Игровое имя:
Норланд

В Чумных Землях нет покоя

«Ради мира и процветания Лордерона мы сражаемся и умираем. Но победа не так далеко, как кажется. Не бойтесь смерти, братья и сёстры, ведь перед Светом мы едины.» © Девиз семьи Фортвалорн.

Всё началось с неприятности. Карта, которую милостивый торговец продал Норланду, оказалась ложной и вполне зловредной, ведь из-за неё чародей-одиночка несколько раз чуть не угодил в логово разного рода опасных зверей. Как бы то ни было, парень отказывался отступать назад, всё же куда-то эта карта всё же должна была его привести. Шёл он по Альтераку, точнее окольными путями, ведь знал, что на дорогах бесчинствует синдикат. Путь его был нелёгким, всё же он понимал, что уж лучше замёрзнуть в горах, чем быть ограбленным и после убитым каким-нибудь разбойником. Также чародей знал, что его путь по всей видимости лежит в Чумные Земли. Не сказать, что именно туда он хотел добраться, однако оказалась очередная возможность увидеть неизведанные края, хоть и прогнившие от деятельности Плети.

«Эх, друг-товарищ, мой дневник, следуя по этим проклятым горам, я понял две вещи:
Никогда не следует поворачивать налево, особенно если слева находится полуразрушенный город-призрак. А также, огры не так уж и бестолковы как их в народе кличут… Как минимум потому что я умудрился чуть не напороться на их разведчиков! Или может, это были отбившиеся от клана дубни? Не важно… Также, предполагаю, что двигаюсь в сторону Западных Чумных Земель, вполне возможно я напрусь на укрепление Серебряного Рассвета, или же уже Авангарда? Не важно! Попробую войти с ними в чисто дружеский контакт, а то, кажется, я скоро одичаю в одиночку ходить! А может ещё и получится сделку какую заключить...»

И вот, человек уже пересёк границу. Хлад Альтерака неприязно дул ему в спину, отгоняя тем самым ужасный смрад гнили падшего и после воскрешённого королевства. Небо было серым и переливалось красноватым оттенком, вдали же был виден свет от всё ещё догорающего Стратхольма. Округа тоже не внушала жизнелюбие, полумёртвые кусты, деревья и трава, что наползала на разбитую дорогу, ни чуть не упрощая размеренный поход. То и дело встречались скелеты беженцев и животных, разбитые фонари, порушенные заборы и покосившиеся столбы с указателями. Всё это давило на чародея, однако также и преисполняло его лёгкой злобой. Если бы не Пылающий Легион и Плеть, если бы не падший чародей из Кирин-Тора и свернувший на путь смерти принц Лордерона, всё случилось бы по другому. Казалось, Норланд был уже готов повернуть назад, не в силах терпеть весь негатив, что исходил от окружения и из него самого, однако на пути ему встретился Лагерь Промозглого Ветра, перед которым его встретил дозорный с накидкой Серебряного Авангарда.
— Стой! Во имя Света, ты ещё кто? — Латник держал меч на готове, но лишь предупреждая тем самым, чтобы Норланд не выкинул ничего противоестественного.
— Друг! Друг-товарищ, чародей Норланд Ванрэйн! — Шатнулся назад чародей, как заметил оружие, развёл руки в стороны и помотал головой: — Простой авантюрист! Просто сбился с курса, ищу где бы перевести дух после долгого пути…
— Ах, вот как… Тогда, проходи, надеюсь, ты не надумаешь идти дальше. Всё же, Чумные Земли это не то место, где можно найти приключение. — Удручённо произнёс крестоносец, тяжко вздыхая и убирая клинок в ножны.
Чародей благодарно кивнул и направился внутрь лагеря. Несколько палаток, дилижанс, полуразрушенное здание и крестоносцы, уставшие от постоянного гнёта этих земель. Ничего иного Норланд и не ожидал в таком месте. Поведя плечом, красновласый чародей уселся у костра, доставая свой синий Фолиант и собираясь было начать в нём строчить, как внезапно услышал шум за спиной.
— Мой отец сейчас там, сражается у Андорала, а ты предлагаешь мне стоять здесь и ждать помощи? Безумец! — Рявкнул молодой рыцарь в сером неполном латном доспехе, на кирасе которого был выгравирован грифон, лицо его было сокрыто глухим забралом шлема, а на поясе же висели богато украшенные серебром ножны, в которых покоился столь же изысканный одноручный меч, за спиной же висел щит с ровно таким же гербом. Рядом с ним стояла девушка из рода кель'дорай, с короткими каштановыми волосами, с колчаном стрел и луком за спиной, снаряжена же она была похожим образом, за исключением того, что броня была более облегчена за неимением лат на руках и ногах.
— Может и так. Твой отец — хороший человек, но отправляться мне и моей компании туда слишком опасно. Мы не мало работали вместе, Мартин, но в этот раз придётся, наши пути расходятся. — Ответил ему дворф, что был низким даже по меркам его расы. Одет он был в чёрную кожаную броню и укомплектован разного рода кинжалами, а борода заплетена в одну не слишком длинную косу. Голос был не в меру хриплый и грубый: — Я отправляюсь в Болотину, решать проблемы моего клана. Если Чумные Земли не сожрут тебя, мы ещё увидимся.
Не сказав более ни слова, дворф отвернулся к рыцарю спиной и направился мимо чародея, громко фыркая и бормоча под нос.
— Проклятие… — Тихо вздохнул рыцарь, склоняя голову и хватаясь за шлем, из под которого он смотрел на свою пассию: — Фэй, ты же знаешь, что я не отступлюсь. Как и я знаю, что ты не останешься здесь. Мы выдвигаемся. Сейчас же.
— Простите, за столь внезапное вторжение! — Внезапно вклинился чародей, приветственно вскидывая руки в стороны: — Но я слышал, у вас беда. Знаете, а я мастер решать проблемы!

...

— Осторожно. Не вляпайтесь во что-нибудь и не шумите… — Указала двоице эльфийка, практически бесшумной походкой движущаяся меж обломков здания. Им пришлось двигаться через руины Андорала, которые хоть и были подчищены силами Серебряного Авангарда, но всё же были заселены бродячей нежитью Плети. Как же разочаровались бы паладины, узнав, что в будущем на этом месте начнутся бои Альянса и Орды, а сама Плеть будет лишь незначительной проблемой на карте военачальников.
— Уж стараемся. Гхм… — Произнёс менее проворный рыцарь, чья броня тихо гремела от его неуверенных движений, всё же скрытность это не его конёк. Но вот под ногами воина очнулся труп, что попытался схватить его, но воин был опытен и отрубил твари голову на опережение.
Поразившись этому, чародей лишь тихо вопросил:
— Неплохой удар. Не в первый раз, значит?
— Да. В первый раз я визжал как девчонка со страху. Повезло, что Фэй была рядом, притворилась, мол это она сделала.
— Оу, а по твоему виду и не скажешь, что ты из трусов. — Усмехнулся чародей, вдруг оглядываясь назад. По некой причине Норланд ощутил, что кто-то нагло смотрит ему в спину, но никого найти он не сумел. Но никто кроме нежити там быть и не мог, но будь это мертвец, тогда почему же он не набросился? Иль чародею уже со страху уже чудится? Всё же, Норланд был не из храбрецов, но отступить он не мог, просто из-за моральных соображений.
— И так, когда мы прибудем к твоему отцу, что мы там увидим? — Вопросил чародей, что не удосужился спросить об этом в начале похода. Уж слишком он был занят тем, чтобы подать себя как мастера магических дел.
— Ледяного змея, пару-тройку рыцарей смерти и армию нежити, если повезёт, то они будут танцевать балет. — Усмехнулся рыцарь, приподнимая обломок балки, чтобы чародею было сподручнее пройти, сам же теперь шёл сзади. Силы воину точно было не занимать: — А если честно, то моего отца с отрядом каких-то искателей приключений, окружённого толпой нежити. Если, конечно, мы успеем...
— Лучше бы о себе озаботился… — Хмыкнула эльфийка, остановившись перед обломками каменной стены, выглянула из-за неё.
Впереди лежал труп огромного поганища, чьё «тело» было усеяно разного рода повреждениями и стрелами. Рядом лежали другие тела, вурдалаков если быть точным. На всё это скопище несвежей плоти уже сбежалось несколько немёртвых, решивших полакомиться трупами.
Чародей оглянул двоицу, изгибая бровь и чуть дрожащим голосом говоря:
— Мы же не пойдём напролом?
— Это выход из города, считай единственный путь. Не беспокойся, всё будет быстро. Бейся с честью. — Утвердил рыцарь и с ноги опрокинул кирпичную стену, призывая тем самым нежить биться с собой. На что, в общем нежить откликнулась подобающе, сразу же рванув к троице.
— Храбрость и слабоумие это разные понятия! — Вскинул руки в стороны от недовольства. Но вдруг за спиной послышался глухой рык, на который чародею пришлось откликнуться, то была группа из трёх голодных кадавров. Сразу же в их сторону влетело огненное заклятие, отбросившее их на внушительное расстояние. Запахло горелой плотью.
— Когда-нибудь я сама тебя убью! — Выстрелила ледяной стрелой прицельно вурдалаку в глазницу и, судя по её хмурым бровям и злому оскалу, девушка была не слишком довольна этим действием: — А не убью, так ещё что-нибудь противоестественное сделаю!
Перерубив острым краем своего щита мертвецу голову напополам, воин таким же мощным пинком отправил тело в другого немёртвого кадавра, лишь усмехаясь: — После того, что было в первую брачную ночь, твои угрозы на меня не подействуют!
— А что у них было? — Задался этим вопросом Норланд, но внезапно подоспевшая новая волна нежити тут же его вернула в мир, и тот побежал за остальными на выход из Андорала, мимо поганища, чей вид его до жути устрашил. Ведь могло статься, что эта тварь восстанет и побежит следом, но… Им повезло. Тормознув, маг вскинул руки вперёд, пока по его рукам проходились огненные всполохи, которые он словно захватывал в свои ладони и резким движением высвободил в небо. Перед толпой нежити возник взрыв, воспламенивший путь и давший троице возможность на побег...

...

— И так, остаётся уповать на то, что отряд твоего отца не перебит и через Андорал мы больше не будем идти только втроём. — Удручённо заключил чародей, который повис на шее рыцаря ввиду того что выбился из сил во время побега. Воин же был до ужаса вынослив и силён и никаких проблем с этим не испытывал. Эльфийка лишь завистливо поглядывала на наглое пользование чужой добродетелью.
— Именно, чародей, но уповать не придётся. Мой отец — паладин, коих ещё найти стоит. Я уверен, мы успеем. — Рыцарь шёл на удивление быстро и уверенно, не оглядываясь по сторонам в заросли прогнившего леса. Скорее всего, уверенности ему придавал тот факт, что по дороге они встречали трупы разнообразной нежити, чья степень разложения сильно варьировалась между практически истлевшими и ещё свежими.
— Однако, теперь будем действовать исходя из моих команд. Прости, милый, но бескомпромиссный штурм — не всегда выход. — И вот, рыцарь хотел было что-то сказать, как эльфийка его перебила: — И да, я знаю, что нам нужно торопиться. Но всё же…
— … Как скажешь, Фэй. — Пожал плечами смирившийся рыцарь.
— А я вижу, вы хорошо ладите. Может мне написать про вас повесть, как рыцарь и следопыт отвоевали Лордерон, наделали полдесятка полуэльфов, устраивали чертовски горячие ночи в которых эльфийка была сверху, а слабый и послушный воин был у неё на поводке, и жили они долго и счастливо? — Ухмыльнулся Норланд, после чего рыцарь спустил его со своей спины на землю, при чём, не останавливая ход. Благо для чародея, он приземлился на пятки и лишь протянул руку вперёд идущему: — Эй! А что я не так сказал? Ну да, может быть с детьми слегка перегнул! Нам же до Пустоши Гаррона ещё идти и идти...
Мимо него с еле-видимой довольной ухмылкой прошла эльфийка, пристраиваясь с боку от своего возлюбленного.
— Ох, да вы серьёзно… — Опустил плечи чародей, поглядывая по сторонам. На дереве он увидел ястреба, чей череп был оголён, перья давно растрепались и малой степени выпали. Птица смотрела на мага холодным светом из своих глазниц, что заставил Норланда тут же догнать двоицу: — Проклятые Чумные Земли… Нет, закончу эту авантюру и, пожалуй, сразу в Дарнас!
— Так тебя же особо никто и не упрашивал идти с нами… — Хмыкнула эльфийка, оглянувшись с прищуром, её уши навострились. По всей видимости, она что-то заметила.
— Оу, но я же не мог оставить парочку на растерзание Плети! Меня же… Совесть замучала бы. — Чародей пожал плечами и сглотнул ком в горле. Парень ощутил чьё-то нечестивое присутствие неподалёку, уж столь силён был магический фон, но понять, откуда он исходил, не смог: — Друзья-товарищи, готов ручаться на то, что поблизости бродит нечто… Опасное.
— Да, я тоже это заметила. Держите оружие на готове.
— Простите, но… Я ничего не чувствую. В любом случае, если что-то начнёт приближаться — предупредите, а то могу и не уследить. — Попросил рыцарь из под своего шлема.
Чуть промолчав, чародей всё же выдал в конце короткую фразу: — Ну, да, умирать непредупреждённым никто не хочет...

«Друг-товарищ, мой дневник. Мы устроили небольшую стоянку по указу мисс Фэйры. Как оказалось, Мартин не настолько вынослив, как о себе думает и его жена это заметила. Сейчас они стоят на дозоре и перебиваются хлебцами да солониной. Забавно наблюдать за этой влюблённой парочкой, особенно, когда те забывают о моём присутствии и начинают ворковать друг с другом. Но из-за спешки в дороге и опасности данной местности отдаваться страстной любви они не собираются. Жаль, было бы хоть чем себя развлечь в этой гнетущей глуши… Также, всё чаще замечаю, что немёртвая птица ни на раз не отстаёт от нас, а фон некромантии всё никак не сходит, но и не усиливается. Сдаётся мне, что нас преследуют… И вот, наш лже-привал окончился и пора идти дальше ко злополучной Пустоши. Хах! Вот это название… Не слишком жизнеутверждающее.»

...

Огромное поле усеянное трупами и разбитыми труповозками, здоровенный ещё целый амбар и гигантский котёл, скреплённый к земле цепями и деактивированный, но когда-то он служил для распространения заразы по округе. Среди этого рыцарь без труда узрел отряд разношёрстных искателей приключений и мощного вида фигуру, облачённую в ровно такой же доспех как у парня, но за исключением. Шлем был украшен двумя величественными крыльями. Сам же воин был вооружён грандиозным цвайхандером и излучал ауру Света, которой ослаблял прущую на поле нежить и после уже рубил ту в капусту.
— Стойте смело, господа! Врагу не сломить нас! Если мы оступимся, то куда же после сбежим?! В пасть безжалостной машины Плети?! Нет! Это не выход! — Громогласно произнёс «крылатый рыцарь», от чего до этого отступающие авантюристы, сразу стали давать отпор нежити: — За Лордерон!
Вдохновившись этими словами, Мартин ринулся в битву, не давая жене даже сказать насчёт предстоящего боя: — Отец, помощь уже близко! За Лордерон!
— Вот и откручу я тебе голову! Слышишь?! — Крикнула ему вслед эльфийка, что стала быстро и методично отстреливать нежить: — Бестолочь!
Чародей же в это время использовал излюбленное всепоглощающее пламя на нежить, что так к нему была восприимчива. Без каких-либо заминок Норланд читал заклятия, но нет, он не был бесстрашным, однако как раз страх погибнуть и не давал ему совершить ошибку. Когда всё окончилось и поле боя стихло, «Крылатый рыцарь» приказал отвести всех раненных в амбар, сам же направился приветствовать троицу, но каким же недовольным тоном он произнёс:
— Мартин, сын мой! Что ты здесь делаешь? Я же приказал тебе оставаться в лагере, да искать помощь если я не ворочусь вовремя! Так мало тебе было рисковать своей жизнью, ты же ещё и малютку Фэй привёл!
— Отец, Бьярлоф со своим отрядом отказался идти тебе на помощь, а я же не мог просто сидеть и ждать чуда. Тем более! Помощь уже здесь. — Рыцарь кивнул на чародея, показывая на него большим пальцем через плечо: — Мастер-маг прямо здесь с нами, готовый помогать.
Хотел бы Норланд что-то сказать, да только его перебил громкий возглас «крылатого рыцаря», что поднял забрало, чтобы потереть переносицу и пробормотать проклятия. По виду воину было лет шестьдесят, на лице имелось неисчислимое количество шрамов уродовавших лик, а также просто сногсшибательная рыжая борода, не слишком длинная, но и не короткая, буквальный эталон стиля, дополняемая столь же великолепными усами:
— Сын мой… За что ж ты такой юродивый то…
— Он и вправду вам добра лишь желал, поймите его. За вас он хоть в огонь и воду… — Стала протестовать эльфийка.
В то же время, чародей вновь ощутил зловещее присутствие, что мерно приближалось к полю с Запада. Покуда семья выясняла отношения между собой, Норланд отошёл к погнутому металлическому фонарному столбу, вглядываясь в даль, в неприязненный туман застилающий округу. Спустя мгновения, в тумане стал прослеживаться тёмный стройный силуэт, а за ним ещё несколько и что-то чертовски огромное. Вид сие явления так заворожил чародея, что тот не удосужился окликнуть остальных. И вот из тумана вышла фигура в чёрном балахоне и капюшоне, из под которого выглядывал кривой клюв, в руках некто держала посох на навершии которого красовался рогатый череп, подле же шли умертвия не обделённые снаряжением. Изуродованная солдатская броня и табарды, наёмничье снаряжение и довольно целое оружие. Ощущение, будто мертвецы были лишь недавно воскрешёнными, лишь в качестве отличающиеся. А за всей этой ватагой шло сшитое из кусков разных тел поганище… И лишь тогда, чародей очнулся, чтобы выкрикнуть беглое «Нападение! Нежить на Западе!» Паладин же следом скомандовал целым авантюристам собраться в строй!

— Именно то её мы и дожидались… — Проговорил паладин, пока что не скрывая свой лик забралом. Глаза его засверкали холодной решимостью. Этот воин явно был не из тех, кто обладал страхом пред сильным врагом: — Ради мира и процветания Лордерона мы сражаемся и умираем...
— Ради мира и процветания Лордерона мы сражаемся и умираем… — Продолжил Мартин, выставив щит вперёд.
— Не бойтесь смерти, братья и сёстры, ведь перед Светом мы едины. — Завершила его жена, исходя из холодного расчёта не решившая дожидаться прихода врага вблизь, и сразу же выстрелила в некроманта, но стрелу принял на себя кадавр и так усеянный ими под завязку: — Ну и вредный же ты...
— Ну-с, знаете, попытка не пытка. — Развёл руки в стороны чародей, пожимая плечами. Выстроившийся ряд из пяти искателей приключений, вооружённых щитами готов был принимать на себя натиск врага. Стрелки и маги же, коих было по трое, начали обстрел идущего на них отряда. Лишь двое жрецов из народа дворфов читали молитву, которой укрепили моральный дух сотоварищей и их здоровье.
Со стороны врага же, стремительно побежали вурдалаки и скелеты, покуда остальная нежить находилась подле некроманта и охраняла его.
Бой начался.

...

Чудовищный рык разошёлся по полю брани и гигантское поганище врезалось в ряды авантюристов, отбрасывая дренея облачённого в латы аж к самому котлу. Мартин яростно выкашивал нежить, что хоть на метр близилась к его супруге. Но и эльфийка не стояла без дела, прицельно всаживая стрелы в черепа умертвий, что находились подле некроманта вдали. Когда же и стрелы кончились, кель'дорай выхватила кинжалы и стала вместе со своим мужем, изничтожать умертвий, что подойдут близко, и столь слаженно они бились вместе, что ни у одной твари даже шанса не было нанести удара исподтишка. В то же время, «Крылатый рыцарь» методичными действиями рубил нежить толпами, между делом взывая ко Свету, яркой вспышкой которого он слепил врагов и лечил союзников. По началу паладин считал количество убитых мертвецов, но вскоре окончил это гиблое дело, ведь столь умел он был в этом деле. Что же делал в этом бою чародей? А он то и дело только успевал использовать «скачок», чтобы избежать шальных ударов врага, и лишь изредка произносил боевые заклятия. Но внезапно заслышался крик одного из дворфов-жрецов, которого буквально заживо сожрало поганище, прямо из-за спин отряда. Тогда паладин приказал:
— Отступаем! Всем быстро перегруппироваться в амбар! Быстрей! — После чего, под прикрытием авангарда, небольшой отряд двинулся в укрытие.
— Славно. — Послышался хрипловатый голос леди-некроманта, что уже столь поверила в свои силы, что позволила себе подойти на предельно близкое расстояние к полю. Подле неё прошмыгнуло несколько аколитов, прямо к котлу.
— Когда котёл вновь заработает, не беспокойтесь, из вас мы сварим чудеснейшее пойло… Или, быть может вы попросту пополните мою коллекцию из мертвецов. Смотря как… Повезёт. — Усмехнулась зловеще, охватив посох в обе руки и довольно оглянув поле брани. К её же сожалению, нежить только что убитая авантюристами не могла быть воскрешена, просто напросто из-за того что аура Света паладина попросту освятила трупы от нечестивой энергии, поспособствовали также и маги, что своей пиромантией выжгли особо свежую и мерзкую нежить в доспехах.

Воины авангарда, среди которых был и Мартин, упёрлись плечами в двери амбара, не давая нежити прорваться, но давая своим товарищам время на отдых и осмысление ситуации.
— Отец, пока не перебьём некроманта и его послушников, так и сгинем здесь! Надо что-то придумать… — С отдышкой произнёс рыцарь, чья броня уже с ног до головы была покрыта лимфой и останками. Эльфийка лишь добавила: — С расстояния не выйдет, нежить всё время подставляется под удар, придётся приближаться.
— И надо как-то разобраться с тем поганищем, впрочем, есть у меня насчёт него идея. Старайтесь только не дать ему приблизиться. — Утвердил чародей, рассевшийся на полу и пытающийся придти в себя, держась за поцарапанный нагрудник.
Хмыкнув, паладин стоял и размышлял, глядя на дверь и томно вздыхая. Вскоре, он всё же изъявил: — Значит так, господа, по моей команде вы откроете дверь и быстро отойдёте в сторону. Я вырвусь вперёд и начну прорубать вам дорогу к некроманту, может быть меня смертельно ранят, но так я дам вам возможность нанести удар. Стрелкам указываю отстрелять всю падаль, что будет подле некроманта, господа маги — попрошу сжечь еретиков подобравшихся к котлу до тла. Воины, стойте храбро и прорубайтесь за мной следом, защищайте товарищей. Если попытка провалится, — бегите. Если и побег не удастся, тогда разменяйте свою жизнь как можно дороже.
— Вы столь же прямолинейны, как и ваш сын и также самоотверженны. Но на вашем месте я бы всё же не погибал. Не хочется потом в качестве вурдалака шарахаться по Чумным Землям в ожидании избавления. — Чародей скрестил руки на груди и изогнул бровь: — Дерёмся до победного, господа и дамы.
— До победного. — Повторил паладин.
— Та как пить дать! — Резко высказался дворф-жрец.

Затишье. Некромантка велела нежити взять вход в амбар в полукруг огромной толпой, чтобы не дать выжившим и шанса на спасение. Как вдруг, из щелей двери стали просачиваться лучики Света, обжигающие нежить стоявшую рядом, а после и вылетел сам паладин, охваченный ореолом Света и размахивающий своим цвайхандером налево и направо, отбрасывая недругов по разные стороны. «За Лордерон! За Свет! Прочь от меня, погань!», слышалось лишь из его уст, пока тот не сбавляя в скорости добирался до некромантки. За ним сразу же вырвались и разъярённые авантюристы и родственники, в ещё большем количестве рубящие нежить в капусту. Пока дева в чёрном была отвлечена на основные силы отряда. Норланд и двое магов при помощи скачка переместились поганищу за спину, совершая одновременную атаку арканическим сгустком, ледяным копьём и огненной вспышкой, из-за чего плоть мясного гиганта буквально разлетелась в стороны, оголяя внутренности, но тот всё ещё был жив и размахнулся полумесяцем своим огромным тесаком в трио волшебников, что уже успели поставить магический барьер под удар. Пока мясник негодовал от невозможности убить назойливых букашек, Норланд телепортировался тому на голову и вонзил ледяное копьё прямо в череп из-за чего громадина и без того израненная, с грохотом повалилась на земь, а следом свалился и чародей на спину:
— Отличная работа, господа! Я, кажется… Что-то себе отбил… Угх. — Кое-как поднявшись, парень помог чародеям отбиваться от отколовшейся от толпы нежити, распознавшей новые приоритеты в бою.

В то же время, некромантка с лёгкой подачи посоха выпустила мощный сгусток тьмы в тело паладина, что заставил того пасть на земь и терпеть удары нежити окружившей его: — Бесполезно! Культ Проклятых не так легко сломить. Вас паладинов ничего… — Не успела она договорить, как в грудь ей прилетело эльфийским кинжалом, а после и вовсе потеряла голову. Буквальном смысле, ведь клинок рыцаря сразу же последовал за кинжалом своей пассии. Следом же посыпалась половина всего скопища нежити лишённой своего призывателя, остальную же спешно стали добивать авантюристы, что в поту и крови не теряли боевой ярости. Аколиты, завидев это устремились прочь с поля брани, но в спину им прилетело свинцовыми пулями мушкетов дворфа и гнома. То была победа...
— Отец..!

...

И вот, всё окончилось, некроманты перебиты, а чумной котёл остался находиться в бездействии, до самой поры Катаклизма, но то совсем другая история… Окольными путями, с ранениями после боя, но отряд вернулся в лагерь меж Андоралом и Альтераком. Вернулся с почестями. Авантюристы получили свои гроши и снаряжение за проделанную работу, благородный рыцарь Мартин и его жена сумели доставить тяжело раненного паладина, где ему доставили надлежащую помощь. Быть может после этого семья Фортвалорнов отправится на Юг, обустраивать более размеренную жизнь, или же продолжит свою бесконечную битву за останки Лордерона где они и погибнут. Увы, чародей об этом знать не может, а следовательно и поведать также ничего такого не сумел бы… Кстати, о Норланде, тот ещё пару недель бродил с тростью под рукой из-за боли в спине. Награды чародей за свою скромную помощь не просил, ведь посчитал это через чур грубым тоном, но от своих слов он всё таки не отказался и как только выпала возможность отправился в Калимдор, а если быть точнее, в Дарнас, где и отдыхал, набираясь сил и излечивая свою бедную спину. Вскоре чародей-одиночка вновь отправится в путешествие, где найдёт случайных попутчиков, с которыми более никогда не встретится… Но это уже точно, совсем другая история...

...

Конец


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Объёмный получился у вас текст, раскрывший часть жизни персонажа. Если честно, я остался доволен творчеством. От него остаётся ощущение хорошего творчества. Есть чувство, что персонаж пережил это приключение. Однако есть в бочке мёда, есть и ложка дёгтя. Давайте разберёмся:

Первое, что хочется сказать, так это то, что история не пестрит уникальностью. Увы, но история про авантюристов в Чумных Землях - не ново. Подобное уже звучало и не раз, но это не придирка, сколько уточнение.

Дальше идёт у нас грамматика. И несмотря на ваши старания, но вы допустили несколько грамматических ошибок, что явно бьются в глаза.

"Эх, друг-товарищ, мой дневник, следуя по этим проклятым горам, я понял две вещи:"

Словосочетание "друг-товарищ" по моему мнению здесь неуместно. Если бы вы написали немного по другому, например "Эх, дневник, мой несменный товарищ" – то и читаться она стала лучше, а главное не потеряла бы своей смысловой нагрузки.

"Не важно... Также, предполагаю, что двигаюсь в сторону Западных Чумных Земель, вполне возможно я напрусь на укрепление Серебряного Рассвета, или же уже Авангарда?"

Неважно здесь пишется вместе, это раз. Второе, вместо "напрусь" подойдёт больше наткнусь, а если учесть что персонаж - маг, то подобное слово выглядит неподобающе, да ещё с учётом что это монолог.

"И вот, человек уже пересёк границу. Хлад Альтерака неприязно дул ему в спину, отгоняя тем самым ужасный смрад гнили падшего и после воскрешённого королевства."

Слова неприязно опять неуместно, когда есть такое слово как "неприятно" которое идеально сюда подходит.

"Ничего иного Норланд и не ожидал в таком месте. Поведя плечом, красновласый чародей"

Тут должно быть слово красноволосый, вместо "красновласый".

"- Рявкнул молодой рыцарь в сером неполном латном доспехе, на кирасе которого был выгравирован грифон, лицо его было сокрыто глухим забралом шлема, а на поясе же висели богато украшенные серебром ножны, в которых покоился столь же изысканный одноручный меч, за спиной же висел щит с ровно таким же гербом."

Самая сложная к прочтению часть. Мой вам совет. Не скупитесь на точки. Здесь минимум одно место, куда точка бы зашла идеально.

"Рядом с ним стояла девушка из рода кель'дорай, с короткими каштановыми волосами, с колчаном стрел и луком за спиной, снаряжена же она была похожим образом, за исключением того, что броня была более облегчена за неимением лат на руках и ногах."

Если вы описываете чью-то внешность, то "с колчаном стрел" выглядит несуразно. Хватило бы одного "с" в начале. Также здесь тоже идеально подошла ещё одна точка в тексте, а именно после "луком за спиной".

"- Фэй, ты же знаешь, что я не отступлюсь. Как и я знаю, что ты не останешься здесь. Мы выдвигаемся. Сейчас же."

Не отступлюсь. Выглядит вновь несуразно. Здесь вы явно попытались придать литературного значение подобной фразой. И это у вас плохо получилось.

Есть ещё недочёты в тексте, но если разбирать каждую из них, то вердикт выйдет чересчур длинным.

По итогу можно сказать одно. Вам точно нужно больше работать над грамматикой, в особенности при работе с подобным творчеством. Но это не отменяет факт того что приключение вашего персонажа получилось увлекательным. И это радует.

Ваша квента одобрена.

Ваша награда:

Уровни:

Норланд 5

Желаю вам удачи в покорении мира Военного Ремесла.

Если у вас остались вопросы или пожелания - свободно обращайтесь ко мне в дискорд: UncleFaube#2307

Проверил(а):
UncleFaube
Уровни выданы:
Да
+9
10:05
16:28
497
20:31
+2
Ну, вот так, как-то
Ну, вот так, как-то
Лайк
01:09
+1
Круть!