Игровое имя:
Торнагар


Дуротар. Место, ставшее домом для народа Орды и крупного города, названного в честь по истине легендарного орка – Оргрима Молота Рока. Оргриммар. Смотря с высоты птичьего полета на эти багровые местности, только этот город может выделиться своими большими металлическими стенами и заставой, что была возведена во время атаки Смертокрыла. Та служила оборонительной системой защиты, дабы никто из врагов не увидел город народов Орды. На ней работают множество батраков, воинов, сержантов. Одни обучаются, дабы укрепить ее, другие же поддерживают заставу Дранош’Ар в боевой готовности. Впрочем, это не означает, что через нее нельзя пройти, но это уже совсем другая история, и связана с другими личностями, перенесемся чуть южнее, к Долине, окруженной огромными красными горами, где большинство воителей, стрелков, разбойников проходят нелегкие испытание. Приходят слабыми, а выходят уже солдатами, коих заслуживает Орда!
Ночь. На небе святили яркие звезды, что своим видом украшают темное небо, вместе с луной, что изредка может выглянуть из-за гор, или же оказаться чуть выше них. Компания, состоящая из Таурена, Орков и троллей сидели около костра и рассказывали друг другу разные истории. О быте воина, охотника, вудиста, вообщем, историй было навалом, что их могло хватить на всю ночь, пока луна не уйдет и ее сменит яркое солнце, предрешавшее новый день для новых свершений. Вдруг, массивная фигура медленным шагом направилась к компании, оставляя за собой следы. Один из троллей обратил на нее внимание и уже хотел было взяться за свое копье и бросить в него, но его друг положил свою руку на кисть тролля, как бы говоря «не стоит». Фигура подошла по ближе костру и воители уже смогли разглядеть в ней огромных размеров орка. Тот носил не менее большие наплечники с головами драконов на каждом, шкуру гарна, бусы и парочка костяных амулетов. Сказать – «это был обычный воин», все равно сказать, что это также и охотник. Грубым басом орк заговорил
-Тром’Ка –Произнес тот держа руку на поясе своего ремня –Могу присоединится к вашей беседе?
Компания посмотрела на своих соседей, не зная, даже что и произнести. Но послышался не менее басистый голос, сидевший на земле отдельно от всех.
-Садись, кто бы ты не был – Сказал орк
Он был молодым, носил рваные вещи, а на руках было немного ран, полученные не так давно. Охотился на вепря, не больше. Рядом с ним лежал топор, ржавый местами и тупой, в нескольких местах находились следы крови. Для многих было удивление, что он мог кого убить этим недотопором. Впрочем, Орк-странник коротко кивнул, потом присел около Таурена и Тролля, а уже после снял пасть гарна со своего лика. За ним скрывалось не молодое лицо, а уже нечто потрепанное. На щеках были шрамы протянутые с самых век до нижних губ, а во лбу были вставлены парочка костяшек, отчасти почерневшие от самых их кончиков. Глаза были цвета крови, или приближенному к нему. Таурен обратил внимание на руки того орка. Они были закрыты железными пластинами, украшенные позолотой что ли, или это такой металл, а может и нет. Руки были больше, чем у других сородичей, возможно, под ними скрывались еще пластины, или части шкур павших животных.
-Рассказывали истории у костра? –Прервал странник наставшую тишину –Кто чем горазд? Кто больше вепрей завали или диких «кошек»? –Орк положил свои руки на ноги, бывало так, что он их то сжимал в кулаки, от чего слышался треск, как будто камень бьют о камень, то разжимал. Не многие обращали на это внимание, но были и те, кого это начало немного бесить.
-Да. – Коротко произнес оный тролль, сидевший рядом – Все уже почти все рассказали, йоу, мон! –Говорил тот
Тролль был одет в нечто похожее на простого копейщика своего племени. А также, на поясе висел темный амулет, с деревянной головой в виде тролля, только вместе обычного лица, был лик черепа. Можно было понять, это могло быть связано с каким нибудь Лоа. Бвомсамди? Вполне возможно.
-Раз ты пришел, дикарь…-Произнес злобно и с насмешкой орк с тупым топором смотря в сторону странника –То и расскажешь о себе, а? –Похоже, молодой орк был буйным. Лет ему было так девятнадцать уже под
двадцать. Его друзья посмотрели на него и один из них покачал головой
-Рассказать? Я поведаю..-Сделал паузу окидываю взглядом всех сидевших у костра представителей Орды — … историю об Орке, познавший боль, утративший имя, род, а потом вернув себе все назад, сквозь тернистый путь…
-Какой нибудь Гаррош? –Прервал тот странника на полу слове орк – А может быть Громмаша? Тралла? Мы знаем эти историю. Уже слушали их не один раз. –Дерзко говорил он. Любой орк-ветеран, прошедший не одну войну сразу же дал молодняку подзатыльник или вообще бы ударил в живот. Ведь это были по истине великие герои, сделавшие для Орды многое, пускай, бывая все и не «легким» и «честным» путем.
Странник малость улыбнулся и все услышали мелкий смешок, которого никто не мог ожидать. Хотя, один таурен и тролль понимали почему тот не стал ничего делать или говорить со злостью. Орка звали – Мар’гад. Ему было двадцать лет, и тот дерзил всем, показывая свою злую натуру, за что не один раз и получал кулаком в лицо.
-Нет, историю орка из Драконьей Пасти. Не Зулухед или другого вождя, нет. Историю орка, которого я знал с самого рождения. …дело было на Дреноре…


Тридцать Пять Лет назад…
Рождение


В окрестностях Деревни Клана Плача Зверей стояла не самая ясная погода. Небо было темное, заставляя своим видом закрыть синее небо и золотистое солнце родного мира орков. В клане занимались своими обычными делами, но только усреднее. Из кузнец шли столбы дыма, звук ударов молотом об металл для будущих топоров, клинков и доспехов. В загонах кормили гарнов, а также Рилаков, которые, можно сказать, прославили клан. В одном из домов Клана происходило рождение нового бойца, нового наездника на Рилаках. Орчиха с серым цветом кожи и черными волосами лежала на большом камне, где смогла расположится для род. Она жадно хватала воздух своим ртом изредка издавая жуткий крик, как будто в доме резали целого Рилака или другую скотину, дабы насладиться этими воплями, но нет. Орчиха своими руками бралась за все то, что лежала рядом, но в основном за края камня. Вот на столько для неё были невыносимы роды своего дитя. Вся деревня слышала эта. Некоторые смеялись, другие качали головой, остальные можно сказать скорбели, думая – умрет она и умрет дитя. Время близилось к темноте, криков уже не было слышно. Огни в той хижине еще горели, но тускнели. Орчиха лежала тяжело дыша и закатывая глаза, одной ногой стоя уже среди предков. Старая Орчиха, держала в руках закутанного в шкурку орченка. Он был как и все, выходцем из клана Драконьей Пасти. Серая кожа и яркие глаза. В дом зашел воин, державший в руках топор и одетый в латные доспехи, а на шее висел, сделанный из костей, медальон клана в виде головы Рилака. Он подошел к орчихе не произнеся не звука, даже не посмотрев на своего дитя. Та что-то шепнула ему на ухо, никто не мог разобрать этого, включая самого орка. Издав последний свой вздох, после последней фразы, мать окончательно закрыла глаза и умерла на камне. Воитель подошел к старухе орчихе и окинув взглядом своего сына оскалил зубы и был в гневе. Что происходило внутри орка точно сказать – непонятно. Одной своей частью он чувствовал злость и гнев, другой, боль и скорбь, но после нескольких секунд обыкновенной тишины орк сжал руку в кулак. Костяшки издали хруст, и тот бывало уже хотел поднять руку на старую орчиху и сына, но на это помешало несколько важным факторов. Не многие из народов орка достигали седых лет, и поэтому таких стариков стоит почитать и просить совета, ну, а также то, что это его сын. Разжав кулак, послышался вздох

-Как ты назовешь своего наследника, Грон’Дан? – Спросила орчиха продолжая держать в руках маленького орченка, что мирно дремал, хотя и мог проснуться в любой момент.
-Торнагар – Последовал ответ из уст орка. –Торнагар, его кличить.
Старуха не смела возразить, ведь это было не ее дитя, а дитя Грон’Дана.
-Да будет так, отныне. Со времени рождения, до лика смерти, его имя будет Торнагар. –Кивнула Орчиха и передала малыша в грубые руки орка, который резки держал младенца одной рукой, а во второй держал свой топор.
Быстрым шагом и с оскалом
воин покинул дом, а страху лишь провожала того взглядом прочь. За стенами лачуги послышался плачь ребенка, а за ним свирепый вопль.


Наше время…


Группа внимательно смотрели на странника, что начал свою историю про дитя драконьей пасти. Все cлушали, даже не разговаривали, все, кроме одного единственного орка. Он хрипел, кашлял, свистел, делал все, лишь бы перебить странника. До рассказав рождение до конца, молодой орк, быстро высказал мнение. В его словах была доля ненависти, даже толком аргументов о том, что начало истории было скучно, просто с первого взгляда ему видимо не понравился этот воитель в доспехах. Один из троллей быстро его успокоил, говоря, что это лишь начало, и настоящая история ждет впереди. Орку дали продолжить свою историю


Шесть лет после Открытия Темного Портала…


Драконья Пасть – именно так стал величать себя клан после того, как прибыл в новый мир — Азерот. Началась Вторая Война. Что же до первой? Cпросите вы меня? Орки, под командыванием Нового Вождя Орды — Оргрима Молота Рока, смогла взять своими силами Королевство Штормград и после сжечь его до тла. Та резня запомнилась каждому, кто участвовал в ней, другими же битва запомнилась лишь по словам и победным кличам Орды.
«Не про войну говорить хочу, а тот, кто увидит её…Торнагар, вот тот орк, о котором я желаю вам поведать. Он везде шлялся за своим отцом и дедом. Куда бы те не шли, даже в пекло сражение, но на заднем фоне можно было его увидеть…Отцу, было плевать на него. Даже если бы после боя он увидел холодный труп своего сына, то слез, или жалости – можно было не ждать. Грон’Дан, а именно так звали отца этого орченка, воспитывал Торнагара как подобает орочим обычаям. Торнагар два научился держать щит или меч, как он слышит от своего деда, Тер’крана, что биться велит. Конечно, против деревьев и против своих же собратьев.»
В боях один на один, орченок бывало проигрывал сражение, после чего отец не впускал того в свое жилье и заставлял Торнагара лежать под открытым небом, дабы тот усвоил орк – поражение это смерть! И в эти дни вне дома закалили характер орченка в некоторых чертах. Уже на утро, его забирал дед, дабы отправиться на следующий бой, ну или же на тренировку, где Торнагара ждали боли в руках, ногах, ну и в спине. Настолько над ним «издевался» Тер’Кран, под сея предлогом «в бою нет жалости, так и здесь тебе ее не видать!». Будущий воитель думал “они просто хотят по быстрее от меня избавиться», в этом он был от части прав, но и не совсем. Все детство на Торнагара производилось давление со стороны семьи и окружающих. Чем больше вопросов тот задавал, или чем больше он ошибок совершал, тем было ему было. «Где моя мать?», а в ответ хладнокровные слова со злобной ухмылкой и оскалом «Ты ее убил». А на вопрос «Ты желаешь моей смерти?» следовал смешок и короткое «Да, но хочу, чтобы ты пал как воин». Пускай Орк и был злым, нахальным и диктатором для Торнагара, но даже так, Отец заложил в сына важные для орка вещи. Силен – значит прав. Умереть – так в бою и честью. Верность клану – верность вождю, и остальные идеологии орочьего народа.
Каждый раз, когда отец или дед водили Торнагара на битвы. А делали они это для закалки характера. После боя, если Торнагар был к примеру чистым, не в крови, даже не в земле, то значит, тот не принимал в сражении никаких действий, после чего получал в ответ оскал, поэтому, орченок додумался до того, чтобы специально запачкать свою одежду к крови, или в грязи, включая и свой ножечек, дарованный от отца, дабы тот хотя бы добивал павших солдат, которых еще не добили воины. Делал все, лишь бы семья не одарила того, своей грозой улыбкой.
После нескольких битв, и после того, как Клан Драконьей Пасти нашел артефакт времен войны древних – Душу Демона, приручив после этого драконов красной стаи, клан вновь стал летать в небе и присвоив себе город Грим Батол, который подобно другим городам дворфов располагался в огромной и твердой горе. Вождь клана Зулухед посчитал это важным стратегическим местом, где можно было продолжить приручение и выращивание драконов для Армии Молота Рока. Тер’Кран на Дреноре был одним из лучших
наездников на Рилаке, поэтому, он вместе с другими стал подчинять своей воле этих чешуйчатых существ. За этим всем наблюдал Торнагар, который на деле и на словах усвоил все тонкости приручения этих крылатых созданий. Орченок постепенно стал подниматься в глазах своего деда, но в глазах отца, он все равно оставался никчемным слабаком, без каких либо сил выжить в этом мире.


В Лесах Кель’Таласа


Торнагар вместе со Своим Кланом и Драконами отправились в леса вечной весны – Кель’Талас, где те решили поддержать союзников – Троллей Амани, дабы те, после захвата Луносвета отправились вместе с Ордой на завоевание Лордерона. Там Торнагар впервые узел таких живых существ как эльфы. Они были для него подобны людям, то есть, не имел к ним никакого сожаления. Он спокойно смотрел как их убивают, и как они убивают орков. Но большую часть времени тот проводил в лагере, помогая там, чем был способен. В основном эта была охота со взрослыми орками, ведь, без провианта был шанс проиграть битвы, еще тот таскал топоры по земле солдатам для рубки деревьев, оставляя за собой черту из земли. Не стоит забыть и о том, как юный воитель подсматривал за чернокнижниками и их темными делами, от которых почти погибала земля, и от которых появлялись двухголовые огры. Все время пребывание в этих золотых лесах, орченок стал только и слышать от бывалых вояк –«этот город будет гореть подобно Шаттрату!». Но, не все так было просто. После предательства Гул’Дана и Орда не смогла долго держаться на прежних местах, придется отступать к основной армии молота рока. Но перед этим на лагерь, где проживал Торнагар было совершенно нападение эльфов. Большинство орков пали, палатки сгорели, крики, вопли, чего только тогда не было. Именно это мгновение запомнится ему на всю оставшуюся жизнь.
Дело было в Пылающих степях
Всю Орду собрали на пике Черной Горы, где должна будет свершиться последняя схватка против войск Орды и Альянса. Первые, были значительно ослаблены, поэтому чаша весов склонилась в сторону победы Альянса. Торнагар в это время прибывал в отчаянии, ведь уже знал, он не переживет эту битву и поэтому шел в бой без слов отца или деда. Умереть к оружием в руках и на поле боя. Хотя, это отчаяние было вновь сокрыто внутри молодого орка, ведь тот, как и все, внемлели словам Молота Рока. Битва началась у подножья этой горы. Торнагар прятался за спинами более взрослых, но даже так он помогал им, добивая упавших на землю воинов Альянса. Вдруг, где-то из-за горы послышался довольно знакомый голос. Голос отца, что кричал во всю свою глотку одно лишь слово «Предатель». Торнагар быстро поспешил за ним и увидел, как то бежал за Тер’Краном. На солдата успели напасть двое пехотинцев Альянса, которых Грон’Дан быстро откинул по сторонам и разрубил на части, если так можно выразиться. Вскоре, отец и сын настигли Тер’Крана. В руках он держал фамильный клинок, но он не направил его против своей семьи. От отца Торнагар услышал фразу, которую он вспомнит, когда вернутся сюда будучи лишенным воспоминаний.
— Ты бежал с поля боя! Как трус! Шавка! – Кричал орк в черных доспехах и с окровавленным топором – Ты не достоин носить свое звание!
-Тот человек дал мне шанс остаться в живых, я был у….- Не успел тот договорить как двуручный топор проник прямо в череп старого солдата. Он пал на землю не издавая никаких вздохов.
Торнагар сглотнул, а после заметил приближение еще нескольких солдат Альянса. Грон’Дан охватив руками свой топор ринулся в бой, в котором он уже не вышел победителем. Он пал, без глаза, с копьем в груди и весь окровавленный. Люди же, пощадили орченка и оглушили. Местом, где тот позже проснется станет для него новым «домом»…Его народ будет находится в резервации.


Заключение


Несколько лет орк прибывал в резервации в одном из множеств лагерей, специально сделанных для его народа. Все были подавлены и разбиты обстоятельствами войны. В глазах солдат не было больше ярости огни, они больше не хотели биться за место в этом мире. Но Торнагар не был таким. Вспомнив все, чему его учил отец с дедом, он стал использовать на практике. Сначала, орк принялся несколько месяцев
осматривать лагерь, в поисках слабых мест. В редких случаях его блужданий он натыкался на стражников, которые были не против издеваться над молодым орков, но это не мешало тому дальше продумывать план побега. После изучения лагеря, Торнагар стал наблюдать за людьми и их «повадками». Он также запоминал, что в раз несколько лун, в лагерь приезжала под вечер телега с продуктами, вещами, инструментами и прочим, что могло пригодиться здесь. Ворота были открыты до тех пор пока телега вновь не покинет лагерь. После почти года раздумий, а также накопление всего нужно, Торнагар принялся воплощать свой план. Для начала, уроженец драконьей пасти ожидал вечера, как только двери открылись, то Орк попросил одного солдата устроить битву, дабы люди занялись дракой, а он в это время смог сбежать с помощью другого воителя. Битва началась. Солдаты Альянса Лордерона принялись разнимать орков, а тем временем, Торнагар тихонько, словно дикий зверь подбирается к своей добыче из-за травы, начал идти к лестнице вместе с орком, чьи волосы давно поседели, хотя среди их можно было встретить и рыжие волосинки. Они не смогли остаться незамеченными, поэтому люди принялись стрелять и бежать к ним. Ворота стали закрываться. Торнагар рванул к ним не став дожидаться своего «друга». В него попало несколько пуль и воин свалился на землю, а молодой орк сбежал в леса.


Клан Песни Войны


Несколько дней он скитался по лесам Лордерона. При побеге, тот прихватил еду, но ее хватило лишь на дня так два, а воду пил из ручьев, которые Торнагар находил с великим трудом. Каждую ночь давалась ему не легко, то звери пытались его поймать и сьесть, то еще ливень был с начала второго дня. Вскоре, орк упал без сил на землю, а проснулся уже в какой-то пещере. Вокруг были его сородичи, но те были не из Клана Драконьей Пасти, а из более свирепого – Песнь Войны. Один из воителей стал распрашивать того о том, как оказался на свободе. Что же, он получил ответ.
«Я из Драконьей Пасти, попал в резервацию после битвы у Черной Горы. Потом сбежал, конечно, хотел бежать не один, но, того орка подстрелили…три луны назад это было. Скитался, прятался и выжил, я знал, что есть те, кого еще не убили, или не взяли в плен! Мы же орки!»
Воитель почесал затылок и вздохнул. Сказанные слова Торнагаром явно задели его как-то, ведь теперь они не атаковали открыто, не так как во время двух войн, не как на Дреноре… Огонь битвы тоже угас в некогда свирепых, как Рилаки, Воинах. Они просто хотели выжить и это удавалась им, как нельзя лучше.
«Малец, будь осторожнее со словами. Нас и так немного, и мы выживаем в этих лесах полными добычей и людей. Они убьют нас на месте, если пропустим хоть один удар. Пока ты будешь здесь под моим Крылом. Мое имя Дренг.»
Проходит еще несколько лет
Когда Торнагар достиг двенадцати лет, то Дренг решил, что раз он хочет продолжить охотиться, жить вместе с кланом Песни Войны, то пусть и пройдет старое испытание. Ом'риггор — обряд инициации, вступления во взрослую жизнь. Пройти его должны были без исключение как мальчики, так и девочки, в возрасте двенадцати лет. Суть обряда заключается в том, что молодой орк идет в одиночку охотиться на талбуков. Прохождением ритуала орк доказывал, что он достоин называться взрослым, занять своё место в клане. Но так как талбуков здесь не водилось, то Торнагару пришлось охотится на более опасную дичь в этих лесах. Волков и медведей. Его задачей было принести голову этих двух животных. Давалось ему на это целых два дня. Ведь и животных было два. Для охоты он взял лишь один топор. Его охота началась с того, чтобы выследить своих жертв и убить в удобном месте. Первое мгновение он волновался, ведь спустя многое время он вновь охотится один. Не будет никакой помощи со зверьем для припасов, не будет умных слов, и не будет тех, кто направлял тебя всю жизнь. Теперь есть только он и дикая охота. Первым делом, тот стал выслеживать волков, ведь он уже знал где могло находиться их логово, поэтому направился к нему. Повадки, особенности, потребности – все это Торнагар знал превосходно и переплюнуть в знаниях охоты мог только тот, кто посвятил этому
целую жизнь. Не стоит погружаться в них, но сказать пару слов все же стоит. Торнагар решил не охотится на самого волка, а идти следом. Зачем? «Если хочешь убить убийцу, найди его жертву, а потом убей его самого, пока он радуется победе и пожинает свое Посеянное Добро». Орка привлекла особь, которая охотилась на все то, что попадалось на глаза. После нескольких часов слежки и терпение – волк нашел себе добычу, которая не решила даваться ему просто так. Она вступила с ним в бой, а по его окончанию орк атаковал волка и убил. Отрезав тому голову и повесив на пояс, Торнагар решил не ждать следующего дня и идти сразу выискивать медведя.
Медведя, а вернее его берлогу он нашел на другой стороне леса, где после решил выждать его. Продумывая ходы на перед. Убить его было еще той задачей, но вполне возможной, только нужно найти правильный подход. Сначала – нужно приготовить все необходимое. Орк отошел по дальше от берлоги и стал рубить своим топором некоторые большие ветки и заточил их концы, дабы сделать подобья пики. Заточив парочку таких вот пик, Торнагар смог засесть на вершине пригорка, он стал выжидать. Вскоре, медведь прибыл с добычей в виде рыбы. Орк стал действовать. В одной руке он держал пику, а во второй топор. Одну из них он бросил в медведя превлича внимание последнего. Животное яростно побежала в сторону Орка, но он успел бросить еще раз, вторую пику, а когда медведь был совсем близко, то последнюю, третью пику он вонзил в спину зверя, после того как увернулся от взмаха лапой, второй рукой, в которой был топор, Торнагар атаковал им прямо в морду. Удар. Удар. Удар. Животное упало на землю хладным трупом, а орк тяжело дышал, ведь во время боя, его ранили в плечо. Крови не так много. Вскоре, на закате второго дня, Торнагар принес головы зверей с перевязанным плечом. Это был его первый шрам, после стольких лет, уроженец драконьей пасти все еще помнит, как получил его.
Торнагар, формально стал частью «Клана Песни Войны», но даже так, верность сохранял только своему клану.


Наше время...


-И что было дальше? – Cпросил Мар’гад скрестив руки на груди – «Он стал великим воином и сейчас носит звание Генерала». Так что ли?
Тролль дал подзатыльник Мар’гаду, а потом последний ударил в ответ. Завязалась маленькая драка. Тролль Черного Копья ударил тому в лицо, а орк в грудь, лицо, грудь, спина. Куда только те не били, битва остановилась после того, как Таурен встал между ними
-Хватит! –Воскликнул Молодой Таурен –Мы же едины.
-Да, нечего идти против того, кого не можешь победить, есть шанс…потерять нечто большое. Память к примеру – Спокойно Произнес Странник и перевел свой взгляд в яркое пламя
Мар’гад отошел подальше от таурена и тролля, присев ближе к пламени. Остальные расселись у костра
-Так, что было дальше? –Просил Таурен
-Он был воином в Клане Песни Войны. Ничего более. Потом принял участие в других битв. Конечно, потом стал помогать прошлому Вождь Траллу…Но вы знаете, что было…Я расскажу вам кое что другое…


Память Исчезла…


Время Экспедиции в Нордскол
Торнагар стал частью одного из отрядов отправленного в Нордскол, а именно в Борейскую Тундру. Они занимались разведкой местности, а также по приказу свыше слежкой за крепостью Альянса и их действиями. Изредка, Торнагар брал собой лук и стрелы, для того, чтобы по охотится на местную живность. Ради интереса. Он носил темные кольчужные доспехи и клинки за спиной, дабы в случае нападение, мог дать отпору. Охота шла как никогда лучше. Один ворг – умер, вторым пал обычный олень. Третьего было не дано, ведь он нашел более интересную добычу. Не далеко от берега Торнагар заметил Рыцаря Смерти. Был ли он частью Альянса или частью Плети это не интересовало орка, он просто знал – это его добыча. Именно тогда, самоуверенность его чуть не погубила. В Рыцаря тот орк пустил четыре стрелы. Три из которых пролетели рядом, а вторая отскочила от доспеха. Человек побежал с двумя клинками на Торнагара произнося что-то на своем всеобщем языке. Завязался бой
Уроженец Драконьей Пасти не раз был на волосок от смерти, и каждый раз ему удавалась обмануть судьбу. Орк противостоял врагам, которые
были гораздо сильнее его в несколько раз. Медведи, люди, собратья. Но Рыцарь Смерти был сильнее их всех вместе взятых. Он сделал выпад в сторону дикаря. Удар, переворот, блок, еще блок, вновь удар. Битва длилась не слишком долго. Вверх одерживал человек. Рыцарь Смерти оттолкнул Орка с возвышения, и последний покатился кубарем вниз. Торнагар лежал на земле несколько секунд, а уже потом открыл глаза… Он забыл свое имя, род, и кто он вообще такой… При виде Рыцаря Смерти, Слуги Короля лича, или же Вариана Ринна в голове он произнес одно слово «беги». Встав с земли, Орк побежал что есть силы куда глаза глядят…


Наше время...


-Он бежал как трус! Шавка! Чтобы он здох! –Кричал Мар’гад в ответ всему сказанному странником
-Он…не знал что делать. Каждый из нас был, или будет в такой ситуацией…Я знаю по себе -Спокойно произносил странник никак не выражая злых эмоций в сторону молодого орка.
-А что был у вас за случай? –Cпросило дитя полей Мулгора
Несколько секунд ответа не следовала, орк задумался, и на его лике появилась еле заметная улыбка.
-Какой случай? Так я вам его поведал….-Был ответ
-То есть вы… -Произнес с удивлением м каплей страха Мар’гад. Явно не ожидая этого
-Я — Торнагар. Торнагар Драконья Пасть, Сын Грон’Дана, внук Тер’Крана. И это была – моя история.




(Высокая требовательность)

Спасибо, что потратили время на прочтение первой квенты, не бейте тапком!

буду добавлять картинки(наверное)

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Приветствую.
Ваше творчество было внимательно рассмотрено и получает вердикт…

Одобрено.


Как и просили, тапком сильно бить не буду. Читать Вашу квенту было очень интересно. Стиль повествования тоже интересный - история у костра где-то в Долине Испытаний с довольно неожиданным концом.

В истории вы смогли поведать о всех ключевых частях в жизни орка... О том, что происходило в день, когда он родился, о его дальнейшей жизни в Азероте и о моменте, когда Торнагар потерял свою память... В общем, пересказывать можно вечно. Лишь скажу, что вы точно постарались на славу.

Однако, претензии всё же есть. И первое - ошибки. Текст прямо пестрит пунктуационными ошибками, как и тавтологией. Из-за этого, повествование кажется каким-то... Скомканным. Прошу, как будет время, поработайте над этим.
И вторая претензия - резике прыжки во временных промежутках. Знаю, что это так и задуманно, и говорить о том, что происходило в пропущенном промежутке было бы просто лишним... Но всё же. Хотя-бы поведали о том, что происходило после кампании на Нордсколе.

... и на этом претензии мои оканчиваются. И перейдём к заключительной вещи...

Уровни:
Торнагар 4.5


Если остались какие-нибудь вопросы, то прошу обратиться ко мне в дискорд (The Leen#6831).
За сим, вынужден отклониться. Желаю вам удачи, хорошего дня и приятной игры на проекте.

Проверил(а):
The Leen
Уровни выданы:
Да
16:35
15:56
213
14:14
0
Привет. Прочитал твою квенту.
В целом — интересно, но слишком перегружен текст. Добавь красоты оформлению — убери лишние заглавные буквы, поработай с окончаниями. Там очень много погрешностей, каждую уже не буду здесь вставлять. И вопрос по таймлайну — у тебя проходит несколько лет, как персонаж попадает в резервацию. Проходит еще несколько лет, еще несколько лет, еще несколько и так далее.
Если нужен будет совет — пиши. :)