Глава первая

Часть первая

В Дун Мороге была сильная метель, дороги заметало снегом. Рабочие машины гномов инженеров очищали дороги от снега, создавая небольшую тропу для дварфов и для самих себя. Это была эра изобретений для гномов, и так сказать, помощь ближним братьям. Не каждый человек смог бы выстоять на таком морозе, но Стальгорновские дварфы здесь очень уютно себя чувствовали в горах. Это было их место, где они спокойно могли сказать «это мой дом, я здесь работаю, служу, отдыхаю, хожу в таверну, жарю мясо» и т.д. Недалеко от Караноса можно было увидеть шагающего дварфа с прирученным белым медведем. Меховые одеяния егеря защищали от лютого мороза, капюшон его напоминал морду ворга, выглядело страшно, но очень впечатлительно. Из-под пасти ворга торчали два заточенных клыка. Рыжая борода охотника свисала прям до пуза, и была вся покрыта снегом и небольшими кристалликами льда. По бокам на поясе свисали два топора, на спине дворфа свисал небольшой потрепанный кожаный рюкзак, из которого торчал приклад небольшой винтовки. Видать, этот егерь был готов к любому случаю в его жизни. В сумке его можно было найти много чего, например: гномскую зажигалку, связку динамита, пару факелов, конечно же, шахтерскую кирку, ибо без нее его путешествия были бы без смысла. В отдельном кармане рюкзака лежала фляга с бурбоном – на все случаи жизни. А так же, как говорилось ранее, в сумке было: охотничье ружье, с помощью которого охотник смог бы добыть себе еду. Его лесной четырех лапый друг прикрывал его спину от троггов, и от остального мира зверей. Они так были нужны друг другу, а точнее привыкли, наверно найти лучших друзей нельзя было. Рыжий, все время выходил на прогулку со своим белошерстным другом, бывало, даже, что они уходили рано утром в лес, и возвращались поздно ночью.
– Смотри, Бурбон, мы с тобой еще один небольшой рудник нашли. – Рукой, указывая на рудник, усмехнулся бородач — Значит так, ты стой тут, а я пока зайду в шахту. Я уверен, что я там найду то, что искал, и моя сумка вновь переполнится рудой.
Дворф оставил своего друга на выходе из пещеры, а сам же двинулся вглубь.
– Чего только эти гномы не придумают, хех сейчас вот факел зажгу, а то не черта не видно. – Дронд, раскрыв сумку, достал гномскую зажигалку, и по всей видимости факел, или светильник, который нужно было поджигать.
– Оп… зажег! – Рано обрадовался Егерь. Взгляд его тут же упал на то, что он зажег. – Ох, мама родная, роди меня обратно! И купи мне три бочки бурбона!
Заорал Рыжий, увидев в своей руке очередное изобретение гномов – Динамит. Реакция горного жителя сработала очень быстро, и не совсем удачно, рукой махать стал вверх, и вниз пытаясь сначала потушить фитиль.
– Вот черт, оно не тушится! – Инстинкт самосохранения сработал сам по себе, охотник выкинул динамит к выходу из шахты, сам же побежал вглубь нее. Споткнувшись об жилу, на землю упал и притих, ожидая взрыва. Спустя некоторое время послышался оный. Было очень шумно. Рудник окончательно потемнел, лучи солнца больше не освящали его. Запахло жженым порохом, и появился темный дым, который очень напоминал облака, и все больше окутывал помещение пещеры. Видать на выходе все завалило камнями. Встав на колени, малыш Дронди стал выискивать выход из пещеры.
– Разрази меня бурбон. Где выход? Черт нечего не вижу. – Окончательно встав на ноги, житель гор уверено пошел дальше, быть может, он сейчас найдет выход из шахты. Егерь надеялся, что камни не придавили его друга.
– Вот зараза, почему так темно? И какого бурбона я пошел в эту шахту? – пробурчал недовольно житель гор, да как заехал ногой по жиле, так что пару кусков грязи отлетели в сторону, а сам же сделав большой неудачный кувырок, свалился на землю. Рюкзак непонятным образом оказался на животе полурослика.
– Ох-х-х-х, Т-т-тяжелый то… — Скинув с себя рюкзак, охотник развязал его. Всунув руку в сумку, словно проверяя все ли на месте. Наудачу Дрондар сразу же схватил гномское изобретение – Зажигалку, тот сразу же обрадовался.
– Как же до меня сразу же не дошло! Вот что мне нужно, хехехей! – Рыжий вновь на ноги встал, рюкзак на плечо повесил, да стал зажигалкой чиркать. В пещере появилось небольшое освящение, и егерь сразу сообразил, где находится выход, на ощупь, подойдя к завалу, ударил кулаком в камни.
– Надо что-то делать, а ну-ка Бурбон отойди – Дварф разговаривая сам с собой, так сказать, дал команду своему другу, ну хоть так он думал, что со скуки не пропадет. – А-а-а-а-а-а!!! — послышались дикие крики дворфа. Разбежавшись, он направился словно реактивная ракета головой вперед в камни, стараясь их разбить, или выломать себе проход наружу. Так продолжалось не долго, в скором времени дварф расшиб камни и свой лоб.
— О-па! – Появилась небольшая щель, походу громила и в правду может лбом вынести все на своем пути, а вот и нет, всему бывает придел. Под конец дня у горного жителя заканчивались силы, и фляга что была в кармане рюкзака, стала пуста. От нечего делать Дрондар стал напевать свою любимую дворфийскую песню, сидя в пещере около выхода.
– Дрондар ты здесь? – прерывая, дворфийскую песню послышался знакомый голос шамана.
– Агль! – воскликнул заложник шахты.
— Как тебя так-то завалило? Хотя, кого я спрашиваю? Зная тебя, это для меня это уже привычно, что ты попадаешь в самое пекло. – Агльхонд головой покачал, осматривая снаружи камни.
– Скажи Агль… Тебе духи подсказали найти меня, да? – Шутливо спросил рыжий.
– Нет, они молчали. Я просто проходил по лесу искал ягоду, и тут услышал дикую брань, ну я и пошел на дикие вопли, дальше же я услышал знакомую песнь, и знакомый голос, ага. Ты как выбираться то собираешься? – Шаман на небо посмотрел, день медленно заменяла ночь, Агльхонду очень нравилось за этим наблюдать
– Ну, сейчас Агль, подожди, отдохну и продолжу выламывать камни – Вновь из пещеры послышался голос егеря.
– А ты чем камни то выламываешь? – С некой осторожностью спросил Агльхонд, зная своего друга, ему лучше нужно было дать ценный совет, или же помочь ему.
– Ну, как чем? Разбегаюсь и головой по камням, знаю неприятно, но зато эффективно. – Рыжий подойдя к щели, стал рассматривать шамана, словно готовился вновь начинать вышибать камни.
– Нет, Дрондар, не надо! – Воскликнул шаман. Агльхонд не очень-то и хотел помогать своему другу, выламывать все эти камни, тем более головой. Он считал, что Дрондр должен сам постигнуть все и решать свои проблемы без чужой помощи, а вот совет мудрый всегда можно было дать. – У тебя с собой есть сумка ведь да? Ты же с ней ходишь? – Агльхонд знал, что если рыжий с своим четырех лапым другом уходит в поход то всегда берет с собой сумку, так как Дрондар любил пройтись по всяким пещерам, и не мог устоять перед любой жилой, даже если та находилась посреди грязного песка, и всякой ереси.
– Ну, да, сумка со мной. – Егерь, не совсем понимал, зачем Агльхонду нужна его сумка, но в случае чего, он бы выломал еще пару камней своей головой и передал бы шаману сумку, если ему так нужна.
– Перечисляй, что у тебя в ней есть – Командным голосом сказал Агль
– Ну, у меня есть кирка, динамит, – Рыжий только хотел продолжить как его перебил его друг
– Дрондар, возьми кирку и выламывай ею камни, а не своей головой, ладно? Она эффективнее будет.
Рыжий сначала-то не особо-то поверил совету друга, ну, если тот наставил, то почему бы и не попробовать? Егерь в сумке порылся, вытаскивая из неё шахтерскую кирку, рукой обхватил ее рукоять. В руднике вновь послышался дикий крик.
– А-а-а-а-а-а!.. – Рыжий со всего размаха начал бить киркой по камням, грязь летела в разные стороны. Так же на всю округу было слышно, как кирка чиркала по камням, оставляя неприятные звуки. – О, и в Правду Эффективно – Заявил бородач.
– Ну, вот и славно. – со вздохом ответил Агль, еще один мудрый совет дал своему другу, но почему он их вечно не усваивал? Ладно, главное, что не расшиб свой лоб окончательно о камни.
Через некоторое время егерь пробил себе выход, когда Агль увидел его, тот был весь красный, походу Дрондар хорошо поработал. Он чувствовал легкое головокружение, отдышавшись заметил что улицу уже окутала тьма – наступил вечер. А Агль же, выглядел довольно странно, на его плечах уже были сугробы снега, Так же и на всей его мантии, капюшоне и бороде. Шамана это не особо то и волновало. Тот махнул рукой егерю, мол, пора возвращаться домой. Спустя небольшой промежуток времени Дрондр вернулся в деревню. Как ни странно, в Деревне было очень тихо, ах да, в это время все любили хорошо отдохнуть за столиком с кружкой приятного эля. На лице Дрондора не было видно ни улыбки, ни хорошего настроения, только целеустремленный взгляд на громоварку, куда он, собственно, и собирался направиться.
— Хех, я есть для того, чтобы устранять преграды на своем пути. – Гордо заявил вояка.
– А я есть для того что бы давать тебе мудрые советы, и что бы ты не влипал в самую… «Зззз» –открывалась со скрипом дверь громоварки. – Ну хоть пара бочек бурбона развеселит меня – Заметил дворф, входя в таверну.
В помещении было очень уютно, играла душевная музыка, три стола дварфов подпевали, а солисткой была девушка. Ее красивые глаза так и завораживали всех мужиков в таверне, ее прическа была аккуратно заплетена в косу. Ее цвет волос был золотистый, словно поля фермеров западного края, или же восход солнца, цвета янтаря, видимый в горах Дун Морога, а ее прекрасный голос так и радовал слух. Эта женщина знала манеры, она была одной из тех приличных женщин, которые оставались на этой земле. Она твердо знала себе цену, и всегда могла отшить любого пьяницу, для этого она всегда с собой носила скалку, но не для раскатки теста.
— Эй, Таннок, мне всё как обычно, да-да и еще мне Кабаньи ребрышки в пиве. Я буду вон за тем столиком. И принеси, что-нибудь хлебнуть моему другу, он сейчас подойдет. – Дрондр сел за стол, разложив свои локти на столе правую ладонь под щеку поставив, призадумался. – Ведь я мог сегодня не вернутся в эту деревню, и не сидеть здесь и ждать этот бурбон. Хорошо, что проходил рядом Агль… Да, ладно, к чему грустить, с кем не бывает – утешая сам себя, проговорил он.
– Э-э-эй Дронди, вот твой Бурбон, и гарнир – Улыбаясь к столику подошел Таннок
– Спасибо тебе, ага – уныло ответил, приступая к своему любимому делу — естественно к выпивке. –Дронди, а вот и я! – Агль обойдя сзади Рыжего, как врезал тому подзатыльник что тот чуть не захлебнулся. Стол обойдя, сел напротив друга.
– Да я тебя за бурбон!.. – Рыжий кружку на стол поставил, да как руки в кулаки сжал, и начал скручивать их, словно ломал шею.
– Успокойся Дронди, лучше заешь кабаньими ребрышками — Агль, отхлебнув немного из кружки, удивленно на Рыжего уставился.
– Я великое море пешком перешел. – Заявил уже слегка подвыпивший егерь.
Пьянка продолжалась в самом разгаре, а большие кружки бурбона улетали, прям в момент. Первая, вторая, третья, пятая, седьмая, десятая. Вот веселье начинается: двенадцатая, пятнадцатая, семнадцатая кружка. Дрондр, походу сегодня на разогреве, и готов творить “Героические” поступки. Встав из-за стола, сказал Аглю, чтобы тот подождал его за столиком, а сам же, шатаясь, подошел к стенке, где висело чучело головы оленя.
– О-о-о-о… Это то, что мне… «Ик…!» Нужно! – Двумя руками схватившись за рога оленя, повис на бедном чучеле. И тут произошел грохот.
– Бабах!!! – Дворф с чучелом валялись на полу. Походу он немного перебрал сегодня. Но нет, встав, он направился к выходу из таверны, таща за собой чучело.
– У меня появилась отличная идея, как провести время. Ну-ка, посмотрим, что из этого выйдет – Посмеявшись дворф надел на себя маску оленя, да в лес шатаясь, ушел, ища себе приключений на пятую точку.
– Эй! Хо-эй-мо! Кхе-кхе. – Пытаясь напеть родную песню, которую знал с детства, тот чуть не провалился в сугробе. – Агрх-х… Баран мне в зад! Эля в глотку! Бурбона в почки! – Пробурчал недовольно дворф.
В округе деревни была тишина. Стояла ночь, снег медленно и плавно падал на землю, словно парировал, заменяя старые снега новыми, местами даже появлялись метели, снежинки были яркими и под видом яркой луны, что озаряла ночь в деревне, они блестели, словно яркие как куча маленьких кристаллов, образовавшие небольшие корки льда. Также, в округе можно было услышать только вой ветра, наигрывавший себе мелодию, это была колыбель леса, да это была именно колыбель, и громкую брань пьяного дварфа, всех как обычно, душевно. Забравшись на гору, Пьяница, осмотрелся по сторонам, и тут же согнулся от дикой боли в животе. Веселый вечер напомнил ему о том, что нужно знать меру своим действиям, кажись, он готов был отдать все содержимое своего желудка на волю, но опять не удача. Дрондр был настолько пьян что, пошатнувшись, он полетел прямо вниз головой вперед. Это, наверно, было не забываемо, море ощущений и тот не заметил как столкнулся с вепрем насаживая того на рога оленя. Это была героическая победа: противник не смог увернутся от удара и дать отпора. Раздался дикий визг вепря, кровь животного медленно капала на плащ дворфу, животное умирало, и ведь даже тот самый пьяный дворф не разобрал, что сделал, но об этом позже.
Ночь в таверне проходила своим чередом, и тут в громоварке с грохотом вылетела дверь. В проходе стояла страшная персона, которую окутывала тень. На заднем фоне был ливень с снегопадом, картина была очень жуткой. Ветер ворвался в помещение, наигрывая свою буйную мелодию, освежил помещение. Перед дворфами стояло чудовище, тело его было похоже на тело дворфа. А на голове было нечто. Он сделал шаг вперед, и все «охнули» перед ним. В таверну зашел всеми любимый искатель приключений, без которого и так в таверне было спокойно, все одежды его были мокрые и покрыты грязью и небольшой коркой льда, и снежинок. На его голове была туша молодого вепря, а на голове чучело оленя, тот, икнув, громко заявил:
– Бурбона мне! Киркой по заднице вам всем! Я снова готов наполнить свой желудок бурбоном.
– Да ты посмотри, что у тебя на голове! – Засмеялась Брунгильда, да-да та самая подруга искателя приключений, которая пела вечером в таверне и носила с собой каталку для теста.
Девушка к егерю подошла да, сняла с головы чучело оленя, на котором свисал вепрь.
— Где ж тебя носило-то, дурень? – продолжила та. – Тебе явно хватит на сегодня приключений, и да, выпивки тебе сегодня тоже не видать! – Трофей дварфа в руки тому отдала, да к стойке пивной направилась.
– Да хрен-с два! – Заявил Рыжий, хватаясь двумя руками к кружке с бурбном, давая понять бабе, кто в доме хозяин.
– Вот это правильно Дронди! – заявил Агль. – Ты чего меня-то не позвал с собой? Я чуть от скуки тут не сдох. Эх ты… – Головой покачал, да вновь за стол сел.
В руках Агля были игральные кубики, взгляд на игру его был довольно уныл. Еще одна героическая ночь прошла в громоварке, герой дня спал на столе в обнимку с вепрем в руке его была кружка с недопитым бурбоном, а на голове чучело оленя.


Часть вторая


— Просыпайся жирная свинья! Нечего тут в обнимку с кабаном спать, ишь чего выдумал, тут женщинам мужиков не хватает, а вы… С кабанами спите, и после этого не говорите мне о мужчинах моей жизни! – Сказала Брунгильда, ударив бедолагу по голове каталкой для теста.

Утро было таки и не очень приятным, но что поделать — жизнь сурового воина Дун`Морога. И тут, будто Рыжий получил второе дыхание, он вскочил со стола, набросился на бедную дварфийку, отобрав у нее скалку вышвырнув ту в сторону. Сама скалка же упала на лежачего в таверне дварфа, по воплям это кажись, был Агль, видать не слабо задев того. Сама же девушка, не ожидав такой реакции как дала пощечину Рыжему, а затем прямое попадание с правой ноги в пах. Отчего тот согнулся, и спустя минуты две только встал. Тем временем, она освободилась от хватки егеря, и так сказать, если бы он полез дальше, то в бой бы пошло все, то, что было под рукой девушки: Тарелки, вилки, ножи, кружки, стулья, бочки с бурбоном, которые она так не любила и т.д. Но ей очень сильно повезло, Рыжий то особо дальше лезть перехотел.
– Ты прервала мой сон! Чудесный сон, киркой те в зад десять раз по двадцать минут три дня в неделю!
– Да, а ты нажрался вчера как вон тот кабан, и что дальше? Ты еще скажи спасибо, что разбудила тебя раньше всех, что бы ты смог тихо отсюда выйти, без драк, споров, и взаимной любви между одним полом – Девушка та, что вчера так прекрасно пела, сегодня утром была совершенно другой. Словно разгневанный титан наделил ее силой, и мощью, а уж наглости то у нее вообще не отобрать было, и какие там только манеры у нее, пфф… ужас просто.
Схватив свои трофеи со стола, рявкнув на девушку, к выходу из таверны направился, что-то бормоча себе под нос. Девушка, тем временем, повернулась к другим и не совсем заметила, как тот охотник из таверны вышел, к дому своему направляясь. Девушка же красивой внешности, что имела скалку, продолжила будить остальных “Вояк” тем же способом. Но вот не засада ей выпала. Когда Брунгильда подошла к Агльхонду тот спал с скалкой в обнимку. Она постаралась вытащить каталку, но Агль крепко вцепился в нее, так что отдавать не хотел, и что-то страшное бормотал себе под нос.
– Духи воды услышите меня, я взываю вас… – Агльхонд, что-то пробурчал себе под нос, да на другой бок улегся видать поудобнее, да как захрапел на всю таверну. Мало того, что от него до сих пор перегаром жутким воняло, так и еще духов взывал. Девушка недолго думая побила дворфа по щекам, но результата не дало, тогда она сходила на кухню, порылась сначала по шкафчикам но нечего не нашла, затем заглянула в тумбочку и нашла то что ей очень пригодилось. Титаны подарили этой милой девушке новое оружие, которое она взяла еще одно совсем новое, но уже любимое оружие – Сковороду. Ох, да, она еще раз вернулась к спящему дворфу да, как со всего размаха врезала тому по “Щам” лицу. Что тот вскочил с криками – Война орки наступают, и только через пару минут он пришел в сознание, осмотрев, где он находится, перед ним стояла строгая женщина с красивыми глазами и аккуратно заплетенной косой, в ее руках была уже каталка и сковорода. Дворф сразу сообразил, что ему нужно делать, и тут же из таверны выбежал, захлопнув дверь громоварки.
– Вот же ж, Баба то – Проворчал Агль, осматриваясь по сторонам – О-о-о! Малыш Дронди – Увидев неподалеку друга, направился к нему, пока тот вновь, куда-нибудь не вляпался.
Егерь, насвистывая мелодию себе под нос, направлялся в сторону леса, на его плече весела туша вепря, а на его рюкзаке было прикреплено чучело оленя. Тут же, Рыжий обернулся, увидев своего друга, который в быстром темпе старался догнать Дрондора, но сугробы Дун Морога сильно затормаживали его, да и еще эта мантия. В общем, дождавшись шамана, тот диалог начал, косо посматривая на Агля
– Не думал я, что когда-нибудь, проснусь от удара скалки по голове. – Рукой лоб потер — Вот же ж, пивная бочка!
– Дрондар, а ты не думал, что лоб у тебя болит не от того, что тебя эта прекрасная женщина скалкой по голове ударила, а из-за твоего вчерашнего похода в шахту, и как ты своим лбом выбивал камни. – Встряхнув бороду от снега, шаман руку к лицу приложил. – Вот, мне вот серьезная травма досталась, представляешь, сплю я значит в обнимку со скалкой, хотя сам не знаю, как она мне досталась. И тут, я такой удар сковородой по голове получаю, в глазах искры, и тут она стоит – Тут Агль похабно засмеялся – Ну ладно к чему это я? Чем сегодня планируешь заниматься Дронди? – Остановившись около дерева, спросил шаман
– Я..? Я наверно пойду в лес… Так, а где мой друг? – Дворф оглянулся по сторонам, выискивая в лесу своего друга. Но его нигде не было. – Бурбон! – Прокричал Егерь на всю округу.
– Странно, Агль, моего друга не было видно со вчерашнего дня – Рюкзак на плече поправил, да продолжил вглядываться вдаль. Тем временем на улице была сильная метель, мокрый снег, что попадал на лицо к егерю, сильно мешал ему, из-за чего дворфу приходилось ежиться, и подставлять руку к лицу, чтобы хоть что-то разглядеть.
– Нет Дрондар, так мы его не найдем, пошли, заглянем к старику Марни, может он чего знает, кого видел. – Шаман рукой махнул, мол, пошли за мной.
Дорога к старику Марни была очень сложной, были очень большие преграды: метель, мокрый снег, что постоянно теребил лицо дворфам, сугробы по колено, и сильные ветра. Вдали показалась землянка, с виду обычный большой сугроб снега, но дворфы Дун Морога то знали, кто, где живет, и ошибиться уж точно не могли. Через небольшой отрезок пути, что прошли два друга увидели в дали здоровяка, который махал рукой им – Это был Марни. Марни был больше чем остальные дворфы, у него было здоровое тело, и здоровая душа, сам же он был уже седой, и одноглазый. Кстати, говорят, что глаз он потерял в схватке с орком, он натянул его… Ну… Это в прочем не важно, сам же Марни говорит, что глаз он свой потерял в таверне. Да кто же ему-то поверит? Он даже и муху то не обидит, хотя во время второй войны, он был настолько агрессивным, хотя его агрессия на орков еще осталась. Он любит за кружкой бурбона поведать, как размазал того орка, после его рассказ обычно заканчивается шуткой, но в его глазах мелькает агрессия, и жестокость к данному народу.
– О-О-О! Здорова, парни, я чаю заварил, прям словно вас ждал. – Здоровяк улыбнулся, смотря на двух покрытых снегом дворфов.
– Привет, братюнь! Ой, да прекрати! Ты нас видел, небось, часа два точно, пока мы добирались через эти сугробы. Ладно, я не против чая – Встряхнув с себя снег, улыбнулся здоровяку, да стал из бороды вытаскивать кристаллики льда.
Зайдя в дом к Здоровяку, сели за стол, Марни разлил кипятка по кружкам, да туда же травы добавил. В доме было настолько уютно, в камине с хрустом погорали дрова. На стенах землянки висели различные чучела животных.
– Скажи Марни, ты случаем не видел моего друга? Медведя белого, Бурбоном звать – Рыжий отпил из стакана чая, да на стол кружку поставил, все-таки кипяток, неприятно в руках держать.
– Медведь белый? Так это твой? – Здоровяк отпил немного из чашки – Я его в лесу раненым нашел, не бойся он сейчас у меня в будке, с ним все в порядке. Я ему перевязал раны бинтами. А сейчас я его накормил и он спит. – Здоровяк вновь улыбнулся по-дружески, и отпил из чашки чая.
– Марни!.. – На лице рыжего появилась радость, он прям – сиял. – Спасибо тебе, что ты сделал для меня!
– Да не за что, Дронди, на моем месте ты поступил бы так же.
– Марни, я вижу, ты любишь украшать свой дом всякой дичью – Осмотрев еще раз чучела на стенах, разговор свой продолжил. – Тебе, случайно, шкура вепря не нужна?
– Вепря то? Хех, ну, если только ее повесить над кроватью, или из шкуры покрывало теплое сделать, то вполне можно, да-да. – Здоровяк вновь широко улыбнулся, казалось бы, что добрее в мире дворфа встретить было не возможно.
Шли часы, минуты, секунды, и день плавно заменял вечер, а на улице метель так и не утихала, ветер проносился по всему Дун Морогу, свища на своем пути. Словно только ветер видел всех и знал, кто, чем занимается, мог застать на улице врасплох, всегда делал препятствия тем, кто готов был их преодолеть, и просто следить за жизнью деревни, напевая свою песнь.
– Марни, я бы хотел посмотреть на своего друга, могу я это сейчас сделать? – Встав из-за стола, пальцем по столу провел, да взгляд свой отпустил – Мне, просто, хотя бы посмотреть на него.
Здоровяк коротко кивнул Рыжему, да тоже из-за стола встал, накинув на себя плащ, взглядом на выход указал. Здоровяк, подойдя к двери открыл ее, куча снежинок окутало его голову, скривив на мгновение лицо, он повернулся в дом, махая рукой, мол, за мной, в тоже время в помещение пробрался воздух, освежая помещение. Сильная метель, лишь казалось такой сильной, егерь так сильно ждал встречи со своим другом, снег вновь окутал его одеяния, пока они подошли к будке, всех троих накрыло толстым слоем снега.
– Тихо, – Понизил тон здоровяк. – Он, может, еще спит.
Рыжий кивнул, да аккуратно шаг к будке сделал, единственное, что подводило дворфа, это хрустящий под ногами снег. Заглянув в будку егерь, улыбнулся, осматривая своего друга, он жив, и с ним уже все в порядке. Все волнения отпали сами с собой. Рыжий, рукой своей провел по мокрой белой шерсти четырёх лапого друга.
– Эх, Бурбон, надеюсь, тебя не камни задавали. – Егерь бинты поправил на ранах друга, да и из будки вылизать стал.
Здоровяк похлопал по спине Дрондора. – Дронди, ему еще нужно отдохнуть, и остаться здесь, иначе будет хуже. – Марни головой помотал отрицательно, давая понять, что сейчас медведя в руки егеря не отдаст
– Хорошо, слушай, братюнь, я ведь могу его навещать, да? – С некой наивностью спросил Дрондар. — Он для меня очень много что значит. Он друг мне.
– Хорошо, приходи, я думаю, ему будет это приятно, да и мне не будет скучно теперь, хоть кто-то будет навещать старика Марни.
— Марни тебе ведь нужна, какая помощь? Что я могу сделать для тебя? — Рыжебород, пристально на здоровяка смотрел, да время от времени сбрасывал с себя снег, что медленно падал на тело.
– Нет, спасибо, ты мне уже помог, подарив шкуру вепря, теперь когда я ее высушу, обрежу, сделаю теплое одеяло, хотя у меня дома и не так холодно, печка хорошо топит, но за дичь спасибо – Взгляд свой бросил в сторону деревни, давая понять что гостям уже пора прощаться, да и ночь уже почти наступала.
И снова наступила ночь, все как обычно, было совсем тихо, лишь ветер насвистывал себе колыбель, снег медленно падал вниз, покрывая все белой пеленой. И дворфийские песни и чудесный голос девушки, доносящийся из громоварки Караноса. Прошла целая неделя, и все это время Дрондар ходил на окраину одного из лесов в Дун Мороге, к старине Марни, помогая ему во всем, у них так же появились общие темы, общие взгляды на жизнь, общие шутки, так сказать они сдружились очень хорошо. А медведь, что лежал в конуре, в скором времени поправился, и они уже втроем: белый, хромой медведь, здоровяк, и егерь ходили на прогулку. Прошло еще немного времени и ран на теле медведя словно не было, оставались лишь шрамы, да и заштопанные швы, что хранили в себе тайну ран, быть может это был завал камней, а может и что-то иное, наверно никто теперь не узнает, что было на самом деле с белым четырех лапым. Дрондар скоро забрал медведя к себе, ему так не хотелось оставлять Марни одного, и предложил ему посещать по чаще Каранос. Здоровяк принял предложения дварфа, по-братски обнял того, и чуть не заплакал, ведь он так привык к Рыжему, но, видимо, такова была судьба.


Часть третья

— Равняйсь, пивные бочки! – закричал Агль.
«Да-да, Агльхонд, вот кто его поставил командовать отрядом дворфов? Он мало что понимал в военном деле, ему было бы лучше с духами вон общаться» — ворчал недовольно Дрондар, стоя в строю.
Мокрый снег, прям как на зло, летел ему прямо в лицо. На бороде, вновь был тонкий слой льда, но в этот раз Дрондар стоял не как обычный егерь в меховых доспехах, которые его согревали, а в ледяных латах. Ну, благо, хоть под латы одел облегающие кожаные доспехи.
«Ух, что бы было бы, если в таких доспехах я бы прогулялся по Караносу, да со мной даже бы старина Марни перестал общаться бы! Ладно, забудем об этом, это всего лишь утепленная форма, которая одевается под мое в меру упитанное тело.» – Тут же промотав эту фразу у себя в голове на лице Рыжего образовалась улыбка, и уже не какой мокрый снег не мешал тому, всего лишь была фантазия в которой поплыл боец.
– Рядовой Дрондар – Закричал на того Агльхонд, видать, тот что-то рассказывал отряду, а Рыжий как всегда прослушал.- А теперь рядовой, повтори, что я сказал – Лейтенант стоял возле латника, и так недовольно на него смотрел.
Дрондар, собравшись с мыслями в голове, как закричал в ответ Лейтенанту: – А теперь рядовой, повтори, что я сказал! – Сам же Рыжий, спустя минуту после сказанного, понял о чем сказал, да как в латах заежился, ожидая, что сейчас окажется где-то в сугробе в лучшем случае, в худшем его отправят в стойла баранов вычищать их помет.
– Я тебя убью, Дронди – сквозь зубы прошептал Агльхонд. – Я тебя убью или заставлю выучить весь устав бригады…
Егерь, никогда не видел шамана таким не злым, как сегодня. Первый день вояки закончился не очень удачно, он прям как в воду глядел, его отправили в бараньи стойла вычищать их помет, а после долго и упорно издевались над ним, впереди на баране ехал Агльхонд, размахивая кружкой бурбона в разные стороны, а за бараном бежал Дрондар, стараясь догнать этого негодяя. Аглю то, было весело, смотреть на разъяренного Рыжего дворфа, что тот, чуть ли сам не свалился с барана от смеха. Это тренировка была исключительно для Дрондара, за его невнимательность. Агль думал, если его мудрые советы не помогают его другу, так пускай ему поможет военная подготовка. К вечеру Дрондар был вымотан так, что у него даже не оставалось сил пойти в громоварку и выпить пару кружек эля. Эх, до чего докатился то. На следующий день поблажек тоже не было, Агль словно привязался к Дрондару, и ему тупо, наверно, хотелось поиздеваться над бедолагой. Он заставлял того махать двуручным молотом по манекену, причем, иногда подкалывал, как по ногам врежет, что аж падаешь головой в сугроб, хоть это с него снимало жар и агрессию на шамана.
– Ты не умеешь бить по противнику Дрондар! Это не удар, а просто обычный размах молотом, ты наверно всю жизнь мечтал работать плотником в таверне? Молоточком забивать гвозди в пол? – После очередной типичной шутки Агль расхохотался. – Ладно, Дронди не бери в голову, со временем у тебя все получится. Если ты, конечно, будешь стараться. Время для Егеря теперь стало идти как-то медленнее, он не совсем понимал почему он послушал своего друга и записался в бригаду, он до сих пор не понимал почему он должен махать этим молотом по манекену, а не просто, ходить по лесу с своим другом и не искать себе приключений по самую патую точку. Также, свободного времени у Рыжего стало гораздо меньше, едва хватало на охоту, пару четких выстрелов и дичь уже была в его руках. Еще пару часов и дичь уже жарилась на костре, а рядом лежал бы его друг, который охранял бы здоровый сон своего друга, а в данный момент хозяина. Ведь когда рядом был Бурбон, почти никто не мог подойти спокойно к дворфу, ну, разве, что этот хам Агльхонд – тоже мне начальничек, и здоровяк Марни, который, кстати, почему-то перестал захаживать в Каранос или уже, просто, я перестал обращать на это внимание.
– Дрондар, хочу тебя обрадовать, ты лучший боец нашего отряда, это все благодаря мне. Если бы не я, то тренировок у тебя было бы в раза три-четыре меньше – Лейтенант хитро улыбнулся, давая понять, что дворф свое отработал, и заметно увеличил свои показатели.
Он единственный хорошо стрелял по мишени, прям как снайпер, а в схватке с манекеном ему не было равных, только дикие крики Дрондора устрашали, порой, и самого лейтенанта. Тот вырабатывал всю свою ярость, которую накопил во время службы на деревянной кукле. Удары молотом были настолько точны, что если бы это был противник, то уже явно бы согнулся от ударов латника. И явно бы уже был приплюснут к земле.
– Мне поступил на тебя указ, о твоем повышении, за проявленную службу, и активную деятельность среди отряда. Почти, только ты посещал тренировки по три четыре раза в день на протяжении полтора года — Агльхонд сильно улыбнулся, вспоминая, как издевался над бедолагой – Так что, Дрондар, с повышением тебя! – тут Агль некультурно выразился, да похлопал уже младшего сержанта по плечу, намекая на то, что ему пора уже сменить лычки.
Вновь место солнца занимала луна, в громоварку зашел редкий, уже редкий посетитель, тот самый любитель приключений. Все дворфы бросили взгляд на вошедшего Рыжего дворфа. За последнее время он как-то изменился, то ли возмужал, то ли еще чего. Пройдя мимо дворфов, они с Аглем нашли свободный столик, усевшись за него, подозвали Таннока. В таверне раздался резкий шепот, все стали обсуждать вошедшего воина, рассказывая истории с его участием, самой популярной была история про чучело оленя, и вепря.
— Таннок, нам как обычно, и да, принеси нам, что ли ребрышек пивных. – Дрондар, только повернул голову к Агльхонду, как получил мощный командирский щелбан в лоб.
– С повышением, Малыш Дронди. – Агль вновь улыбнулся, да на выход таверны посматривал, словно кого-то ждал, да и место он выбрал с тремя стульями, ох-х его идеи всегда были немного странными, но советы мудрыми, а военная подготовка так вообще отличная, но лучше бы Рыжий слушал только его советы да запоминал бы их.
В громоварке открылась дверь со скрипом, и в таверну вошел, еще более редкий посетитель. Его знал почти каждый дворф, но его не так часто можно было увидеть в этих местах. Дрондар особо внимания этому не придал, да заказ свой продолжал ждать, тут он вскочил со стула, толи от внезапности, толи от страха, когда сзади него подошел, старина Марни, и похлопал уже младшего сержанта по плечу.
– Марни! – обернувшись, воскликнул латник, он был так рад, что старый друг не забыл его, и походу он стал понимать, что это была задумка самого Агльхонда, ведь его вечный взгляд на выход из громоварки был очень странным. Тут же с заказом подошел Таннок, он словно знал что сегодня придет здоровяк, и сразу приготовил для него выпивку, поставив по одной кружке на стол, а Марни целый бочонок выделил.
– Дрондар, мы тут пришли поздравить тебя с повышением, ты молодец, заслужил его, работал честно, оттачивая свои боевые навыки, и теперь мы можем гордиться тобою. Ты правильно сделал, что послушал Лейтенанта и вступил в бригаду, ты очень сильно изменился в лучшую сторону. – Марни поднял бочонок да как начал лакать из него содержимое.

Пьянка только началась. В громоварке был галдеж, не один раз за вечер поднимали свои кружки с элем и бурбоном за Малыша Дронди, вновь начинались песнопения, и та девушка, словно ангел, напевала одну из любимых песен Рыжего, но теперь то он знал, что лучше не напиваться до такой степени, что бы на утро тебя били скалкой по голове. В общем, вечер прошел на славу, все как обычно, в округе дул ветер, словно мчавшись куда-то в даль, насвистывал себе мелодию, а снегопад в эту ночь был спокойный, снежинки плавно парировали на землю, освящая на земле миллиардами кристалликов путь из Караноса в Стальгорн.

Часть четвертая

— Дронд'Ар, вот ты где!.. – Старик отдышался, осмотрев латника – На юго-западе Дун Морога в Холодной Долине пропал наш пилот, мне нужно, чтобы ты собрал отряд, так одного, двух пехотинцев, и да можешь взять своего белого клыкастого друга. У нас очень мало времени, мне нужно, чтобы ты сходил в холодную долину, и отыскал нашего пилота, приказ ясен? Да, вот еще, держи, это карта, там отмечено, где приблизительно искать пилота, и вот его фотокарточка, сделанная гномским фотоаппаратом, смотри не помни, а вообще сразу себе в сумку убери, чтобы не потерял, я-то тебя знаю. И да, ты у нас вечно в самое пекло залезаешь, так я вот думаю, тот пилот сейчас находится там же. Так что ступай Сержант, если не найдешь его, постарайся хотя бы найти его документы, ну или вообще все что от него осталось. – Агльхонд похлопал Рыжего по плечу, поторапливая его.
Латник не успев даже сказать слова, честь отдал, все-таки приказ не оспаривался, собрав в отряд себе двух пехотинцев, в лес за Бурбоном зашел.
– Ах, вот ты где, четырех лапый – Дворф улыбнулся, да по шкуре медведя рукой провел – Пошли, сегодня ты нам поможешь, хорошо? – Рыжий медведя погладил по его шерсти, да за собой позвал.
— Куда мы идем сержант? – Пехотинец поправил на спине ремни, на которых держался мушкет, да на латника косо смотрел
— На юго-запад Дун Морога, там говорят, нашего пилота потеряли. Идем искать. Так стоп, дайте, я хоть посмотрю, правильно мы идем хоть.
Отряд остановился – был привал, пехотинцы прочищали свои оружия, подкреплялись жареным мясом, а сержант, у которого была карта, стал рассматривать маршрут. Пальцем, водя по пройденной дороге, высматривая дальнейший путь. Через несколько часов, после удачного привала отряд вновь отправился на поиски пилота.
– Агрх! Эти сугробы, они мне по пояс, – проворчал себе под нос пехотинец – Нет, мы так точно к обеду не вернемся. – Капюшон, поправив, вновь пробурчал рядовой
– Нам бы к ужину вернутся, а ты про обед говоришь – Рассмеявшись, “ Утешил” сержант.
– Сэр, я вижу пещеру, быть может, ваш пилот туда залетел, а? Давайте проверим? – Пехотинец мушкет свой перезарядил, так на всякий случай, мало ли чего в пещере быть может.
– Хорошо, боец, мы еще осмотрим эту пещеру, хуже все равно не будет.
Когда отряд зашел в пещеру, было очень темно, холодно, и сыро. Откуда-то сверху падали капли разбиваясь о ледышки, создавая более, ужасную атмосферу для отряда. Ветер свободно гулял по шахте, насвистывая опасность дворфам. Мурашки ползи по телу пехотинцев, тол и от страха, то ли от холода, но они не давали даже подать виду, что им страшно, или же холодно. Место явно не очень хорошее. Сержант, сделав первый робкий шаг в пещере, осмотрелся по сторонам, тут же взгляд свой опустил вниз на землю. Земля была покрыта тонким слоем льда, хруст раздавался на каждом шагу дворфов.
– Ребята, спокойно, это всего лишь тонкий слой льда, можно идти – Латник вновь осмотрелся по сторонам, когда услышал в пещере эхо.
Один из пехотинцев зажег факел, освящение было-таки и не очень хорошим, ну разглядеть тропинку отряд бы смог. Отряд недолго ходил по затемненным коридорам пещеры, в скором времени они услышали протяжные вопли, кажись, это был – Пилот.
– Вы слышали это? – Рыжий отряд осмотрел, да на протяжные стоны направился. — Смотрите, раненый! – воскликнул латник, примчавшись на стоны потерявшегося пилота.
– Здесь… здесь… здесь очень сыро, и холодно кхе кхе… – Пилот подавал признаки жизни. Он весь дрожал от холода, маленькими руками придерживая рану на ноге. Рядом с ним лежал не большая сумка пилота, в которой были запасные детали от самолета, карты, и остальные механизмы.
– Уходите отсюда, сейчас сюда вернутся эти ушастые монстры, как их там, нет, не трогги… – Пилот задумался, подбирая слова – А во! Ледяные тролли! Передайте моему капитану, что мне было приятно служить у него в отряде. – Продолжил пилот
– Нет, кхм. Друг мой, – Заявил сержант, поднимая пилота на руки. – Мне поступил приказ вернуть тебя в Каранос, и я это сделаю. Твоя жизнь нам всем важна.
Пилот улыбнулся от теплых слов, которые согревали всю его душу, да по крепче обнял латника, ходить он не мог, его нога была вся перебинтована – серьезное ранение. Тут же в пещере четырех лапый питомец сержанта зарычал, да кинулся, куда-то в темноту, с диким ревом. Тут же охотники перезарядили свои оружия, да в темноту двинулись, освящая пещеру. Один из пехотинцев заметил белого медведя в красных пятнах, лежащего вокруг мертвых четырех ледяных троллей, которые возможно хотели убить спасателей, если бы не звериный инстинкт, то отряд, посланный за пилотом, возможно бы не вернулся. Дрондр аккуратно опустил пилота на землю, да сам подошел к своему другу. Присев на одно колено, провел рукой по его гладкой шерсти, словно в последний раз его гладил. Пальцами руки он дотронулся до шеи медведя, стараясь нащупать его пульс, но все было тихо. Он мертв, Дронд понимал это. Повернувшись к отряду, Рыжий, осмотрел их
– Уходите. – Прошептал сержант, обнимая своего питомца, в голове он начал крутить моменты их долгой дружбы, как они выручали друг друга. Словно пролетела перед глазами вся жизнь с этим питомцем. Вспоминал, как ухаживал за ним у старины Марни. Вспоминал, как ходил леса с Бурбоном. Повернувшись, он увидел отряд у себя за спиной.
– Уходите! Без меня, скажите, потеряли в пещере! – Заорал уже вновь, словно гнев переполнял дворфа. В пещере послышался дикий рев. Дрондар не сдерживал себя в руках. Сжав кулаки, он начал бить по ледышкам в пещере, те от силы удара разбивались в осколки и разлетались в разные стороны. Пехотинцы же, не ожидали такой не уравновешенности от сержанта, послушав Рыжего и на ходу сделав вывод, что в пещере и в правду ловить больше нечего, выбежали из шахты, вынося на руках раненого пилота.
– А что будет с ним? – Пилот осмотрел выход из шахты, раненый, конечно, был рад, что его спасли, но когда он увидел, что сержант ради него потерял своего друга, расстроился. Видать, так и должно было случиться.
– Перебесится и выберется наружу. Ладно, ждать не будем, пока не стемнело нужно добраться до Караноса. – Отряд еще раз осмотрел пещеру, из которой доносились дикие крики сержанта, покачали головой
– Э-э-эй, Барли, ты тоже чувствуешь что земля началась как-то трястись? – Пехотинец, почувствовав, что землетрясение исходило именно из пещеры, потерял равновесие и упал на пятую точку, прям в снег упал. Опираясь за мушкет, встал на ноги.
– Все, у нас нет времени, уходим, пока хуже не стало.
Отряд в скором времени покинули долину, а Дрондар же остался в самой пещере. Ярость переполняла дворфа, встав на колени, да руки, в кулак, сжав, Рыжий стал выплескивать свой гнев наружу. Земля стала трястись, разламывая шахту, камни вновь завалили выход из пещеры, в такую ситуацию Дрондар попадал, в этот раз у него не было с собой инструментов, чтобы разбить булыжники, в этот раз он не так сильно волновался по этому поводу. Разбивая ледышки о свои руки, латник с каждым ударом переставал чувствовать свою боль. И он точно знал, что выйдет из шахты. Гнев воина постепенно прекращался, он начинал осознавать, что друга своего не вернуть, и что медведь, пожертвовав своей жизнью, спас других. Подойдя к завалу, дворф взмахнул руками, и все булыжники, что завалили проход разлетелись в разные стороны, Дрондар не особо понимал как ему это удается, видать это был дар. Очистив себе проход, он направился в Каранос, ведь должен был успеть к ужину, да и отчитаться перед лейтенантом. Возвращаясь в деревню, Рыжий не замечал особо тех преград, которые сталкивались с ним вечно: большие сугробы, сильный противный ветер, мокрый снег, мороз и т.д. Быть может, он просто не замечал их, или ему просто было не этого.
— А вот и знакомая деревня, теперь осталось найти знакомого командира – Пробормотал себе под нос латник, выискивая лейтенанта. К счастью или нет, Дрондар быстро нашел Агльхонда.
– Агль, мы нашли пилота в пещере, дальше на нас напали тролли и убили моего четырех лапого друга… – кулак свой сжал, дабы сдержать ярость, но тут же расслабил кисть. – Дальше, шахту завалило, и мне пришлось выбираться одному из завалин. – Латник вяло говорил, да голову вниз склонил.
– У тебя хоть была сумка с инструментами? – с некой осторожностью спросил Агль.
– Нет, я выбивал булыжники головой, очень эффективно. — Закончив разговор, Рыжий в лес направился, ему нужно было время для того что бы все осмыслить.


Часть пятая


После смерти медведя, Дрондар занялся усиленной военной подготовкой. Проводя почти все свое свободное время на тренировочном поле, отрабатывая более точные и сильные удары на манекенах. Его любимыми видами оружия стали молоты, и топоры. Как одноручные, так и двуручные. Тренировка давала о себе знать, владение оружиями заметно увеличилось, он мог размахивать топором, не опасаясь, что заденет сам себя, ну, а если у него в руках был молот, то при его ударе бы в челюсть от нее бы осталось только пару зубов и поломанные кости в дребезги. Также, Рыжий со временем заметил сильный прилив своих сил, что стал тренироваться с двумя большими топорами, ловко размахивая ими по всему полю. На внешний вид тоже сильно изменился, так сказать стал взрослее, и мужественнее, его борода уже почти свисала до земли, и аккуратно переплетена в косичку. Теперь, Рыжий старался себя огородить от внешнего мира, ведь он не знал кто он, но точно понимал что особенный, но говорить об этом он тоже не хотел. Из головы не вылетал тот день в пещере, как бы он хотел изменить свое прошлое, и все часто винил себя в том, что сам не учуял опасность, и не кинулся на тех троллей. Знакомств новых не заводил, считал, что не может быть в ответе за всех, с кем общается. Общаться стал редко, и то, только в узком кругу друзей, в который входили Марни, Агльхонд, и еще парочка весельчаков. Но своими друзьями с кем он общался, стал дорожить больше всего, ведь кроме них, у него никого не осталось. Во время очередной тренировки к Латнику пришел знакомый Шаман.
– Дрондар, я хотел бы с тобой поговорить..
— О чем, Агльхонд? – Рыжий прекратил отрабатывать прием на манекене, да к Аглю повернулся.
– О тебе, Дрондар. Ты после смерти медведя стал слишком замкнутым, может, расскажешь, в чем твоя проблема? Что мучает тебя, я постараюсь дать тебе ответ. – Шаман начал вырисовывать посохом на снегу непонятные рисунки, да поглядывал на латника.
– Понимаешь Агль, есть вещи, которые сложно объяснить… После смерти Бурбона, во мне очень многое поменялось, я что ли стал сильнее за нас двоих. Я могу делать то, что раньше боялся только подумать об этом. Я стал обладать могучей силой. – Рыжий, вновь обхватил одной рукой рукоять молота, да давай выкручиваться на поле боя, нанося сильные и точные удары по манекену, словно заводя противника в тупик, не давая, ему права на атаку.
– Да, я заметил, Дрондар, ты стал сильнее, причем это очень заметно, сила? О какой силе ты говоришь, Дронди? – Шаман отвлекся от черчения символов на снегу, да на латника уставился
– Я не могу тебе объяснить Агль, ты просто должен это увидеть. – Латник молот на плечо закинул, да шаману махнул рукой, мол, следуй за мной. Всю дорогу Агльхонд и Дрондар шли молча, толи разговор не сложился, толи из-за замкнутости Рыжего. А ведь раньше такого не было, и в правду, после смерти близкого друга многое меняется в жизни. Подойдя к окраине леса Дун Морога, Латник все-таки решил начать диалог.
– Агльхонд ты помнишь это место? — Рыжий, косо посматривал на шамана, то на вход в пещеру.
– Да, помню, Дрондар, ты именно здесь застрял, и если бы не мой ценный совет, ты бы расшиб себе свою голову об завал. – Шаман махнув рукой спокойно ответил, осматривая пещеру — Вот ты мне скажи как ты мог перепутать динамит, с факелом? – Тут же взгляд на латника перевел.
– Неважно, что я перепутал с чем, смотри… – Дрондар собрал в себе весь гнев, который накопил за последнее время, издав громкий рев, сжимая руки в кулаки, начиная, словно сначала удерживать огромную силу в них, а после выпускать ее на волю. Вокруг дворфов сильно затряслась земля, сверху посыпались огромные булыжники, и шахту вновь завалило камнями.
– Теперь ты понимаешь, о какой силе я говорю? — Расслабив хватку, Рыжий около камней уселся, да на шамана смотреть начал, ожидая его слов, реакции.
– Это действительно огромная сила, Дрондар. – Шаман оценивающе сказал, поглядывая на завал. – Я знал не так уж много таких дворфов, способных свернуть горы, и теперь ты один из них. Знай, такая сила не далась тебе за просто так, видимо тебя посчитали избранным. Ну-ка, а теперь сможешь проход освободить от завала? — Агльхонд на всякий случай подальше отошел, да за скалу спрятался, и иногда посматривал на шахту, стараясь, особо не выглядывать, а то мало ли булыжник в него улетит.
– Хорошо, пусть будет по-твоему. – Дрондар встал напротив завала, вновь руки сжал в кулаки, сконцентрировался на силе, тут же руку в сторону откинув, расслабляя ее, половина булыжников разлетелась по сторонам. Со второй рукой поступил так же, и вторая половина завала тоже разлетелась в разные стороны.
Проход в шахту был очищен, Дрондар почувствовал сильную усталость, упав с сильным грохотом на землю, сознание потерял, видать перетрудился. Проснувшись в госпитале, Дрондар не совсем понимал, где находится, голова сильно кружилась, все вокруг было как-то заторможено. Рыжий не мог в данный момент сообразить, где он находится, он заметил в своей палате, знакомую личность, но не как не мог вспомнить, где он его видел, это кто-то знакомый в его судьбе, ах… Опять перед глазами все потускнело. Дрондар потерял сознание.
Через пару дней сержант пошел на поправку, он, наконец, понимал, где находится, а в палате лежал тот самый пилот, которого нашли в пещере.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:
Здравствуйте, Ариден! Читалась квента раньше. Отдельные замечания и комментарии были указаны в личные сообщения не столь давно. Одобрено +8 к уровню.
Проверил(а):
AnyTweetAny.
Уровни выданы:
Не положено
01:45
01:53
990
14:02
+1
Надо будет собраться и почитать как-нибудь. Вспомнить времена природоборода
08:20
+1
Мне кажется или я прочитал книгу? wonder