Игровое имя:
Сабуро

Темнота. Темнее темного, в которой слышались лишь скорбные стоны потерянных душ, и жалостливые крики неизвестных существ, одним своим лишь видом могут свести любого смертного с ума. Но в этой самой темноте висели острова, отдельные куски земли, будто оторванные из разных миров и закованные в это месте, дабы любой попавший сюда мог стоять на твердой поверхности, а не падать в бездонную пучину. Островов таковых было много. Одни взяты будто с самого Азерота, другие с расколотого мира, ныне зовущимся Запредельем. Но назвать это миром Междумирьем, Землей Теней или планом элементалей — нельзя. Ведь это не все было то.

Здесь, с первого взгляда, может показаться, что нет ни одной живой души, будто это место вымерло, если вообще когда-то было заселенным, и казалось это лишь из-за стонов давно погибших. Но, как и везде, было одно исключение. На одном из островков, чем-то отдаленным напоминавшем кусок выжженной земли с маленьким слоем пепла — лежал могучий орк.Темная кожа, полуголый торс, тесак лежавший чуть-чуть погруженный в пепел. Вдруг. Эта пучина мрака извергла из себя странный звук, заставивший дремлющего пробудится. Глаза живого существа были ослепленные, на первый взгляд, но он все прекрасно видел. Быстро вскочив с выжженной земли и найдя в пепле свой верный клинок — тот встал в боевую стойку, держа при этом оружие обеими руками. Все чувства были на пределе, и лишь при малой угрозе сразу давали понять орку — откуда и как нападет враг.

Но атаки не последовало. Вскоре, полностью придя в себя, он стал осматриваться, дабы осознать где сейчас он находится. «Я умер?» — Подумал про себя зеленокожий. Но временное молчание было ему ответом. Убрав тесак в ножны на левом боку, как будто по щелчку пальцев — маленькие островки, плававшие в этой бездне стали выстраиваться в один ряд, прямиком к одному из крупных островков, на котором располагалась большая каменная арка, а по бокам — два пылающих клинка, но сломанных, как и это место. Орку ничего не оставалось делать, кроме как направиться на другой остров.

Сделав резвый прыжок на первый островок, то воин почувствовал, что здесь он легче обычного. Будто законы Азерота и Дренора — тут не имеют власти. Второй прыжок, третий, четвертый. И вот он уже на большом островке. Из-за своего любопытства — орк направился к той самой арке, но не смог он подойти и потрогать её, как вдруг возник из темного пламени еще один орк. Уже он имел пепельную, хотя даже очень бледную кожу. Одет в шаманский наряд, представлявший собой навешанные на тело кости и шкуру непонятного зверя. Глаза были такими же, как и еще живого орка — белыми, будто молоко.

– Сабуро, мой старинный друг. – Проговорил загадочным голосом, отдающимся эхом в этом месте, орк – Как же быстро бежит время, да? Ты ведь знаешь сколько Мастеров Клинка в Азероте осталось? Пять? Десять? Тридцать? Мало из них кто приходил ко мне, и сталкивался со мной лицом к лицу по-настоящему. Думал, что и ты обойдешь меня стороной, но нет.Орк, которого зовут Сабуро, подошел к бледному орку чуть по ближе, и сразу же взялся за рукоять своего верного тесака. Последний посмотрел на это и усмехнулся, при этом криво улыбнувшись.

– Кто ты? – Задал вполне ожидаемый вопрос Сабуро, подходя все ближе, но остановился когда расстояние не превышало и вытянутой руки.

– И что это за мир?

– Ты меня вспомнишь, и потом поймешь, что это за место, и какие забытые воспоминания оно хранит. – Начал орк исчезнув в темном пламени, и сразу же оказавшись на другой стороне арки – Здесь умер Сабуро, и возродился прошлый. Это не единственное твоё перерождение. Но оно останется первым. – Голос раздающийся эхом сразу же исчез, как и исчез белоглазый.

Арка вспыхнула приятным ярко-зеленым свечением. Сабуро ничего не оставалось сделать, кроме как войти в это жалкое подобие темного портала и посмотреть что его ждет. Подойдя почти вплотную орк протянул вперед руку, которая сразу вошла в портал. Вдруг. За этим — зашел и самого Мастера Клинка полностью.

Глава Первая «Начало Пути»

Открыв свои белые очи, Сабуро был малость ослеплен ярким солнцем, светившим прямо в глазницы, но находившимся высоко в небе. Мгновение спустя он ощутил на себе дуновение ветра. С начало с одной стороны, потом с другой. Будто он дул со всех сторон сразу. Как только глаза привыкли к освещению, Мастер Клинка сразу осмотрелся.

Было много мест, в которых он бывал. Было места, которые он не хотел больше видеть. Были места, которые он забыл, но было место… нет… Земля, которое забывать он никогда не мог. Величественные и вековые деревья возвышались над зелеными лугами, могучие скалы стоящие на преграде ветров, и речушки из которых мирно попивали воду дикие животные. Эта был Награнд. Земля Ветров.

Орк стоял на горе, где открывался прекрасный вид, но его не покидало чувство обеспокоенности. На миг, на суровом и хмуром лике орка возникла улыбка, исчезнувшая из-за того, что он понимал, что это все либо иллюзия, либо видение прошлого. Придя в себя он попытался осознать кто и зачем его привел сюда. Можно лишь с уверенностью сказать — эти места были хорошо известны Сабуро, и поэтому, первой наводкой где искать подсказку он решил избрать родную деревню — Галлвалор. Как раз та находилась неподалеку.

* * *

Прошло немного времени. Мастер Клинка подошел к воротам. Жар. Вот что ощущал на себе Сабуро, и такого жара он не чувствовал давно. Пройдя мимо солдат, он заметил, что в Деревне так и пылала жизнь, жаль, только что орка никто не видит. Шаманы-Провидцы стояли около большого «колодца» с расплавленной лавой, от которой и исходил сильный жар. Слышались звуки молота и наковальни, также и лязг мечей. Славная была жизнь в Галлвалоре. Славной и страшной. Неподалеку от другого входа в деревню он заметил скопление молодняка, лет так двенадцати. Точно. Он помнил это день. Ом'риггор. Обряд, который должен был обязан пройти каждый из орков и орчих, дабы доказать, что они способны выжить в этом суровом мире, не любящий слабаков. Для Сабуро Ом'риггор проходил каждый день, ибо тренировки, коими его нагружали были сложны и к двенадцати лет — любой из других сломался.

Молодняк стоял перед одним из Шаманов Клана Пылающего Клинка, осматривающим молодое поколение. Их было двенадцать. Среди них был Сабуро, выделявшийся на фоне остальных своими рыжими волосами, не успевшими еще местами поседеть. Каждый при себе имел каменный кинжал. Старый Орк указал дрожащим пальцем на выход из деревни, и все молодые побежали, с криком произнося боевой клич орков «Победа или Смерть».

Сабуро, как сейчас, помнил, как происходила охота на талбука. Они — стайные животные, в то же время, они были очень сильными, способными взять числом. Молодому орку приходилось действовать хитро и поэтому он всеми силами пытался выманить одного талбука из стаи, а затем убить его каменным кинжалом. Да. Но для доказательства прохождение испытание — в Галлвалор, раньше всех, юнец притащил голову и пару кусков мяса.

Не успел Мастер Клинка оглянуться, как солнце заходило за горы, а перед входом в деревню его ожидал отец. Шаман-кузнец клана, скрестивший руки на груди и одетый в одеяние сделанным из кожи и костей животных ходящих по земле ветров. Своими синими глазницами он посмотрел на собственного сына и вздохнул, криво улыбнувшись. Это была не улыбка счастья, и отчаяния, а что-то вроде удивление.

– Отец? – Произнес малец со всей силы кидая под ноги Джу-тоса, отца, голову талбука. Тот в прочем не шелохнулся, а лишь кивнул, давая понять, что доволен тем, что принес собой сын.

– Идем. – Проговорил грубым голосом Шаман, махнув рукой и двинувшись куда-то прочь из Галлвалора. С непониманием Сабуро последовал за ним.

Ошу'гун. Гора Духов.Священная Гора, где Шаманы общались с предками, и где собирались все кланы ради праздника Кош'харг проводившимся два раза в год. Этот праздник был посвящен тем, кто давно сгинул от старости или славной смертью. Предкам.

Шаманы уходили в глубокие недра горы, дабы поговорить с духами умерших, спросить совета, иль наставления. Но туда еще проводили тех, кому было суждено стать шаманом. Не так давно, пару лун тому назад, к Отцу Сабуро, во сне, пришел образ давно умершего предка. Старик, чья мудрость достигла вершины, прибыл с просьбой привести мальца в Чертоги Горы Духов.

Отец и Сын спустились в самые недра горы, в которых находилось маленькое озеро, в его центре находился плоский камень. Возможно, именно здесь шаманы и разговаривали с духами почивших. Это мгновение Настоящий Сабуро не может забыть, так как именно после этого — тренировки стали интенсивнее, испытание сложнее, и бывали дни, когда и на сон не хватало времени.

Джу-тос провел ритуал. Шаманский Ритуал. На плоском камне, в центре озера, возник предок, погибший больше сотни лет назад. Сначала Сабуро не понимал, что стояла на камне, но после он широко открыл глаза, заметив предка с рыжими, даже огненными волосами как у него. Внутри все смешалось из-за непонимания и удивление. Предок посмотрел на молодого орчонка, предварительно кивнул, а после переведя суровый взгляд на его отца

– Учи его, как следует. – Голос был загадочным и раздающимся эхом от стен недр пещеры, вслед за этим, предок исчез.

– Это был...? – Попытался задать вопрос Сабуро, но не успел произнести его полностью, как собственный отец его опередил, будто уже предполагал, какой вопрос будет задан.

– Предок.

* * *

Не успел орк открыть глаза, как заметил, что уже находится в Галлвалоре, на тренировочной площадке, где он, будучи молодым, тренировался под надзором своей матери. Трудно забыть тяжелые тренировки. На семь уроков для тела приходился один урок для разума.Мать смотрела на своего сына, как на наследника, ведь как-никак, но именно он является сыном, судьба которого стать Шаманом и Мастером Клинка. Она, да и Сабуро понимает, что это только начало ещё большего тяжёлого пути, но есть вещь способная помочь пройти этот путь с честью — вера.

— Выпад! Отскок, Полуоборот, защита! — выкрикивала орчиха спрятав руки за спину — Где защита! После оборота должна идти защита! Сколько раз можно повторять, Сабуро? Ещё раз! — Повторяла орчиха размахивая руками, смотря за стараниями своего третьего дитя. —Хорошо, Хорошо! Но нужно ещё лучше, на поле битвы тебе не дадут право на ошибку! Ещё раз! Нужно выработать рефлекс, при чем абсолютный, понимаешь? Ещё раз!

Сабуро не сдавался, ибо поражение сейчас могло знать значить поражение в будущем, а это недопустимо. Пускай Мастер Клинка и готов принять смерть, как родного, но перед ней он должен забрать на тот свет всех противников окружающих его.

Сколько же было пролито пота и крови на таких тренировках. Ведь на каждый урок для тела, приходилось где-то по семь уроков для ума. Мастер Клинка вспоминая их задумывался, что каждый день он находился на волоске от смерти и разочарования собственных родителей, но именно это давала стимул не подвести их, не подвести самого себя. Мучения юного мастера не заканчивались обычными тренировками. Когда солнце в зените — его забирает собственный отец в кузню, где сын постигал искусство кузнечного дела, наблюдал как Джу-тос кует оружие и доспехи многим пришедшим сюда оркам, пускай даже из других кланов. После они направлялись к шаманам и провидцам Пылающего Клинка, где те учили орченка премудростям шамана. Учили что нужно сохранить баланс, что нельзя идти против воли предков. И даже когда солнце давно село, а луна высоко в небе — Тренировки Сабуро не кончались.

Но за его тренировками наблюдала не только мать, которая его и обучала, но немногие другие мастера клинка, брат и сестра, отец, и шаманы-кузнецы. Впрочем, всем им было интересно посмотреть на того, кто войдет в Пещеру Мастеров и выйдет из неё Мастером Клинка, или же трупом, на котором не будет живого места.

* * *

Вновь тренировочная площадка, но уже пустая, где стояло только двое. Кагиши, брат Сабуро, и сам Сабуро. Они оба стояли в боевых стойках, и крепко держались за свои клинки. Где-то в стороне, облокотившись на манекен, стояла мать с ухмылкой смотревшая на двух братьев. Между всеми ними стояла гробовая тишина, изредка нарушающаяся звуками прохожих и тренировками других орков. Вдруг, подул ветер, Каркана, мать двух сыновей щелкнула пальцами.

Кагиши первым побежал на собственного брата, после чего атаковал того деревянным клинком по плечу, и этот удар Сабуро не смог отразить, так как со стороны казалось, что удар придется по ноге. Кагиши уже был Мастером Клинка, дрался он не в полную силу, но даже так смог ударить и затем еще контратаковать Сабуро по левому боку.Многие недели Сабуро хотел вновь выйти против собственного брата, дабы одолеть его, но Кагиши совершенствовался, и показывал младшему брату его ошибки, до которых он должен был додуматься сам. И в этом бою он совершил первую ошибку. Следовало атаковать первым.Кагиши был скор, а меч быстро вертелся в его руке. Сабуро пытался атаковать, но все мимо и четно, ведь старший брат уклонялся настолько быстро, будто он предугадывал все движение Сабуро. На такое долгое удивление не было времени. Вновь Кагиши пошел в атаку, но младшему брату приходилось уходить от ударов полуоборотами и вольтами. Вдруг, последний удар был парирован Сабуро, а затем последовала контратака прямо в грудь, от которой Кагиши не сумел увернуться.

Это не остановило Мастера Клинка и поэтому он встал в позицию, а вслед за ней нанес четыре удара, столь быстрые, на миг Сабуро подумал, что это дуновение ветра атаковали его. Удары приходились во многие места: подмышка, плечо, висок, шея. За этим последовал еще один удар отбросивший его на пару сантиметров назад. От него Сабуро не успел отскочить или парировать, от чего и оказался лежащим на земле.

– Довольно – Проговорила Каркана подходя к сыновьям скрестив руки на груди. Вид его лица мало что мог сказать. С одной стороны можно посчитать, что она расстроена и недовольна, с другой — просто в гневе.

Кагиши протянул руку брату, помогая тому встать со земли. Оба те улыбнулись и чуть ли не засмеялись. Для них такие бои были обыденностью, но сражались друг против друга они редко от чего между ними и сестрой появляться спор — «кто победит сегодня».

– Ха-ха-ха…! – Сабуро засмеялся, – Я был близок, Кагиши, очень близок!

– Да где там близок-то? Ты бы и по копытню не попал, ха-ха! – проговорил Кагиши, похлопав братца по плечу

– Учли свои ошибки? – Подошла мать чуть по ближе, смотря на своих сыновей

– Какие? – Спроси Старший Брат.

– Хромает четвертая позиция, парирования тоже. Не стоит говорить также и о ударах в обще. Повторим завтра. – Высказала все что, думала мать в лицо своему сыну, после посмотрела на Сабуро – Вольт, блок, контратака, а также стойка. Левую ногу назад, правую чуть вперед. Если хотел защищаться, то спину прямо, а если атаковать — вперед. Сабуро, тебя также хотел видеть отец, он сейчас в кузнице. И на твоем бы месте я не заставляла его ждать. Свободны.


– Кагиши пытался познать себя, стать совершение. Но он обычный орк – в отличие от тебя, Сабуро. Я не приходил к нему, он не слушал меня, поэтому ему не было суждено открыть секреты, так как они не доступны ему. Он считал, что способен познать меня с помощью специальных ритуалов, в медитациях. Какие способны Кагиши только не перепробовал, но, для начала, если хочет встретиться со мной лицом к лицу, то ему пришлось бы стать чуть более занудливее.


Старый Мастер Клинка направился к кузнице, где слышались удары молотом о наковальню и четкий грубый бас, изредка прерывающийся кашлем. Кузница была не большой, но было место где хранить все необходимое для создания клинков, топоров и доспехов по необходимости. В самом центре стояла черная наковальня, сделанная явно из руды найденной под черной горой. Около неё стоял Джу-тос, державший молот в одной руке. Он смотрел на свою родную кровь при этом что-то объяснял.

Рядом с молодым Сабуро стояла подтянутая орчиха со скрещенными руками на груди и смотревшая на отца не сильно заинтересованным взглядом.

* * *

– Время пришло. – Мать положила на плечо своего сына руку, всматриваясь прямо ему в голубые глаза. – Я буду ждать твоего возвращение, сын мой.

Сабуро кивнул. Орк повернулся ко входу в пещеру. По бокам от входа стояли два пылающих клинка, а из пещеры вдруг стал доноситься голос. Претендент направился внутрь.


– И вновь ты здесь. – начал странный орк откуда-то из-за спины старого мастера клинка, наблюдавшего за тем, как он, только моложе, заходил в Пещеру Мастеров. – Это место для тебя священно, и именно там, внутри, ты переродился. Но оно навевает дурные воспоминания, ведь друзья, с которыми ты проходил Ом'риггор, с которыми ты сидел за одним столом — оттуда больше не возвращались. Это место изменило тебя. Но в хорошую ли сторону?


– Сабуро, сын Джу-тоса, шаман… – Раздавался грубый голос исходящий прямиком из глубины Пещеры Мастеров.

Сабуро шагал вперёд и только вперёд. Его встретила огромная пещера и железная платформа, под которой кипела раскаленная магма. Также в стенах дыры, что-то на подобии балконов, с которых Мастера Клинка смотрели на Сабуро пожирающим взглядом. Все они молчали, и никто даже не собирался шептаться и делать ставки — выживет он, или падёт.

– Воин с честью, что дошёл до финала! – Вновь раздался голос орка, и молодой орк заметил, кто им был. Дхарл Трижды Окровавленный Клинок. По его правую руку стоял Вождь Клана Пылающего Клинка, державший в руках Шанкецу, Пылающий Клинок.

– Скажи… Зачем же ты пришел сюда?

– Я бросаю вызов! Всем тем, кто желает оспорить мой титул Мастера Клинка! – Громко и четко выразился тот, осматривая всех присутствующих, вынув из ножен клинок.

Сабуро вышел самый центр железной платформы, как вдруг на неё спрыгнули с балконов трое орков, уже с обнаженными Клинками, но они не шли в бой. А выжидали.

– Именно здесь, и именно сейчас случится переломный момент в твоей жизни. – Начал Окровавленный Клинок – Я знаю, что тебе не страшно, и что тебя готовили к этому моменту, как и многих, но не все выходили отсюда живыми. Так я сразу скажу, и повторять не стану. Из этой пещеры есть один выход и вход, но выйти из её ты сможешь разными путями. Живым, и продолжишь свое учение, став нести на своей спине Знамя Клана, или Хладным трупом, павшим в поединке. Живи с победой, умри с поражением! – Выкрикнул орк, размахивая руками в разные стороны, а Вождь продолжил смотреть за Сабуро, немного усмехнувшись.

Вмиг, на Сабуро набросились орки, спустившийся с балконов ранее. Все они громко ревели и бежали на перевес с клинком. Не равный бой, но именно он станет первым испытанием для будущего Мастера Клинка.

* * *

Сабуро очутился вновь в темном мире, только находился уже на другом островке, а арка, в которую он вошел, находилась позади. В это время он ощущал некую тошноту головокружение, будто отходил от своих воспоминаний, к коим он возвращался лишь изредка. Не обошлось и без появления странного орка, резко появившийся прямо перед носом Мастера Клинка. Последний выхватил тесак из ножен попытавшись нанести удар по орку, но тот ладонью, без стараний, смог остановить и удар.


– Как же твоя судьба потом повернулась? – Начал орк – Ты стал Мастером Клинка, изучил Калимаг, и тебе даровали Титул Властителя Круга Крови. В Кругу ты побеждал многих, но своего брата не смог победить. Ты был первым и вторым. Всю мудрость, которую в тебя вложили испарилась. У тебя много талантов, которые верно служили тебе. Но все изменилось – Опустив тесак, странный орк воспарил над Сабуро, ухмыльнувшись. – Или я не прав, Несущий Гибель? – Орк развел руками в сторону и наклонился чуть вперед. – Ты ведь помнишь тот день? Когда ты стал Несущим Гибель? Палачом? Как танцевал под дудку Совета Теней? Я помню...


Глава Вторая «Кошмар Провидца»

Слышались боевые барабаны. Трубили в рог. Слышались звуки озверевших животных, но не только волков и рилаков, но и орков. Некоторые из них неслись в бой быстрее ветра, напоенные кровью демона, в них пробудилась дикая ярость, которую нельзя ничем утолить, разве что лишь кровью павших дренеев. Впереди всех неслись орки, на которых скверна повлияла самым губительным способом. Она искоренила в них все то, что делало их великими. Эти звери были Мастера Клинка.

Вдали уже виднелся Город Света, именуемый Шаттратом. И только заметив верхушки зданий, орки стали бежать еще быстрее, и уже предвкушали кровь дренеев, которые, как говорил Гул'Дан, вместе с Нер'Зулом виновны во всех бедах.

* * *

Прямо у врат Шаттрата завязался бой. Благородный город дренеев был окружен сотнями, даже тысячами орков, что собирались сравнять город землей, как стихии это сделали с Горией, а из трупов павших врагов — сделать путь костей, который назовут «Путем Славы». Сабуро был одним из многих, кто бежал прямо на врага. С каждым взмахом клинка, что разрубал броню дренеев, будто масло — Мастер Клинка наслаждался каждым мгновением, но также мстил. За себя. За Орду. За все «злодеяния» нанесенные Дренору.

Один за другим падали на земь как дренеи, так и собственные сородичи орка. Разум был затмила ярость, ненависть, жажда убивать. Поэтому, изредка под клинок попадали не только дренеи, но и орки. Не было ни одного дренея способного уйти живым от Сабуро. А даже если таковые находились, то они долго не проживали.

Дренеям не было суждено защитить свой дорогой городишко. Шаттрат пал, и все его улицы были залиты кровью. Защита разбита. Стены разрушены. Трупов горы! Но все-же некоторые из орков дали уйти дренеям, но не многие ушли не потеряв конечности. Выслеживать беженцев и добить их предстояло Сабуро, да и сам он хотел позаботиться об этом. Он собирался причинить беженцам самую ужасную кончину. Мастер Клинка будет растягивать это удовольствие, а если надоест, то хотя бы будет отличный обед.

Никто не мог противостоять зверью, или как его называли – Несущим Гибель.

* * *

Сабуро держали на цепи. Руки, ноги, шея – весь он был в цепях, а около него стояли двое огров, смотревшие на безумный взгляд Мастера Клинка. Много времени прошло с осады Шаттрата. Совет Теней во главе с Гул'Даном создал непобедимую армию орков, но они не смогли учесть того, что ярость затуманила рассудок Мастеров Клинка от чего те стали животными. Их мало кто смог сдержать, и было принято решение заковать их в цепи и поставить на охрану огров в латных доспехах, конечно, Совет, да и некоторые орки понимали — это лишь на некоторое время сдержит их. В основном Орков Пылающего Клинка спускали с цепи в битвах, будто гончих озверевших от голода. Но бывали моменты, когда Мастер Клинка хотел утолить не только жажду крови, но и жажду разможатся. Ему кидали пленных женщин и тот совершал половой акт. Мало кто выживал, а те, кто и выживал — их забрали куда-то, но больше Сабуро их не видел

Сабуро принимал участие во многих битвах, и во многих он показывал свою свирепую кровожадность, показывал хладнокровие и не боялся даже убивать своих, если слышал хоть одно слово сказанное в его сторону. Поэтому, сразу после боя, его вновь заковывали в кандалы, отправляли в клетку. Незавидная судьба была у Мастера Клинка во время двух войн.

* * *

Битва у Черной Горы. Самая страшная и кровопролитная из того, что Сабуро вообще мог помнить на Азероте. Эта сражение было за выживания целых народов и кланов, и победитель забирает все, проигравший же — уходит из этого мира на тот свет. На удивление некогда дикий пыл Мастера Клинка стал более-менее контролируемым, и уже не приходилось держать того в цепях, но дерзить или разговаривать с ним — было на ровне со самоубийством. Лишь Молот Рока и высокопоставленные Полководцы и Воеводы могли разговаривать с выходцем из Клана Пылающего Клинка не боясь того, что он нападает. Так или иначе — у него, как и других мастеров был четкий приказ — защищать Черную Гору любой ценой.

Началось сражение и из огромных, сделанных из черного железа, врат волной хлынули орки на людей. Среди них был и Сабуро, размашистыми ударами прорывался вглубь Армии людей. За ним также следовали и другие Мастера, но отряд поздно заметил, что был отрезан от основной Армии Орды. Они были окружены, и с каждым погибшим орком — круг только сужался. Сабуро и еще трое орков остались живы, а после оглушены и закованы в цепи.

Холод. Это единственное, что чувствовал Мастер Клинка. Непривычный, терзающий душу и разум холод. Мысли переплетались, исчезали. Пыл утих, и Выходец из Клана Пылающего Клинка погрузился в глубокое отчаяние.


– Тебя выбили из колеи. Ты потерял то, чем когда славился, и чем заставлял врагов бежать, лишь при одном взгляде на тебя, Несущий Гибель. Так что ты делал тогда, Мастер, М? Хватило ли тебе на сей раз ума не пролить еще больше рек крови? То же самое я спрашивал у многих, и это миг изменил их. Так теперь ответить и ты.


* * *

Сабуро сидел в клетке облокотившийся на одну из холодных решеток. С его головы свисали растрепанные рыжие волосы, средь которых уже были седые волосинки. Пустой взгляд был устремлен в землю, он выражал отчаяние и скорбь. В голове мелькали старые и живописные виды Награнда. Драгоценный камень спокойствия и равновесия в Короне дикого и необузданного Дренора.

Шел дождь, от чего в клетке становилось еще холоднее и противнее. Сабуро не обращал на него внимание, ведь это был очередной дождь, за которым потом последует яркое солнце, заставляющего Мастера хотеть ощутить у себя во рту освежающую воду. Поэтому дождь ему казался куда приятнее, чем ясные дни.

Вдруг. Стрела. Мастер Клинка дернул головой и увидел стрелу чуть пылавшую, но быстро погасшую от ветра и воды. Он насторожился. Прилетела еще одна. Люди стали звенеть в колокола. Вся стража стала сбегаться к главным вратам, а незаметно для них — несколько орков стали карапкатсья по стене внутрь крепости. Раздался боевой клич. Его-то Сабуро мог узнать из тысячи. Внутри что-то кольнуло. Еще раз. И еще. Наконец-то лик Выходца из Пылающего Клинка стал более уверенным и внутри него закралась надежда.

Орки сломали замок и сломали наручники Сабуро, вслед за этим выдав оружие в виде тесака. Вместе со своими собратьями, мастера стал освобождать пленников, и вырезал охранников, а также выводил всех, не способных сражаться, из крепости. Под конец всей этой суматохи и сражения — дождь перестал лить, и между облаками стали появляться лучики солнца.

* * *

Верная служба молодому Вождю и его защита — вот какова была новая цель Мастера Клинка. Орки освобождали своих собратьев из множеств лагерей, собирая Новую Орду по кусочкам, будто разбитую вазу. Но даже спустя многих побед, Мастер Клинка стал замечать, что за его спиной всегда кто-то шептался. На него показывали пальцем и просто, когда Сабуро проходил мимо, то все разговоры заканчивались неловким молчанием. Только потом, тот невольно узнал от бартака о том, что шептаются все из-за прошлого Сабуро, и будто тот в любой момент готов убить Тралла, нового Вождя Орды. Полнейший бред, но многие в него верили, а другие лишь смеялись по этому поводу, так как знали Сабуро до того, как тот испил крови демона, и каким он был в резервации. Все боялись только высказать это Вождю или самому Мастеру Клинка лично, думая, что до завтра они уже не доживут.

Со временем, Сабуро привык к голосам, доносящимся откуда-то из-за спины. Когда приходило время привала, то Мастер разбивал свою палатку, как можно дальше от всех, дабы не смущать никого, и хотя на какое-то время отдохнуть от шепотов и взору негодующих. Палатка сама по себе-то мало что представляло. Три крепких бревна и порванная красная ткань. Изредка, к Сабуро приходили пара воинов, знакомые, с которыми он вместе был в резервации. Те рассказывали всякие истории, славили свои подвиги, а Мастер молчал, лишь кивая и покачивал головой на вопросы, заданные в его сторону. От чего в маленьком кругу закрепилось: Выходец из Клана Пылающего Клинка больше слушатель, чем любитель потрепать своим языком.

* * *

Еще одно сражение. Только здесь не решалось — кто будет жить на этой земле, даже наоборот. Будет ли эта земля жить и процветать, или повторит судьбу Дренора «исчезнув» с лика всего сущего. Битва за Гору Хиждал. Первой линией обороны были люди, затем шла Орда, во главе с Траллом и последние — ночные эльфы. Верховному Друиду нужно было время, и все эти три армии должны были дать ему его, задержав демонов.

Тралл, отдал приказ. Несколько орков, вместе с Сабуро ушли в леса, дабы наносить удары со стороны, помогая первой линии обороны орков. Также они устанавливали мелкие ловушки, которые немного, да должны были помочь с демонами. В основном они из себя представляли волчьи ямы и пара мин, щедро подаренные Альянсом. Как только пришли вести о том, что оборона Альянса была прорвана слугами Легиона, так вся Орда приготовилась к худшему. Ловушки лишь частично спасали положение, некоторые демоны лишались возможности встать, но даже так — они шли строем по своим братьям дальше.

Сабуро направился к первой линии обороны и вместе с немногими стал атаковать демонов, но даже там — он получил множество ранений и пара переломов, повезло, что один из орков успел его быстро оттащить в леса, а оттуда уже в главный лагерь, где шаманы смогли залечить несколько тяжелых ран, но не полностью. Послышался рог. Был отдан приказ отступать. Раненых выводили первыми, вторыми шли лучники и копьеметатели, а уже за всеми ними — бравые воины, прикрывавшие спины.


– Так кончилась еще одна Война. Третья, по счету этого мира. Тралл выстроить город в честь Молота Рока: Оргриммар. Ты останешься с ним. Ты можешь его направлять, помогать, защищать о тех… кто захочет его крови. Когда другие будут кричать от ярости, славить свои подвиги, ты будешь слушать и наблюдать. Там, где остальные захотят войны, ты отойдешь во тьму. Когда Тралл выстроить город, именно воины, что он собрал под знамя Новой Орды положили новое начало. Но для всех ты навсегда останется… Несущим Гибель.


Проходит не один год. Тралл, орк воспитанный людьми отдал приказ выстроить город. Его строили в месте, прозванным Дуратаром. Это место напоминало оркам об их доме, что сгинул, как только Темный Портал закрылся на веки вечные. Оргриммар. Он совмещал в себе все культуры разных народов, но больше всего орочью, так как строили его в основном именно батраки. В один из дней, Сабуро получил донесения явиться в дом вождей в одиночку. Это его не смущало, ведь именно там он и проводил большинство своего времени, так как являлся личным телохранителем юного Вождя. Мастер явился в назначенный час и там его уже ждали.

– Сабуро. – Начал Молодой Вождь – Чего я не потерплю, Сабуро, так это предательства среди своих. Однако было бы глупо действовать напролом и сразу арестовать единственного известного мне предателя – это не очистит наши земли от порчи, наоборот, зараза расползется еще сильнее. Я знаю, что мой приказ покажется тебе странным и несправедливым, но как не Мастерам Клинка поручить такое дело?

– Что за приказ, Вождь? – Рыжеволосый убрал руки за спину оглядывая зал, где стояла личная стража, состоящая из мастеров клинка, как и он, и в то же время, советников.

– Враг. Устранить предателя не открытым образом. Он еще может послужить тебе, дабы через него — мы сможем устранить всех недоброжелателей. Этот враг: Культ Пылающего Клинка.

Сабуро застыл. Он перевел взгляд на Тралла, и задумчиво посмотрел на него. Убить демонопоклонников, выходцев из того же клана, что и он сам? Некогда благородный клан превратился в сборище культистов и чернокнижников служащих демонам. Приказ был морально тяжелым, но в то же время, Сабуро знал, что это устранить культ — необходимая мера, для того чтобы Орда смогла процветать. В зале стояла долгая тишина, изредка перебиваемая треском факелов, в которых пылало пламя.

– Слушаюсь и повинуюсь… Вождь.

Глава Третья «Надежда и Скорбь»

Орк, по приказу Тралла, занимался уничтожением и выявлением Культа Пылающего Клинка в рядах Орды. Задание было не из простых, но выполнимым. Некоторых он переманивал на сторону Новой Орды, так как и скверна могла послужить во славу Вождя, а некоторых убивал, считая их угрозами для всего Оргриммара. Время шло и прогремели еще много битв. Вторая Война Зыбучих Песков, к примеру.

Прогуливаясь по Оргриммару, задумавшись о Культе, и о Политике Тралла Сабуро лицезрел одну картину, вызвавшая у него двойственное ощущение. Маленькая и тощая орчиха лет так семи-восьми держала в руках меч неподобающим образом, при этом не находясь в необходимой стойке. Та билась с обычным манекеном, что давала её преимущество, ибо противник — не может атаковать. Также, чуть правее от неё находились уже двое орков, старшее её на лет так пять, смеявшееся над ней, говоря при этом не сильно мотивирующие слова. Таких, как она, на Дреноре, давно бы утопили, или убили, но не оставили жить, так как этот мир — не для слабых. Тралл, как вождь, упразднил такую необходимость.

Мастер Клинка тяжело вздохнул и развернулся в сторону тренировки маленькой орчихи. Двое орков, ранее смеявшихся над ней, стали шептаться, но Сабуро услышал их, нечетко, но приглушенно: «Ей конец». На это он лишь оскалился, но продолжил идти к тощей малышке.

Она будто его не заметила, и продолжала тренироваться, при чем усердно, но безрезультатно. Она просто тратила свои силы в пустую. Вдруг. В манекен, который она изрядно убивала, прямо в голову прилетел каменный кинжал, от чего та вздрогнула и свалилась на землю. Сабуро скрестил руки на груди и косо взглянул на орчиху, а после взял её меч.

– Эй, отдай! — Тонким голосом прорычала та, смотря прямо на Мастера Клинка злостным взглядом, явно не понимая, кто перед ней стоит.

Двое орков уже думали о быстрой кончине молодняка, ведь слышали истории об Сабуро, и его прозвищах говоривших сами за себя: Несущий Гибель, Убийца всего живого, дикарь, тварь. Всех просто нельзя счесть.

– Меч опасное оружие, дитя. И брать его в руки, таким как ты — все равно, что сказать: чтоб ты быстрее сдохла. – Сабуро без каких либо предупреждений нанёс быстрый удар прямо по «торсу» манекена, оставив на нем глубокий порез проходящий практически насквозь. Орчиха вздрогнула, но с удивлением посмотрела на ветерана. – Как твоё имя, дитя? И где твои родители? — Рыжеволосый вонзил клинок в землю не отрывая взгляда от малышки.

– Дахака, а родителей нет. Но меня воспитывает, как и других сирот Батлвейл.– Она хмуро посмотрела на орка, после чего обратила внимание на его оголенный торс, оружие, слепой взгляд и волосы – В-вы… Мастер Клинка, да?

– Верно. – Сабуро скрестил руки на груди, но все же кратко кивнул, – Сабуро. Защитник Вождя Тралла. А ты дитя. Держать оружие в таком возрасте достойно, но меч тяжелый для тебя, да и еще не под надзором кто-то из старших или мастеров своего дела.

* * *

Мастер Клинка привел Дахаку в приют, где на входе уже ждала Батлвейл с недовольным взглядом. Маленькая орчиха сама смотрела на свою попечительницу также, но быстро отводила взгляд в сторону, будто страшась.

– Ах, ты… Дахака, я же запретила вообще прикасаться к тому мечу – Прорычала Попечительница переводя взгляд, что медленно становился грустным, на Сабуро – Ох, простите, что отняла у вас время, воин. Сами должны понимать, какое поколение растет.

– Знаю. Поэтому забираю Дахаку под свое попечительство – Басом проговорил тот, скрестив руки на оголенной груди – У вас она мало чему сможет научиться. Она такими темпами навсегда останется такой. А может и кости будут выглядывать. Я вижу в ней стремление быть лучше, так я дам ей шанс, но если она не оправдает себя… Я верну её.

Малышка была удивлена такому повороту событий, вообщем-то как и сама Батлвейл, последняя к тому же нахмурилась и подошла к Сабуро по ближе, разглядывая раны, ожоги и белый, даже молочный цвет глаз

– А можно узнать ваше имя? – С интересом спросила оная

– Сабуро. Телохранитель Вождя Тралла и Мастер Клинка.

* * *

Орк привёл молодую орчиху в свой дом. Из себя он ничего такого не представлял. Она была похожа на множество других орочьих хат, но несколько вещей много выделить её от них. На каменном полу лежат шкуры медведей и одного конелюда. На стенах весели зажженые факела и пара трофеев, представляющих собой старые клинки и треснувшие щиты. Маленькая орчиха стала осматриваться. Именно клинки и трофеи попадались на глаза. Она не видела подобных клинков никогда в жизни. Явно, они были сделаны искуснным кузнецом. Но внимание Дахаки привлек меч. Он напоминал некий реликт, созданный из обломков многих других клинков, скованные в один. Это придавало ещё больше заинтересованности. Она показала на него.

– Какое все необычное. Это сделал все вы… – Орчиха замешкалась, будто попыталась, что еще сказать, но решила промолчать.

– Нет, Дахака – Орк подошел по ближе, смотря на клинок, скрестив руки на оголенной груди. – Это сделал один кузнец. Но он погиб, многие года назад.

Дахака сделала несколько шагов перед, дабы рассмотреть клинок по ближе. И правда. Он был будто выплавлен из трех-четырех разных клинков, скованный в один. На лезвии были начертаны орочьи руны, значащие: Живи с победой, умри с Честью. Сабуро заметил заинтересованный взгляд юной ученицы, и поэтому повернулся к ней, попытавшись убрать хмурый вид с лица. Но не получилось.

– Будешь спать на моем месте – прозвучал грубый бас орка, хотя сам он того и не ожидал. Эти слова больше походили на приказ. – Мне хватит и шкуры.

– Х-хорошо. А можно задать вопрос? – Осторожно и тихо спросила та, убрав руки за спину.– Спрашивай.

– Почему вы решили взять меня...? Молчание. Орк несколько секунд стоял молча не торопясь с ответом. И правда. Он сам задался над таким, с одной стороны, простым, но, в то же время, сложным вопросом. При первом взгляде на неё, у манекена, Мастер Клинка увидел пыл, пламя — которое пытались загасить своими шепотами другие орки, не верящие в силу Дахаки. Сабуро также увидел в своей будущей ученице нечто большее, что-то родное. Убрав руки с груди, и немного нагнувшись, чуть ли не встав на колени перед орчихой, Сабуро посмотрел на её своим слепым взором. По её телу пробежали мурашки. Орк положил руку ей на плечо, чуть-чуть при этом придерживая.

– В тебе есть огонь. Пускай ты и слаба, и по лучшему тебя надо было утопить, но… в тебе есть сила. Я хочу развить тебя, сделать сильнее. Дабы другие, сильные орки, видели, что не такие они и искусстные воины. И давай… на «ты»...

* * *

Сабуро тренировал свою приемную дочь вне Оргриммара, не потому что ему было стыдно, а потому что он не хотел, чтобы было стыдно ей. Дахака из кожи вон лезла, дабы впечатлить своего «отца», но эти старания казались напрасны. Мастер Клинка с каждым днем только повышал нагрузки от чего от чего орчиха спала, как убитая. Ночью Сабуро не ночевал, а направлялся к шаманам, и изучал старые свитки изредка спрашивая советы.

В один из дней, к Сабуро прибыл гонец. Там было сказано, чтобы Мастер Клинка принял участие в экспедиции на… Дренор. Темный Портал вновь открылся засеяв зеленым огнем. Своей ученице, по совместительству, дочери наказал — не обучаться фехтованию, так как та могла закрепить ошибки, но также и следить за домом.

* * *

Пройдя сквозь осквернённые врата, Сабуро лицезрел не то, что желал. Мир, расколотые на куски. Из трещин в багровой земле били гейзеры раскаленного огня, будто сама земля стонет от боли. Авангард Орды стал проходить дальше и закрепился у подножья Трона Кил'Джедена выстроив маленькую крепостицу — Траллмар. Оттуда будут идти важные задания от Советника Тралла — Назгрела.

Время шло и важной целью был Штрум Цитадели Адского Пламени, но сначала стояло убить всех тех, кто мог помешать. Разведчики сообщали о всех капитанах, генералах и воеводах орков скверны, которые могли представлять угрозу в дальнейшем продвижении вглубь Расколотого Мира, что будет прозван Запредельем. Одним из Полководцев и «учителем» новообращённых орков скверны был Кагиши, Брат Сабуро.

Мастер Клинка прибыл в главную крепость и пытался сказать, что Кагиши и правда серьезный противник, но и, возможно, из него можно что-то выбить. Однако никто не был с ним согласен. Начались споры, медленно перерастающие в разговоры о том, кто будет отправлен на устранение этих целей. И Сабуро высказался, что Кагиши будет ждать. Почему? Потому что один из разведчиков, что должен был следить за ним — так и не вернулся.

* * *

Капитан вздохнул. Он понимал, что из этой ситуации ему не выйти, если только не пойти навстречу орку. Это оставался единственный способ. Зелёные, словно трава в середине лета, глаза взглянули на Мастера Клинка.

– Я возьму опытных солдат. – Сказал Капитан продолжая всматриваться в пустые глаза Сабуро – Десять солдат. Лучших из лучших и они, даже не Кор'Крон. Ни одному орку скверны не совладать с ними.

– Десять, двадцать, бери хоть сотню твоих опытных солдат – начал Мастер Клинка. Глубоко в душе он уже хотел восклицать, ибо знал, что Кагиши и их убьёт, не даровав быструю смерть, скорее мучительную и ужасную. – Для моего брата не будет особой разницы в количестве воинов. Он убьет и их, даже моргнуть не успеете – Спокойно проговорил он просматривая в сторону с некой гримасой отвращения.

– Кого ты тогда предлагаешь отправить, Мастер Клинка? – Капитан подошёл к столу, у которого стоял Назгрел посматривавший на карты, и на спорящих орков – Целую Армию?

Сабуро замолк. Он знал, что отправлять целую армию — значит лишится позиций, но и отправлять мелкие отрядики значит отправлять их чуть ли не на самоубийство. Через пару мгновений Орк ощутил на себе чужой взгляд, ещё один.

– Не нужно целой армии. Хватит и одного меня – Сабуро развернулся и быстрым шагом направился к выходу.

Капитан уже делал возразить и остановить Мастера Клинка, но того самого остановил Назгрел жестом.

– Не стоит вмешиваться в семейные дела, Капитан. – Проговорил еще один капитан тяжело вздохнув, и пододвинул карту к краю стола – Наша задача на сегодняшний день это Цитадель Адского Пламени.

Сабуро, державшись за эфес своего тесака, покинул Траллмар. Все по дороге смотрели на него, и шептались за спиной, думая, что он оглох, но Мастер прекрасно все слышал. Слышал, как его называли «Несущим Гибель», убийцей, тварью, и как уже говорили о его смерти: Если он умрет – мир станет лучше.

* * *

Кагиши стоял на открытом мёртвом поле, из которого изредка вырвались языки пламени. В руках он держал тяжёлый двуручного обхвата клинок, чьё лезвие имело множество маленьких зубчиков, на которых осталась запекшаяся кровь павших. Своими Багровыми глазами он смотрел только в одну точку, откуда должны был прийти, по его мнению, целый отряд солдат, дабы расправиться с ним, но какого было его удивление, когда вдали виделась лишь одна фигура.

– Один!? – Выкрикнул Орк Скверны раздраженный голосом, будто считая это личным оскорблением – Ты бесов смертник раз решился противостоять мне!

Фигура медленно приближалась к Кагиши, спокойной и неторопясь. Последний издал вой. Он побежал на противника с клинком на перевес в попытке нанести удар сверху и прикончить, по его мнению, орка, шедшего на свою гибель.

Удар бы остановлен. На лице Кагиши появилась гримаса удивление, в тоже время и коварной улыбки.

– Времена идут, а ты не меняешься, братец – Проговорил Орк Скверны обнажив свои клыки – Даже спустя столько времени ты бросаешь мне вызов. Отродье. Я прикончу тебя раз и навсегда!

Проклятый Мастер Клинка оттолкнул Сабуро назад, а после направился в контратаку. Удар за ударом обрушиваются на Сабуро, успевавший их блокировать и отражать, но оставался на волоске от смерти. Рыжеволосый всегда был на волосок от неминуемой смерти, и всегда ему как-то удавалась её избежать. Мастер Клинка противостоял врагу, что в несколько раз был сильнее его, но даже таких он мог побеждать, впрочем, времена изменились, при этом глубоко в душе — он не хотел убивать брата, только оглушить и связать, но это было невозможно. Тут, на поле боя, происходит так, что даже простой промах, неправильно рассчитал ситуацию и все это — может стоит жизни. Вдруг, из тени появились еще несколько орков скверны, вооруженные кинжалами, а сам Кагиши отошел назад, наслаждаясь сражением и каждую секунду ждал, когда же его братец умрет.

Сабуро отошел. Быстрыми шагами тот влетел в толпу, сделал резкий выпад, убив одного и разделался с другим чуть погодя. С третьим же, Мастер расправился кровавым способом. Сначала отрезав руку, затем и голову, что отлетела под ноги Кагиши. По его взгляду мало что можно понять кроме одного: Ярость.

Началось сражение. Кагиши наносил сильные размашестые удары не давая своему брату хоть как-то атаковать или защититься. Зазубренный меч несколько раз ранил Сабуро, а от некоторых ударов все же смогли защитить кожаные рукавицы, пускай и те не смогли выдержать огромного натиска, от чего через пару мгновений, сразу же порвались на части.

Ярость орка скверны была неукротимой и безжалостной. Глубоко в душе Сабуро скорбил. Однако… Когда представилась возможность, Мастер Клинка атаковал. Один, второй. Удары приходились по телу Кагиши, но тот будто их не замечал, или не хотел замечать. Второй третий взмах и еще удар. Вольт. Битва шла несколько часов, но Кагиши не уставал. Вдруг, тот высоко подпрыгнул и вложил в свой удар всю ярость, которая… была направлена в землю. Cабуро смог увернуться и вонзить кинжал в спину брата, в спинной мозг.

Орк рухнул коленями на землю, опустив голову, оскалившись. Убийство родного брата – он убил того, с кем вместе рос, развивался, разговаривал. Он оборвал жизнь родной крови, пускай та и была осквернена, но оставалась родной, даже спустя столько лет. Вновь, на мертвой земле пламени адском – умер еще один благородный орк. Сабуро смотрел на хладный труп своего брата, под которым увеличивалась в разные стороны огромная лужа крови, еще больше осквернив землю.

– Ты останешься моим братом – Произнес орк, не выражая эмоций – Я надеюсь, что предки примут тебя. – Сабуро встал, потянулся рукой к окровавленному тесаку. Взмах. Неожиданно, молниеносно, совершил свой замах Мастер Клинка, и голова павшего лежала отрубленной, но на все том же месте. – Увидимся. На той стороне. Брат. – крепким захватом тот взял голову Кагиши и ушел прочь.

Пустота. Отчаяние. Боль. Страх. Все это, и больше, чувствовал Сабуро, уходя с победой в Траллмар. Битва далась ему не лучшим образом. Пускай и были получены обычные травмы – их можно вылечить, и они затянуться со временем, но не душевные. После смерти Кагиши, часть Сабуро будто тоже умерла. Сгнила в этом мире, что некогда был его домом, а сейчас это всего лишь руины, которым суждено пасть.

* * *

В Траллмаре его встретили подобающим образом. Крики, аплодисменты, уважение и все тот же шепот за спиной: «Он убил его. Монстр». Мастер Клинка давно привык к этим шепотам, от чего не стал обращать внимание на них. У него была цель, и он её выполнил.
В крепости его также встретили с почестями, даже сам Назгрел, кратко кивнув. Он бросил голову брата на стол, а сам встал ровно, как истинный солдат. Назгрел подошел поближе, дабы разглядеть голову на столе. Вновь кивок.

– Молодец. Одной твари меньше на этом свете, а значит наступлению на Цитадель ничего не должно помешать. – Проговорил Назгрел, что был серьезен как никогда прежде – Рад, что мы не потеряли такого ценного солдата.


– Ты убил своего брата, по совместительству Полководца Адского Пламени. Этот орк стоял во главе армии, приверженцы которой ненавидят всех, включая Новую Орду. Но он — это лишь очередное имя, в очень длинном списке ненавистников… На удивление, он хорошо справлялся со своей работой. Наверное, я должен тебя за это поблагодарить. Как думаешь?



Глава Четвертная «Ледяные Пустоши»

После компании в Запределье, все было почти спокойно. Сабуро ходил к Шаманам, засиживался до поздна погребая себя в старых, сохранившихся в руках Маг'харов свитках, обучал приемную дочь, дабы из неё вышел толк. На удивление, так и происходило. Та заметно вытянулась, набрала мышечную массу, и уже не походила на ту худощавую орчишку, из которой где-то уже торчали костяшки. Лично Сабуро давал ей знания, водя Дахаку также к шаманам, дабы набралась мудрости, и использовала свои умения правильно, но не только для этого, но для того, чтобы юная ученица знала историю кланов, прошлого и тем, что представляли собой мастера клинка на самом деле.

Но покой не мог продлиться долго. В тот день ничего не предвещало беды. На город обрушилась волна нежити. Аберрации, вурдалаки, и некоторые жители сами становились ею. Сабуро пытался всеми силами не ранить тех, кто был случайной превращен в нежить, но солдаты за его спиной, и перед ним — не знали никакой пощады. Все произошло быстро, даже стремительно, как гром среди ясного неба.

Как ни странно, но приказы о том, чтобы отправиться в Нордскол и закрепиться там — были отданы немедленно. Были отобраны воины, собранные в единую Армию Песни Войны. В основном, в неё входили именно воины из этого одноименного клана, но в Армию вошли и орки из других кланов. Сабуро отправился в Нордскол, вместе с Армией, как союзник, дабы закрепиться на местности и приходить все глубже на территорию врага. Вместе с этим, Сабуро выполнял роль воина, разведчика и диверсанта, так как лучше его — почти никого и не было, за исключением орков из Изувеченной Длани.

* * *

Экспедиция и продвижения шли как могли, хотя и не с такими успехами, как надеялся Гаррош и его Генералы. Они успели добраться о Драконьего Погоста и выстроить еще одну Крепость, откуда направили свои войска на возведение еще одной, прямо у подножья Цитадели Ледяной Короны. У врат Гнева. Но на Сабуро была возложена другая задача. Пройти в леса и следить за Альянсом, сообщая Орде каждый их шаг. Задание было не из простых, но это лишь было начало. Далее, Гаррош отдал еще один приказ — заковать в цепи Магнотавров и выкрадывать яйца протодраконов.

После того как задания Командира Армии Песни Войны были выполнены, то в Крепости прозвучали возгласы о том, что Отрекшиеся использовали злостную чуму убив всех воинов Орды и Альянса. Многих поразил этот исход событий, включая и Сабуро, так как в глубине своей души он не жаловал нежить, из-за того, что он помнил какие бесчинства они творили во время Третий Войны, и когда те присоединились в Орду, то Мастер Клинка подумал: они исправились. Ложь. Очередная Ложь. Он так мыслил, до того момента, когда не услышал о том, что воины Кор'Крона по приказу Вождя Тралла будут Штурмовать Подгород для помощи Сильване.

* * *

Битвы Шли. Одна за другой. И все это — были лишь тренировками. Разминкой перед главным боем. Штурм Цитадели Ледяной Короны. Вот главная цель всей экспедиции. Свергнуть Короля-Лича и уничтожить его слуг. К этому моменту готовились все, включая Рыцарей Черного Клинка и Серебряного Авангарда, создавшие «Пепельный Союз». Единая Армия, собравшая под свои знамена не только солдат, но и лучших кузнецов своего времени. Идти против Короля-Лича с оружием из обычной стали было не сильно умно поэтому те создавали оружие для всех солдат Авангарда и Черного Клинка. Один из знакомых Сабуро специально для нескольких воинов Кор'Крона создал клинки и топоры, вместе с этим, поделился с Мастером Клинка — знанием об обработке и работе с Саронитом. Рыцари Серебреного Авангарда смогли нанести на них чары, которые помогали гораздо эффективнее сражаться против рыцарей из Рассадника Страданий и нежити в глубине Цитадели Ледяной Короны.


— Итак, Сабуро, ты в Цитадели Ледяной Короны. Крепости своего врага. Запах гнили и чувство хлада так и витает в воздухе. Знаешь, Генералы Плети дрались бы куда лучше, если они сами знали, что заслуживали «праведной» смерти, вот только в чем же дело? Они с радостью и наслаждением смотрели на то, как чума делает свое дело, как гибли люди и даже собственная нежить… как сама кожа сползала с костей. Даже не подумай, я не буду говорить, что они заслужили пощады. Они знали, что происходит это все по Его воле. Пока ты убиваешь Его рабов, он уже понял: ты станешь еще таким же… кого и убивал. Но у Авангарда есть прекрасная возможность изменить ход событий. Я живу столько же, сколько и ты. И я всегда рад таким интересным моментам.


Лучшие силы со всего Азерота были брошены на первый и последний штурм твердыни Короля-Лича. Кто только не встал на защиту этого бренного мира: Орден Черного Клинка, Серебряный Авангард, Седьмой Легион, Элитные Отряды Кор'Крона. Среди одного из отрядов был и Сабуро, только не в своем обмундировании. Специально для некоторых элитных воинов — Рыцари Черного Клинка, вместе с кузнецами Пепельного Союза выковали необычные доспехи сделанных из титановой стали, или были металлические пластины сделанных из крови древнего бога. Делалось это потому что Рыцари Смерти Артаса или любой приспешник Ледяного Торона легко мог раздробить доспехи, а вот саронит — с ним бы возникло много проблем.

Мастер Клинка не вошел в группу чемпионов, которые будут помогать Верховному Лорду и Владельцу Испепелителя сражаться против Артаса, так как ему, и его отряду, было поручено не дать нежити и рыцарям Рассадника Страданий — напасть на этих самых «чемпионов». Вместе с этим, они должны были отрезать несколько коридоров Цитадели, дабы никто не смог прийти на подмогу.

Пока шли бои у подножья с Лордом Ребрадом, а около Цитадели парил «Молот Оргрима» разбираясь с ледяными змеями и горгульями, Отряд Кор'Крон стал проходить с другого фланга прямо вовнутрь. Шаманы, воины, даже несколько рыцарей смерти — вот каким был отряд Сабуро. Они шли вперед, убивая культистов, поганищ и аберраций на своем пути, попутно отрезая коридоры Цитадели — не давая врагам прийти на помощь. Битвы были не из простых, ведь в них приходилось брать победу не только силой, но и хитростью.

Медленно, численность отряда, в котором находился Мастер Клинка — таяла, а Плеть не собиралась убывать. К этому моменту, Чемпионы Серебряного Авангарда уже штурмовали главные этажи Цитадели. Один из Рыцарей Смерти сказал, что стоит прорываться дальше, ибо если они продолжат стоять на одном месте, то это будет концом. Эта идея не нравилась Сабуро, но другого выбора так такого не было, и поэтому пришлось прорываться с боем дальше. Прислужники Темного Принца несколько раз ранили Мастера Клинка, но не столь сильно, чтобы остановиться и умирать. Живой орк шел, практически, на ровне с Рыцарями Черного Клинка, не оставляя в живых ни одного поданного Артаса. Многие из еще живых Кор'Кронцев нервничали, но скрывали свои тревоги на солдат тьмы, и Отряд заметно смог подняться на предварительно взорвав лифты, ведущие наверх.

Вдруг, за спинами отряда возникли врата смерти из которых вышли Рыцари Черного Клинка, что помогли прорвать еще одну оборону слуг Артаса, очистив еще один этаж Ледяной Цитадели полностью. Последний Рыцарь, который вышел из портала, подошел к Сабуро, как к главе отряда, объявляя, что они прекрасно сделали свою работу и о том, что Король-Лич сгинул, но на его место пришел новый. О последней своей фразе он попросил умолчать другим, дабы знать эту информацию знать необязательно другим, но те, кто шли сюда — должны были узнать об исходе главного сражения. Мастер Клинка лишь кивнул, а затем скомандовал оставшимся живым — пройти через врата смерти прямиком к подножью Цитадели.


— Ты неплохо наследил в Цитадели, как и Рыцари Смерти, Сабуро. Теперь ты должен понимать, что этот Штурм и… Странный союз, может рано или и поздно аукнуться. Хотя, может тебе уже все равно плевать?


* * *

В Оргриммаре. Они были больше символическими, но некоторые все же удивляли. Было разрешено оставить доспехи, которые воины носили для осады Цитадели, также были выданы медали за отвагу, доблесть и проявленную инициативу, когда некоторые командиры — были убиты. Сабуро стоял гордо и смотрел на тех, кто пришел сюда, дабы поздравить вернувшихся с Ледяной Короны, среди них была и Дахака, державшая в руках еще один подарок. Когда церемония кончилась, то Сабуро развернул подарок завернутый в кожу кабана. Из себя он представлял кинжал из стали, выкованный не мастером, но учеником кузнеца. Тот сразу прознал, чья рука держала молот и била им по наковальне.

– Спасибо. – Невольно вымолвил Мастер Клинка повесив его на стенку, где висели его трофеи. – Но тебе стоит поработать еще над ковкой.

Дахака лишь усмехнулась, но согласилась. Перевязанный Сабуро и его приемная дочь не отмечали с остальными победу над Королем-Личем в таверне или на улице. Все было скромно. В своей хате, попивая пиво, в прикуску с кабаном, делясь историями друг с другом.


– Я не говорил, что обожаю смотреть на то, как истории искажаются, переходя из одних уст в другие уста? Один сказал что-то не то, другой выбрал неверное слово, кто-то вообще забыл половину. Так и с тобой. Ты дрался рядом с Рыцарями Смерти. Одни скажут, что ты их слуга и следует тебя убить. Другие – что ты герой с тяжелым прошлым, и Рыцари тебя уже завербовали. Но ведь тебе плевать на слова других? Ты всегда будешь помнить истину. Свою истину.


Глава Пятая «Зов»

Сабуро тренировал Дахаку на Аллее Чести, около манекена, который местами был отделан кожей, специально по просьбе Мастера. Девчонка крепко держалась за клинок, делая пируэты, вольты, вместе с колющими и размашистыми ударами. Изредка Сабуро поправлял свою ученицу: то стойка была кривой, то сначала идет этот прием, а уже этот, клинок нужно держать не так. В итоге тренировка кончилась в пользу орчихи, ведь та смогла пробить как дерево, так и кожу. Но вдруг Сабуро замечает орка, быстро бежавшего в их сторону, чуть ли не запыхаясь. Он косо посмотрел на ученицу и мотнул головой в сторону, мол показывая, чтобы та оставила их. Как только орк прибежал, то Мастер дал ему отдышаться и сделать пару глотков из своей фляги.

– Что случилось? – Произнес Мастер

– В-вас… хотят видеть, Мастер Сабуро...– С отдышкой проговорил молодой орк, продолжая переводить дыхание

– Кто?

– Ш-шмана. Гор'ман

Это имя Мастер Клинка знал хорошо. Это один старый шаман, который помогал Сабуро вернуть связь со стихиями и предками, но все было напрасно, хотя оба не сдавались и продолжали хотя бы сдвинуться с места. Сабуро похлопал молодого орка по плечу, после чего посмотрел на Дахаку.

– Возвращайся домой, ко мне взывает шаман. – Басом произнес тот, забирая флягу у гонца обратно себе

– Хорошо, отец… – Закатив глаза проговорила Дахака убирая клинок в ножны

* * *

– Я прибыл по твоему зову, о, Мудрейший – Полушепотом произнес Сабуро, сев на колени перед старым шаманом.

Шаман же никак не отреагировал, лишь прокашлился и трясущейся рукой потянулся к каким-то травам.

– Т-ты… — стал тяжело проговаривать шаман сидя в празрачном дыму, смотря на вошедшего Мастера Клинка – Являлся ко мне… Левиафан, в облике потерянного орка....– Вновь прокашлился старик, немного надкусив траву – Сабуро, Сын Джу-Тоса. Из Клана Пылающего Клинка. Я… слыш-ш-шу их ст-т-тон… Помоги им...

– Кому помочь, Шаман? – Немного нахмурился тот, пытаясь будто понять кто такие «они» и как он может им помочь.

– Д-духи...

Сабуро сжал руку в кулак, но сразу разжал. На лице ничего не виделось, ибо свои эмоции он прятал за маской уверенности и спокойствие, но на самом деле, глубоко в душе, было дикое удивление, ничем не сравнимое. Орк смотрел на шамана не отрывая взгляда, ожидая, когда все же тот продолжит

– С-с… Сумеречный М-молот… З-защити Мировое Древо… к-к… как тогда. П-помоги. Ступай...

Выходец из Пылающего Клинка поклонился и вышел из дома Гор'мана. Его захлестывали многие чувства — отчаяние и уверенность. Он боялся, что стихиям будет этого мало, и что защита не вернет ему их благосклонность, но был уверен в том, что если он не поможет, то хотя бы умрет с честью.

Мастер Клинка зашел в собственную хату, сразу принялся собирать все необходимое в дорогу. Дахака смотрела на это, не сразу предприняла попытку что-то сказать, но все же проснулся интерес.

– Куда ты?

– На Хиджал. – Начал Рыжеволосый – Один.

– Почему один? Я тоже могу пригодиться там. – Дахака подошла по ближе, но, к тому моменту, Мастер Клинка уже собрал все необходимое, включая подаренного ей ножа

– Ты пригодишься на других фронтах, но Хиджал это мое дело. Тем более, слышал, что Гаррош желает направить свои силы в Сумеречное Нагорье. Постарайся не умереть. Хорошо? – Сабуро усмехнулся, и уже направлялся к выходу, как вдруг Дахака обняла старого солдата.

– Желаю тебе того-же, отец...

* * *

Зайдя в ненавистный портал, Мастер оказался прямо под корнями мирового древа, которое он когда защищал от демонов, но на сей раз ему придется это сделать вновь, только от слуг Древних Богов. Все вокруг занимались своими делами. Кто-то лечил больных, раненых; кто-то занимался обмундированием; остальные готовили своих животных к бою. Орк заметил, что одна из эльфиек пыталась поднять тяжелый мешок, но удавалось ей это с трудом. Мастер Клинка подошел по-ближе и без лишних слов схватил мешок рукой и вскинул его на плечо, чутька убылнувсь эльфийке и кратко кивнул. Та неожидала подбоного со стороны Орка и была малость встревожена.

– Куда нести? – Басистым голосом проговорил оный

– Э-м… Н-у… За мной. – неуверенно проговорила эльфийка одетая в бело одеяние – Спасибо, наверное...

– Не за что. Все мы здесь занимаемся общим делом. Мое имя Сабуро.

– Нориэль. Я Жрица, прибыла из Дарнаса с наставницей помогать защищать Мировое Древо...

Орк и Эльфийка проходили мимо многих защитников, среди которых Мастер Клинка замечал и знакомых. Вместе они штурмовали Цитадель Ледяной Короны, а с некоторыми отправлялись в Запределье. Они не обменивались долгими приветствиями, лишь улыбками и кивками. На долгие рукопожатия и разговоры — не было времени. Двое подошли к дому, около которого Сабуро сбросил мешок, как велела Нориэль.

– Спасибо, Сабуро… Еще раз. Я буду должна.

– Ничего ты не должна, Нориэль. – Орк кивнул, а после перевел взор в сторону, указывая при этом пальцем на солдат, раненых, около которых крутилась еще одна Жрица – А вот им… ты должна помочь.

– Да… точно! – Та побежала сломя голову на помощь своей знакомой

* * *

Сабуро стоял на дороге, смотря вперёд задумчивый взглядом. Шаманов не было рядом, а уже скоро выдвигаться на защиту Волчьей Тропы. Он задумался над грядущей битвой и тем, что встанет у него на пути. Не первые часы тот замечал, как с Волчьей тропы возвращались раненые защитники. Где-то в стороне готовился ещё один отряд состоящий из друидов, часовых и обыкновенных солдат. Жрицы Элуны подходили к каждому из бесстрашных воинов даруя им благословение своей богини, так как это ценилось в их культуре. Среди них была одна молодая, по эльфским меркам, Жрицы, с которой Сабуро познакомился днем ранее, когда только прибыл сюда. Нориэль.

Орк подошёл по ближе и почувствовал на себе несколько высокомерных эльфийских взглядов со стороны обычных воинов и часовых. Нориэль только краем глаза заметила зеленокожего гиганта и мило улыбнулась, а Мастер Клинка учтиво поклонился.

– Что-то хотел, Сабуро? – произнесла та своим нежным бархатным голосочкомОрк несколько секунд коллебался, но все же кивнул, убрав руку с эфеса своего тесака.

– Я бы хотел, чтобы ты и меня благословила перед битвой

За спиной Жрицы Элуны один из эльфских воинов вышел из строя вынув при этом их ножен свое оружие. Оскалившись этот «храбрый» воин подошёл почти в плотную к Сабуро выражая свое негодование.

– Ты не достоин получить благословение Богини, животное. Прочь с глаз долгой Жрицы, иначе...! – Эльф уже хотел замахнуться, как его остановила вторая Жрица, более опытная и старше Нориэль, по совместительству являющаяся её наставницей

– Вернись в строй, воин. – голос был грубым, командирским, будто уже не первый раз ставит на место таких выскочек на место. Она посмотрела на орка. Во взгляде не чувствовалось высокомерие, нет, даже некое сострадание – Нориэль, не стой, этим храбрым воинам скоро предстоит битва.

Молодая Жрица кивнула и посмотрела на орка. Сабуро встал на колени и склонил голову. Нориэль стала что-то произносить на своём языке. Орка окружила маленькая, еле видимая для обычных глаз дымка, даже серебряное сияние. Тот эльф, высказавший свое недовольство нахмурился и недовольно сплюнул на землю.

* * *

Отряд состоящий из Тауренов, эльфов и нескольких орков, с Сабуро смотрел, как ещё один отряд пал под натиском сумеречных культистов. Слуги древних богов направились дальше, дабы прорваться к мировому древу. Командир отряда обсуждал план, как можно сдержать культистов, но их было слишком много, а для того, чтобы прибыло подкрепление, нужно больше времени. Сабуро не обращал внимание на разговоры, ибо они тратили, итак, драгоценное время. Тот нашёл щит, не слишком большой, но нормальный, достаточно хороший, чтобы можно укрыться за ним. Затем направился в сторону подходящих культистов. Один из эльфов попытался остановить орка, но Мастер Клинка лишь отдернул его руку и пошёл дальше.

– Этот зеленокожий в конец обезумил? – Проговорил лидер отряда переводя свой взор на Сабуро.

Культисты остановились и пустили вперёд своих заклинателей, сразу отправившие в сторону Орка пару тёмных сгустков магии. Быстро среагировав, мастер спрятался за щит, а затем ускорил шаг перерастающий в бег.

Заклинатели напряглись и отправили в нападающего темные стрелы, но орк вновь укрылся за щитом, а после вовсе его бросил на землю. Культисты не могли быстро среагировать, как Сабуро уже был рядом с ними. Одному Заклинателю он врезал костяшками пальцев по морде и сразу прикрылся им, закрывшись тем самым от тёмных стрел. Орк вынул из ножен тесак и совершил вольт, после чего полоснул клинком культиста. Второй не слог среагировать, как его кишки уже находились снаружи тела, за третьим Сабуро укрылся от магии и ударов культистов.

Вдруг на противников нападают саблезубы и эльфы, вместе Тауренами. Объеденное маленькое войско заставило противника податься в отступление, но и те, кто пытались отступить, жили недолго, так как умирали от своего командира. Сабуро нашёл у одного из трупов копье, а затем стал прорваться сквозь открытые отряды врага, пока его слепой взгляд встретился со взглядом человека, Командиром этого войска. Но не успел последний должным образом среагировать, как его насквозь пронзает копье отправленное Сабуро.

Командир пал, медленно истекая кровью. Он уже хотел вынуть копье, но Мастер Клинка помешал тому это сделать, хотя и сделал одолжение — став проворачивать копье вокруг.

– Ч-час… Сумерек… близко...– Последнее, что успел сказать человек, после чего издал последний свой вздох.

– Час Сумерек подождет....

* * *

Время шло. Сабуро всеми силами помогал отбивать атаки Сумеречного Молота. Мастер Клинка на сей раз не пытался идти в бой, как это делал всегда, а наоборот. Он помогал раненым, защищал шаманов, друидов, дабы те смогли исцелять на поле боя. Здесь он не слышал шепота за своей спиной, он чувствовал уважение со стороны окружающих и посему уважал и их. Наконец-то, основные силы добрались до Крепости Рагнароса, которая ввела в план его элементального величия. Выжженные пустоши по хуже тех, которые он видел на просторах Адского Пламени. Но это лишь по рассказам, так как Мастер Клинка… Страшился. Сабуро боялся привлечь на свою голову гнев элементалей, тем более — его помощь нужна была здесь, нежели там.

Когда все кончилось, то к нему ночью пришел шаман из народа Дворфов. Сабуро удивился такому приходу, но все-же последовал за ним, в самую отдаленную часть Хиджальской Горы. Он увидел рунные камни и тотемы наполненные силой стихий. Сабуро встал на колени и стал проговаривать заклятье на Калимаге, взывая к стихиям. Вдруг. Перед Мастером Клинка предстали представители всех четырех стихий. Вода, земля, огонь и воздух. Они сказали, что Сабуро поступал умно и сдержанно. В ту ночь, стихии благословили его и вернулись к старому солдату. Все они ушли, кроме одного элементаля. Элементаля Огня. Он даровал Сабуро больше чем обычную благосклонность. Дух даровал Мастеру Клинка «дар» и «проклятье». В пламени он может узреть будущее, настоящее и прошедшее, но только увидит он это все в «тумане», в образах.

Глава Шестая «Дух Мщения»

Шло время. Сабуро обучал свою приемную дочь, которая стала делать очередные успехи, но не сильно показывал и высказывал её это, дабы она не стала возвышать себя над другими воинами. Хотя она это и заслужила. К этому моменту прогремела еще одна экспедиция в Пандарию. На протяжении всего нахождения в Пандарии орк познавал их культуру и быт, изучая их язык, при этом делясь знанием орочьего и всеобщего. Делал он это ради укрепление союза такой миролюбивого народа, как Пандарены с воинствующей Ордой Гарроша, которая, казалась Мастеру, стала переходить все дозволенные границы. Как только тот думал, что Вождь переступил черту, так Гаррош находит еще одну. Примерно в это же время на него пытались совершить покушение орки, верно служащие Палачу Гарроша Малкорок, но не смогли.


– Гаррош Адский Крик. Сын Громмаша. Он весьма амбициозен, но Гаррош действительно верит, что Орда должна избавиться от таких, как мы. Знаешь, наверное, в глубине своей испорченной Круговертью Пустотой душе, он был бы доволен, если бы Вол'Джин оказался на шпиле Оргриммара. А может, и ты тоже.


Находясь в одном из Лагерей Орды, Сабуро закрылся в своем шатре в центре которого распогалось маленькая чаша, где бушевало пламя. Уже не первый раз, но и не в последний Мастер Клинка прибегает к своему дару Провидца. В пламени он может узреть многое, но сейчас его интересовало лишь будущее Орды, а также свое в частности. Возвав к огню и проговоря ритуал — Пламя перестало быть красным. Оно стало жарче во много раз, от чего цвет переменился на синий. Ярко-синий. Повалил дымок, где Сабуро не четко, но лицезрел картину происходящего. Мастер Клинка увидел, как слепые волки идут по душу старого кабана. Вдруг, в палатку зашел гвардеец Кор'Крона, и пламя погасло полностью. Он передал, что Вождь желает видеть Сабуро в ближайшие дни в Оргриммаре. Странный приказ, но орк исполнит его. Пока не настанет тот час, который был предначертан.


– Итак, ты вновь в разгаре войны. В сердце столицы, которую своими руками выстроил. Это «Цитадель» куда краше той, что ты штурмовал пару лет назад. Что, неужто на тебя нахлынули воспоминания? Тут тебе уже никто не поможет. Ты видел много. Страдания, разруху, мучения. Но дорогой мой Мастер Клинка, шевельнул бы ты хотя бы своим пальцем, если бы… Твоей дочурке грозила гибель?


* * *

Сабуро сидел в центре своего дома, держа на коленях тесак. Обычно, орк не вынимает клинок, если не должна пролиться кровь. Глубокий вдох и выдох, а затем, послышались шаги. Кто-то бежал в сторону дома — в латах. Вот и те самые слепые волки. Мастер Клинка не хочет причинять вред солдатам Кор'Крона, но те — должны были привести его в особое место, дабы ослепить его. Видимо, по приказу Гарроша или его личного палача. Неважно. Эти двое, и не только, подняли руку на кое-что более ценное для народа орков, чем на зрение мастера и убийство своих же братьев. Они подняли руку на стихии и обычаи, прививавшиеся молодняку с самого рождения. В Оргриммаре стихии не помогут Сабуро, а значит — придется действовать самостоятельно.

Настал час расплаты!

Двери дома были выбиты и Кор'Кронцы обнажили свои клинки. Видимо, им сказали, что он не нужен живым. Занимательно. Как только один из них подошел поближе, то сразу же лишился руки, а затем и жизни. Второй подбежал, парировал удар Мастера Клинка, но получил кинжал в глаз. Остальные погибли также быстро, как и вошли сюда. Весь пол и шкура были запятнаты кровью.

* * *

– Где Дахака? – В голосе Мастера слышались нотки беспокойства и тревоги, но лицо все так и оставалось хмурым

– Её, и многих других, хотят казнить, но врата к ним закрыты. Мне жа...– Орк не успел ничего договорить, как Сабуро сорвался с места и слово ветер побежал прочь, прямо к железным вратам, что шли в Аллею Чести.

Сабуро тяжело дышал, легко уворачивался и поражал противников встречающихся ему на пути. Пройти через массивные ворота не было возможным, но пройти над ними — вполне. Слепым Взглядом Мастер Клинка стал просчитывать себе быстрый путь подъема на самый верх стены. Прыжок на шипы, второй, третий. Ухватился за уступы, еще прыжок. Старый Солдат не знал преград.


– Беги Сабуро, ты ведь слышишь как ревёт толпа? Давай еще немного. Стены Оргриммара доведут тебя до порога. – Произносил голос раздающийся эхом в голове Мастера.


Взобравшись на самый верх он подошел к другому краю. Внизу была большая толпа мирных жителей окружившая солдат Кор'Крона державших в цепях пленников. Один из тех, кто объявлял приговор казни — был другом Сабуро, от чего ситуация только и нагнеталась. Слюнув, он ринулся дальше. Заметив уступы и шипы, Мастер Клинка прыгал на них, дабы спуститься как можно скорее.


– Вон она площадь смерти, толпа рычит новой жертве. Попробуй… Остановить дело Адской Круговерти.


Сабуро закрыл глаза, став взывать к Духам, но не внемли к его словам. Гаррош приказал Темным Шаманам изничтожить всех Духов Стихий вокруг Оргриммара, дабы никакой шаман не смог в должной мере помочь в Осаде. Отчаяние. Мастер Клинка был поглащен отчаянием, сердце билось быстро, а белые глазницы уставились на площадь, где подходила очередь орчихи в черном балахоне. Орк с грацией птицы спрыгнул сначало на один уступ, затем на другой, пока его ноги не достигли багровой земли. Не теряя ни секунды тот побежал. Сердце билось быстро, будто уже готово выпрыгнуть из груди. Возможно, впервые Мастер ощущал такие невыносимые эмоции страха и отчаяния.

Прорываясь через толпу сородичей и других жителей Оргриммара, Мастер Клинка взмахнул клинком, атакуя Кор'Кронцев, что защищали палача от народу. Еще один взмах, и конечности одного полетели в толпу. Второй взмах, и благородный орк был лишен жизни. Палач не успел среагировать, как в его тело вонзился тесак, проходящий практически на сквозь.

Сабуро подошел по ближе к орчихе, сидевшая и ожидавшая казни. Скинув с неё плащ, Мастер заметил… Эта была не его дочь. Став с ужасом осматривать трупы убитых, тот нашел её. Изуродованную. Все тело было в крови, а на лице множество ожогов, вырванные клыки. Душа Мастера рвалась на части. Боль окутала его. Отчаяние. Все чувства перемешались. От такой боли орк издал пронзительный вой, что привлек на Аллею еще больше солдат Кор'Крона, на которых уже напали даже мирные жители.


– Не знаю, как ты, Сабуро, но я от души повеселился. Сражения, Кровь, тайны, убийство убийц, служба Вождю, Смерть Дочери, пускай и приемной. Ты здесь — как дух мщения за всех павших в этой очередной бойне. Этот город сам себя убивает. Вождь, Темные Шаманы, Убийство и запугивания жителей, лжецы. Новая Орда давно не новая, а скорее прогнившая, и нужен лишь был толчек, который бы подтолкнул её к закату. Теперь ты уйдешь? Уплывешь за горизонт. Вот же интересно. Скажи мне, ты будешь гоняться за убийцами, или просто попытаешься убежать, как крыса с тонущего корабля?


* * *

Сабуро рвал и метал. Он прорывался через дороги Оргриммара, вместе с парой солдат, которые только и поспевали за Мастером. На его пути встречались не только обычные приверженцы Адского Крика, но и ослепленные Мастера Клинка. С ними он сражался в одиночку, получая сильные и глубокие ранения, но даже они не останавливали его. Никто на его пути не выживал, особенно темные шаманы, решившие, что подчинить стихии это куда эффективнее, чем взывать к ним. Как только очередная дорога была очищена, то Сабуро пал на землю истощенным грузом. Воины успели оттащить его в один из домов и излечить его раны. Прорычал рог. Победа. Гаррош пал. Но, к сожалению, Сабуро не помнил, как это было. Тогда он приходил в себя, восстанавливая свои силы в лазарете.


— Мастера Клинка… Ты убил величайших Фехтовальщиков своего времени. Скажи, ты это сделал из-за своей любви к почившей неродной дочери, Дахаке? Или над тобой вновь поднялись первобытные инстинкты желания быть первым? Надеюсь, ты знаешь, зачем ты это сделал.


Дом Сабуро быстро опустел. На каменном полу больше не лежало шкур. Не было столов, стульев, даже гамака, на котором Мастер спал, но после отдавший его дочери. Стены также опустели, ни одного трофея больше не было, как и самого Сабуро. Стоя у входа он оглядывал пустое помещение с ненавистью и скорбью, отчаянием и болью. На спине висел рюкзак, в который были собраны запасы на пару дней и карта, компас.

Мастер Клинка медленно шагал к массивным вратам Оргриммара, шпили которого окрасились в кровавые оттенки. Смотря по сторонам, тот не раз замечал, как жители оплакивают и пьют за тех, кого больше нет на этом свете. Прогремела еще одна война, но для Сабуро — эта была обычная бойня. Стражники смотрели вслед уходящему Мастеру, но не шептались, или говорили «Несущий Гибель», нет. Они видели, что Осада Оргриммара сломала даже стойких.

Глава Восьмая «Легион вернулся в бой»

Когда кончилась осада Оргриммара, и когда все более и менее утихло, то никто долгое время не мог видеть Сабуро. Вход в свою хату он закрыл, начертив при этом несколько орочих рун на входе, обозначавшие что-то вроде «нет входа». Никто не мог понять, почему Мастер Клинка ушел, и жив ли он по сей день. Причин, могло оказаться несколько. Потеря дочери, сломленность, или он решил поступить, как большинство мастеров клинка — уйти в странствия

На самом деле, Орк ушел в паломничество по всем священным местам стихий, и своего народа. Там, он хотел найти успокоение и, наконец-то, принять смерть неродной дочери. Со времен Открытия Темного Портала Сабуро не ощущал такой привязанности и теплоты на душе, как с Дахакой. Долгое время орк не понимал, почему он решил все же взять её в ученики, тем более такую тощую и слабую. Возможно, он увидел её дикий нрав к учению и боям, который был присущь ему самому когда-то давно.

Время шло. Орк странствовал, встречал на своем пути многих, как противников, так и таких же странников, как и он. В основном это были пандарены, хмелевары, ищущие новые ингредиенты для своего «пойла». Мастер Клинка изредка подсказывал дорогу, да и составлял компанию, если тем было по пути. Так же встречались и необычные странники, вернее, просто заблудившиеся союзники, которым нужна была помощь. Взамен те платили золотом, но Сабуро изредка просил нечто более ценное, чем кусок золота или серебра. Знание. Одним таким знанием оказалась способ обработки и переплавки Элементия и Зачарованного Элементия. Такое знание он смог получить от гоблина, попавшего в беду в Фераласе, а платить нечем. Были и противники, часто представляющие собой обозленных людей, ночных эльфов, наг и прочих бестий, желавших отведать орчатину.

Паломничество не затягивалось, и не быстро шло. С каждым пройденным шагом Мастеру становилось немного лучше, но Кошмары о смерти дочери преследовали, и преследуют, по сей день. Также, тот захаживал к наставникам разных народов, чьим главным оружием был — меч. Сабуро решил, что неплохо было бы улучшить свой талант владение клинком, изменив приемы, стойки, и само ведения боя.

Когда же Мастер Клинка обошел чуть ли не все материки, то решил вернуться в Оргриммар, домой. Какого же было его удивление, когда вместо багровых склонов Дуротара и разлива Строптивой, он увидел зеленое небо, и разрывы аналогично цвета из которых вышли демоны.

Еще одна битва. Время на отдых прошло.


Эпилог

Орк очутился на островке, с которого было видно массивное, даже величественное древо, оплетавшее этот «мир» своими корнями. Сабуро взирал на него, пытаясь найти его верхушку, но древо было слишком высокое и огромное, чтобы увидеть его конец. Остров, на котором и находился Мастер Клинка из себя ничего необычного же не представлял. В центре него был пруд, и камень. На нем, магическим образом, появился тот самый старый орк, что показывал выходцу из пылающего клинка все это.

– Необычно, не правда ли? – Раздался голос эхом в ушах Сабуро

– Да… – Орк сплюнул и косо взглянул на того, кто сидел на камне, не став подходить близко. – Ты дух-наставник, верно?

– Я знал, что до тебя дойдет. И да, и нет. – Отрезал старик, телепортировавшись к Мастеру Клинка почти вплотную – Я это часть тебя, но знаешь, что на самом деле я? В реальном мире ты просто выпил отвар. Старый, но проверенный, дабы заглянуть вглубь себя. Так вот твой мир. Старый и почти разрушенный временем. – Размахивал руками тот, показывая на мир состоящих из множеств островков

– Отвар… Но почему я не помню?

– Потому что это сон. Глубокий сон. Видение, называй как твоей старой душе угодно.

– Вот оно что...

– Старый Друг. Надеюсь, ты еще заглянешь ко мне. Ведь нечасто… орки желают встретиться лицом к лицу с самим собой. Услышать со стороны от самих себя… критику. Свою критику.

Мастер Клинка хмуро посмотрел на старого орка. Тот подошел к краю, став засматриваться на мир. Пустоту, окружающих его. Медленно, темные дымки стали рассеиваться, а острова стали притягиваться друг к дургу, словно по щелчку пальцев. Скрепился один, второй, тертий остров. Маленькие камешки, так же присоединялись к новообразованному острову. Он стал походить больше на Землю Ветров, родную Мастеру Клинка, только вот не было ветра, один лишь шепот ручейков протекавших издали прямо в центр.

– Считай нашу встречу Даром. Как использовать этот Дар — решать тебе, не мне. Не кому либо другому. Теперь, мне остается только вернуть тебя обратно, но знай. Просто к слову. Я с большим буду интересом наблюдать за тобой...

Вердикт:
Ожидает рассмотрения
Уровни выданы:
Не положено
14:27
18:41
104
Нет комментариев. Ваш будет первым!