Игровое имя:
Асши

— Асши… Асши?! Ты слышишь?
— Ах, да, прости Иши, я немного отвлёкся, — Вульпера слегка покачал головой, пытаясь разогнать туман перед глазами.
— Ничего страшного брат мой, как дела твои? Всё ли гладко в караване?
— Да, моя дорогая, охотники приносят добычу, воины защищают лагерь, а старики продолжают наставлять юных. Всё идёт своим чередом, будто бы ничего и не изменилось, хотя уже сколько времени прошло… Я и не заметил, как изменился, ты не удивлена?
— Асши, — Женский голос прозвучал весьма строго и уверенно, — Я прекрасно помню каким ты был, и ясно вижу кем ты стал, я и не ожидала ничего другого, — Голос стал ещё серьёзнее, — Однако, не забывай, как ты к этому пришёл, то, что ты сотворил забыть просто невозможно.

Молодой рыжий вульпера задрожал. Взгляд его взволнованно забег, сердцебиение участилось, а подушечки лап вспотели. “Может не надо об этом?” — Хотел было произнести лис, но почувствовал, будто бы начал тонуть. Он отчаянно пытался вздохнуть, странный туман полностью заполнял собою пространство вокруг его головы, перекрывая весь доступ кислорода. Асши медленно закрыл свои глаза, силы покидали его, а сознание уходило куда-то вдаль. Куда-то, куда он точно не хотел возвращаться…


В нос ударил сильный запах гари, в уши волной влились звуки сильного грохота и безумных криков отчаяния. Лис распахнул свои глаза, с ужасом обнаружив себя лежащим возле дымящийся вульперской повозки. Вокруг творился хаос, вульперы бегали с оружием наперевес, некоторые хватали своих детей и бежали, кто-то пытался затаиться в ящиках или под повозками, а кто-то… Лежал в песке в лужи крови с закатившимися потускневшими глазами. Прямо по трупам с цепями и верёвками шли крупные сетраки в военном наряде, напоминающем облачения воинов Кортека. Змеи безжалостно убивали большую часть оказывавших сопротивление, пытавшихся убежать и спрятаться, они хватали, избивали и крепко связывали. Асши испуганно огляделся, первой мыслью, что возникла в его голове, было желание схватить оружие и броситься в бой, но когда он подполз к топору рядом, он заметил странную вещь… Его лапы… Были такими маленькими, словно он сам был ребёнком. По привычке он сразу же позвал свою сестру и та ответила тихим голосом где-то из под пола повозки. Асши сразу же рывком оказался под вульперским караваном, увидев в тени глаза своей сестры.
— Иши… — Хотел было он сказать, но внезапно вульпера шикнула и высунула голову из тени, приставив палец лапы ко рту.
— Тише Асши, — Прошептала она совсем детским голосом. Уши её были куда короче привычного, лапки совсем маленькие, а мордочка по-детскому милой, — Они услышат…
В этот момент мимо повозки медленным шагом прошло несколько сетраков, Сестрица потянула Асши на себя, затягивая его в тень. Буквально через секунду вульперята увидели крупную змеиную морду в шлеме, что решила заглянуть под повозку. Лисы закрыли свои глаза и зажмурились в надежде, что тень их упрячет, тела их дрожали, вжимаясь друг в друга, хвосты были готовы в любой миг яростно начать колотиться из-за сильного напряжения, но вульперы изо всех сил сдерживали подобные порывы. Спустя секунд пять Асши раскрыл свои глаза не в силах сдерживать страх. На его удивление сетрак уже ушёл. Видимо, воин оказался слишком невнимательным, а потому не заметил наших героев.

Братец похлопал свою сестру по плечу и ослабил хватку, тихо прошептав той, что они теперь в безопасности. Иши раскрыла глаза и лишь молча кивнула. “Папа…” — Тихим дрожащим голосом произнесла маленькая вульпера, на глазах её показались слёзы. Мордочка её сделалась совсем грустной, лиса была готова разрыдаться в любой момент. В ответ на это Асши провёл лапой по спине Иши, продвигаясь к её ушам. Он начал небрежно трепать их, в попытке успокоить сестру. Та лишь тихо хныкала, однако, игра с ушами свои плоды понемногу давала. Сначала лиса умолкла, а затем начала тихо хихикать.

— Асши, хватит, — На резком выдохе шепнула она, — Щекотно
— Чух чух чух, — Пыхтел по-ребячески вульпер. Он ощущал себя совсем мелким, он чувствовал, как его разум посещали всякие глупые мысли, словно тот стал лет на двадцать-пятнадцать моложе, — Сейчас Ишу взлетит выше! Сидит и хлопает ушами как конюк крыльями, — Лис схватил сестру за уши и начал махать ими, имитируя взмахи крыльев.

Асши, не смотря на происходящее, было не сильно грустно. Он ощущал себя так легко и свободно, его мысли долго на одном месте не стояли, а потому он даже не осознавал до конца что же происходит. Ему казалось, что он снова стал маленьким добродушным вульпрёнком, всегда улыбающимся, и пытающимся вызвать улыбку у окружающих. Он вспоминал глупые шутки, которые рассказывал сестре, от чего та частенько заливалась хохотом. В голове его пробегали истории из раннего детства, где молодой лис постоянно пытался сотворить что-то забавное, желая выделиться на фоне других. Всё это таким плотным потоком ворвалось в голову Асши, что он неустанно продолжал щекотать уши сестры, смешить её глупыми фразами и всячески мешать сосредоточиться на происходившей трагедии. Облегчение? Безусловно. Но, как и любое необдуманное и эмоциональное решение, его настойчивость в попытках развеселить Иши возымело весьма печальные последствия.

Не в силах сдерживаться Иши громко захохотала, заливая своим звонким голоском весь лагерь, в котором до сих пор творили свои бесчинства воины Кортека. Смех потенциальных рабов из-под повозки мигом привлёк внимание абсолютно всех рептилий, что находились поблизости. С ужасом смотрел Асши на быстро приближающиеся пары змеиных лап к каравану под которым прятались брат с сестрой, голова его начала быстро перебирать варианты возможных действий, однако, ничего кроме “Развеселить змей смешной шуткой и отвлечь” и “БЕЖАТЬ” к нему в голову так и не пришло.

— Иши, бежим! — Тихо произнёс вульперёнок, дёргая вульперу за щеки. Та лишь с остекленевшими глазами смотрела на приближающийся неминуемый рок. И действительно, каков шанс сбежать двум вульперским детям от целого отряда вооружённых до зубов сетраков? Среди змей также были и наездники, были и следопыты, были и заклинатели молний. Эта история так бы и закончилась пленением или смертью вульперят, если бы не выходка Иши…
Грустно вздохнув, не по годам умная вульпера оттолкнула от себя Асши, кивнула головой, указав тому лапой попытаться закопаться в песок, а сама рывком выскочила из тени, схватив проползавшего мимо жучка. Лиса посадила жука себе на живот и начала барахтаться в песке, насильно выдавливая из себя хохот, ещё сильнее привлекая сетраков. Те мигом схватили лису за все четыре лапы, выдёргивая из под повозки. Вульпера начала сопротивляться и громко плакать, за что в ответ получила с размаху по морде. Новый всхлип и сразу же новый “убаюкивающий” удар. Пока злые змеи были заняты разбушевавшейся Иши, Асши в это время успешно сгрёб песок в кучу, засыпая себя им. Песка буквально хватало, чтобы покрыть его тело, его рыжая с белым шкура прекрасно виднелась из просветов, однако, заглянувшие под повозку несколько змей не нашли сжавшуюся и дрожащую в углу в тени “кучку песка”. Удача своей кривой беззубой мордой вновь улыбнулась лису, сквозь песок и слёзы видел он её злорадные глаза, которыми та смотрела на него. Сегодня Асши повезло не оказаться в плену сетраков, однако, заплатил он за своё детское легкомыслие далеко не детскую цену.


— Иши, прости, я не хотел, я просто… — Шаман раскрыл свои глаза, рассматривая с интересом лапы, которые вернулись к своему привычному размеру. Внезапное видение прошлого оказалось настолько реалистичным, что лису пришлось даже уколоть свой бок когтём, лишь бы удостовериться в том факте, что кошмар наконец покинул его.
— Не нужно извинений. Что было, то было. Да и тем более, брат мой, позже ты постарался исправить эту ошибку. Ты помнишь, чьё лицо ты узрел в ту ночь?

Вновь жуткий злой взгляд и кривая морда всплыли перед глазами шамана, тот взглотнул и кивнул, продолжая рассматривать свои лапы.

— Они… Помогли тебе, сами пески укрыли тебя.

В голову вульпере будто бы ударила молния, а картина в голове начала играть ранее неизвестными ему красками. Всё сходилось, та ужасная морда…


Мелкий вульпера целый день прятался под повозкой, зарывшись в горячий песок. Медленно слёзы и пот избавили его от всей влаги в теле, а потому спустя некоторое время лису пришлось вылезать из укрытия в поисках живительной влаги. Лагерь хоть и был разграблен, однако, свой кувшинчик с водой и мешок с едой вульперёнок найти смог. На руинах каравана стояла мёртвая тишина… В буквальном смысле “мёртвая”, ибо тела лежавших кругом покрытых кровью вульпер никак не отзывались на жалобные всхлипы и стоны вульперёнка. Однако, надежда, что всё обошлось и на самом деле караван не погиб никак не хотела отпускать вульперу. Подобное настроение также подогревало и отсутствие нескольких повозок. Вероятно, часть вульпер всё же успела в суматохе сбежать от сетраков. Вот только следов от колёс не было видно, так как песок и ветер сделали своё дело, не оставив шансов определить направление, в котором двигались беглецы. Страх и отчаяние всеми силами пытались раздавить Асши, заставить его опустить лапы, но лисёнок не желал сдаваться. Он собрал всю еду, которую только смог найти в крупный тряпичный мешок, завязал его на несколько узлов верёвкой, туда же отправился и бурдюк с водой из кувшина. Лис стёр с глаз слёзы, поднял голову, навострил ушки и выдвинулся в смертельно опасные пески на поиски своего родного каравана.

Оазисы не зря называют сердцем пустыни. Место это изобилует жизнью, сильно контрастируя с унылым мёртвым песчаным окружением, стягивая к себе многочисленных диких зверей, целые толпы насекомых, а также желающих укрыться от гнёта пустыни вульпер. В культуре пустынного народа немногочисленные зелёные уголки Вол’дуна всегда занимали особое значение. Оазисам приписывались разнообразные невероятные свойства, частенько знахари и шаманы отправлялись в них для проведения различных ритуалов, также многие караваны верили, что именно туда отправляются души умерших вульпер для обретения покоя. Среди некоторых караванов даже существует традиция “Плачущих костей”: Забирается кость умершей вульперы, на ней пишется красивое стихотворение на древнем вульперском наречии, отсылающее к месту упокоения погибшего. Данные кости хранятся старейшинами и часто принадлежат прошлым лидерам караванов, а следование их зову — путь к успокоению души умершего, после которого дух наконец сможет перейти через завесу между мирами живых и мёртвых.

И вот в одном подобном крупном оазисе, где стоял небольшой караванчик, и объявился наш герой. Голова его уже была опущена, взгляд смотрел лишь в лапы, щеки были все покрыты свалявшейся от слёз шерстью, а уши его были стыдливо прижаты к голове. Сильно оголодавший, усыхающий от жажды вульпера медленно прошагал к источнику воды, где начал тихо напиваться, не обращая никакого внимания на сидящих на берегу неподалёку караванщиков. От прошлого оптимизма на морде лиса не осталось и следа, вид у него был безумно удручающим, а в душе его будто бы не было место для каких-либо эмоций. Лишь отчаяние испытывал Асши… Отчаяние от того, что, похоже, никогда больше не найти ему его родных и друзей, отчаяние от того, что судьба сестры его сейчас находится в лапах злых последователей Кортека, отчаяние от того, что он не смог держать себя в лапах в нужный момент. Где-то внутри себя вульпера даже решил, что больше никогда в жизни не будет улыбаться пока не вернёт всё, что потерял.

Конечно, не бросили своего умирающего сородича другие вульперы. Тем более такого маленького. Асши тихо существовал в своём новом караване без стремления к чему-либо, его сородичи как только не пытались разговорить лиса, как только не старались его утешить, не выходило у них уже ни-че-го. Однако, далеко не простые караваны делают свои стоянки в подобных местах, в основном, подобными караванами заправляют один или несколько шаманов или знахарей. Мудрость стихий и общение с предками формируют своеобразные взгляды на жизнь, из-за которых за подобными личностями другие вульперы и идут. А потому, быстро на Асши упал взгляд мудрых старейшин, что решили попробовать восстановить баланс внутри вульперы при помощи общения со стихиями. К тому моменту как наш герой впервые смог прикоснуться к азам шаманизма прошло уже несколько лет бесконечного уныния в новом караване. Лис начал часто обращаться к духам земли, целыми днями проводил в медитациях и ритуалах. Состояние его понемногу восстанавливалось, духи успокаивали его, умиротворяли, гасили пламя отчаяния. Он становился куда разговорчивее, вид у него делался приятнее чужому взгляду, более он не вселял тоску. Жизнь молодого шамана начала налаживаться. И пусть он практически не обладал никакими особыми способностями, однако, простой шелест листьев на ветру, тихое журчание воды, роение насекомых или звук рассыпающегося песка восстанавливали его, заполняли уши его, поднимали голову его снова вверх.


— Иши, зачем мы разговариваем об этом? Зачем снова эти воспоминания, почему нельзя просто оставить всё это позади?
— Потому что, брат мой, чтобы оставить всё всё всё позади, нужно знать, что именно было пережито в деталях, ты должен аккуратно сложить все свои мысли в мешок, завязать его, а после убрать куда следует. Понимаешь? Ты не должен случайно наткнуться на вещи, которые ты забыл убрать, это… Помешает тебе в дальнейшем. Ведь мы же не зря тут встретились, да? Тебе следует больше уделять внимания деталям, — Ласково проговорила лисица.

Асши вздохнул и улыбнулся, положив свою лапу на сердце. Его сестра как обычно давала ему сильные советы, которые шаман с радостью слушал.


Война с Кортеком была в самом разгаре, когда караван, в котором состоял Асши, решился атаковать лагерь сетраков неподалёку в скалах. Вести об успешных победах и массовых освобождениях пленных из лап сетраков внушали в нашего героя уверенность в том, что он совсем скоро встретится со своей сестрой. Старая депрессия уже давно отпустила лиса, теперь его мысли были твёрдыми и уверенными словно многовековые скалы, а надежда теплилась в сердце шамана, которого к тому времени уже признали в караване. Вульперы неторопливо со всей внимательностью и серьёзностью готовились к предстоящей ночной атаке. Отступники были вынуждены сильно урезать охрану лагеря, так как со Змеиного Ущелья поползли нехорошие для них вести о предстоящей массированной атаке прямо на Храм Сетралисс, и вульперы собирались использовать подобную уязвимость для нападения.
Асши покрутил в лапах свой топор, вглядевшись в лезвие, в котором бликами играл тусклый свет звёзд и лун Азерот. Солнце уже давно зашло за горизонт, песок отдал всё своё тепло, из-за чего температура быстро падала. Тяжёлые лапы шамана размеренно ступали по прохладной земле, в глаза так и норовил потоком ударить сухой ветер. Вульпера шёл вместе со своим отрядом, не отрывая взгляда от лезвия, с усердием он следил за каждым движением отражений в нём. Лис едва заметно для остальных обращался к духам окружающих его стихий шёпотом, настраиваясь на их поддержку в предстоящем бою. Но поясе его легонько шуршали травы, заранее приготовленные для случая, если ему нужно будет срочно погружаться в транс. В левой лапе тихо постукивал на каждом шаге небольшой щит, тренировки с которым были для Асши чуть ли не ежедневной практикой. Он уже давно не являлся слабым маленьким ребёнком, а был вполне взрослым и весьма крепким лисом.
Вдалеке показались скалы, между которыми играли огни и бегали тени. Изготовленный из скелетов величественных гигантов частокол костей тонкой линией простирался с одной стороны ущелья к другой, формируя чёткие границы лагеря. Внутри лагеря горели несколько костров, стояли палатки, возле которых на цепях прямо к уступам выше были подвешены небольшие клетки. Большая часть клеток на вид была пустой, однако, в некоторых с угрюмым видом лежали вульперы. Асши посильнее сжал топор в лапе, разглядывая своих измученных сородейчей, однако, мысль о том, почему же остальные клетки пустые скорее его пугала, чем успокаивала. Где-то внутри себя шаман понимал, что змеи не станут долгое время держать клетки пустыми, а потому активно вглядывался в обитателей палаток.

Группа вульпер медленно прокралась вдоль тени от скал практически к стоящим у входа стражам, караванщики были настроены невероятно серьёзно и практически сразу без какой-либо пощады ринулись в бой. Вульперы надеялись взять змей внезапностью, пользуясь уязвимым положением рептилий, однако, армия Кортека не зря завоевала большую часть пустыни. Асши видел как его сородичи получали тяжёлые ранения, некоторые даже погибали, мясорубка перемалывала жизни и своих и чужих, а герой наш во всём этом аде войны практически в центре поля боя пытался укрывать друзей свои щитом, да помогать им силой земли. Удары у лиса были не важными, он оказался слишком медленным для вёртких и ловких закалённых в боях сетраков, а потому так и не смог попасть по кому-либо своим топором. Решил Асши, что пока рептилии не перебили его друзей, стоит ему освободить пленных, клетки с которыми он видел ранее. Сняв со спины тотем, да воткнув его в песок, шаман стянул небольшое количества песка к телам своих сородичей, укрепляя их тела, а после чего развернулся и выбежал за спины своих товарищей, прячась за палатки. Оттуда он успешно добрался до клеток, расположенных сбоку от дерущихся, ударом усиленного топора срубил с них замки и развязал пленников. Изнемождённые вульперы, не смотря на своё состояние, помчались в бой, хватая лежащее на телах поверженных врагов и друзей оружие.

Не привлекая лишнего внимания, клетка за клеткой, пробирался наш герой дальше по лагерю, как вдруг заметил вход в пещеру. Оттуда доносились звуки битвы, крики вульпер с сетраками эхом отдавались от каменных стен и выходили наружу, похоже, что именно в этой пещерке и находились остальные пленные. И судя по яростным крикам, они решили поднять восстание сразу после того, как ощутили начало штурма. Асши было уже хотел влететь в пещеру, готовый к бою, но планы его прервал внезапный обвал. С невероятно громким грохотом каменный свод входа в пещеру начал обрушаться от ослепительно белого залпа молний. Скалы так быстро проглотили проглотили всё пространство, что протиснуться в обвал не виделось ни малейшего шанса. Но шаман был не из простых, понимая, что без него вульперам внутри не справится, он быстро сорвал с пояса целый куст запасённой травы, растёр её в лапах и крепко затянулся дурманящим ароматом сушёной зелени. Этого лису показалось мало, а потому он начал яро слизывать образовавшийся от растирания порошочек со своих лап. Буквально спустя секунды ощутил он сильное головокружение, готовое снести шамана с ног. Он зарылся поглубже задними лапами в песок, выставил вперёд себя лапы, закрыл глаза и начал про себя шептать, призывая духов помочь ему сдвинуть хотя бы парочку камней, чтобы в завале образовался лаз. Прошло несколько секунд как камни начали трещать, песок посыпался из всех щелей, а громкий скрежет камней друг об друга полностью заполонил уши вульперы. И вот, казалось, ещё чуть чуть и крупная глыба сдвинется с места, как…

БОЛЬ. Сильнейшая боль в боку… Асши раскрыл глаза, наклонив лапу, с ужасом заметив что из бока его торчит сетракийское лезвие. Камни всё ещё продолжали глушить его, он мог лишь слышать гулкие крики вульпер где-то позади себя. Лапы его затряслись, ноги подкосились, в попытках сдержать боль лис зажмурился как вдруг потерял опору из под своих лап. Он полетел вниз с закрытыми глазами, проваливаясь в глубокий сон. Некоторые секунды вульпера даже думал, что погиб в этом бою, ему казалось, что он услышал голоса далеких предков, голос родной матери, однако, усталость настигла его слишком быстро, а потому он даже глаза свои раскрыть не успел, как свалился в песок и заснул.


— У меня… Не получилось тогда, — Асши с грустью поковырял когтём землю на которой сидел
— Почему ты так решил? А как по-твоему мы выбрались оттуда? — Попыталась подбодрить его сестра.
— Вас нашли другие и вытащили оттуда, а я так и провалялся потом месяц, приходя в себя после полученной раны, — Парировал лис.
— А вот и нет! — Голос Иши звучал с некоторой долей досады, — Ты сделал всё что мог! Ты практически выиграл это сражение, освободив нас из пещеры. Благодаря тебе мы смогли объединить силы со штурмовавшими лагерь вульперами. Я вела всех в бой и…
— И делала это настолько воодушевляюще, что после тебя признали в караване, назначив стражем…, — Снова спокойно ответил брат, немного перебивая сестру или… Дополняя её.
— И не только стражем, не забывай…
— А я был лишь в тени всё это время, — Холодно вздохнул шаман.

Внезапный щелбан в лоб отдался эхом в голове шамана. Вроде бы бил его небольшой вульперский пальчик женственной лапы, но удар оказался настолько сильным, что моментально вскружил его голову, от чего уже в знакомом ему чувстве предстоящего видения Асши рухнул на покрытую травой землю.

— Вспоминай…


День бежал за днём, время быстро протекало, словно перемещающиеся в пустыне барханы во время песчаной бури, шаман уже успел восстановиться после полученной раны. А пока он лежал, его караван успел совершить ещё одну вылазку, где его спасённая сестра возглавила атаку, предложив старейшинам план нападения. Её закалённая долгим пленом сила воли, её праведный гнев, испытываемый к сетракам, а также огромное количество времени, которое она тратила на планирование и наблюдение за рептилиями, сделали из неё сильного военного лидера. Асши в это время концентрировался на совершенствовании своих навыков общения со стихиями. Его не удовлетворял его стиль боя, вульпера начал пробовать новые сочетания атак, используемых усилений и благословений стихий. Таким образом пришёл лис к стихии воздуха, которая позволяла ему в бою ловко орудовать топором. Он так сильно тяготел к ней, что характер его начал понемногу меняться. Вечно серьёзный и тихий Асши чаще шутил, чаще общался с друзьями из каравана, а самое главное — начал куда сильнее привлекать других своей персоной. Вульперы потянулись к нему, а он в ответ начал сильнее доверять им. Более он не делал что-то в одиночку, чаще полагался на товарищей, а потому начал показывать на тренировках и в боях определённые результаты.
Но, всё равно, все его успехи меркли перед невероятными успехами его сестры. Нет, шаман не завидовал ей, он считал её талант определённым даром, точно таким же, как и дар общения со стихиями. Он постигал шаманизм, общался с духами, помогал им, обретая внутри себя баланс, она же строила стратегии, давала неожиданные по своей проницательности советы старейшинам и всеми силами помогала каравану избежать нападений воинов Кортека. Брат с сестрой хорошо дополняли друг друга, они много проводили вместе времени. Каждый привносил в диалог что-то от себя, каждый имел свою точку зрения, у каждого был свой опыт. Но всё же было и нечто общее у подобного тандема: что Иши, что Асши провели достаточно много времени, разбираясь в себе, копаясь в своих проблемах, изучая себя. Это были сформировавшиеся взрослые личности, воля их была тверда, а мотивы всегда имели под собой определённое обоснование. Если других вульпер можно было сравнить с лёгкими песчинками, готовыми взмыть ввысь от небольшого дуновения ветерка, то данную пару можно было считать небольшими камнями. Они не были подобны скалам в своих суждениях, но при этом не так легко поддавались волнениям, сопротивлялись эмоциям, и всегда имели определённый вес в разговорах. А разговоры шли о разном, и главной темой являлась война. Да, та самая война Преданных с Отступниками, которая уже подходила к своему концу, в многотысячелетней эпохе гнёта от змей виделся просвет, все были воодушевлены предстоящим финалом, Кортек к тому времени уже пал, готовился штурм Храма Сетралисс, простые караваны уже начали возвращаться к мирной жизни но… Но не караван нашего героя.

Это был обыденный налёт сетраков (по крайней мере, вульперам так казалось первое время), они и до этого периодически нападали на вульпер небольшими группами. А в этот раз группа была даже меньше обычного, всего лишь несколько агрессивно настроенных змей. Однако, им удалось совершить то, что не удалось сделать десяткам воинов до них, а именно тайком отравить источник воды рядом с поселением пустынного народа. Рептилий, конечно же, раскрыли и убили, однако, они умело спрятали все следы содеянного, что возымело позже ужасные последствия. Очередной принесённый молодым лисом кувшин с водой из оазиса был разлит по глиняным посудам и тарам из сушёных тыкв. Воду эту пили всем караваном, никто не смог избежать неизбежного, испили даже и Иши с Асши.

На следующий день лагерь проснулся от громких стонов и горького плача. Несколько вульпер умерло во сне, они так и не пережили ту ночь, кто-то мучился от ужасных резей в животе, а кому-то повезло чуть больше, их просто рвало и сильно мутило. Из палатки старейшин раздался громкий рыдающий голос: “Они… Они все мертвы”. Голос прерывался и смог сообщить горестную новость лишь со второго раза. Медленно толпа страдающих от болей выползла со своих спальных мест и похромала к лежакам совета каравана. Тут стоит сказать, что в лагере был небольшой совет из трёх старых и мудрых вульпер, к сожалению, их почтенный возраст сыграл в ту ночь свою отрицательную роль. Их и так ослабленные организмы не вынесли полученной дозы яда, который вызвал у остальных лишь сильное отравление. Трупы стариков спокойно лежали на настилах, не тронутые, словно живые. Лишь мертвецкая прохлада и отсутствие дыхания говорили о том, что теперь караван остался без своих лидеров.

Прохладная тень у воды, тихое журчание отравленного ручья, несколько тел умерших диких животных, что пришли ночью на водопой… Эту картину Асши запомнит на всю оставшуюся жизнь. На поляне в центре оазиса собрались все, кто только мог ходить. Бурное обсуждение не стихало ни на секунду, лисы решали что же им теперь делать дальше, ибо дом их родной отныне являлся непригодным для нормальной жизни местом. Сначала караван решал, в чьих же лапах теперь должны находиться души их, чьим головам можно довериться, чтоб они и дальше вели семью свою к процветанию. Поскольку почти все старики отправились на вечную охоту, общим решением в качестве новых ответственных ушей и глаз каравана были выбраны Иши с Асши. Сестрёнку предложили практически сразу, а брата… Так как люд считал, что во главе лагеря всегда должно быть несколько морд, которые могли бы в спорах и дискуссиях приходить к компромиссам, следом поступило предложение поставить в совет и нашего героя. Забавно, что даже в такой ситуации, он снова оказался вторым номером.

Далее был поднят вопрос о новом пути, по которому должны двинуться вульперы. Караван всегда должен стремиться к чему-либо, и если раньше стремлением выступала воля старейшин быть как можно ближе к духам предков, то ныне главной целью оставшихся в живых стала месть. Однако, подобные возгласы в толпе были практически сразу пресечены Иши:
Мы должны быть выше этого, собратья мои. Да, нам необходимо сохранять единство наше, и ненависть к врагам могла бы послужить источником единения, однако, не стоит забывать, что предки наши, что души их чистые, не желали лишнего кровопролития. Отбросьте эмоции свои и подумайте хорошенько: такой ли участи вы хотите для детей своих? Нам нужны новые друзья, а не новые противники.
Следом за сестрой вступил и Асши:
Она права, братья и сёстры. Наш караван слишком многое потерял, и, кажется, пришло время обратиться за помощью к другим. Вульперы не бросят сородичей, мы найдём свой новый дом, и, скорее всего, найдём его там, где уже живут другие. Я предлагаю стать частью уже существующего каравана, только так мы сможем восстановиться. Думаю, нам стоит сейчас начать свой путь на восток в скалы, найти себе временную стоянку, а затем определиться с караваном, частью которого мы станем.

Подобное решение далеко не все встретили с радостью, споры длились до ночи и не утихали даже на следующее утро. Окончательного решения вопроса так и не нашлось. Некоторые хотели пополнить свою семью, некоторые готовы были стать частью чужой семьи, а кто-то желал и дальше жить отдельно от всех. Однако, так или иначе заражённая стоянка не могла использоваться дальше, и по этой причине караван отправился в путь. Перед этим Асши сделал ещё несколько финальных попыток очистить источник, однако, он имел слишком мало опыта обращения со стихией воды, так что у вульперы ничего не вышло. Помирать от жажды и отравлений желающих не нашлось, и семья в полном составе ушла в пески в поисках новой судьбы.


— И… Я так и не понял, что же я должен был вспомнить, — Очнулся Асши, протирая свои глаза
— Ты снова торопишься, не можешь никак уловить суть всех событий. Ты постоянно ставишь себя на второе место, ты постоянно не желаешь смотреть правде в глаза. Чего же ты боишься? Груза упавшей на тебя ответственности? — Сестра заявила с полной серьёзностью. Её тон с каждым словом становился всё строже и строже, она, кажется, была уже готова сорваться.
— Какой правде? Что ты хочешь мне сказать? Я вижу своё прошлое, я прекрасно осознаю, что живу достойной жизнью, но при этом понимаю, что прожил большую её часть как твоё дополнение, а не как самостоятельная душа. Стихии долгое время меня не слушали, сильного воина из меня так и не получилось, как и шамана. Я даже не смог спасти тебя в своё время и провалился бы без помощи других. Я почти всегда говорил вторым, после уже сказанных тобою слов…

Тут Асши снова получил щелбан по лбу. Лис осуждающе покачал головой, его сестра казалось ему слишком требовательной, даже… Даже в таком необычном разговоре.
— Вроде бы уже такой взрослый, а до сих пор смотрит лишь себе под нос, — Буркнула Иши, — Может быть… Может быть, так ты поймёшь, — Она протянула брату своему небольшой медальон, он сразу же широко раскрыл глаза.
— Иши… Это… Откуда у тебя вещь матери? — На уголках глаз Асши начала скапливаться влага. Он и не помнил когда видел свою мать в последний раз. Кажется, она погибла ещё при родах младшей сестры, единственное, что было в его голове — украшение на шею, которое в память об умершей на себе носил отец.
— Нет, ты помнишь. Она… Она всегда была с тобой. Не со мной, друг мой, а именно рядом с тобою. Ещё тогда маленьким вульперёнком ты видел её, ты помнишь лицо её? Ты помнишь улыбку её?

Мурашки покрыли кожу лиса, шёрстка его взъерошилась. Перед его глазами снова всплыла та сцена из детства, та морда под повозкой…
— Мне, п-п-помог её дух. Духи… Звали меня? — Растерянно прошептал Асши, — То есть ты хочешь сказать, что…
— Она упрятала тебя. Она сохранила тебя, чтоб ты стал таким, каким ты являешься сейчас. Понимаешь? Она выбрала тебя, а не меня. Ты не должен считать, что ты лишь моя тень, — С глубокой тоской произнесла лисица.
— Если они меня выбрали, то… Почему у меня не получилось в ту ночь всех спасти?
— А ты в этом так уверен? Вспомни, что ты слышал перед тем как свалиться без сознания в бою.
— Её голос…
— Её голос? У нас с ней, видимо, похожий голос. Понимаешь? — Улыбнулась вульпера, с щёк её капали слёзы, — Глупо отрицать реальность, если ты слышал меня, значит, ты смог открыть проход. Теперь, кажется, ты начал понимать, что я хотела тебе сказать? Что я желала показать? Ты не должен цепляться за меня всю жизнь, не должен считать, что ты должен продолжать всё начатое мной, не должен пытаться… Вернуться…

Асши лишь молчал в ответ на речь своей сестры. Вместе с ней он начал плакать, слёзы его пропитывали шерсть на его щеках, спускаясь ниже они достигали уголков морды. Слезинки скатывались по волосинкам, повисали на их краю, падали вниз, попадая на кость, которую вульпера держал в своих лапах. На небольшой кости маленькими символами было выцарапано небольшое стихотворение:
“Оставь меня в земле
Пусти меня домой
Дай обрести покой
Мне
Дай мне побыть одной”

Он продолжил перечитывать эти слова вновь и вновь, их смысл он прекрасно понимал, однако, он не ожидал, что этот момент наступит так быстро. Лапы его затряслись, хвост задрожал, подушечки лап вспотели, а глаза дергались в попытках уцепиться на тексте ещё раз. “Может быть? Ещё есть время? Может быть, где-то в словах на кости ошибка?” — Крутилось в его голове. Однако, не успел он перепрочесть послание ещё раз, как увидел перед глазами своими морду сестры.

— И долго ты будешь сомневаться? Ты же и так уже всё понял. Ты давно это знал, братец, вот только ты не думал, что это нужно сделать тебе и только тебе, да? Ты думал, что ты лишь тень, но теперь тебе нужно стать настоящим лидером, да? Отпустить меня, да?
— Прощай… — Выдавил из себя Асши, сдерживаясь, чтоб не разрыдаться. Шаман положил кость в одну лапу, второй аккуратно углубился в почву и поддел землю. Медленным движением он поднял горсть почвы и отложил её в сторону. После чего повторил подобное движение несколько раз, в результате чего рядом с вульперой образовалась небольшая ямка, в которую он со всей любовью и осторожностью положил косточку.

— Спасибо, Асши, — Приятный женский голос звучал весьма счастливо и благодарно.

Шаман поднял свою голову, увидев полупрозрачный силуэт сестры. На глазах её были слёзы, но сама она довольно улыбалась. Он в последний раз взглянул ей в лицо, охватывая взглядом каждую черту её лица: её тонкую мордочку, большой чёрный нос, выразительные глаза, небольшие щёчки, узкий подбородок, а также разбегающиеся по рыжей шерсти тёмные полоски. Однако, всё же он нашёл в себе силы взять лапой горсть земли и сыпануть ею на кость в яме сверху. Призрачное тело Иши начало медленно растворяться. Выражение её лица не менялось, она смиренно сидела на одном месте, молча ожидая действий своего братца. Ещё одна горсть высыпалась в яму, теперь от призрака буквально остались одни глаза. Последняя горстка и… Ямка оказалась заполненной. Иши растворилась в подступившем потоке воздуха, полностью исчезая из зрения шамана. Прохладным ветерком она обогнула его тело, сдула несколько слезинок и умчалась ввысь из оазиса, улетая куда-то в сторону пустыни.

Асши немного утрамбовал свежую землю, омыл свои лапы в ручейке рядом, а после чего подобрал охапку дымящих сухих трав рядом с ним. Он затушил тлеющие кончики об ручей, а после перевязал стебли верёвкой, прицепив их на свой пояс. Лис поднялся, отряхнул одеяния свои, а после глубоко вздохнул и поднял голову вверх. Сегодня он наконец решился сделать то, что никак до этого сотворить не хватало духу. Плачущая кость его погибшей около года назад сестры оказалась в земле, в месте, в котором её душа обретёт покой и сможет отправиться в царство мёртвых. Именно в этот день Асши понял, кем является на самом деле, он осознал, что путь, которым он шёл всю жизнь, на самом деле был не путём ведомого. Он не был тенью, он сам был источником света. Просто свет его был тусклее, чем свет его сестры, из-за чего ему казалось, что судьба лишь насмехается над ним, когда на самом деле предки его пытались придать ему сил, подбодрить его улыбкой, ибо видели его потенциал. Сегодня он наконец раскрыл глаза свои, сегодня он вернётся в свой лагерь и соберёт вульпер каравана, сегодня он расскажет им, что отныне он по-настоящему готов вести их за собой. Что отныне его прошлое не будет ему грузом, а будет ему опорой. Что отныне он готов к великим делам. К делам, которые приведут его народ к процветанию.


P.S.: Рассказ основан на произведении «Lay Down My Bones», входящем в сборник «Folk & Fairy Tales of Azeroth».

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Добрый день! Хочу напомнить, что квента рассматривается как целостное художественное произведение вне контекста анкет и иного творчества. Сначала я выскажу свое общее впечатление, а потом пройдемся по содержанию. Сразу скажу, что к логичности или грамотности у меня претензий нет. Ошибки мелькают время от времени, но совершенно не мешают чтению и погружению в текст.

Эта квента смогла выделится, она смогла вызвать у меня эмоции, причем как положительные, так и отрицательные. Видно, что вы подошли к творчеству основательно и правильно приняли для себя смысл квенты. Раскрывается ли здесь персонаж? Более чем, лучше чем в любой из возможных хронологий. Является ли история интересной - пожалуй, что да. Интерес поддерживается тем, что непонятные вначале события и диалоги собираются воедино в конце, переходя в очень красивую концовку. Как бы не была реализована сама идея рассказа, отлично начать его и закончить вы уж точно смогли. Здесь тоже не без ложки дегтя - смерть Иши так и остается загадкой, а ведь она сыграла бы здесь ключевой момент в передачи эмоций персонажа. Я специально перечитал конец еще раз. После отрывка с отравлением идет подвод к завершению, а судьба сестры героя так и остается неизвестной. У нас есть лишь один намек - "через год", но так как до этого события никак не нумеровались даже месяцами, лишь знаменательными событиями - этот намек сводит нас в тупик. А ведь ее смерть должна быть чем-то точно экстраординарным с таким боевым опытом.... Даже без этой важной детали, диалог героя с духом передан максимально хорошо. Видны их родственные отношения, любовь друг к другу и основной посыл произведения - взращивание уверенности в себе.

Теперь по содержанию. Начав читать квенту, я сразу разочаровался и посчитал ее заведомо плохой. Изначальное событие из детства, главная завязка, как мне кажется, очень парадоксальна и глупа. Иши оплакивает убитого отца, позже мы узнаем что Иши и Асши родственники, а значит это был и отец Асши. Мать героев умерла еще до этого события, а значит они только что потеряли последних событий. И если девочка оплакивает отца, то вот мальчику... Все-равно? С чего он вообще решил ее взбодрить, находясь в такой опасности? Нашел время для игр? Вы будто намерено опускаете его эмоции в тот момент. Вся эта ситуация выглядит ну уж очень неестественной и аморальной (т.к. далее этому фрагменту осуждения нет). Улыбка в песке также описана ну уж очень расплывчато. Мне пришлось подниматься в тексте и смотреть, о чем идет речь в конце. Здесь можно было намекнуть образом Иши(если они похожи). При этом ведь посыл совершенно бы не изменился, если бы изначально заглянувший под повозку сетрак вызвал у мальчика какой-нибудь стон, верно?

Идем дальше. Поиск нового каравана выглядит для маленького вульпера очень-очень простым. Вспомним их несознательный (основываясь на предыдущих событиях) возраст, и теперь подумаем - смог бы он вообще выжить в пустыне хоть день в одиночестве? У меня большие события. Вы могли уделить этому больше внимания, наделить его путь сложностями и рисками, но здесь повествование идет в огромном темпе.

Дальше мы видим личностный рост. Новая семья, новый караван. Эмоции персонажа здесь откуда-то всплывают (опять же не слова про отца, что странно) Герой вроде и осуждает свои действия и их последствия, но так как само действие нелогично и не обосновано, этот фрагмент тоже кажется скудноватым. Сам рост построен на шаманизме, привлечении внимания взрослых, первом общении с духами. Этому вы уделили весьма большой пласт текста, но... Это скучно. Читать это вне ранее заданного контекста не интересно. Сами события кажутся слишком быстрыми и натянутыми. Здесь можно было скрасить впечатление сказав, что прошли многие годы, но этого не происходит. История перетекает в следующий этап, при котором герой уже получил место в общества.

Повествование отчасти теряет нить, поскольку ключевое событие - взятие Иши в рабство так и остается непонятным. Можно было вставлять фрагменты ее реплик, памяти из тех времен и события с ними связанные. Можно было наконец объяснить поступок маленького вульпера с попыткой успокоить. Это можно было назвать некоторой мягкостью, любвеобильности и определенного безрассудства даже в опасных ситуациях, но вы этого не сделали.

Кульминация мне понравилась. Момент с освобождением сестры из рабства, получения ранения и всего остального. Далее вы пишите о том, что он провалялся с раной месяц.

Здесь стоит остановится. Вы могли очень удачно вплести сюда какие-то обыденности, с которыми столкнулся герой на больничном, и именно в этих событиях передать и подкрасить основную мысль о том, что Асши был в тени своей сестры, но вы ввели абсолютно непонятный мне эпизод с отравлением. Он вызывает эмоции но я, к сожалению, так и не понял, зачем он нужен.

Есть ряд логических несостыковок. Самая яркая - назначение брата и сестры ответственными за караван якобы ради разности мнений, но при этом если всем была очевидна их родственная близость, разве в этом был какой-то смысл? Не совсем понятно, почему ребенка отвели именно к духам и почему он все же смог заполучить их помощь?

Подводя итог, я хочу сказать, что это очень хорошая работа. Вы смогли написать действительно трогательную, интересную историю. Да, она не лишена недосказанности, странных действий и откровенно лишних деталей, но читать ее было исключительно в удовольствие.

Рад буду обсудить вердикт.

Уровни:

Асши 9.5

Контакт - rolevik dima#4300

Приятной игры!

Проверил(а):
rolevik dima
Уровни выданы:
Да
+5
02:45
13:02
379
04:09
+1
Не знаю, мне лень читать, сделаю вид что понравилось