Бастион воителей клана Чёрного Железа открывает одной из первых короткий, но яростный сезон охоты на толстошкурых тварей, василисков, ведь последующий голодный сезон уже не за горами, а на голодный желудок орков не расквасишь по ближайшей стене. Их питательное, жирное и жесткое мясо утолит любой голод. В интересах бойцов добыть себе достойное пропитание, а потому были созваны все подходящие для этой работёнки охотники и звероловы. А точнее один такой.

Вюрдстад почесал бороду, сидя на колонне из тёмной стали, пока что обдумывая что-то про себя. Бурчание и хмурость всё также оставались на его лице. Это «что-то» было охотой, но даже такое чувство как радость не придавало дворфу никакой улыбчивости. Он всё также оставался угрюмым и мрачным. Вновь показать себя как хороший зверолов, сейчас это было необходимо, дабы утереть нос любому такому в округе и возыметь славу. Быть может, он даже сможет застрелить Луноеда, огромного василиска, который прославился своей жестокостью и каннибализмом других своих сородичей. Это монументальное существо было огромным, что его пасть могла целиком проглотить дворфа и даже не подавиться.
Однако назревает вопрос: Почему его прозвали Луноедом? Поговаривают, что этот свирепый хищник сошёлся в случайной, но яростной схватке с жрицей Элуны, доселе невиданной в те года эльфийкой верхом на саблезубе и в белом платье, когда хотя для дворфа такие одеяния даже на пижаму не походили, а единственное сравнение было бы связано с портовой штормградской шлюхой, несмотря, как говорят очевидцы, на блеск одеяния, как у драгоценного камня. Эта битва была добротная, однако победителем с огромным трудов вышло чудовище, да и то, только потому что те самые дворфы-очевидцы решили воспользоваться услугой отвлекающего манёвра и застрели жрицу издали, ибо тогда они были врагами императора и клана Чёрного Железа. Остатки той самой эльфийки теперь уже и не сыскать как и остатки саблезуба, но именно это и дало твари имя — Луноед или же Пожравший Луну.
Нет, зверолов Огнезов не собирался мстить за какую-то там эльфийку, плевать он хотел на калдорай, хотя всё же был обеспокоен положением дел за границами территорий клана и сожжением Тельдрассила ( тогда он смеялся басом от того, что его слова шуточные были правдой, мол, не надо было строить города в дереве, и пусть теперь длинноухие выскочки полуголые утрутся слезами и более не будут заявлять о глупости жизни в Чёрной Горе ). Охотник желал снискать славу того, кто наконец покончит с террором монументального василиска. Ну и мясо ещё по пути раздобудет, а не то ему не здобровать.




Однако идти одному было слишком уж дотошно, так ещё к старшине пристал пусть и молодой, но приятный боец для его мрачного сердца, Хулфнар. Тот был босым, как и всегда, от чего у старшины часто возникало чувство дать подзатыльник тому, ибо Огнезов так и не понимал смысла ходить босиком.


— Постовым устроился? — Вопросил короткобород у стоящего у колонны Вюрдстада. Поза зверолова выдавала готовность к действию, он это мог увидеть, поскольку сам зверолов уже держал винтовку на готове.
— Даже с босыми ногами тебя слишком просто услышать, — ответил Огнезов, после чего провёлся ладонью по стволами винтовки, будто бы чистки было мало для него самого. — А тебе какое дело, солдат? Решил подышать свежим воздухом и накопить побольше сажи и пепла на свои пяточки, чтоб потом оставлять следы на плитах крепости?
— Интересуюсь происходящим в крепости и ее окрестностях, — кивнув Вюрстаду, Хулфнар беглым взглядом взглянул на свои ступни. — Мне нет причин скрывать свое присутствие на территории бастиона. Босые ноги лучше чувствуют землю.
— А если враг ворвётся и нам придётся устроить засаду, что ты будешь делать? Плевать на пол, чтоб отмыть след, м? — буркнул тот недовольно. — И желание сдохнуть в честном бою сейчас не будут оправданием.
— Если понадобится — то буду плевать и вытирать. Или ходить на руках. Или еще как-нибудь решу возникшие проблемы.
— Возвращаешь свой зад в бункер, берёшь накидку и винтовку. Патроны штук десяток. Обувь по желанию. Выполнять. Ноги ногами, но выглядишь ты как нищий, что даже под лестницей в «Обжору» недостоин сидеть, будучи воителем. Ты — лицо могучего молота нашего клана. Так что, будь так милосерден к моим глазам, оденься.


Вюрдстад понимал, что мог и обидеть того, кто следует своему вюрду, судьбе воина, но сейчас его заботило больше выживание своего товарища, а не желания солдата. Его самого обучали выживать в разных условиях, и не только мастера охоты и стрелкового дела, но и враги. Не знал тот, что лучше и больнее, но тому нужен живой Хулфнар Бейл'Сифал, а не труп на пепле его же земли.

Металлические ноты запаха сажи — как это приятно, отдушина, после серных осадков. Хорошее время для охоты на таких хищников, как василиски. Они терроризируют рабочих дворфов, а сами могут послужить неплохим обедом. Ветер довольно сильный, гоняет пепел по кругам, так что след их хвоста будет только, и только свежим. Вюрдстад подобрал хороший час для охотыб от чего сам зверолов был только доволен. Сейчас или никогда.
Замок опустился, зазвенели огромные шестерни. Ворота медленно начали отпираться, и двоица вышла на родные дороги и земли. Как бы и не было приятно такому, эта земля была усеяна руинами и местами бывших сражений. Повсюду можно было бы найти отголоски былого величия и побед с поражениями. Но сейчас интересовала его охота, а не воспоминания прошлого.



Зверолов понимал, что с ним идёт балласт, но вот только это будет до той поры, пока хотя бы азам охоты не научится Хулфнар. И только на практике можно будет показать все прелести таковых познаний.
Ну а сейчас сам Огнезов принялся вонзать в землю свой взгляд, старательно начиная выискивать ближайшие следы от «прорубей» и оврагов, откуда исходила жара отголосков Чёрной Горы. Возможно, тут могли пройтись василиски. Хулфнар следовал по следам зверолова. Он не был отличным охотником, однако о том, что не стоит отходить в сторону, чтобы случайно не затоптать искомый след знал, за что более опытный в этом деле соклановец его мысленно благодарил.
Ветра угрюмо завывали им в спины свою песню, песню заснувшего вулкана. Под их ногами проминалась пепелистая почва, как свежий снег, так напоминающий о Дун Мороге. Остановившись неподалёку от Бастиона, они нашли несвежие ямы — стеклошкурые василиски определённо копали свои проходы здесь, от того всё становилось куда проще.


— Хм… Как знал, что тут кто-то есть, — он указал на одну из нор, добавляя к этому кивок. — Вон. Нора. Проверь в округе, сколько их таких, — после чего он присел на колено, принимаясь смотреть на самую маленькую из них. Дыра слишком молодого, но от того и точного василиска, видимо. Он принялся ощупывать ладонью почву, дабы понять степень рыхлости и объём осадка пепле и сажина эту самую почву. Нора была совершенно не рыхлой — стенки её были подогреты так, что почва отвердела, что в принципе говорило о относительной свежести конструкции. Так она не осыпалась и держала форму.
Хулфнар выдвинулся по указке, принимаясь аккуратно ступая по покрытой пеплом земле сближаться с одной из небольших лунок в земле. Привстав на носочки, тот осмотрелся по сторонам, бегло подсчитывая количество земляных неровностей искусственного происхождения, а после нагнулся над ближайшей, начиная ощупывать грунт, подобно своему «учителю», желая определить ее свежесть. Нор было множество. Великое. Но их разнообразие было весьма скудным. При точном осмотре можно было сделать вывод что здесь проползали матриарх, самец, и детёныш. Детёныш молод. Похоже, родня его только учила уметь пользоваться своими лапами. Это их и погубит. Вюрдстад едва мог понять нетипичное поведение зверей — норы распологались в хаотичном порядке, даже для такого явления как обучение выводка. Возможно, василиски либо охотились, либо играли, либо бежали от чего-то… Или кого-то покрупнее.
Хулфнар глубоко вздохнул, чуть морщась от воздуха местного региона. — Вырисовывается след?
— Да. Слишком уж они куда-то торопились, — он вёл взглядом по следу. — В гору бы не полезли, к оркам идти слишком уж, всё также, — он пошагал вперёд, держа винтовку на готове. — Должны быть ещё углубления, Хулфнар. Идём.


С этих слов и начинается самое интересное. Земля задрожала прямо перед дворфами. Пробиваясь сквозь землю с всплесками раскалённого стекла, василиски, по первой, казалось напали на дворфов. Они сбили Вюрдстада с ног и облили его стеклом, а вот Хулфнару удалось увернуться! Но по странному стечению обстоятельств василисков было только двое. Если это видел ученик охоты, то вот Огнезов в то время падал прямо в яму, полетел вниз, крепко держа винтовку в руках, покуда не достиг самого низа оврага, в котором и оказался зверолов. Он поморщился от боли и оскорбления, которое нанесло ему животное. Земля затряслась сильнее пущего. Оставшиеся позади василиски заметались на местах.
Вюрдстад попытался прийти в себя, пока что щёлкая взводными защёлками винтовки, после начиная впопыхах избавлять свой доспех от жидкого стекла, который пока что его малясь обжигал, но скоро мог и заставить застыть его и стать куда более простой добычей для хищников, которые… Уже сами застыли, будто бы в страхе. Дворф не мог понять причин такой нерасторопности, однако он призывал Хулфнара бежать к нему. Чуяло его сердце, что это всё только начало чего-то более масштабного. Василисков всего двое, выглядят они побито, а значит кто-то гнался за ними. Товарищ же его шустро спустился со склона, сбежав по тому на ногах. Тот сорвал в удерживающийся на заклепке в области шеи плащ, тот принялся поспешно собирать осевшие на собрате кляксы твердеющего, но все еще раскаленного стекла.
Но тут же где-то неподалёку земля треснула с невероятной мощью. То, что Вюрдстад принял за матриарха, им совсем не оказалось. Не было видно. Но было слышно, как взревело что-то огромное, неся за собой огненный светоч. Огнезов услышал крики молодых василисков, звук побега одного из них, а: вскоре и вовсе, другой прилетел за спины дворфам, поднимая пыль и обливая кровь. Что за дела?!.. Неужели это?.. Иначе быть не может. Луноед.



Вскоре оно вышло из-за холма, устремив свой грозный взгляд на дворфов. Он стоял и бездействовал. Зверолов действовал быстро, ибо, несмотря на страх, который охватил его сердце, быстро пришёл в себя. Дымовая бомба, бросок, хлопок и быстрый побег, а точнее толчок солдата в сторону. Вюрдстад не решался рисковать жизнью товарища. Сам же зверолов скрылся за трупом другого мёртвого василиска.
Широкими шагами лапы Луноеда встречали землю. Он пошел на хлопок дымовой бомбы, самолично поднимая пыль своим тяжеловесным перемещением. Даже сквозь этот дым его сияющие глаза внушали ужас, и, такой, что кажется могли заставить дворфа окаменеть от паники. Подходя к эпицентру взрыва, Луноед резко вцепился пастью в землю, откусывая знатный кусок от василиска и проглатывая его. Стало очевидно: Луноед совершенно слепой, но его лапы — видят больше, чем кто либо другой. Так неужели после той дуэли жрица Элуны оставила тварь без зрения? Всё могло быть, а значит та длинноухая сделала посмертное одолжение дворфу, пусть и неосознанно. Благодарить за это Огнезов не собирался.
Пока что тот не мог рассчитывать на Хулфнара, однако теперь он оказался в западне. Совершенно один. И это его радовало, уж лучше он чем кто-то другой. Надеяться на удачу было бесполезно, за дымовой завесом он видел только два светящихся глаза, а потому незамедлительно высунул из под спины василиска два дула, совершая дерзкий выстрел прямо в его лицо. И лучше бы он стоял в тишине, ведь дополнительный шум Луноеда только привлёк — услышав выстрел, василиск обратился к трупу своего собрата, после чего вцепился зубами в его каменную шкуру и растрепал на воздухе. Стоя под таким действом, Вюрдстад оказался под риском оказаться ударенным тушей огромного василиска, или, того хуже, быть насаженным на его хребта. Но сам охотник не решался умирать так просто, потому решил воспротивиться шипам василиска, но не издавать лишнего шума. Ему было бы достаточно хотя бы удержать давящую его тушу или удержаться на ней. Уклонение или побег издаст слишком много шума, однако теперь, когда помимо дыма от его гранаты в воздухе стаял жгучий запах горелого пороха и серы, дворф мог думать о другой тактике. Несколько разрезая хребтами лямки своих рукавиц, он смог удержаться на трупе, и более того, когда Луноед выкинул его в сторону, оказаться не задавленным тушой. Теперь василиск стоял в ожидании следующего шороха. А кинул он труп сравнительно далеко.



Биться с Луноедом было бы слишком рисковано для двух охотников, а потому было решено отступить, что и было сделано под рёв огромного василиска.
Это не трусость. Но отвечать за отсутствие добычи придётся старшине. Но, даже несмотря на это, жизнь Хулфнара была спасена. И это — главное.

Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая значимость.


Участники:
Вюрдстад — 41 ур. ( участник и писатель отчёта )
Хулфнар — 37 ур. ( учатник )
Ржавочка — 31 ур. ( ведущий, не участвовал )


Желаемая награда: Одобрение итогов.




Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Отчёт был одобрен как событие высокой требовательности и средней значимости. Ролевые итоги следующие:

● Биться с Луноедом было бы слишком рисковано для двух охотников, а потому было решено отступить, что и было сделано под рёв огромного василиска. Жизнь Хулфнара была спасена.

Награды:

Вюрдстад +3 уровня

Хулфнар +5 уровня

Ржавочка - Без изменений.

Успехов!

Проверил(а):
mistress
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
10:15
17:54
206
13:07
+1
Шутка сшучена. Жрица Элуна проглочена.