Очередной вечер в Награнде стягивался над мирным и тихим поселением — Гарадаром. В обычные вечера чувствовался слабый, приятный ветерок, однако именно этот вечер был особенным. Он был по-настоящему жарким, даже очень, что не могло не вызывать подозрений и вопросов. От такой жары пот струйками стекал по лбам жителей и гостей Гарадара — эльфов крови, которых призвал Илкай'ган Мистик уже ближе к шести часам вечера.


— Вы вернулись и отдохнули, бесспорно, но теперь вам необходимо продолжить. Верно? — орк выглядел доброжелательно, спокойно, и хотел, чтобы эльфы с упованием приняли его затею. Но… — Что же, я, конечно, не услышал довольных возгласов. Но приступим.

— Сегодня у вас появилась новая задача — отпустить гнев стихии огня. Неподалеку отсюда находится деревня сломленных. Доберитесь до туда и сожгите её. Зачем, спросите вы? Эти сломленные… грабили наших сородичей, убивали, разоряли караваны… Задобрите стихию огня и возвращайтесь. Вам ведь нужно одобрение стихий?

— Но запомните… Сегодня стихия огня, в столь теплый вечер… будет куда прожорливее и ненасытнее...


Получив фиал с огнем, эльфы собрались и направились из поселения прямиком к деревне, в которой должны были обитать сломленные. По дороге эльфы не были слишком разговорчивыми. Некоторые лишь частично обсудили план своих действий, кто-то стал задаваться вопросами: что, как да почему. А кто-то, все-таки, продолжал идти молча, ощущая жар под доспехами, ведь вечер и впрямь был жарким. Кажется, что солнце, опускаясь, подогревало землю, испуская из неё жар.

Впрочем, путь предстоял не такой уж и долгий. К тому же кто-то из группы эльфов знал, где находится предполагаемая деревушка сломленных-разорителей. Некоторых детей крови, возможно, одолевали вопросы: а почему? Почему попросили сжечь целую деревню сломленных? Неужели они настолько ужасны? Неужели они и вправду грабят и убивают? Однако, точного ответа у эльфов не было, а возможно, им только предстоит это узнать.



И все же, пока эльфы шли, стоит отметить, что не смотря на жару, погода не была такой ужасной. Время от времени в Награнде шумел ветер и ему подпевала шелестящая, зеленая трава. Тепло было приветливым и, открыв эльфам свои руки, оно любяще обнимало их, лаская и радуя.

Пара минут довольно скорой ходьбы, и эльфы заметили вдалеке некий шатер, который, возможно, и был признаком существующей впереди деревушки. Син'дорай прошли еще немного и остановились в густой траве, дабы не выдавать себя преждевременно. Затаившись, они наконец-то смогли разглядеть поселение получше. Оно не было слишком большим, однако в нем действительно обитали сломленные, живущие, на удивление, мирной и спокойной жизнью. Часть сломленных работала на земле с лопатами, другая — занималась, непосредственно, самим поселением. Теперь было сложно поверить в то, что эти существа — действительно убийцы, воры и разорители.

После увиденного мнения эльфов разделились. Одни — предлагали немедленно ворваться — сжечь и убить. Другие — искали позиции, чтобы сделать неожиданный удар по сломленным. Третье же — стали сомневаться, а был ли прав орк? А не соврал ли он им, наплевав на целое поселение сломленных? Впрочем, перечислять можно столько, сколько и эльфов было на данной миссии, ведь каждый на этот счет имел своё мнение.

И пока эльфы вели между собой разговоры, один из сломленных, работающий далеко от поселения, заметил группу эльфов в кустах. Он стал медленно двигаться вперед, видимо для того, чтобы рассмотреть получше. Это был шанс! Шанс для того, чтобы попробовать поговорить со сломленным. Возможно, что он еще может понимать свой родной язык — дренейский. И тем, кто будет вести переговоры, стала Азанель — миролюбивая жрица, которая к тому же была обладательницей знания дренейского языка.



— [Дренейский] Приветствую! — жрица прошла вперёд. — Можете подсказать, в какой стороне находится Зангартопь? Мы идём из Шаттрата и… немного заблудились.



Но сломленный молчал. Он лишь хлопал своими печальными лупоглазыми глазами и порой судорожно хватался за плечи. Он наблюдал и словно выжидал.



— [Дренейский] Ты понимаешь меня? Кивни два раза, пожалуйста.



И сломленный кивнул, затем еще раз… Получилось два, как и просила жрица, но… он продолжал молчать, не двигаясь со своего места.




— [Дренейский] Мы не враги… Можешь отвести нас к вашему вождю или… лидеру охотников? Мы хотим узнать дорогу...



И почему эта эльфийка решила, что ей ответят на мольбы. Может все же что-то из рассказов орка и правда? Может они и вправду разбойники? Он отошел, дернув головой обратно на своих собратьев.



— [Дренейский] Хм… Хочешь позвать своих сородичей? — жрица вздохнула. — [Тал.] Не клеится диалог… Оружие не доставайте, но наготове будьте… — жрица снова перешла на дренейский. — [Дренейский] Ты не хочешь проявить капельку гостеприимства?



Вскоре сломленному наскучили разговоры. Ему было неинтересно слушать эльфов, притворяющихся заблудившимися путниками. Отряду син'дорай стоило учитывать то, что из-за орков, которые нарекают сломленных самыми ужасными словами, приписывая всевозможные грехи, среди сломленных будет находиться множество обозлившихся. Вряд ли они станут и в этот раз идти на переговоры, они не станут говорить. Они будут всегда выжидать. Сломленный отступил назад, к поселению.


Поняв, что переговорам не суждено закончиться на компромиссе, эльфы серьезно задумались над планом своих действий. И, в целом, особого выбора у эльфов, кроме как отступить или найти другую цель для высвобождения огня, у них не было. А потому те, у кого был фил с огнем — направились вперед, а за ними — и все остальные. Каэдрис, получивший фиал от жрицы, нашел выгодную позицию возле огромного шатра дабы поджечь его, найдя тому вполне логичное обоснование:

— Хорошо, тогда просто подожгите главное здание. Там либо их глава, либо что-то особо важное. Но это самый быстрый способ начать средь них панику. Остальные домики слишком маленькие, вероятно просто жилые. Но начнём с этого. И приготовьтесь к бою.

Каэдрис взглянул на один из флаконов со стихией огня в своей руке и, потратив пару мгновений на подумать, не нашел ничего лучше, чем отвести руку назад и… Не метнуть пламя в сооружение пред собой. Старался кидать повыше, ну а в догонку, свободной рукой, швырнул туда же огненный всполох, дабы разгоралось быстрее. О да, стихия огня.

Предупреждение о том, что огонь сегодня злее и голоднее, чем обычно — было не спроста. Одна лишь мелкая искорка, скинутая с рук, послужила огромной, грубой огненной волне, что пронеслась по старой, обветшалой деревяшке, удерживающей главный шатер. Всего одного пламени, кинутого так небрежно, хватило для того, чтобы устроить в деревне тотальный ужас. Пламя стремительно и беспощадно продвигалось по шатру, угрожающее вот-вот перебраться на остальные здания и растительность. Отступавшие назад эльфы после поджога имели большой шанс быть замеченными… Так же эльфам подсобил Алейн, еще давно занявший позицию на дереве, имеющий в своем прицеле чуть ли не каждого сломленного, блуждающего по поселению. Завидев пожар, он расценил это как сигнал и выстрелил в одного из сломленных, усиливая действие создаваемой эльфами паники.

И как только эльфов вышли на чистую поляну, они попались в поле зрение сломленных, что в панике выбегали из шатра… Может они и деградировали… но понять простые вещи они могут. И вот… они ответили нападчикам-эльфам тем, что напали в ответ. Те, кто образовал собой хоть какой-никакой, но авангард, были первыми целями эльфов. Однако обозленных сломленных было не так уж легко остановить, а потому один из них пробрался в глубь эльфийских рядов, задевая маленькую эльфийскую чародейку — Виэль.

— Я очень не хотела драться… но никто не должен пострадать из нас… — прошептала Виэль и выпустила заранее приготовленный огненный шар в сломленного. И намеревалась она не столько ранить, сколько оттолкнуть его назад. В тот же миг Нэндаранэль накинулась на ближайшего сломленного и нанесла ему серию опаснейших ударов, сжигая плоть того до тла, принося противнику страшную смерть.

Акселит обнажила клинки, набросившись на сломленного, нанося по его груди два глубоких пореза. Азанель решилась. Хоть сломленные, возможно, были не виноваты ни в чём, но ценность целостности соратников важнее всего. Глядя на нападающего на Виэль сломленного, жрица начала просто выжигать нападающего. "— Узри Свет перед гибелью, лишённый..." — сказала жрица. Чернокнижник Вольмеон сконцентрировал магическую силу Скверны и отправил заклинание Стрелы Скверны в падальщика, стоящего недалеко от Нэндаранель, а Каэдрис вскинул свои когтистые длани в сторону сломленного-шамана, вызывая его самовоспламенение.

Эльфы крови встретили слабый напор сломленных достойно, как подобает… героям, сжигающим мирное поселение. Впрочем к ним поспешили еще сломленные. Их было много, но все они были безоружны, пусты, лишь грязь на руках от земли. Они оглядели врагов, превосходящих их в силе, но не в числе, и распределили свои силы. Двое накинулись на Акселит, став её конкретно теснить назад, к своим. Нэндаранель настигла та же участь. Ей пришлось отбиваться от двух разъяренных сломленных разом. Но вот на тех, кто стоял позади, в основном это были жрецы, маги и чернокнижники, на них полетело еще куда больше сломленных, вооруженных… лопатками для садоводства и кирками. И если всем повезло увернуться, то Каэдрису, увы, повезло меньше. Не успев как следует увернуться, чернокнижник получил ранение в лоб от лопаты. Не самое серьезное, но по прибытию в Гарадар рану следует обязательно как следует продезинфицировать.

И вот, эльфы, собравшись с силами, вновь дают отпор сломленным. Виэль увидела, что один из сломленных напал на господина Каэдриса. Это напугало эльфийку, от чего она как-то неосознанно вырвалась вперед и выстрелила в сломленного все тем же огненным шаром. Эльфийка не ломала голову, выбирая заклинания, используя наиболее изученные и проверенные — то есть — эффективные. — «Прочь!» — выкрикнула син'дорай в добавок.

Тем временем Элдрея, стоящая рядом, избавилась от другого сломленного, вонзив ему кинжал прямо в сердце. Нэндаранэль наносит в ответ удар щитом, острые грани опасного оружия с легкостью спороли живот оппоненту, с которого посыпались органы. Азанель чувствовала терзания. У них не было оружия, они дрались тем, что было под руками! Они были невиновны ни в чём! Но всё же жизнь в таком ужасе — не жизнь, а испытание. И пора перестать терзать заблудшие души. "— [Дрен.] Обретите покой! Увидьте Свет, изливающийся от меня и Солнца!" — сказала жрица, устремив в сломленного перед собой обжигающие лучи Света. Они… и правда выжигали.

Сражающаяся с двумя сломленными сразу, Акселит, сжав клинки крепче. Слегка отстранившись от сломленных, выжигая клинки святым Светом. Срываясь с места, Акс нанесла размашистые удары по врагам. Алейн, не меняющий позиции на дереве, отстреливал сломленных одного за другим, успевая только прицеливаться, умело отличая их от союзников. Ну а Каэдрис, получивший урон, стал шипеть и, сквозь стиснутые зубы, произносить демонические проклятья, после вскинув руку в сторону одного из сломленных и став вытягивать его душу и жизненные силы. — «Тварь.» Битва продолжалась, поселение горело и буквально трещало, пока солнце медленно опускалось за горизонт...

Очередные атаки сломленных подверглись стойкому противостоянию детей крови. Нэндаранэль повергла одного, и осталось лишь ждать, пока от её клинка падут еще одни. Кинжал ловкой Элдреи добил одного из сломленных, оборвав его страдания. Чернокнижники же сильно преисполнились злобой и ненавистью, что смогли лишь ранить сломленных, от чего те опешили и отошли назад, сохраняя во взгляде решимость.

И вот один сломленный появился из-за спины и напал на Тайрена. Он ударил точно так же, тупыми когтями. Как и ранее, двое теснили Акселит, они лезли, доставая своими ручонками до эльфийки, пытаясь остановить? Или же ударить? Нэндаранэль вновь ощутила волну желания уничтожить её от сломленного. И пока эльфы продолжали битву, где-то были слышны несколько плачущих, ужасающих стонов… Внутри большого шатра кто-то умирал… Эти раздирающие сердце крики и плачь не оставив равнодушными половину из эльфов, если не больше. Отряд разделился на тех, кто продолжал сражаться через силу, и на тех, кто упивался страданиями сломленных и последующей их гибелью, и этими эльфами оказались чернокнижники.

Вскоре с остатками сломленных было покончено и эльфы поспешили в глубь поселения. Многие из сломленных, бросая своё единственное оружие, были не в силах сражаться с эльфами, а потому бросились прочь из поселения, спасать своих жизни. Оставались фиалы с огнем и все еще целые хижины. Из этого следовало только одно — дать волю огню и задобрить стихию, что эльфы и сделали. Они жгли, вместе с тем жадное, всепоглощающее пламя скакало с одной хижины на другую, поедая её в ярком огне.

И, что не удивительно, пламя выжигало и растительность, а дыма, как известно, со временем становилось все больше и больше. И странно, что на это эльфы обратили только тогда, когда едкого дыма стало настолько много, что дышать и смотреть было весьма трудно и в целом опасно для жизни! Желающий поджечь все до единой капли, Каэдрис не побоялся и ступил дальше, но его попытались остановить. Сначала это сделала его помощница Виэль, а после и Азанель, беспокоящаяся о каждой жизни в отряде. Эльфийки смогли переубедить чернокнижника идти дальше, на что он, нехотя, согласился, понадеявшись на то, что огонь сам доберется до остальных домов, сожрав все в этом месте.

Эльфы выбежали из горящего поселения, откашлялись и утолили жажду. Это задание было не самым сложным, но под конец, как выяснилось, достаточно опасным. Убедившись, что из огня вышли все, эльфы из отряда «Феникс» отправились обратно, в Гарадар, сообщать об успехах Илкай'гану Мистику.


Итоги:

— Все эльфы остались живы, у некоторых лишь незначительные ранения, которые успешно залечены в Гарадаре.

— Эльфы из отряда «Феникс» задобрили стихию огня с помощью фиалов, благодаря чему успокоен огонь в Троне Стихий.

— Поселение сломленных было сожжено. Часть сломленных — убита, недобитые — бежали прочь.

Хотелось бы запросить высокую значимость за сожжение целой деревни сломленных.



Список участвующих персонажей и желаемая награда:


Высокая требовательность

Талайн — 71 — ведущий
Нэндаранэль — 98 — участник
Алейн — 61 — участник
Каэдрис — 52 — участник
Виэль — 52 — участник, писатель отчета
Тайрен — 67 — участник (награду золотом)
Элдрея — 50 — участник
Азанель — 100 — участник
Вольмеон — 70 — участник
Акселит — 42 — участник
Элеус — 117 — участник
Айэрис — 111 — участник



За CSS и рамку спасибо талантливой — Menada! <3


Цепочка по добыче легендарного оружия Астральный тесак:

Прошу учесть прогресс на получение эпического предмета в правую руку характеристики интеллект.

1. www.rp-wow.ru/events/12132.html
2. www.rp-wow.ru/events/12073.html
3. www.rp-wow.ru/events/12131.html
4. www.rp-wow.ru/events/12136.html
5. www.rp-wow.ru/events/12232.html
6. www.rp-wow.ru/events/12222.html
7. www.rp-wow.ru/events/12372.html
8. rp-wow.ru/events/12484.html
9. rp-wow.ru/events/12342.html

10. rp-wow.ru/events/12539.html (данный отчет)

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:


Здравствуйте!

Ваше событие было рассмотрено по высокой требовательности.
Присвоенная значимость событию - средняя.


I. Следующие награды были получены (добыты) в ходе события:

Талайн, +0,6 к уровню, как ведущий.
Нэндаранэль, +4 к золоту.
Алейн, +2 к уровню.
Каэдрис, +3 к уровню.
Виэль, +3,6 к уровню, как писатель.
Тайрен, +4 к золоту.
Элдрея, +3 к уровню.
Азанель, +4 к золоту.
Вольмеон, +2 к уровню.
Акселит, +3 к уровню.
Элеус, +4 к золоту.
Айэрис, +4 к золоту.

II. Следующие ролевые итоги были одобрены:

2.1. Небольшая деревушка сломленных была сожжена.

2.2. Стихия огня задобрена.

2.3. Прогресс по добыче предмета эпического качества в правую руку с характеристикой интеллект учтён. На данный момент прогресс составляет 13,5/14.


Если у Вас остались вопросы, касаемо вынесенного решения, то Вы можете обратиться ко мне в личные сообщения на сайте (https://rp-wow.ru/users/66), в Discord (AnyTweetAny#9517)
для обсуждения интересующих Вас моментов.

С уважением,

Проверил(а):
AnyTweetAny
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Да
23:28
21:05
303
01:05
+1
Было приятно с вами иметь дело <3