День первый

Надин наконец то нашла время для продвижение своей цели. Она желала разузнать всё что можно насчёт Кодекса Зеррата, что охраняется у Совета Мрачной Жатвы. Конечно, она может его просто так взять, но толку от этого не будет никакого. Кодекс был написан на древнем языке, который знают только натрезимы. Всё же, если этот кодекс у ордена, значит есть и смертные что могут его прочитать, а в следствие и научить ему. Первым делом, по наводке Генриха она направилась к Майлу, главному архивариусу всего Разлома, что знает про все фолианты что собраны в этих библиотеках. Рассказав ему про свои желания, он начал рассказывать ей про сам фолиант, что охраняется в особом месте, ведь кодекс хранит в себе неимоверно сложные и могущественные заклинания, которые используют сами Натрезимы. К сожалению Надин, Майл сам не знал этого древнего языка, а значит ей нужно было разузнать про возможного носителя. Неспешно, архивариус начал рассказывать истории про того, что принёс этот Кодекс в орден, а самое главное, что Надин будет трудно добиться от него обучение. Канретад Чернодрев, бывший Повелитель Пустоты, один из самых давних членов ордена, первым узнал про Кодекс и изучал его. Надин поблагодарила не-смертного, после чего направилась уже к самому Канретаду.

Подойдя к бывшему Владыке, Надин рассказала ему немного о себе, а так же, что ей требуется от неё. Канретад не был обычным рядовым чернокнижником, он начал испытывать девушку с первой же секунды. Оценивая её манеру речи, цели, аргументы и всё, что требуется для понимания серьёзности такой просьбы. Не каждый чернокнижник посмеет подойти к Канретаду и попросить его обучать столь древний язык. Всё же, бывший Повелитель согласился на одном условие, Надин должна будет пройти испытания, дабы доказать её верность всему ордену, ведь после последнего прецедента, кодекс никто больше не держал у себя в руках. Нужно было проверить претендента на столь могущественную книгу. Первым испытанием было доказать, что Надин действительно считает орден её домом и семьёй, а для этого, ей нужно будет оборвать всю связь со своими настоящими родителями, которых она не видела уже с полу-года. Перед тем, как девушка ушла, Канретад дал ей старый медальон, напоминающий более древнюю версию амулета ордена, что они все носят сегодня.

Покуда её родители жили в Штормграде, она не могла появиться в полном одеяние чернокнижника, ведь тогда могут быть лишние проблемы. К тому же, ходить с Повелителем Бездны рядом с собой будет крайне опасно, ведь на такое существо сразу будет открыта охота, а значит и на саму Надин. Пока Туагир подбирал иллюзию для себя, девушка отправилась в ковен сайаад, дабы оставить там часть своего одеяния, ведь у девушки есть там свой сундук, несмотря на то, что она смертная. Особо не смотря по сторонам, она начала складывать свой шлем, наплечники и пояс в сундук, не обращая внимание, что за ней следила сама Тристи, которую Надин не заметила при такой спешке. Матриарх ковена выглядела мрачно, стоя и строго обращаясь к Надин. Суккуба хотела узнать причину такой спешки у смертной, ведь она почти никогда так не спешила. В конце диалога, Тристи пожелала пойти вместе с девушкой, ведь мало ли что может случиться в пределах города, зная что чернокнижница бывает очень вспыльчивой, а ей нужно будет говорить с людьми, которых она ненавидит больше всего.

Вот, наконец они направились к порталу, который Трис перенаправила на Штормград, а именно в таверну Забитый Ягнёнок, который служил одной из точек телепортации для чернокнижников ордена. Туагир принял иллюзию пугеля, что почти всегда хрюкал и тяжело дышал, а чернокнижница не теряла времени. Ей нужно было идти в Старый Город, где они жили почти всю её жизнь. Квартал не самый богатый, зато был практически в центре столь великого города. Надин не долго вспоминала где именно их дом был, от чего достаточно быстро нашла нужную дверь, на которой была некая табличка. Девушка медленно поднялась по ступенькам, начиная читать написанное. В табличке говорилось про то, что этот дом продаётся. Что означало одно – её родители переехали. Эта информация осложняла задачу девушки, ведь ей придётся идти к единственному человеку, который может знать где они – её бывший жених. Надин крайне не хотела встречаться с ним вновь, но выхода другого у неё нет. Уже была ночь, а значит ратуша не работает, а ждать утра смертная не хотела.

Она помнила где он живёт, ведь была у него дома множество раз в своей юности. Она постучалась в дверь, выжидая выхода самого мужчины. Надин нервничала, ведь не знала как пройдёт эта беседа. После долгих месяцев, как она ушла, многое могло измениться. Мужчина отозвал её через дверь, желая узнать кому он откроет дверь. Не получив особого ответа, кроме как указа Надин на то, что-бы он открыл дверь, мужчина всё же решил посмотреть кто пришёл. Возможно, голос что он услышал был слишком знаком для него. Два давних знакомых встретились взглядами, но если у мужчины он был удивлённым, то у девушки полон гнева, она была готова прямо на месте превратить его в пепел. Она этого не стала делать только потому, что стража может открыть на них охоту, но и потому, что ей нужна была информация по поводу родителей. Он ей рассказал лишь про какую то таверну, где они останавливались, но Надин не желала на этом заканчивать разговор. Показав бывшему кем она стала, тот с криком полным страха убежал в свой дом, барикадируя дверь и что-то говоря в страхе. Пора было направляться в нужную таверну.

Напугав своего бывшего, Надин вместе со своей демонической свитой двинулись к единственной таверне, в которой могли остановиться её родители. Таверна в том же Старом Городе, что носила название Свинья и Свиток. Надин уже была здесь в своей юности, но она явно не ожидала увидеть такие кардинальные изменения в интерьере обычной таверны. В любом случае, она тут же направилась к кабатчику, после чего начала спрашивать его, про пару, что возможно останавливалась тут. Тот ответил ей, что да, они были у него, но уже давно ушли из города в повозке, что направлялась в Западный Край. Вся эта ходьба и поиски довольно сильно утомляли, но нужно было покончить с этим как можно скорее. Поблагодарив кабатчика, группа вышла и взяла свой путь в Западный Край.

По ночным дорогам как Элвинского леса, так и Западного Края было довольно опасно ходить, но членам ордена было совершенно спокойно. Они знали, что если какой либо бандит на них нападёт, то тут же пожалеет о содеянном. Цокот копыт Трис, слабые шажочки Надин и тяжёлое дыхание Туагира были слышны меж деревьев, сквозь которые проходила главная дорога в Западный Край. Девушки между собой общались, обсуждая произошедшую за сегодня ситуацию. Спустя пол часа, они всё же дошли до первой заставы, где ждали бездомные люди. Среди них, Надин не смогла найти лицо своих родителей, а значит повозка заходит прямо внутрь этих стен, что означало что нужно было пройти внутрь, однако, время было уже позднее, а хрупкое тело девушки начинало давать о себе знать. Ходить было всё сложнее, спина болела сильнее, а ноги то и дело ныли. Нужно было найти таверну как можно скорее, а уже наутро продолжить поиск родителей. Ночью они уж точно никуда не уйдут. Путь к таверне не был столь близок, как расчитывала смертная. Трис вела её за собой, зная примерное место следующего население, в котором есть таверна в которой можно было отдохнуть. Наконец то они зашли в тёплое место, где музыканты заполняли зал звуками из своих арф, создавая успокаивающую атмосферу. Надин подошла к кабатчику, желая снять комнатку на ночь. Она получила ключ от комнаты, после чего поднялась на верх с свитой и после короткого диалога с Трис, ушла спать до самого дня.

День второй

Проспав нужное время подъёма, Надин быстро начала собираться и одеваться, ведь снаружи демоны ждут только её появления. Она не хотела так долго спать, но всё же тело потребовало такой длительный сон. Боли в спине и на ногах стали ещё интенсивнее, но откладывать всё дело из за этого женщина не хотела. Они быстро направились обратно в место, где повозка останавливается, особо не разговаривая и не отвлекаясь от своей задачи, Надин словно позабыла о боли в своём теле. Через минут десять, они уже стояли посреди посёлка, где всё было скудно. Старые дома, что вот-вот развалятся, бедные люди, что сидят на улице выпрашивая у каждого прохожего деньги. С одной стороны, их могло быть и жалко, но с другой, Надин считала что они полностью виноваты, ведь они могут пойти работать или научиться тому, что принесёт им денег. Они же, выбирают просить милостыню, а значит они отбросы всего общества. Девушка наконец начала узнавать, где же могла остановиться повозка, в которой отправились в путь её родители. Один страж подсказал ей, после того как Надин чуть не ворвалась в местный склад. Попросив прощения, она направилась к дому, что был рядом с лесопилкой.

Повозка была найдена, как раз работник снимал чемоданы, кладя их на землю. Среди них Надин смогла увидеть один из чемоданов её отца, на что тут же отреагировала. Подойдя к работнику и спрашивая где владелец чемодана, она получила ответ, что он внутри дома. Все возможные эмоции заполнили её разум. С одной стороны, она любила своих родных, а с другой всем сердцем ненавидела, за то что они использовали её. Она хотела их убить и помиловать, навредить и помочь. В голове чернокнижницы творился полный хаос, который даже она не могла упорядочить. Всё же, она шагнула в сторону дома, оставляя Трис на улице, ведь та захотела поговорить с работником. Как только Надин зашла внутрь помещения вместе с Туагиром, она заметила их. Её родных, которые в свою очередь так же заметили свою дочку.

Они смотрели друг на друга с минуту, пока чернокнижница не решилась подойти первая, всё так же не имея сил проронить ни одного слова. Она не ожидала что эмоции так легко возьмут над ней верх, полностью оглушая и не давая возможности говорить. Отец разбил тишину своих голосом. Он тут же начал атаковать Надин словами, показывая всю свою ненависть в сторону предательницы, что лишила их всего. Надин старалась отвечать ему как можно спокойнее, она хотела вразумить его наконец, что деньги не стоят ничего, если их цена жизнь родного. Мать Надин соглашалась, начиная рыдать и будучи не в состояние вести какой либо диалог, на что отец ответил ещё большей агрессией. Надин не могла потерпеть такого отношения, как в свою сторону, так и в сторону матери. Она вызвала своего отца на улицу, желая заставить его понять, если не словами, то силой. Отец конечно же принял такое предложение, ведь позорница-дочка сейчас на веки умрёт, а с ней и все проблемы, что окутали их семейство из за неё.

Отец Надин мало понимал, в какую беду он только что наступил. Он обнажил свой семейный клинок, направляя его в Надин, показывая всем телом его готовность к убийству своей же дочери. Чернокнижница приказала Туагиру лишь показать своё истинное тело, дабы отец понял с кем он связался. Всё же, Повелитель Бездны требовал много усилий для контроля, от чего он бросил старика в стену, не смотря на то, что приказа это делать не было. У Надин было мало времени для проучения своего демона, а значит она просто оставила своего отца в таком состояние, однако за всем этим следила её мать, которая ужаснулась от того, кем стала её родная девочка. Надин любила мать всегда больше, за что посоветовала ей просто уйти прочь от этого старика, либо сгнить вместе с ним, каждый день чувствуя на себе унижения. Надин уже не узнает никогда что выбрала родная мать, ведь не выдержав всей ситуации, её глаза начали слезиться, а она быстрым шагом направилась обратно к Трис.

Конечно, когда дело доходит до Трис, всё не так просто. Старшая сайаад любила учить смертную, указывая на ошибки. В большинстве случаев Надин соглашалась, но сейчас напрочь отказывалась идти на компромисс. Всё пошло не так как она хотела, а исправлять это она уже попросту не хотела. Трис взяла у работника его карету, чаруя его своими проклятиями, забирая его деньги к тому же. Тристи сказала Надин хотя бы оставить записку родителям, что карета и деньги теперь их. Девушка быстро написала, оставляя всё как есть и просто начала уходить прочь, не желая больше думать об этой ситуации. Долгий и тихий путь ждал группу, что направлялась в Штормград для обратной телепортации в Разлом Зловещего Шрама. Надин выполнила своё первое испытание, которое дал ей Канретад.

Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность

Участники:

Надин — 101 уровень (писатель, участник)

Туагир — 90 уровень (участник)

Тристи — 110 уровень (ведущий, участник)

Желаемая награда: золото, уровень, учёт ролевых итогов.

Ролевые итоги:

Надин — узнала про человека, у которого можно будет выучить древний язык натрезимов. Смогла пройти первое испытания предыдущего Повелителя, несмотря на всю боль и трудность. Она не ожидала такой сложности от такого простого испытания. Девушка полностью разорвала свою связь с близкими людьми из прошлого.

Эта цепочка на возможность обучаться языку натрезимов для ролевого предмета «Кодекс Зератта»

==================================================
КСС Предоставил — Генрих: rp-wow.ru/users/1336

КСС Разработала — Менада: rp-wow.ru/users/3479

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:


Здравствуйте!

Ваше событие было рассмотрено по высокой требовательности.
Присвоенная значимость событию - малая.

РАССМОТРЕНО КОЛЛЕГИЕЙ РЕЦЕНЗЕНТОВ


I. Награды не положены.

II. Следующие ролевые итоги были одобрены:

Надин узнала про человека, у которого можно будет выучить древний язык натрезимов - Канретард. Она смогла пройти первое испытания предыдущего Повелителя, несмотря на всю боль и трудность. Девушка полностью разорвала свою связь с близкими людьми из прошлого.


Если у Вас остались вопросы, касаемо вынесенного решения, то Вы можете обратиться ко мне в личные сообщения на сайте (https://rp-wow.ru/users/66), в Discord (AnyTweetAny#9517)
для обсуждения интересующих Вас моментов.

С уважением,

Проверил(а):
Коллегия рецензентов (опубликован вердикт - AnyTweetAny)
Уровни выданы:
Не положено
Предметы и золото выданы:
Не положено
21:19
00:36
251
Нет комментариев. Ваш будет первым!