Свое начало эта история берет у восточной границы велелепного Зул'драка, среди заснеженных степей, дышащих морозом и непроглядной мглой. Небеса укрылись за одеялом чёрных туч, прорезаемых редкими лучами бледного солнца, и в этом дневном полумраке лишь легендарные хищники местных краев могли видеть дальше своего носа. Молодая Анту'джин племени Стылой Крови, которую по праву можно отнести к числу вышеописанных охотников севера, искала путь в свой новый дом — к заветному месту, которое некогда, при расколе, указала Зул племени.

«Там, где память нашей империи сверху вниз взирает на зеленые леса и бескрайнее море, на далеком востоке, мы найдем новый приют»

… то, что юная Ловчая Лула'джа слышала от старушки Зурры на кануне раскола, и то, что звоном пронзило ее голову после осознания событий последних минут. Анту обнаружила себя, окровавленную, в окружении двух жестоко растерзанных сородичей, едва испустивших дух; перед ней — огромный белый медведь, умерщвленный драккарским копьем. Из его проломленного черепа медленно сочилась кровь, разбавленная редкой сероватой струйкой, а троллиха сжимала древко того самого оружия, принесшего ему смерть.

Необъяснимым чудом она смогла отбиться от потомка Рунока, потеряв двух братьев и навсегда заполучив памятный след этого краткого боя: три глубоких параллельных рваных раны, полосующих левые руку и ногу. Природная вязкость тролльей крови, подкрепленная жестоким морозом, позволила анту сохранить «алого золота» достаточно для того, чтобы остаться на ногах и в здравом уме.

У нее не было времени скорбеть или зализывать раны. На ее долгом пути встало последнее испытание: встреча с коренным обитателем здешних заснеженных холмов, с детенышем снежного гепарда, что притаился в ближайших кустах, надеясь урвать добычу в первой самостоятельной охоте. Заметив угрозу, Лула'джа немедля устранила ее, накинувшись, словно рысь, на упреждение, и прижав хвостатого к земле. Тот скреб ее руку когтями, рвал кожу, но она терпела, все крепче сжимая его горло — и тот подавал жалобный писк все тише.

Покуда гепард отчаянно, но безуспешно сопротивлялся, анту взмолилась великой Хар'коа, умоляя обратить взор к ее потомку и усмирить его, избавить от страха. Удивительно, но вскоре после этого гепард утих и перестал сопротивляться, словно само божество убаюкало его разум. Тогда охотница ослабила хват и заглянула в кошачьи глаза; те на миг сверкнули лазурным огонем и угасли. Вскоре явилась и кровная мать детеныша, но не напала на Лула'джу, а своим звериным языком воззвала к помощи. Чтобы прокормить выводок, ей было нужно много пищи, и если бы ей удалось принести отпрыскам тушу неподъемного медведя, только что поверженного троллихой, они бы выжили.

Драккари по-своему распознала и трактовала знаки, посланные великим Лоа как будто бы в испытание — и потому решилась помочь. Анту'джин стала другом этого накормленного семейства снежных гепардов, однако Хар'коа отвернулась от нее, ибо своим поступком охотница ослабила ее детей — они получили добычу без охоты, словно праздные свиньи.

Но, пускай божество отвернулось, охотницу отблагодарила судьба: и тот самый гепард, едва-едва созревший для самостоятельной жизни, увязался за ней играючи. Вместе с новым другом, непрестанно слизывавшим кровь с ее ран, она отправилась к самым восточным исполинским ступеням, ведущим из храмового города в Седые Холмы; миновав тихую дорогу, скрываясь в зарослях и тенях, она настигла назначенного места. Старушка Зурра, высматривавшая своих соплеменников с высокого холма, прилегающего к скалам, тепло приветствовала ее.

«Рада, что ты наконец дома. Встань с колен, дитя. Тебе следует приветствовать собратьев с гордо распрямленной спиной...» — и, насмотревшись на молодую охотницу, Зурра кинула взгляд на север.

Благовония, жгучий холодный ветер, ритуальные завывания и пляски. Злоязыкий обнаружил себя на коленях перед алтарем Шшератуса среди просторных снежных пустошей. Он не мог вспомнить, что он тут делал, и кто те двое, что безмолвно наблюдали за ним из-за спины. Растерянный, тролль опустил взгляд ниже, и увидел, что на каменном постаменте лежит окровавленная клыкастая голова, а вокруг — россыпь золотых монет. Словно звон колокола, в разуме Вуду'джина тут же болезненно отозвались ближайшие воспоминания: он совершал подношение великому Пожирателю, и для того, чтобы войти в транс, испил колдовского отвара; Лоа не ответил, и было ясно, что он требует еще одну жертву.

Один из спутников Злоязыкого как раз принес юную девственную деву из Драккари. Вудуист довольно кивнул и потребовал положить ее на алтарь, а затем снова обратился к великому Пожирателю.

Вокруг смерклось, словно Вуду'джин ослеп. Все звуки вмиг растворились, будто Вуду'джин оглох. Ветер стих, как если бы кожа Вуду'джина отмерла и утратила чувствительность. Вскоре, — неведомо, как много времени тролль пробыл во тьме, — цвета прояснились и в голове зазвучал Шепот. Вокруг метались образы, смазанные краски, и лишь одно округленные глаза вудуиста видели четко: которая, открывая рот в согласии с речью, звучащей в голове, сначала обращает мученический взгляд к Злоязыкому, а затем — куда-то за его плечо, направо, и требует больше плоти.

Видение минуло. Девственница все так же неподвижно лежала на алтаре; на ее лбу застыла не стекшая струйка крови — очевидно, ее крепко ударили, чтобы она не сопротивлялась. Вуду'джин верно трактовал видение, и подозвал здоровяка-воина, что стоял за правым плечом. Жертва с гордостью и смелостью приняла свою участь, без страха, без блеяния. Он встал на колени перед каменной кладкой, нависнув над принесенной им девой, и кинжалом Злоязыкого был отправлен к своему владыке — Шшератусу.

Лоа смиловался. Теперь вудуист вспомнил: его зовут Да'амодара, и его цель — укромное местечко на далеком востоке, которое некогда указала Зурра. С этим вернувшимся знанием он снова попытался воззвать к Шшературу, и тот даровал новое наставление…

«Увидит змей пляс крон, бег волн и ход облака над шпилем — таков будет восток. Но змей в норе соперника не стерпит.» — очередное послание Шепота, на сей раз сопровождающееся иным наваждением: дева улыбалась, говоря, но уста ее сочились кровью.

Оправившись от видения, Да'амодара увидел: девственница, залитая кровью убитого над ней воина Драккари, без всяких причин погибла, исторгнув изо рта весьма внушительную лужу крови. Вудуист снова трактовал неясное послание Лоа по-своему, и теперь решил принести последнюю жертву — не терпеть в своей норе соперника. Он схватил своего второго спутника, жреца, за шею, и страшно умертвил, воззвав к темному вуду. Три трупа легли на алтарь великого Шшератуса, и тот наконец даровал свое краткое, непостоянное благословение на время пути к новому дому.

Злоязыкому повстречался какой-то странный тролль среди ледяных пустошей, но он не ответил ему и даже не поприветствовал — словно завороженный, он шел вперед, неизменно чувствуя, где его новый дом и племенной Зул. Пожиратель привел его к той самой исполинской лестнице — пути юной Анту'джин. У самых ступеней Да'амодару окружили три духа — или посланники Лоа, или очередное наваждение. Он ответил на три их вопроса честно, не утаивая грехов:

«Наставник… он был первой моей жертвой Пожирателю.»
«Шшератус. Только во имя него я буду убивать. В его славу я и погибну, если во мне более не будет нужды.»
«Кровь моих сородичей пропитала мои руки. Это бремя будет со мной до самой смерти.»

… и души растворились, пропустив его дальше — прочь от родной земли троллей, в бегство к новому дому с честно признанным преступным бременем на плечах. Уже внизу Вуду'джин повстречал отвратительное создание, — восставшего бормочущего Драккари, — и в недолгой схватке снес его голову с плеч. Затем, повинуясь зову своего Лоа, он снова применил темное вуду, чтобы не оставить ни единого следа от убитого — ни плоти, ни костей, ни крови. Когда требование было исполнено, Шшератус оставил Злоязыкого, ибо его путь уже почти завершился.

Среди зеленых лесов, идя далее на восток, Да'амодара встретил Зурру. Она заявила, что совершенно случайно встретила его, идя к границе Зул'драка за давно ушедшим отрядом Вар'джина: она боялась, что они и остальные заблудшие нуждаются в помощи. К счастью, она встретила Злоязыкого, и это ее успокоило; на том она решила развернуться и провести его к укромному заветному месту.

Путь им преградил каменный исполин, внимательно зрящий кругом. Спрятавшись, тролли воззвали к помощи Лоа, и Шшератус, ответив, жестоко наказал Вуду'джина за лишний зов после того, как тот его оставил: разменял глаз на глаз. Великан ослеп, как и сам Злоязыкий; воспользовавшись этим, однако, Зурра подхватила сородича под руку и провела до ключевого места. Там, подняв его на высокий холм, примыкающий к скалам, усадила его спиной к северу — чтобы он отдохнул и переждал гнев божества. Сама же она встала на краю холма, чтобы высматривать своих соплеменников.

Минул час, и наконец явилась родная душа. Она поднялась на холм и преклонила колено перед Зуррой.

"… тебе следует приветствовать собратьев с гордо распрямленной спиной. Злоязыкий уже с нами." — и, насмотревшись на молодую охотницу, Зурра кинула взгляд на север. Там сидел ослепший Вуду'джин, погруженный в размышления. Молодая анту отблагодарила старушку и сразу отправилась к нему, чтобы приветствовать, как брата.


Раньше прочих началась история Вар'джина и двух его верных соратников. Они довели Зурру, старую и почти уже немощную жрицу Лоа до ключевого места, которое она увидела в своих вещих снах: зеленая поляна среди высоких сосен на далеком востоке, обрыв близ которой выходит к бесконечно далекому морю и, западнее, к стенам Зул'драка. Они, ведя Зула племени к новому дому, рассчитывали, что явятся много позже всех остальных и по прибытии поприветствуют всех своих сородичей. Однако судьба распорядилась иначе: старушку привели к месту весьма рано, и они никого не встретили.

Не имея плана на такой случай, тролли принялись ждать. Первый, второй, третий день прошли, и на четвертый Зурра заявила: Вар'джин обязан взять своих людей и отправиться на поиски соплеменников. Он согласился, и троица выдвинулась к самой восточной исполинской лестнице.

У границы родных земель, в ночи, они встретили шквальный ураган, бьющий вниз по ступеням. Поначалу они не придали этому значения и уже чуть было не шагнули через границу ветров, как вдруг перед ними линию дозволенного пересек блудный одинокий мустанг, и его тут же сорвало с земли, выбросило потоками воздуха в лес и переломало шею. Тролли поняли, что ветер этот непростой. Хаз'бад, отец Занбада, воззвал к мудрости предков, и те даровали ему видение… тени поднимаются вверх, а кровь ручьями стекает под их стопами; в какой-то момент они достигают вершины, и там из мглы на них взирали горящие льдом глаза.

Отец трактовал видение просто: необходимо пролить свою кровь, чтобы подняться по этой лестнице. Сначала свои ладони и ноги изрезал он, а затем, увидев, что это сработало и потоки воздуха пустили Хаз'бада наверх, так же поступили и остальные. Все они смогли преодолеть это испытание, и три духа-хранителя, поднявших бурю, пропустили их обратно домой.

Когда троица переступила последнюю ступень и взглянула на заснеженные просторы своего дома, духи за их спинами исчезли. Кем они были, откуда, чего хотели?..




Список участвующих персонажей и желаемая награда:


Высокая требовательность

Комментарий:в сумме все события, описанные в данном отчете, длились 11 часов реального времени подряд. В скриншотах, приложенных ниже, это видно — и мы просим вас учесть этот факт. Также уточним: отчет включает в себя 3 косвенно связанных события, которые были отыграны одно за другим; на каждом из событий были разные игроки, но ведущий — всегда один. В связи с этим, для удобства списки игроков мы разделили как раз по участию на этих трех событиях (в случае сомнений по методу рассмотрения вот этого вот творения стучитесь: Земляника#1265 — вопрос по этому поводу был задан и ответ уже получен).
Ведущий на награды не претендует.


Первое событие

Имя Уровень Роль
Зурра 31 Автор, ведущий (не участвовала)
Луладжа 31 Участник


Второе событие

Имя Уровень Роль
Зурра 31 Автор, ведущий (не участвовала)
Даамодара 31 Участник


Третье событие

Имя Уровень Роль
Зурра 31 Автор, ведущий (не участвовала)
Занбат 31 Участник
Хазбат 31 Участник
Баджамб 31 Участник


Для обратной связи: обращайтесь к Warlord Oleksii#4785 — он будет нашим брехучим телефончиком.

P.S. Обещала сделать — сделала.


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток. Отчет на событие высокой требовательности и средней значимости одобрен.

Зурра без награды

Луладжа +5 ур.

Даамодара +3 ур.

Занбат +3 ур.

Хазбат +3 ур.

Баджамб +3 ур.

Проверил(а):
Фырка
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
13:19
02:41
113
03:23
0
Персонаж «Хазбат» не найден.