Часы, дни, недели, месяцы, года. Вальдемар почти полностью утратил ощущение времени. Оно тянулось для него одновременно и быстро и бесконечно долго. Он и сам запутался. Усталый, обессиленный мужчина, находился в мрачном подвале, скованный магическими цепями. Крестоносец долго не ел. Каждый день Кронштвайн проходил через пытки тела и души, что медленно, но уверенно ломали его. Но, несмотря на ужасающую боль, офицер сопротивлялся потугам чернокнижников и жрецов-воронов склонить его на свою сторону. Воитель не мог кричать и говорил редко из-за перегруженных голосовых связок, а также из-за отсутствия питья, поэтому всё что он мог делать — это рычать, мычать или тратить драгоценную слюну на предателей.


И вот, пленник услышал до боли знакомый голос, который тот слышал уже долгое время, до нескольких раз в день. Епископ-ворон. Садист, ублюдок, еретик. Но не трогали слова неверного души Кронштвайна, уже свыкшегося со всеми зверствами и фокусами колдуна.

Тот уже приготовился к пытке, как вдруг, в помещение зашла женская особа, облачённая в красные одеяния, что находилась в сопровождении разведчиков. Они о чём-то разговаривали, но пленный офицер разбирал где-то половину, а видел и того меньше. Муть и боль в голове из-за звонких голосов. Однако, он сумел уловить суть. Кроме того, он узнал, что женщину звали Вайт по прозвищу «Космос». Чернокнижница, посчитав епископа неэффективным, слабым, просто расправилась с ним, решив заняться пыткой лично. Но и её магия, слова и удары оказались бессильными. В ответ она получала лишь бранные слова и скупые плевки. И тогда, чернокнижник решил действовать более сурово, чтобы сломить крестоносца, и переманить на сторону тьмы.

В помещение зашла девушка, одетая в алые одеяния. Как выяснилось из разговора колдунши и девы, вторая была предательницей, что покинула Алый Натиск, дабы перебежать к Альянсу. Вайт Космос приказала Кронштвайну убить еретичку, что тот начал исполнять, даже не задумываясь о каких-либо приказах. Мужчина подошёл к беззащитной девушке, схватив её за горло и, прижав к стене. Воин душил её и бил об стену до тех пор, пока она не перестала царапаться и сопротивляться, пока не упала замертво на холодные плиты.

Алому воину были безразличны похвалы и аплодисменты приспешников тьмы, а потому тот попытался прикончить и Вайт, сумев заехать ей по челюсти, но та ранила его кинжалом, а затем немного подлатала с помощью магии тьмы, чтобы тот не умер от потери крови. Однако, тёмная магия лишь ускоряла заживление, взамен заставляя плоть стареть.

И тогда, темнопряд Алого Натиска, разозлившись на Вальдемара, приказала ему просто съесть свою жертву, наказав его за дерзость, а заодно и накормив. Женщина подчинила его разум с помощью магии скверны. Воитель, пусть и мычал, а кричал в голове, не мог сопротивляться чарам, начав вгрызаться в плоть еретички, разрывая кожу, добираясь до органов, в то время, как демонопоклонница издевалась над бедолагой. Посчитав, что тот утолил жажду вдоволь, она развеяла чары, но совершила ошибку, поскольку Кронштвайн, сдерживая рвоту, ринулся на неё, чтобы задушить. Не сразу, но жрица дотянулась до кинжала, пронзив им живот крестоносца. Он прислонился к стене, держась за свою рану, из которой сочилась кровь.

— Ну вот, твой удел. Собачья смерть… — Буркнула она, отряхиваясь.
— Вы все сгорите в ярости Света Небес… — тот кашлял. — Если не я, то остальные отрежут вам головы, посадив на пики, а тела оставят на корм воронам… — через хрипы, почти шёпотом молвил рыцарь.
— Я предлагала тебе выслушать, но уже забыла что хотела сказать… Видимо, ты не готов служить ордену, и умрешь как предатель в этих залах… Слушай сюда, Вальдемар… Тут лекарей нет. Армия тьмы наступает. Сотни, сотни мертвецов. Горожане молятся в церквях, и воины нервно ждут на стенах. Они напуганы. Не все конечно, но большинство. У тебя есть два пути. Или ты подыхаешь тут как последний разбойник-пьянчуга в подворотне, и своей гибелью не приносишь пользы ордену. Или… — она посмотрела на свои руки, осмотрела ноготки. — высвобождаешься отсюда, и как верный воин великого адмирала идешь в бой против полчища тьмы. Как и он завещал.
Но воин плюнул в сторону Вайт, попав ей на одеяние, отчего та пнула его по лицу в ответ.
— Понятно. Безумец, который отринул идеи сражения с нежитью...
— Я верен ордену и Свету… Горите в Круговерти Пустоты… Я проклинаю тебя...
— Кому ты там верен, хех-х-хр-р-р… — прорычала она, сделав несколько пасов рукой. — Ты свою же бабу придушил, так еще и обглодал, как животное. Посмотри. — она подбородком указала она посеревший труп, в которой Вальдемар узнал черты… Своей любимой. Это был никто иной как Ангелина, которую он уже однажды потерял, много лет назад, когда войска Плети смели Тихоземье. И вот снова он причинил ей боль, причем своими же руками...
— Я ж ее нашла, а ты убил… — тихо хрипло посмеялась.
Вальдемар усмехнулся, глядя на Вайт, а затем перевёл взгляд на труп женщины. Он не сразу понял, но затем, заорал изо всех оставшихся сил, причиняя боль связкам, которые тот, всё же сорвал. Он стонал, мычал, ударял кулаками по полу, держался за сердце. Боль, невероятная боль. Его любимая — мертва, да и к тому же предала орден. В конце, тот просто схватился за свою голову, склонившись над телом любви. Он не понимал, что это очередное навождение.
— Ты сделал это даже понимая, что она та самая… Убил предателя незамедлительно.
— Я даже обрадовалась...
— Я понял… — мрачно произнёс стонущий Вальдемар, чьи стоны вскоре сменились на хохот, а затем и на хриплый маниакальный смех.
— Ну давай, расскажи мне, что ты понял здесь.
— Я понял, что вам, язычникам, демонопоклонникам, еретикам, мерзким свиньями… — говорил он как-то игриво, спокойно, что могло даже напугать. — Нет места ни в мире живых, ни в мире мёртвых. — шептал мужчина, на лице которого появилась жутка улыбка, натянутая до предела. Он выставил руку перед чернокнижицей, мысленно воззвав к Создателю, Творцу, Свету, Господу, но тот одарил его вовсе не священной энергией. Злость, страх, боль, отвращение — все эти мысли принимали форму материи в руках мужчины, образуя собой тёмную дымку. Рыцарь выплеснул всю свою ярость и желание убивать на приспешницу тьмы. Воин «Света» восстановил силы с помощью жизненной энергии стражи, а потом, схватив за горло Вайт, высосал соки и из неё, отчего та посидела и немного состарилась. Но не всю жизнь. Он, откусив от её шеи клок, отбросил в сторону, желая, чтобы она сгинула в мучениях от голода и холода.

А потом… Кронштвайн просто прорывался через ряды братьев по ордену, выдавливая им глаза, ломая кости, отрывая конечности, оскверняя их плоть, пожирая силы. Рыцарь клеймил их еретиками, отступниками, язычникиами, не понимая того, что он сам от них мало чем отличается. Крестоносец посчитал, что эта тёмная энергия просто кара Света, а светлая энергия милость Его. Впрочем, тот оставил за собой способность использовать Свет, однако, это причиняло ему сильную боль, которую тот с гордостью выдерживал. Так он и пробирался сквозь тёмные залы обители темнопрядов Натиска, расправляясь с ними и их приспешниками, гранича между безумием, желанием причинять страдания и сеять страх, и фанатизмом, что воплощал в себе праведную ярость и стремление донести до еретиков извращённую божественную справедливость.

Алый воин почти добрался до выхода, встретив очередную группу алых рыцарей, с которыми тот расправился без капельки сожаления, и алого рыцаря смерти, восседающего на коне. Рыцарь смерти был сильнее новоиспечённого темнопряда, но Кронштвайн, используя и тьму и Свет, терпя боль от использования двух сил, сумел одолеть проклятого, сломав ему позвоночник, тем самым отделив костный мозг от головы.

Квартирмейстер склонился над трупом нечестивца, схватившись за голову и, прикусив до крови большой палец, вновь начав маниакально смеяться.

Но пора было выбираться. Примерив латы тёмного рыцаря, что были расписаны символикой культа Ворона, моряк направился к выходу, не снимая ни на минуту зловещей улыбки. Вальдемар Кронштвайн умер, теперь это другой человек.

Ролевые итоги:
— Вальдемар сильно повредил рассудок.
— Воитель научился использовать тьму, совмещая её с энергией Света.
— Рыцарь стал испытывать боль при использовании силы Света.









Список участвующих персонажей и желаемая награда:

Высокая требовательность

Блуум — 31 уровень. (ведущий, участвовал частично).

Кронштвайн — 71 уровень. (писатель отчета).

Желаемая награда: опыт

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток! Отчет "Высокой Требовательности и Низкой Значимости" - одобрен. Ролевые итоги:

- Вальдемар сильно повредил рассудок.
- Воитель научился использовать тьму, совмещая её с энергией Света.
- Рыцарь стал испытывать боль при использовании силы Света.

Награда игрокам:


Блуум - +3 к уровню.
Кронштвайн — +0,5 к уровню.

Проверил(а):
Merck
Уровни выданы:
Да
Предметы и золото выданы:
Не положено
19:10
22:19
200
Нет комментариев. Ваш будет первым!