Игровое имя:
Трулгогоран

Я отлично помню этот момент, тот момент, который заставит меня задуматься о своём существовании. Тёмная пыточная камера, просторная как величественный зал храма, но он скорее использовался для зверских пыток чтобы крики демонов разносились как эхо и я это понял не в очень подходящий момент и сам слышал отголоски криков. Небольшие пятная крови на полу также давали это понять. Я видел змееуста, который сидел за столом и держал в своей руке перо, а на столе был пергамент — старомодно и весьма неэффективно чтобы сохранять информацию, но что мне до него? Это их проблемы. К моменту когда я разглядывал пол из массивных врат появился Инквизитор, который начал что-то говорить, а затем послышался скрип пера об пергамент и змееуст записывал всё, что говорил Инквизитор. И когда он закончил своё вступление тот приблизился ко мне.

— Ты сломанный клинок, Ман'Ари. Здесь тебя перекуют в новое лезвие. Все твои секреты, твои желания будут открыты. А после ты предстанешь перед Верховным командованием Легиона чтобы те дали тебе новое предназначение — Инквизитор приблизился ко мне закованному в цепи демону, а я поглядел в пол будучи прикованным руками за стену. Инквизитор встал чуть ли не вплотную ко мне и снял с меня шлем и поднял мою голову. Честно сказать меня это взбесило

Молчи и приступай к своей задаче, Инквизитор. Я верный слуга Легиона, ты теряешь свое время, пытаясь обнаружить изъян во мне. — Я это проговорил быстро и уже хотел вдарить тому прямо в лицо, но его цепи сильнее обволокли мои руки и ноги и прижали к стене, а после цепи появились на моей шее и начали душить и прижимать к стене. Закованный в цепи — пес, вот что я ощущал в тот момент

— Бессмысленные слова, Ман'Ари. Твой разум покажет насколько ты верен, Легиону. — Он взмыл руками вверх к потолку и затем я видел только пустоту и ничего более, а после начал падать в бесконечную темноту. Я падал долго, но затем почему-то я сконцентрировался на конкретном отрезке памяти и я резко упал в каком-то месте, но оно казалось мне знакомым, будто тут началась моя история… И непроизвольно я начал говорить о себе


Всё началось с Аргуса, родины всех Эредаров и гнусных изгнанников. Великого и сияющего как алмаз среди других самоцветов. Сокровище вселенной и она была центром её, ибо наша цивилизация была на пороге золотой эры завоеваний… И я был рожден на ней и носил фамилию известных ученых, представителей высшего слоя, но дар магии не поддавался мне, а отвернулся в час нужды и тогда сам мой отец перестал меня замечать будто я для него лишь инструмент. Отец ждал от меня лучших результатов и достижений в жизни, и я хотел получить его одобрение, но я его не получил в раннем возрасте, но когда я стану Ман'Ари… Он изменил свое мнение посмертно. Я не оправдывал его ожиданий и в какой-то момент я попросту сам ушел от него, жить собственной жизнью. Жизнью, которая приведет меня к славе завоеваний и силе.


Шли годы и я рос в юношу, сильного духом, волей и физически. В прекрасного представителя нашей цивилизации, но к сожалению без выдающихся магических способностей. Магия стала для меня нечто непостижимым и я жаждал, а моя мать… Она всегда была рядом со мной в самый нужный момент и она стала лучиком моей надежды в то время. Наука меня не интересовала ибо я не находил в ней чего-то родного. В высшем обществе отца я чувствовал, что они начали пускать дурные слухи и это плохо влияло на репутацию моего отца. Он был крайне огорчен, что я не пошел по стопам механологов или магов, а стал практиковаться боевым искусствам, в будущем он поймет меня, но в то время он видел во мне черное пятно бесполезности и позора, и он из-за этого выгнал из дому игнорировав высказывания моей матери. Давление окружения, потеря семьи меня не особо подкосили меня ибо я решил пойти вперед, в свое будущее не обращая внимания на высказывания посторонних, и лишь спустя несколько лет, отец нашел меня и извинился за тот инцидент, а я… Я был зол на него, но в то же время я не хотел ему навредить и просто согласился без ярых эмоций и тогда я встретил своего друга, первого и единственного — Морик. Он был магом и давно хотел со мной встретиться, но учеба ему не давала эту возможность и только сейчас представился этот момент и он мне понравился. Мы начали дружить, но Отцу я все ещё не доверял и избегал его всяческими способами. Может я хотел всегда подходить на Морика, а он меня? Судьба очень странная, но наша дружба крепла, и я стал налаживать отношения с отцом и так проходил год за годом.


Но жажда магии, а именно познать её терзали мой разум до самых глубин души и моим маяком среди тьмы стала одна эредарка, Эланзи. Красавица, стройная фигура, острый взгляд глаз и воинский нрав. Она будто была создана для меня, но меня познакомил с нею мой собственный друг, видя, что я терзаюсь собственными мыслями и долгое время я пытался понравиться ей и это дало свои плоды, она обратила на меня свой взгляд и я уже не помню как именно это случилось, но это и неважно. Мы женились спустя несколько лет и она стала носить моего ребенка в своей утробе, но в тот период времени прибыла так желанная мне мечта… А Морик уже закончил свою учебу и стал выдающимся магом, а мои родители жили своей жизнью и отец наконец принял меня таким каким я есть и его репутация вновь стала налаживаться… Счастлив был ли я в тот момент — трудно сказать ибо я забыл, что значит быть счастливым… Любовь так заполняет душу, но при предательстве… Она разрывает тело изнутри, но к тому времени настал час моего триумфа, а точнее триумфа для всей нашей цивилизации. «Вестник Света» прибыл в нашу Империю и тот предложил нам всем дар и сами члены Триумвирата согласились на него, Кил'Джеден один из триумвирата выступал с пламенными речами и я вслушался в них и тогда я понял, что это единственный шанс получить то чего я хотел всю жизнь. Магия, слава и одобрение отца, я стану частью великого воинства Эредаров и обо мне будут наслышаны тысячи цивилизаций. Но Эланзи и мой друг пропали вместе с моими родителями и я их искал множество дней, но меня нашли какие-то Эредары триумвирата и предложили помощь в поисках и я согласился. Они провели в меня какие-то залы освещенные ярким изумрудным пламенем и я чувствовал в них силу, а после те сказали чтобы я впустил её в себя и она даст ту силу, которую я жажду… А после прибыли другие, но они колебались и чтобы не опозорить себя и свою семью вновь, я принял его и впустил в себя, но перед этим они начертили на мне множество рун и татуировок сказав, что это придаст уверенности и сил… А после все моё тело пронзила острая боль, будто сама моя душа начала отделяться от тела и сгорать в неизвестном пламени, это было так долго и мучительно, что я потерял счет времени и начал разрушать все вокруг себя. Кромсать и разрушать колонны помещения, но после я будто бы вновь открыл глаза и увидел окровавленные руки на которых были когти, а мои копыта превратились в лапы… Я стал нечто большим чем Эредаром, я стал Ман'Ари как они сказали увидев меня и остальных претендентов, а после сказали что мы станем первыми вестниками Новой золотой эры. Но мною в тот момент двигала чистая ярость, гнев, жажда убийств и я послушался тех Эредаров и те указали, где прячутся похитители и я двинулся туда, мне казалось, что я прибавил в росте, но я был ослеплен желанием найти свою жену и спасти её.


Это место было далеко, в самом глуши… Но он напоминал мне поместье её родителей и неоскверненные леса, прекрасные и полные жизни будто начали увядать когда я проходил мимо громадных деревьев. Мне приходилось смотреть по сторонам чтобы не попасть в ловушку похитителей и когда я увидел её поместье, то прибыл в тот самый момент когда они начали уходить и что-то вновь щелкнуло во мне и я в чистом порыве ярости начал сближаться к похитителям… Две женщины и пять мужчин, все они были убиты мною кроме моей жены, но вдруг появился Морик и сказал ей бежать и тогда я понял. Она бросила меня, бросила одного и решила сбежать с моим лучшим другом! Я не мог её простить и разорвал в клочья предателя, а после и схватил свою бывшую жену и воткнул свои когти в её живот, убив тем самым своё дитя и тогда кровавая пелена спала с моих глаз, и я осознал кого, убил. Двое мужчин были посланниками Велена, я убил родителей Эланзи, а после и своего лучшего друга в приступе ярости, но после я поглядел на горящий город и услышал зов и свой голос чтобы я оставил её как прошлое и пошел в будущее, ведь прошлое будет умирать, а будущее будет рождаться. Глубоко вздохнув и все ещё не осознавая всей ситуации я покинул её дом, оставив, умирать в муках, но в будущем я пойму, что я никогда так сильно не ошибался… Она выжила и покинула Аргус и возможно живёт вместе со смертными Азерота, моей второй задачей стало найти её и закончить свое начинание и отрезать прошлое от настоящего ведь она знала меня слабого и робкого и могла посадить семена сомнений в мой разум, что будет отравлять меня и в итоге убьет как отрава коим она и является.


Когда я вновь прибыл к верноподданным Кил'Джедена, они давали мне легкие поручения где я впитывал силу, убивал всех кого мне приказывали и последним испытанием верности и мантии новой жизни — было уничтожение чудного спасательного корабля слабого из Триумвирата, Велена. Но перед этим мне выковали мои клинки «Языки пламени», которые станут продолжением моих рук, но закалку они пройдут только в крови изгнанников и сама кровь, станет нечто большим для меня. Она станет одним из источников моей силы, и я буду жаждать её и некоторые в будущем будут знать меня как Жаждущий крови и битв. Но я провалил свою миссию по уничтожению корабля трусов и первые несколько веков новой жизни я был заклеймен за свое поражение и лишь благодаря моей силе и верности Пылающему легиону, меня вновь поставили на службу в виде Стража Гнева...


Сила, что бурлила в моей крови была безудержна даже по меркам других Стражей гнева и демонов, поэтому большую часть времени меня держали в цепях и я только и дело, что служил своим хозяевам, но они менялись как перчатки или сломанные клинки, которые затупились в ходе ожесточенной войны. Не знаю по какой причине, но меня вновь перековали в кузнях Мо'Аргов, и подготовке разума с помощью Шиварр в их храмах. В ходе всего этого они сделали из меня настоящее ходячее чудище облаченное в броню и ведущего за собой других кровожадных и безудержных Стражей гнева и с этого момента я поднимался с самых низов как мало разумное, дикое существо. Я поднимался в Иерархии Легиона наращивая влияние и набираясь военному опыту в величайшем Походе всего мироздания, которая затронула большую часть темного космоса и длань Саргераса дотягивалась до самых удаленных планет с помощью таких воинов — как Я. Мой кровавый нрав потух и я наконец встал наравне с другими представителями своей великой расы и ступил на борт крейсера Легиона, чтобы участвовать в этом походе лично и очищать планеты от жизни или от заразы бездны, которая заражала планеты. Мои командиры ценили меня как ценного воина, но не как командира и я решил показать им, что способен и на стратегические возможности, хотя они грубо высказали свое мнение, что моим уделом будет только битва, а не планирование, я затаил на них свою ненависть и решил отомстить им в будущем. Несколько тысяч лет похода и за все это время я потерял счет захваченных и уничтоженных планет, где я вырезал и пожирал души смертных существ, которые дрожали в страхе передо мною и моими братьями Стражами гнева. Нас прозвали «Кровавым штормом», но после мы начали вести свой мелкий поход в котором мы только и уничтожали планеты, а не покоряли их, но когда мы сталкивались с зараженными планетами, то наш поход на долгое время задерживался из-за трудностей с уничтожением планеты. В столь малом походе мы пожинали души и копили их, чтобы принести в дар нашему Повелителю. Сотни разоренных и расколотых планет оставалась позади нас и в самый нужный час мне удалось нанести свою месть, бестолковым и глупым офицерам, которые в прошлом оскорбили меня. На одной из захваченных планет эти офицеры перестали бдеть за моими воинами, и за мной в частности и я нанес свой удар по этим офицерам пожрав их души и уже самим возглавив этот поход. Я решил доложить успехи нашего флота, но они сами связались и были очень недовольны, что мы не присоединили ни одной цивилизации к Легиону. И приказали нам прибыть на Аргус для разбирательств, а в случае неповиновения — нас будет ждать забвение. Когда мы прибыли на Аргус нас всех клеймили и пытали несколько веков как наказание и тогда мои подчиненные братья и я сам предстали перед одним членом из триумвирата, Кил'Джеденом, тогда он высказал свое огромное недовольство, что мы не присоединили ни одной цивилизации как поддержку их завоеваниям, а лишь как бездумные животные уничтожали все до чего дотягивались когтистые лапы, но он сжалился над нами в первый и последний раз, но если те вновь будут схвачены или вернуться в Круговерть с проваленной задачей, то нас всех будут ждать страшные порки и пытки. После его речей мы покорно покинули его и присоединились к другому участку пылающего похода.


Более десяти тысяч лет я участвовал в этих мелких походах, где я низвергал правителей в грязь, а их подданных в пепел. Я был ручной гончей Кил'Джедена и убивал всех несогласных и предателей, но такие дни стали обыденностью, но до момента полной скуки и рутинности меня «спасли» вести, что меня отправили найти бежавшего Эредара с Аргуса. Мне дали крейсер для перехвата и я незамедлительно отправился за ним, чтобы вынести приговор — ЗАБВЕНИЕ. Несколько веков я изучал его передвижения, его маршруты и сподвижников выслеживая их и исполняя тот же приговор, что был на нем. И тогда я обнаружил его след, и он вышел со мной на связь.


— Легион использует нас, одумайся и освободись от оков наших поработителей. Разве ты не видишь во что они превратили наш мир? Он разрушается, мы умираем, а наша цивилизация деградирует и превращается в прах. — Сам Эредар вещал это со своего командного мостика вместе с другими своими подчиненными, а сам он был облачен в богатую и вызывающую одежду с частичками брони показывая свой авторитет. Но его голос был наполнен горечью и сожалением, но его взгляд был увереннее его голоса

— Замолкни, предатель. Твои речи как яд, а наш мир — это цена наших завоеваний. Наши лидеры поступили мудро, что принесли в жертву наш мир, мы стали бессмертны, мы стали сильнее и ты отвергаешь их ДАР! Тебя и твоих подчиненных, ждет забвение. Твои слова — пусты и не имеют смысла


Я оборвал с ним связь и приказал готовиться к абордажу корабля предателя, но перед этим вывезти его двигатели и орудия из строя, моя команда не медлила и открыла огонь по его кораблю и тот начал дрейфовать как остов, загубленный из-за одного существа. Я не придал значению его слова, но в будущем они заставят меня задуматься, когда я буду на Азероте. Моим подчиненным не дало больших трудов убить всех его сподвижников и союзников, а я сам решил покончить с его жизнью лично и убил тех, кого он защищал на мостике. Их души были помещены в камни, чтобы пытать и использовать как энергию, а его самого ждало забвение от моего клинка.


— Все закончилось, предатель. У тебя никого не осталось, ты остался один в кромешной тьме, а со мной есть — Легион. — негромко я говорил своему оппоненту, но он внимательно слушал меня и устало вздохнул, старый представитель нашей расы, который принял дар, чтобы спасти себя. Лицемер.

— Я прожил достаточно и могу сказать, что тебя ждет одиночество или оно наступило ещё давно? Ты сам не знаешь чего хочешь и ты просто заблудшее дитя, которое хочет внимания и всячески пресмыкается перед демонами, мне жаль видеть Эредара, который стал не личностью, а рабом своих же эмоций. — Он говорил, это в своей манере и лишь ждал когда он перестанет существовать. Я не медлил с его желанием. Но его слова казались чистой правдой и что-то оставило след в моем разуме и душе от этих слов...


Я доложил Кил'Джедену о выполненной задаче и мне ждала новая задача, помочь вторжению Архимонду Осквернителя и меня причислили к его воинству, который был уже готов к вторжению на особый мир, где нужна грубая сила в виде меня. Я считал Архимонда не самым сильнейшим и не достойным места в Триумвирате, но его дело Легиону доказала обратное, но сомнения к нему у меня были, но пропали сами собой когда я увидел его. Когда некая смертная королева Азшара открыла портал, я попал на Азерот и начал свою резню уничтожая и сжигая храмы смертных, но особых результатов этого не дало. Когда мне впервые удалось захватить смертных, то я стал пытаться понять их язык ибо они давали достойный отпор, а пытать их было тем самым спасением от скуки. А, что мне понравилось в этих смертных, то это вкус их плоти, а именно детей и страдания их взрослых особей. Их плоть мягкая, а душа слаще любой другой, которую я поглощал, но всему приходил конец. Герои смертные Малфурион, Вечный предатель Иллидан и Кеннарий. Они нанесли свой удар, и я вернулся в Анторус с проваленной миссией и готовым к своему наказанию...




Твоя память, твоя жизнь — бессмысленна, ты ничто без войны. Но ты полезен для Легиона, ты будешь и дальше служить Легиону. Я доложу Триумвирату о твоем провале, и твоем новом наказании и ты станешь подопытным. — Он зашил мне рот, и за это время намертво прикрепил к стене не давая возможности двигаться и оставил во мраке до момента своего возвращения. Змееуст в своей манере посмеялся и схватил пергамент сбежав вслед за Инквизитором, так я провёл некоторое время… В темноте


Не знаю сколько прошло времени с моего заключения в камере того Инквизитора, но он приходил и приходил пытая меня и выпутывая все знания и лишь после стольких пыток и истязаний он снял с меня цепи и выпустил. Может быть прошло несколько веков с моего заключения, а может и меньше, но я чувствовал, что ослаб из-за своей гибели на Азероте и мне нужно было вернуть свои силы, но ко мне приставили какую-то Эредарку, которая стала моей надзирательницей и всё время таскала за собой чтобы я выполнял её поручения, а её имя стала для меня сродни «Тварь». Куда бы нас не отправили, она высказала свое недовольство и ныла практически время и выпускала свою ярость на меня, но мне приходилось терпеть ибо провалить свою миссию не хотел. Нас с ней связывала лишь служба Триумвирату и ничего более, хотя иногда мне приходилось слышать её речи, которые были наполнены смыслом хоть каким-то, по крайней мере я так считал. Может быть она хотела так открыть свои чувства и иметь послушного слушателя, который не может ничем ей отказать?


— Скажи мне брат, в чем есть сила и что такое свобода? — Эредарка сидела на своем кресле и наблюдала на бескрайние просторы космоса попивая что-то из своей украшенной золотом чашей.

— Сила это нечто невообразимое, можно постичь, что угодно, но понятие сила крайне размытое и трудно понять её конкретику. Но физическая сила достается легче чем в магии ибо она пронизывает нас насквозь. Свобода в словах, действиях и мышлении — Я пытался говорить как оно есть, мне крайне редко удавалось говорить. В большинстве своем я молчал либо молча выполнял приказы и мне трудно было связывать между собой слова.

— Нет и нет. Сила это мера воздействия. Никто не может был всемогущ физически, духовно, интеллектуально, у каждого есть свои пределы и границы, даже у нас. А свобода, свобода это нечто прекрасное чего мы к сожалению больше не придем, хотя мы никогда не были свободны в полной мере. Нас всегда что-то сковывает. Смерть, несчастье, слабость, но я могу сказать, что истинная свобода у Скверны. Она хаотична и действует всегда по своему и в этом она дарует всем учение свободы — Хаос есть свобода. У нас нет моральных преград и сочувствия, мы свободны от этих эмоций и можем позволить себе, что угодно в этой вселенной — Эредарка встала со своего кресла и положила свою чашу на поднос и повернулась ко мне видимо ожидая ответа или оспаривания её аргумента, тогда я решил ответить довольно кратко и понятно для неё.

— Вы правы, госпожа.

— Вот и молодец, я всегда знала, что Стражи Гнева послушные телохранители и слуги. Не зря вы несете почётный караул и стоите в авангардах сражений, особенно ты. — Она подошла ко мне и своей когтистой перчаткой схватила за подбородок и приподняла голову чтобы я посмотрел на неё. Мое терпение подходило к концу и она видимо это поняла и решила больше меня не трогать

— Как только тебе приказали слушаться меня и исполнять все мои прихоти, я поняла, что ты только и делаешь, что выполняешь это без особых раздумий. Это с одной стороны похвально и удручает, Эредары должны думать прежде чем творить. Мы творцы своей судьбы и делаем с ней, что захотим… Но ведь возможно, наша судьба уже давно написана и где-то нас ждёт свой конец. Нас Эредаров постигла такая судьба, мы начали свое возвышение и мы покатимся к упадку рано или поздно, а я хочу быть на стороне победителей, не в моих планах гнить где-нибудь на Аргусе или быть сожранной. — Она говорила, это без особых эмоций и уже отходя обратно к своему креслу и садясь на него, хотя уже повернувшись ко мне, а её взгляд оценивал меня.

— Я ценю прямоту и качество исполняемых приказов, госпожа, мне не нужны ваши наставления. И все мы сделали такой выбор, а наш упадок никогда не наступит — Мне начало казаться, что она станет как тот лицемер, что сохранил свою жизнь чтобы не погубить себя, но может она придумала что-то иное...

— Нам всем уже несколько десятков тысяч лет, мы странствуем от одной звезды к другой. Мы даём шанс другим цивилизациям присоединиться к Пылающему походу, но дарует-ли этот Свет такой же выбор как и Скверна? Вот, что меня волнует, но об этом я сама буду раздумывать. — От моих слов она рассмеялась мне в лицо и поспешила к своей чаше и испивая из него, а после переводя свой взгляд с улыбкой на меня и говоря — Мои наставления спасут тебе жизнь, лучше слушай и отвечай как есть, ты познаешь свои ошибки и станешь лучше благодаря мне. Терять сильных представителей своей расы так опрометчиво, лучше использовать вас до конца и тогда думать; избавиться от вас или нет.

— Как будет вам угодно, госпожа, но зверь загнанный в угол может и убить.

— Дерзкие слова, но имеющие смысл. Придет день когда нам дадут достойный отпор, но пока он не наступил, мы будем пожинать души и пожирать знания о бесчисленных цивилизациях. А сейчас мы можем поиграть в «шахматы», не нагружай свой мозг думая откуда я его взяла, считай мне его доставили из одного мира где ты побывал, а ты побывал на многих и я это знаю, я много о тебе знаю. — Она хитро улыбнулась в мою сторону и я присел напротив неё и ган'арги притащили стол и шахматы, странное поле и фигуры сделанные из неизвестного мне материала и она рукой провела над полем и резким движением руки схватилась за край поля и покрутила поле. Несколько оборотов и на моей стороне оказалась черная часть, а у неё белая. Она довольно улыбнулась и поправила поле и сказала — Игра довольно простая, для твоего интеллекта вполне хватит.

— К чему все эти игры и разговоры, госпожа. — Она не отводила взгляд с меня и подвинула пешку вперед, а после и я, но я не понимал почему я совершил этот шаг и та посмеялась

— Ты ещё юный, но силы тебе не отбавлять. Ты видишь во всех соперниках и хочешь доказать им свою силу, но до «Дара» ты был вполне смышленым и сильным, почему ты принял этот Яд? Ты ведь скорее всего догадывался чем заплатишь.

— Это не Яд, а дар, который возвысил нас. Жизнь и есть соперничество, кто-то будет на пищевой цепи выше меня, но я сам стану сильнее и встану на его место пока не дойду до вершины, и чем я заплатил… — Может быть она знала или догадывалась об моей старой жизни и тогда я впервые замешкался оглядев свои руки, но та совершила свой незаметный ход, а я необдуманно совершил опрометчивый ход, хотя попытался скрыть свои эмоции.

— Обычные слова Ман'Ари закованного в цепи и жаждой силы за которую ты цепляешься. Но тобой двигает какая-то другая цель не так-ли? Ни ради выживания, ни ради власти. Тобой может двигать и примитивные эмоции, и сила, но среди них есть что-то и конкретная цель, которую ты пытаешься найти и постичь.

— А тобой, что движет? — вновь она сходила свой ход и я попал в не очень хорошую ситуацию. Я мог подставить ключевую фигуру или пожертвовать ценной единицей, хотя можно было и рискнуть и поставить менее значимую фигуру, что я и сделал.

— Интересный ход, но бесполезный. И я спросила тебя первая. Так отвечай же на вопрос своей госпожи.

— Вы сами знаете ответ если поставили меня в невыгодное положение, вы играете на своих правилах и не хотите подвергнуть себя опасности поэтому заманили в игру, где я слаб. Но в этом и моя ошибка

— Ты догадался, я думала ты узнаешь об этом раньше. Измени свою судьбу, даже заранее подготовленный сценарий можно испортить одним разговором или действием и тогда придется импровизировать и именно в такие моменты ты сам познаешь и строишь свою судьбу, главное понять когда этот момент появляется. Даже сейчас я сильнее тебя, мне ничего не мешает испепелить твою душу и тело из мироздания, но это будет слишком легко, я лучше досмотрю твои страдания и узнаю, что движет тобою, ведь твоя цель освещает тебе путь даже через поражения и невзгоды.

— Ваши разговоры утомляют вас, госпожа. Вы тратите свое время. — Она передвинула одну фигура и кратко произнесла одну фразу «Шах и мат»

— Твоя жизнь может окончиться вот так если ты будешь останавливаться на половине пути, ты должен идти вперёд.

— Игра — это не жизнь. Она непредсказуема и мы не подвластны над ней, я сам решил принести в жертву всё, что у меня было и будет. Довольно этих разговоров, ибо моё время настало, а вы не заметили как кинжал приблизился к вашей глотке слишком близко, не испытывайте больше моего терпения иначе за вашу гордость, я низвергну вас до обычной слуги. — С такими словами я перекрыл фигурой её ключевую фигуру и сыграл в ничью, а после ушёл развернувшись спиной к ней.

— Видимо я не пойму чем тобою движет. Соперники, ярость, месть, жажда хаоса и разрушения? А может просто затушить свою боль в сердце из-за утрат? Что-то в нем от Эредара осталось, но затмевается скверной… Он станет только лучше со временем, его ждёт больше чем свобода. Он станет олицетворением своих эмоций и будет неудержимым, таких как он легко контролировать и направлять… Машина войны, лик грехов, потерянный в своих желаниях. — Только сейчас я начинаю понимать о чём она говорила, а может она угадала это? Всё, что мне остается, это больше не встречать её.


К счастью для меня последующие разговоры носили небольшой характер важности, хотя она и пыталась прознать меня лучше и понять кем я являюсь для Легиона, так прошли десятки и сотни веков пока меня вновь не приписали к новому вторжению на Азерот. Триумвират знал ярость падших Эредаров во время первого вторжения поэтому вновь призывала их чтобы мы с жаждой мести вновь попали в этот мир и уничтожили главных врагов Легиона на Азероте — Ночных эльфов и каких-то Людей, которые обосновались на другом материке, этот мир изменился и раздробился. Они потеряли единство и мы воспользовались этим шансом, что был дарован нам. Мы ожидали очень долго и вот авангард Легиона начали призывать в тот мир, чернокнижники, которые называли себя демонопоклонниками, призывали моих братьев и других сильнейших демонов, чтобы подготовить плацдарм для основных сил. Один из Натрезимов, который руководил этими культистами, обучил нас скрывать собственный облик и приказал чтобы мы оттачивали эту способность, ибо никто не должен знать, что Легион вернулся. Первое время я скрывался под личиной смертного человека и пытался понять их быт, но он был настолько низок для меня, что я отвергал всё это и стал просто ожидать когда начнется основное вторжение, чтобы отомстить Эльфам, которые посмели бросить вызов Легиону и отомстить им за свою первую погибель.

Лордерон — людское королевство, которое стало первой целью для уничтожения и забвения в летописях истории. Но там уже бушевала некая «болезнь» как я сам помню, её прозвали чумой и она практически убила всех боеспособных людей и те отдавали крайне слабый отпор, а предатель которого звали Артас Менетил руководил ордами мертвецов и убил своего отца и захватил столицу где жил и тогда впервые я был удивлён, что смертная душа была наделена таким могуществом и такой армадой, которая захватила целую цивилизацию, но наше вторжение началось когда один из его прислужников призвал Архимонда Осквернителя. Один из могущественных представителей нашей расы уничтожил Даларан, который по его словам мог предоставить угрозу и мы начали добивать смертных, но я был приставлен Маннороху в истреблении людей. Ни один из их героев не мог сравниться со мной и меня преодолевала гордость и жажда, что среди них ни одного сильнейшего представителя. Хотя в один из дней я встретил некоего смертного, который назвался паладином Святого Света. Его свет ослепил меня и один из его ударов попал мне в колено и раздробил там кости… Смертный, единственный смертный, который воспользовавшись светом смог ранить меня и тогда я впал в бешенство и разорвал этого паладина, который защищал беженцев, все их души попали в мою коллекцию и их останки исчезли из мироздания и стали частью меня. Маннорох был крайне огорчен мною, но неожиданно всему авангарду было приказано отправиться в Калимдор как его называли, совсем другой материк покрытый пустынями и лесами. Все мы поняли сразу — ночные эльфы, извечные враги нашего похода, но теперь чаша весов встала на нашу сторону и мы начали вторжение в Калимдор. Вновь я ступил на земли Эльфов и начал сжигать их драгоценные деревья, которые начали давать отпор, но их слабые корни не могли удержать меня навечно и каждое из этих растений сжигалось или разрубалось мною, не очень много времени понадобилось, чтобы прикончить Кенария полубога, который мешал нам вызывая на свою сторону саму природу. Орки были отличным инструментом когда те жертвовали собой, а мы сохраняли свои силы, а их убийство Кенария меня впечатлило. Ночные эльфы приспособились к темным лесам и мне было тяжело биться в их условиях, поэтому мы поступили крайне легко. Сжигать и осквернять их землю чтобы она вся пропиталась скверной, но почему-то данный процесс был крайне медленным, а силы оскверненных орков приостановились, нельзя более доверять этим оркам сложные приказы и мы нанесли крайне тяжелый удар для эльфов приблизившись к Нордрассилу, а после до меня дошли вести о том, что Маннорох был вновь убит, силы оскверненных орков уничтожены и осталась лишь Плеть и оставшиеся силы Пылающего Легиона. Наш генерал решил нанести окончательный удар собрав сильнейших из нас, мы двинулись к Нордрассилу. Эльфы давали отпор, как и тогда возле Колодца вечности, но на этот раз у них не было полубога, у них не было Иллидана, а Малфурион пропал. Их шансы на победу были призрачны и мы сметали всех смертных как ураган, но неожиданно я почувствовал как мое тело пронзило сотня стрел и я пал на колени, а после десятки копий и клинков разрезали мою плоть… Я оказался в круговерти пустоты… Какие эмоции я испытывал на тот момент? Ярость, бешенство и отчаяние, а после и опустошение ибо знал, что меня ждёт забвение из-за провала этого задания.

Я ждал своего часа, но за мной так и никто не прибыл, но весть о том, что Легион вновь был повержен донеслись так молниеносно, что Кил'Джеден был в такой ярости, что погубил нескольких своих помощников… И меня могла постичь такая же судьба, но его ярость не достигла до всех и я оказался в безопасности на какое-то время. Кил'Джеден стал планировать другое вторжение, чтобы ввергнуть Азерот в пучину разрушения и отомстить смертным расам за их наглость, а дальнейшую историю вы знаете отлично. Легион был уничтожен, Триумвират был повержен, а мой владыка Саргерас — заточён вместе с Иллиданом. Но демоны будут жить и дальше и станут хитрее, даже такое существо как — я, смогу адаптироваться к новым условиям и нести свою жатву, хоть и в меньшем масштабе.


Гордость преодолевала меня все моё существование, не знаю было ли оно у меня всегда, но этого у меня не отнять и никак не побороть. Моё величие, могущество, что было даровано всем Эредарам, она изменила нас к лучшему. К новой бессмертной жизни и без признаков слабости, мы стали нечто иным, что даже наши трусливые братья и сестры не смогли признать в нас будущее нашей расы и бросили всех на произвол судьбы. Их мало, а нас легионы, мы сильны, а они слабы… Но нас все ещё что-то роднит и меня это ввергает в странные эмоции, что-то иное, что я не могу более понять. Кровавая пелена, что расстилает мой взор дает мне понять, что они лишь отголоски прошлого, крики слабых представителей нашей расы и мы даруем им спасение в забвении и даровании нам шанса на выживание. «Герои» Азерота лишь пустышки на фоне великого замысла Саргераса, они не знают и всей правды и пытаются смотреть лишь на внутренние проблемы, а не на глобальные. Из-за таких существ, Легион и раздробился, но в скором времени они прознают всю ярость нашего истинного владыки — Саргераса. А до этого момента, моя гордыня, мой гнев, алчность и чревоугодие будут приумножаться и я верну свою былую мощь, когда я в одиночку воевал против армий смертных в далеких системах, разрушая их цивилизации и ввергая их в мир в пламя разрушения.

Более никто не встанет у меня на пути.


Дополнительно — для связи Osten#1144

Для исправления ошибок сообщайте в дискорде


Вердикт:
На рассмотрении
Проверил(а):
Rossenberg, AnyTweetAny
Уровни выданы:
Не положено
+3
07:33
10:24
280