Игровое имя:
Ха


Величайший стыд — познать себя малодушным, недостойным мужем и сыном.

Величайшее горе — свернуть со своего пути и потерять смысл познания.

Величайший позор — признать себя побежденным до начала боя.

Величайший дар — быть храбрым на пути воина и не срамить свой род.

Величайшая верность — быть преданным Небожителям и их благодетелям.

Величайшая благодетель — быть тигром снаружи, а журавлём внутри.

Столпы мировоззрения Ха из семьи Чон


Дядя и племянник из династии Чон

Шестнадцатая вечная зима в горах Кунь-Лай, оказалась самой красивой из всех. К нам прилетел на большом змее — мой дядя Хон Вей Чон. Две зимы назад он покинул нас в поисках своего пути — любящий писать стихи и рисовать. Но теперь он предстал нам в форме Шадо-Пан. Как он сказал, его отряд состоявший из воинов с рода Чон — практически был уничтожен во время защиты Вечноцветущего Дола. Помимо ожидаемой хмурости (все Чон были подобны ему), я заметил и Величайшую печаль на его лице, покрытую за два года войны с богомолами, яунголами, зандаларами, могу и Ордой — огромным количеством шрамов.

Мне казалось, что нет места на его теле которое не прикоснулось к стали врага. Испытывающий Величайшую печаль Хон Вей Чон — сообщил нам, что война на землях Пандарии закончилась и Гаррош Адский Крик сбежал в свою столицу. Пожелав всем нам Величайшую благодетель — дядя подозвал меня и передал свою глефу. Я пообещал ему в Величайшей верности хранить эту глефу до самого момента, когда сам не буду достойным сражаться с её помощью. Все окружающие меня Чон понимали, что очень скоро покину их. Потому как — дядя дал мне трость за которую я ухватился. Я выбрал свой путь.

Тот день был последний, когда я видел моего дядю из династии Чон. На семнадцатую зиму к нам в горы поднялся молодой монах и сообщил, что дядя Хон Вей Чон погиб на подступах к столице Гарроша Адского Крика. Величайшая радость — закончить жизнь не свернув со своего пути воина.


Тигр снаружи, а журавль внутри

Всю семнадцатую, восемнадцатую и девятнадцатую вечную зиму — я тренировал своё тело и дух. Хоть моё тело и становилась всё крепче, а лапы всё сильней. Я прекрасно помню свою юность и то, что когда я был ещё совсем ребёнком. Уже тогда отличался размером живота от остальных пандаренов. Особенно от пандаренов которые жили в низине.

На тринадцатую вечную зиму — мы с дедушкой Чон направились в низину. Груммели опоздали со слитками для его кузни и он решил взять несколько внизу, пока мы их ждём. В низине Кунь-Лай я познакомился с предметом который называется зеркалом. В деревне откуда я родом — живут только те, кто принадлежат нашему роду. Мужи и сыны Чон все похожи друг на друга и я не был исключением. Потому мы никогда не держали зеркал.

Когда я посмотрел на себя в зеркале, то увидел ничем не отличавшегося от других Чон — пандарена. Все как один, мы были с чёрным мехом, моё тело было таким же крепким, а живот вызывал восхищение. Единственное, что меня могло отличить от других мужей и сынов с моей семьи — это отсутствие хмурости на лице. Оказалось, что моё лицо не выражает эмоцию Вечного раздумья. Теперь мне стала понятна причина, столь странного первого моего имени.


Столпы мировоззрения, журавль который внутри

В семнадцатую, восемнадцатую и девятнадцатую вечную зиму — в перерывах между тренировкой тела и духа, я написал на чистом листе бамбука, шесть столпов моего мировоззрения. Пообещав самому себе, никогда не нарушать их.
Мудрейшие монахи познающие учение Небожителей в своих свитках осознали важность не испытывать гнева и не терять надежду Красного Журавля. Величайший стыд — познать себя неспособным сдерживать гнев, отступить в решающий момент и прознаться недостойным мужем и сыном.

Величайшее решение в жизни каждого, кто способен дышать и размышлять, это выбор своего пути. Хоть это и кажется сложным решением, но принимать его стоит не только с чистой душой, но и разумом. Величайшее же горе — свернуть с выбранного пути. Это говорит о том, что все вечные зимы проведенные в его изучении — были потрачены зря. Время непростительная роскошь для каждого, кто живёт.

Небожитель Чёрный Бык учит нас стойкости и храбрости. Каждый раз, когда меня побеждали в бою. Я вспоминал о Величайшем даре быть храбрым и неприятия того, что могу посрамить своими действиями свой род Величайшим позором.

Моё тело скала, мои руки способны сдвинуть тысячу глыб, но это ничто без Величайший благодетели — оставаться журавлём внутри. Защищать слабых, быть опорой тем, кто упал и не может подняться. Отравленная душа не сможет бесконечно поддерживать сильное тело. Рано или поздно, яд проникнет и отравит тело. Главный враг любого монаха и воина — находится в самом его сердце и борьба с ним не закончиться до самого конца пути.

Однажды Небожители научили первого монаха всему тому, что позволила нашему народу освободиться от тирании Могу. Я испытываю Величайшую верность к Небожителям и к Благодетелям — которые они нам подарили.


Сила Тигра, стойкость Быка, надежда Журавля и мудрость Змеи

На шестую вечную зиму — я познал основные столпы школы Чёрного Быка. Летописцы с Пика Безмятежности — даровали мне несколько свитков которые помогли мне с варкой отваров и в изучении новых приёмов. К моменту когда мои удары были проработаны, а моё тело наконец могло остановить целую гору. Я был готов спуститься с родной деревни Чон в низину.

Наш император сразил шесть своих пороков благодаря мудрости Змеи и надежде Журавля. Тренируясь каждый день на протяжении многих вечных зим, я никогда не забыл о медитации. Очищая свой разум от негативных эмоций, я научился использовать внутреннюю силу во благо. Ци позволяет мне наращивать мощь в своих руках и ногах. Пока я сохраняю чистый разум, внутренняя сила и дальше будет упрощать мне путь.



Вердикт:
На рассмотрении
Проверил(а):
sw_everest
Уровни выданы:
Не положено
18:04
00:23
224
Нет комментариев. Ваш будет первым!