Потерять голову можно разными способами, более того, это изречение может иметь несколько формулировок. Одна из них, гласит прямо, потерять голову, лишиться ее в бою от руки ненавистного врага, а может и по неосторожности, глупости, как это бывает порой. Но другая совсем отличается от первой и касается поведения и образа жизни. Сие называют потерей рассудка, безумием, сумасшествием… Эта история как раз про второй вариант, про человека, если его еще можно было назвать таковым, про старого солдата в рядах Королевской Пехотной Дивизии, Гилейна Адана Андерсона и всех его внутренних демонов, которые все-таки сумели вырваться наружу.

День в Предгорьях Хилсбрада приближался к своему логическому завершению, солнце уже готовилось уступить место своей сестрице луне, а немногочисленные патрули всех находящихся фракций давно вернулись по своим крепостям и постам. Каждый готовился встать на дежурство или пойти заняться личным делом, подточить оружие, проверить доспехи и прочее, но не Андерсон. Все вышеперечисленное было его основным занятием, когда удавалось выкрасть немного свободного времени в перерывах между службой, но сегодня ему определенно было не до этого. Его разум, терзаемый вот уже долгие дни событиями десятилетней давности, вновь посетили картины того страшного события, о котором тот хотел позабыть. Вот только то не давали сделать назойливые голоса, которые время от времени посещали гнилую голову мертвеца, терроризируя его истошными воплями и провокационными вопросами, верного ответа на которые старый солдат просто не мог дать.

Сегодня голоса звучали куда более настойчиво, нежели обыденно, что не могло не сказаться на поведении Андерсона. Воин всем своим видом показывал окружающим, что у него имелись определенные проблемы, хорошо только, что прямо заметить это удалось его ближайшим соратникам из Дивизии, а не местному гарнизону крепости Топких Полей, в которой верному одной лишь Сильване войску пришлось временно встать, дабы обезопасить окрестные земли от посягательств со стороны друидов Альянса. Ими были хорошая подруга Андерсона, жрица Мийа и маг-чаротворец Уорт, что всегда носил с собой причудливую шляпу. Они прибыли взглянуть на положение дел Гилейна, что находясь за большими цистернами с ядовитой жидкостью Отрекшихся, бормотал себе что-то невнятно, держась при этом за голову. Отозвавшись на клич и покинув свое укрытие, воитель предстал перед друзьями с предложением отправиться в несанкционированный патруль, мотивируя это желанием найти пропавший в окрестностях отряд здешнего гарнизона, на что они сразу же ответили согласием и двинулись за пределы крепостных стен… Вот только не судьба пропавших так сильно интересовала Андерсона. Все дело в тех пресловутых голосах, что желали, нет, они требовали появления мужчины в указанном месте.

Тем местом, как оказалось чуть позже, была главная дорога, пролегающая по всем Предгорьям. Продвигаясь по оной, отряд внезапно остановился подле массивных зарослей кустарника, в которых, по словам чувственных к магии бойцов, им виднелся некий мужской силуэт, напоминавший какого-то заклинателя. К всеобщему удивлению и уж точно к своему, Андерсон не замечал ничего кроме того, что шепот в его голове стал более единым, а не многоголосым гоготом, гласящем о разном. Мийа и Уорт все так же указывали на кусты, готовя свои заклинания к бою, в случае чего, но старый солдат мог лишь обнажить свой клинок и сделать пару шагов навстречу невидимому потенциальному противнику, да только вот проделав оное, голоса в его голове вновь раздались в оглушительном крике сотен и сотен глоток, заставляя отрекшегося тут же припасть на колени, взявшись за голову руками, словно это могло помочь. Завидев такое, Уорт выпустил поток арканической энергии в вероятно бесплотного противника, надеясь поразить его, но сил мага оказалось недостаточно, а может, то что стояло пред ним было несколько за гранью его понимания. Так или иначе, поток прошел насквозь и загадочная фигура лишь рассмеявшись, хлопнула в ладоши, осыпав заклинателей Дивизии некими блестками, что прожигали броню, но благо, их воля оказалась крепче. Развеяв вражеское заклятие, маг и жрица узрели, что теперь никакой фигуры в их поле зрения не было, на месте ее были лишь опаленные тряпки и горсть праха, обыскав которые, мертвецы обнаружили некий сверток со странной печатью, от которого веяло самой смертью.

Изучив подробней останки мистического существа, отряд пришел к выводу, что не имеет никаких догадок, что бы это могло быть, разумеется, все кроме Андерсона, который лишь взглянув на ту самую печать, изображающую некий символ, тут же бросил сверток себе под ноги и сделав несколько уверенных шагов назад, стал множество раз повторять лишь одно только слово. Невозможно. Недоумевающие Мийя, Уорт и внезапно подкравшаяся из тени Моррена требовали от старого солдата хоть каких-нибудь объяснений его поведения. Но вместо какого-либо вразумительного ответа, воин все так же повторял свое «невозможно». А после, Гилейн и вовсе бросился куда-то в сторону руин Южнобережья, маня за собой всех остальных. Среди его повторяющегося бреда они видно увидели некую возможность во всем разобраться и потому, спешно направились вслед за безумцем.

А привел он их к пристанищу одинокого некроманта, с которым ему самому посчастливилось познакомится не так давно, во время одной из вылазок на вражескую территорию. Последователя столь темного магического учения звали Бижом и являлся он не таким уж мрачным и озлобленным, как многие могли подумать, скорее наоборот, но сейчас не об этом. Добравшись до лагеря, воин немедля перешел к делу, не обращая внимания на то, чем в данный момент был занят мертвец, ибо его дело не могло ждать. Без долгих приветствий, Андерсон просил Бижома изучить сверток и его природу, особенно печать, которая скрывала за собой его содержимое. Складывалось впечатление, словно старый солдат впал в одержимость, так как ничто другое попросту не заботило его в этот миг. Это пугающее состояние лишь обострилось, когда некромант вынес свой вердикт. Сверток и печать были самыми настоящими и несли на себе отпечаток некротического воздействия, а скрывалась в нем достаточно подробная карта местности подле Даларанского кратера. Все указывалось на небольшой район на окраинах, который очевидно был хорошо знаком Гилейну, вот только приятной эту весть он сам назвать не мог.

Закипев еще больше и походя уже не на простого безумца, а на весьма опасного для окружающих, старый солдат видно вспомнил былое и громким командным голосом построив отряд в шеренгу, стал в приказном тоне предлагать его членам отправиться с ним к кратеру, дабы исправить какую-то ошибку, пока та не переросла в огромную беду. Реакция его соратников была все такой же, полное недоумение, которое коснулось и находящегося рядом Бижома. Как и говорилось, Андерсон примерил на себя давешнее звание и стал строить своих солдат к выступлению, но совершая очередной обход вокруг шеренги верных бойцов, его вновь посетила ужасная боль, которая заставила мертвеца чудом удержаться на ногах и не свалиться на сырую землю. В который раз взявшись за голову, воитель отошел на приличное расстояние от лагеря, поближе к воде, чтобы привести свои мысли в порядок, после чего он все же смягчился и вновь просил у своих друзей, а не солдат, помощи с этим делом, на что получил единогласное согласие, что очень тронуло его давно небьющееся сердце. Более того, даже некромант Бижом, с которым он был знаком так мало, так же согласился помочь старому солдату, а потому, быстро собравшись, отряд с пополнением бодрым маршем направился к нужной им точке на проклятой карте.

Покинув пределы развалин некогда процветающего Южнобережья, отряд мертвецов пересек добрую часть Предгорий и оказался почти у нужного им места, но был вынужден сделать небольшую остановку. Причиной тому стало обнаружение того самого потерянного отряда гарнизона Топей, вернее, их останков. Трое бойцов замертво лежало на черствой земле с множественными телесными повреждениями, нанесенными, как стало известно, грубым оружием. У одного из них так же была обнаружена приличных размеров дыра в груди, проделанная явно магией. Некромант Бижом предположил, что виной тому злосчастная некротика, дух которой до сих пор витал в этом месте и очень хорошо чувствовался каждым использующим магический талант. Хуже всего пришлось тут Мийе, которая будучи жрецом света, не могла так просто принять обитающую здесь тьму.

Покончив с осмотром тел, отряд двинулся далее и пред ним вскоре показалась та самая улочка, которая уже без всяких сомнений имела для Андерсона какое-то определенное значение, о котором он не желал распространяться сейчас. Впрочем, именно сейчас у него это и не вышло бы, ведь буквально ступив на остатки каменной дорожки, старый солдат узрел появление впереди себя грузной мужской фигуры, окованной в черненые латы и вооруженной здоровенным бастардом, который та легко держала в одной руке. Для остальных членов отряда этот поворот в истории был весьма неожиданным, только вот не для Гилейна. Направляясь сюда он молил всех известных ему богов, чтобы его опасения были лишь пшиком, не имеющим реального подтверждения, что все это проделки ненавистных голосов в голове. Но все оказалось хуже… Сократив немного дистанцию, исполин остановившись, поднял свое забрало шлема и явил окружающим истинный лик. «Здравствуй, Андерсон, сколько времени прошло с нашей встречи, сколько костей обратилось прахом, старый друг» — проговорил с гнилой ухмылкой черный рыцарь, пожирая взглядом солдата, на что тот лишь произнес тихо его имя… Томас.

Такая встреча старых друзей не предвещала ничего хорошего и правильно, ведь как могли чувствовать Бижом и Мийа, от черного рыцаря веяло сильнейшей некротикой, сила которой способна была на многое. Весьма непродолжительным вышел их диалог, по которому всем стало предельно ясно, что призвать сюда Андерсона и его соратников было идеей некого таинственного господина, что стоял за нынешним Томасом. Все это было необходимо, чтобы привлечь к себе новых служителей, пусть даже и после их вторичной гибели...

К и без того напряженной обстановке добавились еще и толпы низших мертвецов, появление на улице которых было своевременно обнаружено Морреной, что тут же приготовила свой верный арбалет к бою и оповестила весь отряд о приближении новой напасти. Это очень сыграло отряду на руку, ведь приготовившись к столкновению, им было легче защититься от подступающих со всех сторон безмозглых слуг Томаса, что жадно щелкая челюстью и лихорадочно перебирая изуродованными конечностями, стремились как можно скорее вкусить даже гнилой плоти солдат Дивизии и странствующего некроманта.

И началась жаркая сеча, которая вполне заслуживает права такого, чтобы о ней сложили если не песнь, достойную играть во дворцах, то хотя бы героического стиха. На напирающих врагов посыпались меткие выстрелы арбалета Моррены, заклинания арканы Уорта, полился на них испепеляющий свет Мийи и увечья некротики Бижома, что вместе со своим слугой скелетом держали стойкую оборону, защищая новых товарищей. Сам же негласный лидер отряда, Гилейн, выставив впереди себя щит, что прошел с ним множества битв, бросился на неровный строй ненавистных им ублюдков, разрубая одного за другим в жарком стремлении добраться до их предводителя и положить наконец страдания Томаса, ведь иначе как страданием не мог старый солдат назвать служение некому некроманту, что поработив его тело и волю, кидает его в бой против товарища. Сквозь хруст костей и вопли чудовищ, воитель все же достиг своей цели и схлестнулся с черным рыцарем, соприкоснувшись звонко сталью о сталь, от чего могла и земля у оных под ногами вздрогнуть от величия и трагичности момента. Будь Андерсон еще жив, по его щекам реками лились бы горькие слезы по загубленной душе лучшего друга, что исполняет ужасную волю мерзкого создания.

Долгое время шла битва эта и многое число мертвых слуг Томаса обрело заслуженный и долгожданный покой, а все члены отряда понесли страшные раны. Раненым оказался и сам черный рыцарь, владыка здешних трупов. Оценив ущерб, нанесенный отрекшимися, он позорно отступил в старый амбар, куда последовали за ним все остальные, не давая себе ни минуты на восстановление сил, ибо кричал Андерсон, что нельзя позволить этому злу так просто скрыться от них. Так и поступили, бросившись в погоню, желая поскорее настигнуть неприятеля и воздать ему по всем заслугам. Миновав все ловушки и оставшихся слуг рыцаря, солдаты Королевы и некромант вторглись на территорию Томаса, где тот подготовил для них теплых прием.

Спрыгнув с крепких опор почти на самые головы отряда, он отрезал ему единственный путь к отступлению и вновь восхвалив свою нечестивую силу и силу своего нового господина, бросился в атаку на еле стоявших на ногах мертвецов. Пользуясь ограниченностью пространства, темный воитель стал рубить все, что только попадалось ему на глаза своим смертоносным клинком, желая скорее закончить эту игру. И у него бы это отлично получилось, если бы не слаженные действия бойцов Дивизии и сил Бижома. Вместе они сумели найти уязвимые места в доспехе Томаса, а главное, в его движениях и поочередно наносили точные удары, ослабляя тем самым врага. Спустя какое-то время черный рыцарь оказался повержен. Стоя на коленях, прикованный арканическими цепями Уорта, опаляемый святым огнем жрицы Мийи и под прицелом Моррены, и союзного некроманта, злодей понурил голову, чем уже воспользовался Гилейн. Отбросив щит и взявшись двумя руками за меч, старый солдат со всей своей силы вонзил его в шею старого друга, заставляя его голову упасть на земь, прокатившись к ногам отряда.

Разумеется, это не убило Томаса полностью, ибо отсеченная часть тела еще подавала признаки жизни. Огрызаясь и смешивая своих победителей с грязью, голова безуспешно пыталась сделать хоть что-то, но без своего тела у нее ничего не получалось. Тогда она переключилась на Андерсона, что убирал свое оружие в ножны к тому моменту. Разгневанный своим поражением рыцарь стал говорить то, чего соратники воина не должны были знать, но обязан был услышать он сам. Голова приказала ему идти в то место, где он встретил свой конец и было положено дальнейшее начало, в Тирисфаль, где воитель встретил свою смерть и где же он был вновь призван служить благой цели. За этим вновь последовал беспорядочный поток жесткой брани, но он был вскоре прерван стальным сабатоном солдата, что несколькими ударами размозжил голову старого друга…

После этого в заброшенном амбаре на окраинах Даларанского кратера воцарила долгожданная тишина, освещаемая лунным светом, что нашел себе путь сквозь дыры в крыше и стенах. На этом история Томаса Вурлицера закончилась, но история Гилейна Адана Андерсона и его друзей лишь только начинает набирать обороты, ибо теперь старый солдат четко видит свою цель и не остановится не перед чем, только бы завершить это дело до конца.

Оставшись, чтобы предать тело старого друга огню, Андерсон находит в останках его смятого шлема невредимый камень, который по какой-то странной причине привлекает внимание воина, потому, он берет его с собой, желая позже разузнать о нем больше.


Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность.

Участники:

Гилейн 88 уровень — Ведущий, писатель отчета.

Мийа 61 уровень — участник.

Бижом 42 уровень — участник.

Брукса 41 уровень — участник.

Уорт 95 уровень — участник.

Желаемая награда: Опыт.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:


Доброго времени суток, уважаемый игрок.
Отчет высокой требовательности, средней значимости — одобрен.

Итоги:
— Герои уничтожили скопление вражеской нежити.
— Некоторые нашли золотые монетки.

Награды:

Гилейн 88 уровень - +1.2 к уровню (бонус писателя)
Мийа 61 уровень - +2 к уровню.
Бижом - +3 к уровню.
Брукса 41 уровень - +3 к уровню.
Уорт 95 уровень - +4 к золоту.

Проверил(а):
Apex
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Да
01:11
23:15
144
Нет комментариев. Ваш будет первым!