Игровое имя:
Иссель

P.s. Есть пара хэдканонов, которые вписала в квенту. Например, по поводу ритуала кремации ВЭ. Приятного прочтения!


ВМЕСТО ПРОЛОГА

Исси, Иссель, Госпожа Рассветный Ветер, Клинок Крови, Ордынская Потаскуха. Все эти слова можно было сказать о ней. Женщина усмехается, закрывая глаза. Много лиц, много масок ей пришлось поменять за все это время. Три столетия за ее спиной не принесли ничего, кроме странной актерской игры, что была похожа на театр одного актера. От колыбели до могилы. И после нее.

Никогда не забывай, ничего не прощай.

Любая слабина окажется лишь кинжалом в твой груди от кого не ожидаешь.
Она стала у камина, не моргавши наблюдая за тем как в нем горит в нем костер. Поленья тихо скрипели, пока их медленно пожирало пламя. Медлительно и равномерно, озаряя каменные своды Син’Данила теплым тусклым светом.


Часть первая. Исси

Скрип натертого до блеска мраморного пола заставлял девочку скривить свой слегка вздёрнутый нос. Раздражающий звук, который буквально кричал ей на ухо о всей той чопорности, что ее окружала. А пряный запах хвои и цитрусов въедался девчонке в разум вместе с писклявым голосом ее наставницы. Аэрни Рассветный Феникс была старой знакомой отца. Если можно было назвать их отношения лишь только знакомством. Каждая собака в Луносвете давно пронюхала все: кем и чем они друг другу являются. Не могла простая эльфийка из переулка Душегубов так просто и легко выйти в свет. Сначала дорогие одеяния и подарки, потом работа и в конце концов не последняя должность при дворе дома Рассветого Ветра.

— Хм… — глаза наставницы отдавали тусклым фиолетовым светом, который делал женщину более отстранённой и далекой от девочки. Ее тень буквально заслоняла юную Иссель от солнца, заставляя чувствовать себя меньше, чем она есть, — Хорошо, а теперь скажи мне… Сколько есть школ тайной магии и их особенности. Быстро и без мямлянья.

Методичный звук хлопка указки о ладонь Аэрни заставили Иссель встрепыхнуться. Раз, два, три. Наставница ходила по кругу, ожидая ответа от ребенка. Удары о кожу и цокот каблуков сформировали одну какофонию, что заполоняла разум Исси. Девочка лишь смогла открыла рот, пытаясь что-то сказать, но вместо звуков… Была одна лишь тишина. Девочка всхлипнула, ладонями сжимая край своего алого шелкового платья. На костяшках было видно кровавые потеки от ударов указки, а пальцы побелели от той силы, с которой она сжала ткань. Глаза учительницы вмиг запылали яростью, а резкий звук хлопка казалось, что было слышно по всему каменному залу.

Раздался тихий всхлип.

— Дрянная девчонка. Ты должна понимать, кем ты будешь! Чей род ты будешь позорить! – голос гувернантки звучал так же резко и неприятно, как будто бы кто-то невидимый взял камень и провел им по стеклу. Столь тягуче и отвратно, что зубы сжимались в крепкую хватку.

Отворилась дверь в комнату и в зал зашел высокий статный эльф, посматривая на сложившуюся картину. На его лице не раздалось ни одной эмоции, и он неспешным размеренным шагом подошел к Иссель.

— Аэрни, — его речь была столь же без эмоциональна, как и его внешний вид, — Все так же ужасно?

Кель’дорай кивнула головой, подойдя к широкому панорамному окну. Звук каблуков с пением канареек на улице вырисовывал из себя своеобразную по-своему печальную мелодию.

— Ужасная наследница, Харел. Кровь не водица, мой дорогой друг. Сам знал, с кем связываешь свою жизнь. Она для тебя не пара, — Рассветный Феникс никогда не лезла за словом в карман, да и говорить что-то лестное об Иссель, как и ее матери она не желала. Долгая история внутренних взаимоотношений между семьями мало интересовало девочку, но особенная неприязнь в сторону жены Харела не была для нее секретом

Разговор взрослых на те темы, что ее не интересовали, она пропускала мимо ушей и пристально смотрела в окно. Все равно она услышит лишь грязь и гнев в ее сторону. А на ветке садового дерева сидели два птенца, что широко открывали рот и ожидали кормления от мамы. Девочка нахмурилась, помрачнев еще сильнее.

Мама… Она не видела ее с пару дней, когда лекари ее забрали в нижние покои. Тяжелые роды, говорили они. Отец ждал их с нетерпением. После двух дочерей должен был родится сын. Определенно. Не отдавать же бразды правления нерадивой старшей дочке, что путает даже буквы в алфавите?

Девочка, погрузившись в свои мысли, тихо ускользнула из зала, пока отец продолжал свое обсуждение с Аэрни. Никому уже не было секретом, что у них был роман, да и они сильно не скрывались. А смотреть на это девчонке не хотелось. Тихо спустившись по лестнице вниз, она пыталась проскользнуть в самую темную часть поместья. Ее отсутствие на уроке лишь порадует взрослых, а сама девочка увидится с мамой. Подходя к покоям, она услышала протяжный женский стон и крик младенца. Она была как раз вовремя. Ее шаг ускорился, а из губ само собой вырвалось «Мама».

— Девочка, — раздался голос лекаря, который мирным шагом выходил из покоев матери. И это слово явно не относилось к Иссель. У нее родилась очередная сестра. И тяжелый груз наследства все еще висел на ее плечах.

Часть вторая. Иссель

Салюты лишь мешали сосредоточиться. Скрип пера о пергамент и запах старой бумаги успокаивал Иссель. Завтра она станет совершенно другой эльфийкой. Ее ждет новое начало.

Запах жженой плоти после похорон отца все еще стоя в ноздрях девушки, но ей казалось, что это лучший аромат. Проблема была решена и решена ее руками. Харел никогда не видел в ней достойного наследника и пусть это не верование уйдет с ним вместе в могилу. Он ошибался. Она была хитрее и умнее его. Не зря, что пеплом над заливом развивается именно отец.

Иссель громко засмеялась, выходя на балкон. Ей не хотелось держать напущенную скорбь на своем лице. Все в семье в этот день вздохнули с облегчением. Насколько надо было быть наивным, чтобы выпить бокал того вина? Не проверив его, ничего не сделав. Не смотря на всю ту паранойю, что пришла ему со старостью он сделал свою последнюю ошибку.

Завтра главой дома станет она. Леди Иссель Рассветный Ветер. Всего пятьдесят лет за ее спиной, а уже такой достижение. Звание чародея среди ордена Магистров делало ее достаточно неплохим вариантом для наследования в глазах других аристократов. К большому счастью Иссель, у отца так и не родилось отпрыска мужского пола, а из матери выбралась первой именно она. Женщина налила в бокал вино, наблюдая за огнями вечернего Луносвета. На душе никогда не было столь легко и понятно, что будет дальше.

— Сестра? — раздался тихий голос, после того как посреди комнаты появился силуэт юной девушки. Аэрадия никогда не любила недостаточно эффектные появления на публике. Даже тогда, когда это видело кроме нее буквально пару эльфов.

Иссель повернула свою голову и медленным шагом подошла к своей кровати. Она расплела свои длинные золотистые волосы, которые мелкими кудрями обрамляли ее лицо. Высшая эльфийка спокойно легла на спину, закрывая свои глаза.

— Да, родная? — голос Рассветного Ветра звучал достаточно расслабленно. Не было смысла скрывать своей радости от случившейся ситуации.

— Мама хотела передать тебе это, — Аэрадия плавным и грациозным движением положила рядом с сестрой вышитый золотыми нитями платок. После села рядом, посматривая за дальнейшими действиями.

Иссель повернувшись на спину принялась разворачивать кусок ажурной ткани. На самом платке было вышито пылающее сердце и каллиграфическая надпись: «Никогда не прощай, ничего не забывай.»

— Красивая фраза, — достаточно тихо проговорила девушка, рассматривая упакованный во все это гребень. Золото и изумрудами, что было искусно изготовлено в форме феникса. Иссель отложила все в сторону, задумавшись о завтрашнем дне.

— Ты будешь лучше отца, сестра, — сказала Аэрадия после минуты неловкого молчания, прежде чем удалится в портале вновь.

Завтра будет новый день. И он сулит большое начало.


Часть три. Леди Иссель Рассветный Ветер

Рано или поздно это должно было ее ждать. Возраст был достаточно солидный для подобного рода махинаций, но отказываться от подобного все же не стоило.

Замужество — это тот вопрос что стал ей костью в горле после восьмидесятого дня рождения. Как бы ей не хотелось сковывать себя какими-то путами брака, это не был вопрос личной приязни или любви. Это скорее политический шаг, который должен был принести ей лишь новое влияние и что самое главное — наследников для семьи.

Рассматривая разные кандидатуры, она натыкалась лишь на отказы. Даже наследники самый забытых Вечным Солнцем домов не хотели становится частью дома Иссель, что ее категорически не устраивало. Матрилинейность брака стояла на самом верху всей этой эпопеи. И даже горбатый уродец при нужной родословной мог бы сойти для такого дела. Хотя подобная возможность весьма огорчала женщину.

Но среди доброго десятка парней она нашла практически идеального для себя. Нельзя сказать, что этот мужчина как-то физически ее привлекал. Напротив — достаточно посредственная внешность, да и характер нечета ее. Слишком мягкий и не решительный, что и сыграло в этой истории ключевую роль.

Дом Шепота Зари мог стать мощным союзником во внутренней борьбе за власть. А сама Иссель, что к тому моменту пару лет была Магистром, сумела достаточно быстро уговорить родителей Келериана на брак. И через пару недель после помолвки была сыграна свадьба.

Достаточно пышная, ибо женщина не хотела пасть грязью в лицо — напускная роскошь хороший инструмент, если ты хочешь намылить кому-то глаза, чтобы закрыть истинное положение дел. А оно было достаточно плачевное, даже не смотря на все усилия эльфийки. Последние годы у «руля» отца все привели в такой упадок, что даже пара десятков лет чуткого руководства Иссель поменяли ситуацию лишь достаточно косвенно

— Госпожа, — раздался голос Келериана, что заметил свою жену среди зарослей терновника в саду. Та сидела на кресле под беседкой, попивая вино. То стало для нее страстью за последние пару лет, и даже ее… Достаточно нескромное положение не заставляло ее отказаться от привычки.

— Да-да, — она с напущенной радостью ответила эльфу, хотя, как никогда не хотела остаться в одиночестве. Последние месяцы беременности, как говорили простолюдины, на «сносях», делали Иссель еще более невыносимой в своих привычках, и она еле держала себя в руках, чтобы не сказать никакой грубости в сторону мужа.

— На следующей неделе у тебя встреча с командиром следопытов и он прислал тебе письмо. Не вскрывал, думаю, что ты сама разберешься, Солнце мое, — на стол у кресла аккуратно приземлился конверт, а Келериан удалился прочь. Он понимал, что свою жену лучше не злить. Даже такой вещью, как собственное присутствие.

Женщина, ничего не ответив на жест мужа, принялась читать содержимое письма… И последние строки пошли перед ее глазами мороком. Резкая боль внизу живота заставила воздух из ее легких выйти, а глаза заслезится. Наследница просит дорогу в этот мир


***

.Привычки, которые она ранее не понимала у своего отца, теперь стали ее…. Второй частью. Аккуратная резная трубка, заполненная зажжённой кровопийкой лежала на краю балкона, пока же она со всей своей страстью целовала мужчину.

И будь это ее законный муж. Иссель не была до конца уверена, что все дети кроме первой дочери вообще имеют какое-то отношенное к Келериану. Слегка смуглые, худосочные с практически белыми волосами — типичные члены семьи Рассветного ветра. Что не можно было сказать о ее темноволосом и слегка пухлом благоверном.

Та встреча с командиром следопытов сыграла в жизни Иссель достаточно интересную роль. Ожидая найти в Варантире лишь сильного союзника в рядах армии, она нашла другое — любовника и практически родственную душу.

И некогда осуждения отца за его связь в Аэрни медленно улетучивалась. Деля постель с нелюбимым, не отдаваться с ним с страстью, а думать о правлении и завтрашнем завтраке. Это удручало и женщине хотелось найти себе… Отвлечение со стороны.

Это было не честно в сторону Келериана, да. Но кто говорил о честности в их браке? Он получил долю той власти, о которой и не мог мечтать ранее. Было все по-своему честно и справедливо. Она была достойна хотя бы доли того счастья, которого она могла бы получить с этим следопытом.

Меж его военных вылазок и званных ужинов. Украденные в темноте зала поцелуи во время приема в главном дворце Луносвета, тихие касания голой кожи и его голос — все заставляло женщину чувствовать себя живой. Той, кем ей хотелось быть иногда больше, чем она являлась.
— Все в порядке? — его низкий голос пронизывал разум женщины насквозь и буквально снимал приклеянную намертво фарфоровую маску с ее лица.

— Чую, что идет что-то не хорошее… Слышал новости из Лордерона? — она прикусила нижнюю губу, пристально смотря прямо в воду фонтана.

— Все не настолько ужасно, как любят преувеличивать другие, — проговорил Варантир, присев рядом с ней. Он приобнял ее за плечи, не думая о том, что их может увидеть кто-то из вне, — Все будет хорошо, Исси.

Она улыбнулась, доверяя ему. Все будет хорошо.


***

Небо было тяжелым. Иссель стояла на балконе и смотрела в сторону моря, наблюдая как за окном начинается шторм. Воздух пах чем-то металлическим, а на улице стояла гробовая тишина. Целый день ничего не было известно о младшей дочери, которая ступила на путь следопыта. Эльфийка подожгла трубку с кровопийкой и начала наворачивать круги по мощенному плиткой полу. Раздался звук дождя, и женщина спряталась под крышей своего поместья. Пара бутылок вина, и время прошло достаточно быстро.

Солнечные лучи били в витражное окно покоев Иссель, а изящный рисунок мозаикой расползался по начищенному мрамору. Женщина лениво открыла глаза и неспешным движением рук накинула на себя шелковое платье. Взяв в руку бокал, женщина спустилась в сад, раздумывая над завтрашним днем. Слухи из Лордерона оказали правдой, так что нужно было думать о своей защите.

Но мысли женщины прервал утробный вой, что буквально заполнил улицы города. Иссель опешила от неожиданности, и схватив с собой плащ выбежала на улицы города. Запах гнили заставлял глаза слезится, а копоть заслоняла некогда голубые небеса серой дымкой. Стояла жуткая какофония из звуков борьбы и свиста арканических заклинаний. Беда пришла намного раньше, чем того ожидалось.

— Дочь… — в голове эльфийки крутилась лишь одна мысль. Целы ли ее дети, особенно самая младшая. Та, что была следопытом и несла патруль в Лесах Вечной Песни.

Женщина, что есть мощи побежала в сторону площади Странников. В глубине своей души, женщина надеялась, что дочь была именно там. Что она не пошла в патруль, а занималась лишь той бумажной работой, которую она так не любила. Алима хотела быть как «дядя Варантир», а роль младшей дочери ей явно говорил, что стать главой дома у нее… Достаточно мизерные шансы. Иссель была более мягкой в воспитании своих детей, чем ее отец. Так что дочка выросла достаточно мягкотелой и доброй, что в такой момент могло сыграть с ней злую шутку.

Казалось, что те пару миль были бесконечными. Город горел, войска лишь отступали в сторону дворца. Дело пахло жаренным, когда в проходе между районами города женщину и еще с десяток мирных жителей. И среди толпы несоразных мертвецов она увидела знакомое лицо. То лицо, которая она желала видеть сегодня больше всего.

— Алима, — раздался крик женщины, что наблюдала как оживший труп ее юной дочери стоял среди безмозглых вурдалаков. Иссель стала словно вкопанная на одном месте, пока слезы омывали ее щеки. Она не смогла.


***

Костер в лагере освещал ее руки, пока женщина молча курила. Завтра будет битва. Нордскол был холоден и неприступен, а ветра пробивали до самых костей.

Кроваво красная вода в реке будет снится ей до самой смерти. А глаза мертвой дочери, что шла вместе с той нежитью — клеймом. Она не смогла. Не защитила своих детей. Не спасла свой дом. Магия оказалась бессильна в ее руках, как бы она не старалась. Печаль и горе в ее разуме со временем эволюционировали в гнев. Желание отомстить – вторым воздухом.

Пойти за Кель’тасом для нее стало отдушиной. Она сможет отомстить тем мертвым уродам, что разрушили ее прошлую жизнь. Недостаток маны заставлял ее все больше нервничать. Она пыхтела как паровоз, пытаясь хоть как-то успокоится и забыться. Став нервной, она резко реагировала на чьи-либо слова.

— Все в порядке? – раздался знакомый голос. Варантир, который к счастью Иссель все же смог выжить в той бойне, сел рядом с ней у костра.

— Завтра нас ждет великий день, — она отсыпала пепел в огонь, наблюдая как в нем заиграли фиолетовые искры, — Все решиться, я знаю. Точно мы не станем прежними, что были.
Завыл северный ветер, срывая с соседней палатки брезент. Иссель съежилась от холода, прижимаясь чуть ближе к мужчине. Тот приобнял ее за плечи, следом практически по-отечески поцеловав в макушку.

— Будь аккуратнее. Мы стали сильнее, но все же не хочу видеть тебя одной из них, — голос мужчины был достаточно спокоен, хотя он говорил страшные вещи. Рассветный Ветер сжала губы в тонкую полоску, посмотрев своими все еще голубыми глазами в его изумрудные.

— Не посмею.

Новый день…. Ветер все так же пронзительно свистел, сметая снег с черных скал. Дыхание женщины сбивалось, пока ее ноги несли в непонятное направление. Нужно было лишь только одно – выжить. Выжить. Жить. Их атака захлебнулась, не успев начаться. И те, кто в начале боя стоял с тобой на одной стороне, быстро становился на противоположную.

Силы исчерпали себя, когда в сторону женщины полетела очередная стрела. Она упала лицом на землю, быстрым движением вытаскивая посторонний предмет из своего плеча. Кровь залилась алой кровью, пока она переворачивалась на спину. В глазах начало темнеть, когда перед ними замаячил силуэт. Голос звучал трескуче и по замогильному холодно. Он что-то громко приказал, чего так и не поняла в итоге Рассветный Ветер. Ее глаза закрылись, пожираемые темнотой. Темные Земли ее звали в свои теплые объятья. Покой.

Тусклый Свет некрополиса показался ей ярче Солнца. Жажда, ярость, смерть, смерть, смерть. Рассветный Клинок умерла тогда в снегах Ледяной Кроны. А родилась она – Клинок Крови. Ведомая волей Короля.

Часть 4. Клинок Короля.

На ней было алое платье, а губы украшала милая улыбка. Она была Долорес Лорейн. Дворянкой из Лордерона, что сбежала от натиска плети в Штормград. Нужно было разузнать все, чего требовала высшая цель. Она не понимала раньше, против чего борется. Король Лич был тем, кто приведет Азерот к истинному порядку.

Смертные были слишком жалки. Их хрупкие тела были столь несовершенны, а кости под саронитовыми сапогами достаточно забавно хрустели. А их глаза заполнял лишь дикий ужас, когда они видели, кто скрывается под личиной столь милого существа, как это Долорес. «Избавление от угрозы Плети.» — когда она слышала эти слова из уст какого-то дворянина, она еле сдерживала внутренний порыв. Он не мог избавится даже от угрозы в виде любовника в постели свой жены, а не чего-то более серьезного.

— Миледи, с вами все хорошо? – к ней подошел достаточно молодой парень. От силы лет двадцать. Он явно хотел показать себя в лучшем свете.

— Ох, более чем, — ее голос звучал как ручеек, а лицо озарил легкий румянец. Все же искусство иллюзий могут творить чудеса.

— Не хотите ли составить мне компанию в столь чудный вечер. Не столь прекрасный, как вы, но все же, — парнишка явно смущался от всего этого, что забавляло Иссель. Но нельзя было выходить из образа, так что она согласилась. Тот закружил ее в танце, под въедливую музыку, что звучила на фоне.

Он пытался ей что-то рассказать о себе, но Долорес лишь кивала головой в ответ. Ее не интересовали рассказы ребенка о том, какой он прекрасный. На краю этого всего «великолепия» пара военных шишек рассказывали друг другу о переброске войск внутри королевства. Это было то, что ей надо. Рефлекторно отвечая на вопросы о себе, Иссель мысленно записывала все то, что ей надо было передать с ближайшем вороном.

— Мне нужно удалится. По дамским делам, — Долорес, в своем алом платье захихикала как дурочка и быстрым шагом ушла прочь. Туфли на высоком каблуке явно не мешали ей для передвижения, и через пару минут она стояла посреди сада с донесением.

Тщательно зашифрованное, упакованное как лишь письмо подруге, оно было привязано к ноге сизокрылого ворона. Тот лишь что-то каркнул на своем птичьем языке и живо взлетел в ночное небо. Иссель закрыла глаза. Через пару дней здесь будет весело.


Часть 5. Иссель Клинок Крови

Гилнеас был достаточно забавным по своей сути местом. Подвешенное в состоянии перманентной войны между Альянсом и Ордой, но при этом забытым ими. Идеальное место для клана мракопадших. Никаких лишних взглядов, кроме своеобразного контроля от отрекшихся. Которые не совали свой нос в замок без лишней нужны. Идеальный по своей сути баланс.

Иссель стояла на краю башни Син’Данила, осматривая ближайшую округу. Местные собаки медленно, но верно возвращались в свои конуры, полные пыли и пауков.
— Видела корабль, что плыл к южному побережью, — проговорила она практически в пустоту, заметив краем глаза движение у себя за спиной.

— Разве это плохо? – знакомый голос звучал в ее голове своеобразным эхом. Варантир… К сожалению, что таилось глубоко в мертвой душе Иссель, принял такую же судьбу, что и она. Стал мракопадшим, навеки проклятым жаждой крови.

— Отнюдь, даже хорошо. Свежая кровь — голос женщины звучал размерено и ровно. Мракопадшая утонченным шагом последовала внутрь замка, — Пропустил новости? Завтра мы отправляемся в Назжатар.

Варантир последовал за ней тенью. Его поступь была практически не слышима, но сан’лейн буквально чувствовала присутствие эльфа рядом с собой. Остановившись в просторной библиотеке, женщина продолжила свой разговор.

— Удивительно, что мы вновь пригодились Орде. Уверена, что нас там ждут опасности, — она достала из-под стола довольно массивную и пыльную книгу, — Зин-Азшари. Некогда столица всех эльфов Азерота.

Эльф сел поодаль, наблюдая молча за возней Клинка Крови. Та, начала листать пыльный фолиант в поисках какой-то нужной для себя информации. Стала гробовая тишина, которую разрушало лишь тихое покачивание люстры на потолке. Скрипучий звук был своеобразным фоновым шумом, который сопровождал работу эльфийки.

— Что я этим хотела сказать, — проговорила монотонным голосом она, заканчивая переписывать руны на пожелтевший кусок свитка, — Будь аккуратнее. Мы стали сильнее, но все же не хочу видеть тебя вновь мертвым.

Эльф усмехнулся словам Иссель. Его губы неожиданно озарило подобие улыбки, и он достаточно тихо сказал.

— Не посмею.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Добрый день.

Помню, проверял вашу квенту на Беатрис и она смогла меня порадовать. Приступив к этой я был, скажем честно, наделен определенными ожиданиями, которые, к удивлению, здесь не оправдались.

В квенте описывается высшее общество, вы часто очень хорошо соответствуете слогом, вроде "красная река льется рукой", но при этом то и дело спотыкаешься обо всякие разговорные вещи, вроде "у руля". В целом стилистика вытянута, но проскальзывают очень странные словосочетания.

В прошлой квенте вы очень хорошо поддерживали настроение эмоциональным настроем главной героини, изложенным на бумаге. Здесь этого не происходит, поэтому персонаж кажется слишком бесчувственным. Нам показывают весьма жестокие уроки в детстве, у которых нету никакого целостного итога, нету эмоциональной реакции персонажа на происходящее, и поэтому слезы при потери дочери кажутся навязанными. Мысль может показаться спорной, так как речь о впечатлениях, но эта квента впечатлить меня не смогла.

Интересный, весьма забавный момент с фразой "Не посмею". В этом, пожалуй, есть ирония, хотя она была бы более существенна, если бы был описан сам процесс становления Варантира мракопадшим.

Самое слабое место - наличие у главной героини мужа. Я так и не понял, в чем там политическая задача. Он вроде бы подается простачком, информации о нем совершенно никакой нет, и вводится он разве что для аналогии с отцом девочки. Если рассматривать эту аналогию обособленно, то главный вопрос остается нераскрытым - откуда такая требовательность к наследнице и откровенная жестокость? За что он полюбил женщину, которая так измывалась над его же дочкой, если ваша героиня как раз любила своих детей? (В сцене смерти). Сравнение с отцом здесь очень неуместно, хотя вы несколько раз пытаетесь его привести.

Непонятная, странная глава со Штормградом. Прочитав квенту два раза я так и не понял, зачем она нужна. Получается, что Мракопадшая пряталась в облике человека, дабы шпионить, и какую-то важную военную тайну она узнала на балу? Мало того, что сама ситуация абсурдна (может быть потому, что раскрыта не достаточно детально), так еще и в целостности повествования эта сцена роли никакой не играет.

Почему-то вы представляете персонажа в исключительно негативном ключе. Люди не бывают просто злыми или просто добрыми. Мы говорим о зрелости характера, построенного на трудном прошлом (?), но у нас нет никаких связующих сцен, где бы вы это показали. Мы не видим ненависти, да даже обычной злости от девочки к отцу в первой сцене, а потом она резко его травит - слабый момент.

В целом-то работа хорошая. Вы определенно умеете писать, создавать настроение, но я так и не понял идеи вашей истории а также роста вашего персонажа. События переходят друг в друга слишком стремительно, персонаж в целом никак не меняется, а если и меняется. то он не был нам толком введен изначально. Квенту на нашем проекте можно сравнивать с фанфиком, посвященным вашему персонажу. Здесь важен личностный рост или падение, красочность событий, заложенный вами для них смысл. Происходящее же показывает нам падшую женщину, очень любящую вино и курево. В этом есть эстетика, определенно, но более явно в квенте ничего не показано.

Награда:

Иссель 6

Контакт - rolevik dima#4300

Приятной игры!

Проверил(а):
rolevik dima
Уровни выданы:
Да
+5
23:08
14:37
299
20:13
0
Тестовый комментарий