иначе взаимодействовал с воеводой потемнело в глазах, и лишь Зуг'Чон в ауре дикой ярости виднелся в тусклом поле зрения. У воеводы же в глазах был только меч и кровавый туман, что преградил его взор. В ушах зазвенело, вновь послышалось биение сердца. Сначала — своё, после — четыре одинаковые ноты с разными оттенками в ушах начали бить по его голове, совершая неслабые удары по сознанию проклятого. Он откинул всех от себя и упал на колени, словно моля клинок вернуться к нему руки. Руки перестали слушаться и деражать его торс над землёй. Упал плашмя перед Гуо'Раксом. Зу'м же, поняв всё горе происходящего, осознав то, что никто в этот раз ему помочь не захотел, к нему не пришли те, в кого он так сильно верил, сделал слепой рывок в сторону Чона, вдарив ногой тому по рёбрам, повернулся в сторону, где
был Атал Акил'зона и раскрыл свой поганый рот.
— Доставай меч, Гуо'Ракс.
— Что случилось? — Произнёс Гуо'Ракс доставая меч из-за спины.
— Бесполезно-бесполезно! — продолжал горланить клык, уже готовясь давать отпор. Но случилось непредвиденное… схватившись за голову, он упал на колени. А после тело словно перестало его слушатся и бренная туша Воеводы упала на земь. Что-то бормотал непонятное, смотря на клинок. Видел лишь его и никого больше.
— Нет силы, что могла бы помочь ему придти в себя. Этот слабак проклял себя и всё, к чему посмел прикоснуться его мерзкий палец. Дай мне меч, и я покончу с историей Повелителей Крови раз и навсегда. Никто больше не произнесёт имя Зуг'Чона Бездушного, никто не вспомнит о клинке-проклинателе.
— Что именно ты собираешься делать? — троллиха насторожилась, вопросив
осторожно.
— Зу'м, должен быть другой выход. Разобьёт клинок — разобьётся и его душа, Хаккар это так просто не оставит.
Зу’м сбросил наплечники и всё, что было за его спиной — все кости. —
То, что должен, — оскалился.
— Н-нет! — вскрикнул, и попытался встать, но сразу же упал обратно. В песок и кровь, свою кровь. Откашлявшись, продолжил бормотать что-то непонятное, словно проговаривая какую-то мантру. Сейчас он ничего не мог предпринять, лишь молить.
— Нет! — вновь повторил он всё же найдя в себе силы, нейсвойственным для себя голосом и попытался выхватить из рук Гуо'Ракса клинок. Но получится ли? Нет.
Гуо’Ракс быстро отвёл клинок вверх, после чего ещё раз ударил его с развороту ногой. Зу’м вдарил по колену Гуо'Ракса правой ногой и попытался трёхпалой схватиться за остриё клинка. Йаула попыталась одёрнуть Зу'ма за руку, — Ты что делаешь?! Остановись!
— Спасаю нас всех. — обхватил меч и отошёл вместе с ним на пару шагов назад.
— Нет… ты совершаешь ошибку! — всё же, не весь Зуг'Чон был подконтролен безумию. Крупица разума никуда не пропала, посему, он ударил не клинком а кулаком в солнечное сплетение Темного Охотника
— Ах ты-ж, — Гуо'ракс схватился за колено, а после взглянул вперёд.
Зу'м улыбнулся. Тёмный охотник хмыкнул и облизался, занося клинок за спину, готовясь к атаке. Обезглавить Зуг'Чона — единственный выход. Ничто другое не может спасти живых. Зу'м видел кровавую порчу на Зандаларе. Всё это — проделки кровавого бога Хаккара. И внезапно в глазах тёмного охотника появилось отчаяние и безысходность, его губы словно проговорили: «Ой.». Синий ирокез исчез. Просто-напросто пропал. Зу'м растворился в воздухе вместе с тразом.
Зуг’Чон попытался выхватить клинок из рук Зу'ма, но тот испраился и Чон просто упал на земь. Затем, стоя на коленях и вскинув руки вверх проговорил. — Вернись… вернись и отдйа клинок! Не твоя судьба, не твоя!
Со стороны островов раздалась молния. В миг поднялась буря, от которой повеяло смрадом и лютым жаром, который, казалось, в сердце шторма плавил кожу. Неразборчивые крики на наречии троллей разразили небеса: кто-то смеялся, кто-то издавал недовольные звериные крики, кто-то плакал, а кто-то в смятении водил воздух из одной стороны в другую.
Молния ударила вновь, и всё замолкло.
— Он шутит… Он, должно быть, шутит! — растерянно произнесла Йаула, кинувшись вперёд и пав на колени, размахивая руками из стороны в сторону. Очевидно, она пыталась схватить Зу'ма, рассчитывая на то, что он всё ещё здесь и это всё — одно большое недопонимание, — Это глупо… Это невозможно… — сквозь смех повторяла она себе под нос, хватаясь за
воздух.
— Идиот, идиот, И-ДИ-ОТ! Схватил проклятый клинок, тупица! — стоя на коленях, он бил кулаками по земле, скалясь. Тон голоса Зуг'Чона был обычный, свойственный ему. И чувствовал он себя… облегченно. Придя в себя, он осмотрелся по сторонам. Непонятные крики терзали его слух, он не мог понять что происходит. У Зуг'Чона было странное чувство...
будто, какая-то его часть исчезла. Он мог нормально мыслить позабыв о голоде. Увидев обезумевшую от горя Йаулу, Воевода подобрался к ней поближе и возложив свою ладонь на её плечо проговорил. — Мы вытащим Зу'ма из этой задницы. Все вместе. Я ты и Гуо'Ракс. Лишь объединив усилия мы сможем это сделать… рано убиваться горем, покуда ещё не все потеряно. — молвил уверенно и твердо, как командир, что намеревался вдохновить своих подчиненных.
— Вытащим, — уверенно произнёс Гуо'Ракс. — Я это заварил, так что я обязан помочь ему.
— Он ведь такой глупый… Такой глупый, понимаешь? Что с ним будет? — всё бормотала она, внезапно вопросив у Чона то, что её на данным момент невыносимо терзало. Схватившись за руку мона, что лежала у неё на плече, она распрямила спину и устремила к лицу освободившегося от проклятия воеводы взор полный надежд.
— Да… дурак, как я. Не учится на моих ошибках. Он ведь мне как, сука, младший брат. Не знаю, Ула, но мы должны предотвратить это. — кивнул Драккари уверенно, затем, поднял ту на ноги и обернулся. — Готовы? — осмотрел Йаулу и Гуо'Ракса.
— Направляемся, — смотря на бурю произнёс Гуо'Ракс. — Без сомнения, это устроил лоа небес — Шанго. Решив не тратить больше время, троица троллей ринулась вперед, прямо к Зу’му
Одинокий остров принял на себя проклятую душу — омрачённый магией клинка, Зу'м стоял на коленях перед входом на территорию Чёрного Копья. Его тело наливалось силой, а после иссыхало в один момент; он становился больше — превращался в маленькую лягушку; бился в конвульсиях, источая молнии вокруг себя — обозлённо глядел на меч, горя пламенем.Земля вокруг тролля тряслась, а воды вокруг отходили от острова. Каждую секунду голоса вокруг куска земли всё сильнее и сильнее звуками бились об уши окружающих, явно произнося не самые добрые слова в адрес центра «события». Внезапно раздался кошачий рёв, и всё вокруг замолчало.
Зуг'Чон пал. Казалось, замертво. Его душа медленно начинает покидать тело. Жизнь уходит, оставляя его один на один с богом крови. Зу'м же из последних сил вонзил проклятый меч в землю и, всё так же держась на руках. Тёмный охотник обессилел, иссох. Масса, дарованная Огоуном, пропала, глаза потускнели, а руки ушли под песок, пытаясь найти опору.
Чон — тролль, что отрёкся от лоа тигра и встал на проклятый путь. Он оступился и потерял всё давным-давно. Однако совсем недавно нашёл смысл существовать в этом мире в то время, как искупление не было найдено. Ширвалла желает твоей смерти, как и весь пантеон Гурубаши, Воевода Зуг'Чон.
В голове ныне не порочного прозвучал голос…
Ты воин, который нёс свою ярость в правильно русло, но не верным способом. Ни единая великая душа Зул'Гуруба не желает твоего существования.
Ты умрёшь.
Пантеоны двух близких миров соприкоснулись. В то время, как джунгли простились с Зуг'Чоном, чувство долга, а точнее — его проявление принялось воздействовать на Зу'ма. Он проклят. Он также обязан умереть перед ликами всех божеств, интересы которых стали для него смыслом жизни. Однако никто из них не мог себе позволить потерять пешку, которая обязана была ходить конём, ферзем, а иногда даже — королём. Зу'м терял свои знаки отличия — ве-ве испарялись в прах, а на их месте появлялись знаки кровавого бога. Пламя на руках выжигало знаки Погеана, а молнии от сердца пробирались через кости, искореняя порчу. Но всё
бессмысленно — действие клинка уже не обратить вспять. Две живые души наблюдают за происходящим. Найдётся ли смелость у них обратиться к тем, кто сейчас гневается в небе? Ведь рядом есть тот, кто способен парить в облаках, подобно богу.
— Шанго! — Воскликнул вдруг Гуо'Ракс, а после раздался орлинный визг. — А также пантеон Гурубаши, прислушайтесь ко мне! — Тролль упал на колени, после чего воздвигнул свои руки вверх. — Послушайте меня, и узнаете ту правду, которую нужно знать! Зуг'Чон не хотел предавать тебя, о великая Ширвалла, он не хотел предавать всех лоа! Задачей его стояло защитить народ троллиный от пагубного воздействия Хаккара! Он принял на себя ношу, ведь другого выхода не было и не могло быть. Пришёл бы новый повелитель крови, что переманил бы на свою сторону молодых и не очень клыков джунглей! Вы только представьте, что было бы если этот клык не принял на себя эту долю! Молю, услышьте мой зов и ответьте.
Душа Воеводы созерцала, насколько сильно гневаются на него его же собственные Боги, одному из которых он посвятил свою жизнь. Но он нашел в себе смелость, смелость сказать свое слово. Хоть и был истощенным, слабым но несмотря на это обладал душой воина. Склонив голову в почтительном жесте, он вымолвил. — О Лоа, внемлите моему гласу, ведь не с злыми намерениями взял этот в клинок руки. Обезопасить Тернистую Долину от тирании очередного Повелителя Крови возомнившего о себе многое, цель моя. Мне было трудно принять это решение, ведь я отказывался от всего наследия, которым я гордился. Отказывался от того, чему посвятил свою жизнь. Я затеял эту авантюру, и многие пострадали, по моей вине. Я принял решение взять тяжкое бремя на себя. Слишком много раз глупцы решали, что могут быть подобны Богам. Слишком много выпало на участь моего народа и родины. И я решил прервать этот бесконечный круговорот безумия. Это не оправдывает меня, но молю, прислушайтесь к моему гласу, о великие!
Йаула придвинулась ближе, не смотря на все метаморфозы, происходящие с моном. Знаки лоа крови постепенно усеивали синее тело Зу'ма, словно чума в привычном её понимании постепенно разносила свои чёрные отростки по телу. Мысли были ни о чём, но в то же время и обо всём. Ничего вокруг услышать была попросту не способно, всё её внимание было сосредоточено на клинке, из-за которого возникло столько проблем. Внутри её смутных мыслей словно происходил диалог с самим мечом, в результате чего она вскоре и вовсе начала рассуждать вслух, — Ты принёс столько боли… — выдала она чуть слышно, мельком взглянув на Зу'ма. Может ли она это остановить? Должна ли? А если обратится к лоа, то услышат ли они её зов? Отзовутся ли? Да и чем же они смогут помочь Зуг'Чону? Может, ответ она получит, взяв клинок в свои руки? Одурманенная зловещей аурой, ослабленная паникой в духовном плане, Йаула нерешительно потянула ладонь к рукояти...
Низкий троллиный голос пронзил небеса: «Что бы ты делал, малец, если бы остался в живых?» — одному Зу'му был знаком этот голос. Он нёс в себе
больше крови, чем голос небесного змея Хаккара.
— Проливать кровь я буду лишь в твою честь, о Лоа что сейчас обратился ко мне. Разум мой очистился от слепой ярости, и ныне мой не застилает: кровавый туман, из за которого я не мог здраво мыслить. Больше нет места слепой ярости. — встав на колени, душа Зуг'Чона вскинула руки вверх, обращаясь к тому неизвестному что разговаривал с ним сейчас
Лоа принял ответ безумца. Слово Атала сыграла большую роль. Братья по оружию, коллеги, высшие лоа сделали свой выбор — Шанго и Огоун даровали милость Воеводе Боевых Топоров. Сердце вновь начало биться, а из тела вышла последняя капля порочной крови. Она плюхнулась на песок, источая омерзительную вонь. Все ве-ве Хаккара упали пеплом вниз, а на их месте образовались новые — те, что несут в себе знамя войны. Шею Зуг'Чона пронзило копьё. Кровь потекла по его плечу. Приятная, сладкая боль — берсерком обратился порочный клык перед троицей гвардейцев, перед лоа. Теперь он несёт на себе бремя того, кто никогда
не посмеет надеть на себя доспех, ведь единственная защита его — это его бог — яростный Огоун. Пантеон Гурубаши исчез из разума Чона. Королева охоты была прогнана яростным криком Военного Вождя. Зуг'Чон, ты силён, как никогда прежде. Твои волосы сменили окрас — обратились в цвет крови — красный. Твои мышцы окрепли, а кожа начала возвращать себе
прежний вид.
А что до Зу’ма… из него выходят все силы лоа, а боги пытаются вернуть их в него. У них не получается.
Гуо’Ракс стоял пару секунд думая о последствиях, что могут настигнуть Зу'ма в этот момент, но другого не оставалось. В мысль Атала пришла гениальная мысль, которая могла спасти жизнь приятеля. Спустя секунд десять, Гуо'Ракс правую руку поднял к верху, а левую оставил внизу. Первая ладонь озарилась молнией, а после и левая, но её обвивал ветер. Воскликнув, а точнее прокричав словно орёл, Анту ударил Зин'рок своей рукой, раскалывая его на две части. Все души, что были заключены в нём должны были уйти, в том числе и Зу'ма. Однако, не всё так просто. Тут в действие пошла и вторая рука, что обхватила душу Зу'ма в потоках ветра и вновь
в тело её вознесла. Неудача. Зу'м лишь встряхнулся, изрыгая кровь. Слабо. Одной силы небес
здесь недостаточно. Йаула же, мысленно выругивала себя лишь за допущение подобной идее
возникнуть… Взволнованно заметавшись, она наблюдала за происходящим, не сводя взгляда ныне не с клинка, а с Зу'ма.
Атал всей своей силой пытался сдержать душу Зу'ма в теле, тратя буквально все свои силы.
Чон издал из своей груди рев, а затем, при помощи рывка добрался до Гуо'Ракса. Обнажив свое оружие, он произнес мольбу Огоуну и наделив свое оружие его силой, обрушил всю мощь на Разрушитель Миров. Гладя на то, как моны объединили усилия, не могла оставаться в стороне безучастно. Вот только чем она могла помочь, так и не обретя желаемого на своей родине? Йаула взмолила к мудрейшему, сильнейшему из покровителей её северного народа — Руноку. Возможно он вновь не откажет ей в совете или непосредственной помощи, наделив троллиху силой, что была бы в этот момент как раз кстати. Подхватив кинжал с песка, она продолжала произносить молитву, голос её ныне не дрогнул. Гуо'Ракс дал очередной разряд, и Чон вдарил по клинку со всей своей божественной силы. Это зрелище было ни с чем не описать: ярость Огоуна материализовалась и аурой окружила Воеводу. Его клинок стал крепче камня, а рука — решительней безумца. Но в миг стало понятно, что сил Шторма и Войны здесь было недостаточно, как вдруг лучик света пронзил пространство меж Раксом и Чоном. Она обратилась к своему лоа, как ей казалось, и он просто не мог посметь отказать девушке, ведь подобная решительность не могла быть свойственна даже самой воинственной ву'мон на всём Азероте. Клинок, который она схватила разбился лишь от прикосновения к Зин-Року, а трёхпалая девушки на мгновение превратилась в настоящую медвежью лапу. Меч треснул, раскололся на множество частей. Мелкими осколками он разошёлся по песку. Всех оттолкнуло от взрыва, который произошёл. Зу'м же просто откинулся назад, упав на спину. Знаки Свежевателя Душ исчезли, оставив ожоги на его коже, а глаза закрылись.
Чон отлетел от взрыва назад, оставив след своей туши на песку. Уперевшись руками в песок, Зуг'Чон поднял торс а после медленно встал на ноги, озираясь по сторонам. По близости он не видел проклятого клинка, но состояние Зу'ма было неизвестно. Стоя на ногах, клык окинул взглядом своих соратников, ожидая слов их.
Ула в иной ситуации могла пожалеть о сучившемся, но только не сейчас и не теперь, когда клинка не стало и вовсе. Троллиха, мигом опомнившись, поднялась с песка. Оглушённая взрывом, она лишь пошатнулась пару раз, совершив зигзаг в своём маршруте, но всё же совсем скоро добралась до цели, — … Зу'м! — воскликнула она, в надежде услышать отклик. Зу’м попытался откашляться, открыв глаза. Он похрипел, проморгался и вновь вылупился, глядя на море. Ула с облегчением выдохнула, — … Ж-живой… — она пала пред моном на колени, с улыбкой возложив на него руки. Глянув на Чона, она повторила более звучно, — Живой!
— Получается, так… — Зу’м всё так же держал взор вдали.
— Живой. — повторил за троллихой, и кивнул ей. Сложив руки на груди, он выпрямился и окинул взглядом побитого жизнью Темного Охотника. — Не учится ничему… теперь никто больше не возьмется за рукоять этого проклятого клинка. — проговорил, качая головой отрицательно, затем, говорит: переведя взгляд куда-то вдаль, облегченно вымолвил. — Всё.
— Всё… — повторила она, кивнув, и устремив взгляд куда-то в даль.
— Всё, — проговорил Гуо'Ракс, после чего обратил внимание на свой пояс. — Чон.
—… надо позаботится об осколках. — внезапно произнес Воевода.
— … Как же мы это сделаем? — прихлопнув Зу'ма по пузику, Ула поднялась на ноги оглядела здешнюю землю, — Их тысячи… И все в песке.
— В этом нам могут помочь силы Акил'зона. Его ветра унесут осколки подальше. На твоих же плечах, Йаула, будет лежать задача не менее важная. Позаботься о том чтоб Зу'м не отправился в алор Самеди. — возложив ладонь на плечо Йаулы, молвил Чон уверенно.
Cобственно и выполнил то, что нужно было. Подняв свою длань к небу, Гуо'Ракс промолвил
молитву Акил'зону. Ветра обхватили все осколки, и унесли их вместе с прилегающим песком куда подальше. — Куда он там отправится… Запах немытых пелёнок, развеявшийся по дому за время, пока нас не было, мигом приведёт его в чувства, — она вновь кивнула и, склонившись над моном, подхватила его руку, потянув на себя.
На этом, попрощавшись наши герои разошлись кто куда. Конец? Нет, начало.Начало чего-то большего.

Скриншоты с интерфейсом: cdn.discordapp.com/attachments/565263367665877032/698940854773088396/WoWScrnShot_040620_192646.jpg

cdn.discordapp.com/attachments/565263367665877032/698940864742818126/WoWScrnShot_040620_200321.jpg

cdn.discordapp.com/attachments/565263367665877032/698940921806585916/WoWScrnShot_040620_234324.jpg


Ролевые итоги :

1) Зуг'Чон разорвал свою связь с Хаккаром, тем самым очистив свою кровь — избавился от проклятия. Отныне он служит лоа войны — Огоуну. Тролль стал намного сильнее физически и морально, однако сила, полученная благословением, заставляет его ноги двигаться исключительно по тропам сражений. (Персонаж обязан участвовать исключительно в боевых ивентах. В ином случае он будет получать некоторые ролевые дебафы)
2) Атал'Гуо'Ракс наладил связь с «боссом» своего лоа — Шанго. (Повышение навыка управления стихией шторма)
3) Йаула из Драккари получила благословение Рунока — лоа белого медведя. Он помог ей и всей группе, дабы разрушить Зин-Рок. (Это было первое взаимодействие силы лоа с девушкой. Она начала постигать стезю этого бога.)
4) Зу'м из Чёрного Копья лишился всех связей с духами и лоа, так как прикоснулся к проклятому тразу. Единственный, кого он слышит — Бвонсамди, основной покровитель тёмных охотников.
5) Зин-Рок был успешно разбит, а его осколки развеяны силой Атал'Акил'зона.



Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность

Зугчон — 114 уровень. (Писатель отчета.)
Зум — 108 уровень. (Ведущий.)
Йаула — 75 уровень.
Гуоракс — 102 уровень.
Ариец — 30 уровень.

Желаемая награда: Одобрение ролевых итогов. Уровни и одобрение рекласса на друида Йауле.

Событие длилось 5 часов.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

К сожалению, отчёт должен представлять из себя относительно краткий, но содержательный пересказ отыгранного события, но не чищенный лог.

Пожалуйста, сократите объём, составьте краткий рассказ, затронув ключевые моменты события и обратитесь ко мне в Discord: mistress#0157 за пересмотром.

Отчёт был одобрен как событие высокой требовательности и средней значимости. Ролевые итоги следующие:

● Зуг'Чон разорвал свою связь с Хаккаром, тем самым очистив свою кровь - избавился от проклятия. Отныне он служит лоа войны - Огоуну. Тролль стал намного сильнее физически и морально, однако сила, полученная благословением, заставляет его ноги двигаться исключительно по тропам сражений. (Персонаж обязан участвовать исключительно в боевых ивентах. В ином случае он будет получать некоторые ролевые дебафы)

● Атал'Гуо'Ракс наладил связь с "боссом" своего лоа - Шанго. (Повышение навыка управления стихией шторма)

● Йаула из Драккари получила благословение Рунока - лоа белого медведя. Он помог ей и всей группе, дабы разрушить Зин-Рок. (Это было первое взаимодействие силы лоа с девушкой. Она начала постигать стезю этого бога.)

● Зу'м из Чёрного Копья лишился всех связей с духами и лоа, так как прикоснулся к проклятому тразу. Единственный, кого он слышит - Бвонсамди, основной покровитель тёмных охотников.5) Зин-Рок был успешно разбит, а его осколки развеяны силой Атал'Акил'зона.

Награды (Множитель 1.3, ввиду длительности):

НикнеймУровеньНаграда

Зугчон

114+5.2 золотые
Зум108

+5.2 золотые

Гуоракс102

+5.2 золотые

Йаула75+2.6 уровня
Ариец30Без изменений, ввиду нарушения правила 10.1.

Успехов!


Проверил(а):
mistress
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Да
13:25
22:49
439
21:00
+8

Зум be like:
Зум be like:
01:25
+5
Кэнтаро Миура не обманул…
01:36
+2
Крутааа, лайк
12:08
+1
Наконец то
12:49
+1
Лёша, ты чаво наделал…