Игровое имя:
Элиор


Юность

Рожденный за 400 лет до открытия Темного Портала в семье двух Странников, маленький Элиор вряд ли мог выбрать свою судьбу. Разумеется, никто его не неволил, однако, когда с самого детства большую часть времени ты проводишь не за игрой в солдатиков, а за играми в стиле «найди маму в огромном лесу» или «попробуй дотронуться до папы», а чуть повзрослев получаешь настоящий, боевой кинжал… Ну, стать портным тут не так-то просто. Тем более что кровь брала свое – маленький эльф и не помышлял о мирной жизни. Тренировки днем и рассказы о славных представителях рода Крыла Заката прошлого вечером делали свое дело. И без того радующийся каждой новой придумке родителей, которые смешивали развлечения и весьма непростые тренировки, Элиор рос крайне ловким и юрким мальчишкой. Впрочем, боевые навыки – не единственное, что прививалось ему с младых лет. Правила этикета, основы географии, обучение простейшей магии, не говоря уже про столь банальные вещи, как счет и письмо. Из будущего Странника делали не просто воина, а полноценную единицу общества, образованную и культурную. И любящую свой народ всей душой. Уже тогда мальчик, а затем и парень, понимал – нет ничего ценнее жизни твоих сородичей.
Впрочем, радость и счастье не так уж и долго сопровождали юного Элиора. В тридцать с небольшим он впервые узнал, что такое потеря дорого человека – на вылазке к троллям погиб его отец. Как рассказали выжившие соратники отца, погиб как герой – прикрывая отход. Как настоящий офицер, он отступал последним, лишь убедившись, что все подчиненные благополучно выбрались. Но оторваться от разозленных зеленокожих ему не удалось. В тот день в доме Крыла Заката поселилась горечь, что редко проявляла себя, но всегда была где-то неподалеку. Мать стала более замкнутой и серьезной, хотя с сыном оттаивала, улыбаясь при виде его успехов. «Совсем как отец… Он бы гордился тобой, дорогой», — иногда подмечала она, и в эти мгновения женщина вновь превращалась в себя прежнюю, веселую и улыбчивую. Но, увы, такие моменты были редки и проходили слишком быстро. И это была дополнительная мотивация для еще молодого, но уже что-то понимающего в жизни Элиора. Он и так никогда не бездельничал на тренировках, а теперь выкладывался по-настоящему на полную, стремясь стать как можно лучше. Стрельба, ориентирование на местности, бой с оружием и без, навыки маскировки… Среди своего набора в ряды Следопытов он был одним из лучших. Что и не удивительно, с учетом того, что он многие годы тренировался под руководством самого настоящего Странника. Хотя, конечно, ему зачастую приходилось оставаться одному в силу специфики работы матери, но все же эльф был уже не маленьким и вполне мог позаботиться о себе сам.

Служба

Служба в рядах Следопытов длилась не слишком долго – по протекции матушки Элиора перевели в один из отрядов Странников, хотя и не ее собственный. Впрочем, как они оба и хотели. Теперь уже ставший полностью взрослым парень был отпущен в вольное плавание. И новоиспеченного Странника это устраивало. Муштра в тренировочных лагерях была практически родной, а боевые вылазки – чем-то новым и интересным. Хотя головы эльф отнюдь не терял – лезть впереди всех на рожон он не собирался, внимательно слушая старших и действуя как можно аккуратнее. Первый настоящий бой, первый враг, павший от его руки… Удивительно, но Странник ничего особенного не почувствовал – ну умер тролль от его удара и умер, хотя, конечно, сопротивление настоящей плоти настоящему клинку отметил. Но бой – не самое удачное место для отвлеченных мыслей. Уже после, в лагере, когда Элиора поздравляли с боевым крещением, он попытался вновь обдумать произошедшее, но ничего, кроме легкой тошноты от вида залитых кровью тел и забросанного внутренностями поля боя он не ощущал. Пожав плечами, воин решил оставить эту тему в покое.
Дальнейшие годы были похожи друг на друга – стычки с троллями, недолгий отдых, затем новые патрули и новые стычки, и так круг за кругом… Разницей было лишь медленное, но уверенное продвижение по карьерной лестнице – сначала до сержанта, затем лейтенанта, и только через три сотни лет безупречной службы и десятков проведенных под его руководством успешных вылазок, примерно за четыре десятилетия до открытия Темного Портала, он был удостоен повышения до капитана. Вся фигура матери, что тоже до сих пор не оставила службу, буквально светилась гордостью за сына и его успехи. Впрочем, не считая доступа к более значительной информации о происходящем на границах Королевства, для самого Странника почти ничего не изменилось – он все так же ходил в патрули, уничтожал троллей и стерег покой своего народа, уничтожая незваных гостей на границах земель Кель’Таласа. Но за эти годы росли не только полномочия — эльф совершенствовался в кузнечном деле, постигал секреты незаметного устранения противников, учился обращаться с рунами… В общем, заняться было чем.
Хотя Кель'Таласом зона интереса эльфов не ограничивалась. Странники зачастую бывали и в землях других королевств, в том числе дворфов. Элиор неизменно участвовал во всех, каких только мог, стремясь набраться как можно больше знаний о жизни и вообще происходящем вне земель эльфов. Знания лишними не бывают, тем более знания о союзниках. Которые оданжды перестали ими быть… Но об этом позже. Пока что же Странники практически не воевали вне родных земель, но интересы Королевства все же побуждали их прогуляться.
Изменилось все лишь через сорок лет. Лет, что были последними в спокойной жизни Королевства, которое, вместе с иными государствами Восточных Королевств, стало на тропу долгих и кровопролитных войн. И если о Первой войне в Кель’Таласе слышали немногие, да и то, уже после ее окончания и прибытия беженцев в Лордерон, то Вторая… Вторая стала причиной первого раскола среди до этого единого народа кель’дорай. Король и большинство магистров были против участия в ней, поскольку считали себя в безопасности, однако были связаны договором с Альянсом, из-за которого им пришлось отправить отряд на помощь людям, во главе которого стала Аллерия Ветрокрылая. Элиор тоже не остался в стороне, понимая, что союзники сильны лишь до тех пор, пока они сражаются вместе, а по одиночке раздавить из будет гораздо проще, и влился в отряд, будучи одним из младших офицеров Аллерии. Ему довелось повидать многое – и плен троллей, и первых рыцарей смерти, и огромные армии орков… Впрочем, для эльфов участие в этой войне напоминало скорее бег туда-сюда – вскоре после присоединения к силам Альянса, пришли вести о нападении Орды и троллей на Кель’Талас, да еще и при поддержке драконов, вынудив Аллерию просить подкрепления и возвращаться на родину. Орда по итогу была вынуждена отступить, а экспедиционный корпус вновь вернулся к остальным силам, и на этот раз орков уже гнали до самого Темного Портала. В бесконечных стычках Элиор заработал несколько памятных шрамов, но вместе с ними – и бесценный опыт. И заодно некоторую аллергию на далекие вылазки за пределы родных лесов, ставшую причиной отказа от участия в новых сражениях с орками, когда Портал открылся опять. И это решение позволило Страннику остаться дома, ведь Аллерия, вместе со всеми своими воинами, на этот раз уже не вернулась… Впрочем, из своего похода эльф принес трофей — маленького котенка зверя, весьма похожего на прыголапа, но другой расцветки, которого нашел у одного из торговцев уже после окончания всех боевый действи, во время недолгой передышки перед возвращением на родину. Тщательно пестуемый и хорошо подкармливаемый, он весьма быстро рос, и вскоре уже был готов нести на себе своего друга. Примерно тогда же, но уже в Кель'Таласе, Элиор добыл яйцо дракондора, решив получить себе еще и летающего товарища. Два звереныша росли вместе, тренировались под чутким руководством эльфа вместе, и в целом изрядно сдружились, что только радовало их хозяина.
Но в остальном… Годы после войны были тяжелыми и значительно более напряженными. Зул’Джин, умудрившийся выжить и сбежать из плена, портил изрядно крови своими бесконечными атаками, и и без того потрепанным войскам Кель’Таласа было чем заняться. Впрочем, тролли – враг привычный и изученный, с ними особых проблем не возникало, хотя на нервы действовало изрядно. Гораздо более страшное будущее ждало впереди. Оставшийся глухим к слухам о чуме и нежити король, а с ним и магистры, не делали ничего для защиты родных земель, а затем… Затем уже было поздно. Плеть пришла.

Плеть

Трупы, кровь, крики… Все это сопровождало немногих выживших кель’дорай в течение тех долгих дней, когда Артас победоносным маршем шел по прекрасным землям, оставляя за собой лишь смерть и разложение. Все удары, все хитрости Следопытов пропадали втуне – рыцарь смерти вел за собой бесконечную армию мертвых тварей, пополнявшуюся после каждого боя. И здесь количество взяло верх над качеством. Эльфов было слишком мало, чтобы оказать достойный отпор. Отступление было бесконечным. Потеря же Сильваны и вовсе опустила боевой дух до минимума, а последовавшее за этим уничтожение до того нерушимого Бан’динориэля… Кель’дорай сражались за себя, за свои жизни и своих соратников, но в глубине души все они знали, что это конец. Дни Кель’Таласа сочтены. Впрочем, Элиор этого еще не знал. Оказавшись окруженным нежитью, он с еще несколькими бойцами сумел вырваться, после чего, спустя некоторое время партизанской борьбы, наткнулся на Халдарона с остатками разных отрядов, в которые и влился. Он видел разрушенные святилища, он видел трупы своих соратников, что вставали и атаковали живых… И все это лишь распаляло ярость, с которой становилось все труднее бороться. Подобрав Лор’Темара возле последнего разрушенного хранилища лунного кристалла, отряд двинулся к Луносвету. Что уже к тому моменту пал…
Вместе с ними Элиор искал выживших, организовывал оборону на одной из площадей, и каждый день участвовал в поисках других счастливчиков. Каждый день, наполненный борьбой за выживание, борьбой с неисчислимыми тварями, что все еще оставались на землях Королевства, борьбой, у которой не было надежды, лишь цель – сберечь остатки практически уничтоженного народа. Впрочем, надежда все же появилась – магистр Роммат, что прибыл в Луносвет, сообщил, что вскоре прибудет Кель'Тас. Хотя, конечно, реакция была неоднозначной – как и большинство сородичей, Странник считал принца если не предателем, бросившим свой народ, то явно не самой достойной личностью. И это было видно по прибытию Солнечного Скитальца – выжившие хотели от него чего-то, кроме слов, они хотели действий, доказательств, что все будет хорошо. Но дни шли, а результата не было. Элиор вместе со своими соратниками отбивали атаку за атакой, а принц даже не показывался на глаза, что лишь усиливало ропот среди его народа. Однако его слова про уничтожение Колодца, а затем и появление Лиадрин, что принесла весть о приближающихся кораблях троллей, многое изменили. Как и последующие события, показавшие, что принц действительно знает, что делает.
Кель’Тасом был разработан наглый план – уничтожить Колодец, когда рядом будет как можно больше нежити и троллей, и таким образом достичь сразу нескольких целей – и проредить врагов, и избавить эльфов от отравляющего их источника магии. И для реализации задумки ему нужна была поддержка. Два десятка эльфов, включая самого принца, его советников, Лор’Темара и прочих важных личностей, прикрываемые горсткой Странников. Разумеется, Элиор не мог остаться в стороне. Находиться в безопасности, пока твои соратники погибают? Спасибо, ищите другого малодушного. Отряд был собран быстро, и в мгновение ока оказался на острове. Открывшееся зрелище… Пугало, поражало и вызывало ярость одновременно. Всюду трупы павших защитников, большая часть из которых встала и бесцельно бродила вокруг, а невдалеке – разрушители троллей, что почти одновременно с прибытием троллей начали обстрел острова. Странники стояли намертво, прикрывая принца и его магов грудью. От начала, пока борьба шла с многочисленной, но глупой нежитью, и до конца, когда к ним уже пробились зеленокожие враги. Впрочем, стычка с троллями была короткой – нарастающий от колдовства Кель’Таса гул, сопровождавший весь бой, резко затих. По крику Солнечного Скитальца все выдившие телепортировались обратно на площадь, а ослепительно-белый луч, бивший в небеса из Колодца, взорвался, уничтожив все на своем пути, оставив от святыни эльфов лишь воронку.
Угроза захвата оскверненной святыни троллями исчезла, равно как и сама святыня, и полчища нежити, окружавшие ее. Но… Исчезла и подпитка от Колодца. Пусть Элиор и не был магом, но нехватку арканы он ощущал в полной мере. Провозгласивший выживших детьми крови, Кель’Тас… Увел почти всех боеспособных эльфов на помощь Альянсу, а затем и вовсе пропал в Запределье после ссоры с выжившими людьми Лордерона. Странник не понимал, как можно оставлять кишащее нежитью королевство практически беззащитным, но поделать ничего не мог. Оставалось лишь делать то, что он делал до этого – уничтожать бесконечную нежить, и пытаться отбивать у нее свои родные земли. Хотя была и свтелая весть — он нашел своих чудом выживших питомцев, что во время нападения были оставлены им в лесах. Эльф понимал, что в городе от них толку будет немного, а потому при отступлении не стал брать с собой.
На этот раз помощь, пусть и очень, очень не сразу, пришла… От нежити. Правда, уже другой. Отрекшиеся, как они себя называли, во главе с Сильваной, пришли на помощь своим живым собратьям, уничтожив значительные части оставшейся Плети и помогли вернуть контроль над большей частью Кель’Таласа. Луносвет был отстроен вновь, эльфы крови стали чувствовать себя несколько спокойнее в своих же собственных землях, и все вроде бы начало налаживаться. Хотя соседство с теми, кого ты буквально вчера уничтожал, было крайне тяжелым – руки так и чесались взять что-то тяжелое да приложить хорошенько, но Элиор держал себя в руках, подавая пример подчиненным и показывая, что новые союзники действительно нужны Кель’Таласу.

Передышка

Дальнейшие события еще больше подкосили и без того малочисленный народ. Часть эльфов, не одобрявшая действия Лор’Темара и нынешнюю политику Королевства, была изгнана им, затем множество сил было потрачено на окончательную зачистку Зул’Амана, в которой Элиор принимал непосредственное участие, искореняя этот источник постоянных набегов троллей, а после и события на Плато, когда предавший собственных подданных принц призвал Кил’Джедена. В той битве с войсками Легиона погибли многие соратники Странника, которые не могли оставаться в стороне, когда в самом сердце Королевства неожиданно появляется целая армия демонов. Новые шрамы, новые потери… Все это сопровождало уже изрядно изменившегося эльфа из года в год, из битвы в битву. Но рано или поздно все заканчивается, верно? Закончились и активные боевые действия на территории многострадального Кель’Таласа. Мир вокруг постоянно сотрясался от тех или иных угроз, однако эльфы крови, будто бы в компенсацию за все произошедшее, получили поблажку – на их земли никто не покушался, давая время и возможность спокойно восстанавливать все, что было потеряно. Да еще и Колодец был восстановлен, избавив син’дорай от гложущего их голода. И Элиора это не могло не радовать – патрули наконец-то перестали походить на вылазки в стан врага, а стали тем, чем и были до всех событий – спокойными по большей части прогулками с редкими стычками. И навоевавшегося по самое не хочу Странника это делало если не счастливым, то что-то близкое – его народ наконец в относительной безопасности, покушений на земли Королевства практически нет. Рутина… Рутину ругаешь лишь до того, когда она оказывается резко чем-то нарушена. И только тогда ты понимаешь, что в рутине – счастье. Ведь это значит, что все хорошо, что жизнь продолжается. Как и служба Элиора. Границы сами себя не обойдут, антисоциальные личности сами себя не уничтожат. Странник остается таковым навсегда, до самой смерти.




Высокая требовательность.

Вердикт:
Отказано
Комментарий:

Добрый день! Ваше творчество рассматривалось по критериям Высокой требовательности. Хочу напомнить, что квента является целостным художественным произведением и рассматривается вне контекста анкет и иного творчества.

Начну с положительного - текст очень лаконичен, он легко читаем и несмотря на несколько маленьких опечаток. Об них не спотыкаешься. При выбранном формате и возрасте персонажа радует, что повествование идет последовательно и без огромных пауз в сотни лет. Чувствуется то, что все свои прожитые года эльф занимался делом, а значит его приобретенные навыки и мастерство обосновано. Радует очень детальное повествование истории эльфов, в котором также нет никаких разрывов.

Переходя к недостаткам, в первую очередь прошу обратить внимание на вступление к вердикту. Квента должна быть художественным произведением, которое нацелено. В основе текста и подачи должен стоять ваш персонаж, который так или иначе показывает свой характер, раскрывается перед нами как личность со своими особенностями. Ваш рассказ состоит из повествования, в большей степени завязанного на эльфийской истории, когда персонаж лишь наблюдатель и не вносит вообще никакую лепту. И дело не в том, что он недостаточно могуществен для этого - вы могли подать персонажа путем раскрытия мелких сражений и событий войны вместо того, чтобы показывать их глобально. Читатель не может переживать персонажу, потому что толком ничего о нем не узнает. Прослеживается очень резкая смена настроения между тем, как вы подаете детство и остальную часть истории. Вы сами можете видеть разницу, когда в первой части акцент рассказа стоит на персонаже, а во второй.- на Кель'Таласе. Мы узнаем что персонаж стоик, бесстрашный, исполнительный и очень любит свою родину, но под это описание подходит, пожалуй, каждый второй эльф. Этого мало на высокую требовательность.

"Границы сами себя не обойдут, антисоциальные личности сами себя не уничтожат. Странник остается таковым навсегда, до самой смерти." А таковым это каким? Разочаровывает, что у истории нет внятного финала. Это показывает то, что здесь нет личностного развития или презентации, а простое повествование какой-то истории без выделения главного героя, но с выделением вынужденной точки в виде наблюдателя для более легкой и приземленной подачи.

На данный момент квента не соответствует высокой требовательности и получает вердикт отказано.

Контакт - rolevik dima#4300

Приятной игры!

Проверил(а):
rolevik dima
Уровни выданы:
Не положено
+4
17:31
13:04
441
Нет комментариев. Ваш будет первым!