Действия квенты происходят во время и после Очищения Даларана (Purge of Dalaran), когда Похитителей Солнца массово заточают в Аметистовую Крепость, а всех оказывающих сопротивление убивают.

Если интересуют подробности и Вы знаете английский, то здесь можно ознакомиться более подробно: ссылка

I

Даларан. Вечер. Солнце как раз заходило за горизонт, теряясь в красно-оранжевых цветах собственного заката, но оно еще взойдёт, подобно тому, как Феникс сгорает в собственном пламени и восстает из пепла. Два эльфа крови, сидевшие на одной из скамей в Даларане, наблюдали это событие с подобными мыслями. Они ассоциировали Солнце с Фениксом, как и себя с Солнцем. Один из двоицы был Эльнайр Огнекрад, чародей на службе Похитителей Солнца, красноволосый эльф среднего роста с выразительными чертами лица, но при этом умудряющегося оставаться не выделяющимся на фоне остальных. Вторая же — Таландра Венок Солнца, также Похитительница Солнца, низкорослая даже для эльфийки, но обладающая свойственной её народу красотой. Её золотистые волосы были заплетены в хвост, что свисал той за спину. Они были ровесниками, оба были урожеными кель'таласцами, но проведшие почти всю свою жизнь в Фиалковом Городе. Тем не менее, это не убавило их патриотизма, о чем говорит их кислотно-зеленый цвет глаз — они когда-то сделали выбор, на чьей стороне будут. Молчание среди них царило несколько минут, прежде чем Огнекрад не заговорил. Голос его был плавным и звучным, отчетливо прослеживалось его аристократическое происхождение, впрочем, как и у всех высших и кровавых эльфов.

— Ты не устала наблюдать за этим? Почти каждый день ты проводишь это время, следя за закатом Солнца. — Эльнайр перевел взгляд со светила на Таландру, всматриваясь той в лицо.

— Закат всегда напоминает мне о том, кто мы есть, Эльнайр. — Голос Таландры был таким же благозвучным, как и у Огнекрада, но куда более жестким. — И всегда вспоминаю ошибки народов Кель'Таласа и Даларана.

Эльнайр промолчал, чуть склонив голову, прикрывая глаза. Закат точно также навевал ему мысли о падении Кель'Таласа и Даларана. Закат для него был символом краха, но также и будущего восхода. Выждав несколько секунд, он вновь заговорил:

— Когда я слишком долго смотрю на эти краски, в моих ушах раздаются крики. Я слышу ...

— Я тоже. — Волшебница прервала Огнекрада, сместив на того взгляд. Воцарилась тишина, даже на улицах стало тихо, словно на кладбище. Даже со стороны базара не доносилось ни звука.

— Мы всегда приходим к одному итогу, Таландра. — Эльнайр горько усмехнулся. — Каждый раз, когда мы сидим здесь вдвоем… говорим об одном и том же.

Эльфийка столь же горько усмехнулась. Чародеи продолжали смотреть друг на друга, поддерживая воцарившую тишину. Они пережили вместе многое: Падение Даларана, заточение в Аметистовой Крепости вместе с принцем Кель'Тасом, возвращение на разрушенную родину и восстановление Луносвета… Они пережили все. На их глазах гибли близкие, кумиры становились падалью, а ужасы войны не кончались. Но они вдвоем всегда были вместе. Романтика этого момента была высочайшей, но та была прервана чеканящим шагом магистра Фиэриса, командира этой двоицы. Оба они несразу обратили на него внимание, лишь когда тот подошел достаточно близко. Этот черноволосый эльф с вечно угрюмым лицом ныне был еще более угрюмым и недовольным, он явно был раздосадован.

— Эльнайр, — голос Фиэриса был высоким и пронзительным, в моменты недовольства он мог даже резать слух, — Можешь быть собою доволен. Командование очень «обрадовалось» нашему провалу во время совместной экспедиции с Реликварием.

— Но причем здесь я, Фиэрис? — Огнекрад уставился на магистра, непонимающе скосив взгляд. — Разве не ты руководил всей операцией?

— Я. И мы бы добились успеха, если бы ТЫ не вынуждал меня тратить время на споры с тобой же. Ты вечно оспаривал мои приказы, вечно вставлял своё «я». — Фиэрис выдохнул, после продолжив более спокойно. — Скажи, зачем ты это делаешь? Чем я тебе навредил?

Таландра сидела тихо. Вступать в перепалку с магистром ей не хотелось, учитывая их и так не слишком приятные взаимоотношения.

— Я лишь предлагал более...

— Рациональные варианты? — Фиэрис хотел продолжить, уже открыв рот, но Эльнайр перебил того в отместку.

— Которые позволили бы нам выполнить задание без дополнительных затрат и рисков.

Магистр вздохнул.

— Я тебе тысячу раз объяснял, почему твои варианты не были пригодны под ту или иную ситуацию, но ты вечно настаивал на своем. То, что ты прорицатель еще не делает тебя стопроцентно правым. Когда ты это уже поймёшь?

Эльнайр молчал, отводя взгляд в сторону. Магистр Фиэрис продолжал сверлить того взглядом. Таландра также молчала, смотря на двоих мужчин. Тишина вновь воцарилась в этой части Даларана… и вновь была разорвана чеканящим шагом. В этот раз не магистра Фиэриса. С разных сторон улицу заполняли боевые маги Даларана и эльфы Верисы из Серебряного Союза. В общем целом их было около десяти. Похитители Солнца почуяли неладное, принявшись озираться по сторонам. Чародеи и высшие эльфы приближались к троице. Вскоре раздался голос командира, то была командир следопытов Верисы, Алара Соколиное Перо.

— Эльфы Крови, — осмотрев тех, она кивнула то ли самой себе, то ли окружавшим её даларанцам и высшим эльфам, — Поднимайтесь. Вы пройдете с нами.

— Мы никуда не пойдем, — тут же возразил Фиэрис, —… Пока не получим приказ от самого Кирин-Тора или Этаса Похитителя Солнца.

Старый магистр озирался по сторонам. Он, как и Таландра с Эльнайром чуяли неладное. Последние двое поднялись на ноги.

— Повторяю еще раз: Вы идете с нами. — Высшая эльфийка усилила голос, он стал тверже.

Два даларанских стража тут же подошли к Фиэрису, попытавшись схватить того за предплечья, но эльф, стукнув магическим посохом по мостовой, окружил себя огненным барьером. Жар обдал всех, кто был достаточно близко, включая двух других эльфов крови. Отряд Алары тут же вооружился, Эльнайр и Таландра последовали примеру магистра, окружив себя стихийными щитами из пламени.

— Убить их! — Скомандовала высшая эльфийка, отходя назад.

— Что за бесовщина тут творится?! — Вопрос Фиэриса получил ответ в виде занесенного магического клинка стражника. Магистр, направив в сторону кирин-торца посох, уложил боевого мага на спину, выпустив арканический поток. Фиэрис не нес цели убить нападавших, от чего поверженный противник был лишь кратковременно оглушен. — Эльнайр, Таландра! Быстро в Прибежище!

— Но магистр!.. — Таландра возразила.

— Это приказ!

На тех словах Фиэрис продолжил тщетное противостояние с напавшими высшими эльфами и даларанцами. Довольно скоро можно было услышать крики по всему городу, кажется, что подобные события объяли весь город. Эльнайр и Таландра умудрились выскользнуть из окружения, пока магистр Фиэрис отражал многочисленные атаки нападавших. То, что он был мастером отречения сейчас сыграло для него добрую службу — в огненных и ледяных вспышках он все еще оставался целым, периодически даже атакуя в ответ. Огнекрад с Венком Солнца спешно принялись бежать в сторону Прибежища Похитителей Солнца.

— Они уходят! — Внезапно разразился крик одного из даларанских магов.

— В погоню! — Раздался крик следопыта.

Часть отряда, напавшая на Фиэриса отправилась следом за двумя беглецами, это было два чародея и тройка эльфийских рейнджеров, они постепенно нагоняли свою цель. Эльнайр с Таландрой выбежали на площадь, где могли лицезреть настоящую бойню: в центре города Серебряный Союз противостоял силам Похитителей Солнца, бежать им было некуда, либо сразиться с преследователями, либо примкнуть к своим сородичам в этом. Недавнее заточение Этаса в Аметистовую Крепость, похоже, развязало Серебряному Союзу руки и те спровоцировали новый конфликт со своими бывшими собратьями.

— Таландра, — Эльнайр опешил, обхватит Венок Солнца за предплечья и уставив свой обеспокоенный взор на лицо эльфийки, — Во что бы то ни стало, доберись до Прибежища. Найди безопасное место.

Взор эльфа крови направился на приближающихся преследователей. Они уже готовились к навязыванию боя — чародеи воплощали огненные стрелы, а следопыты заряжали свои луки стрелами.

— Быстро! — Воскликнул тот, отталкивая её от себя, в сторону Прибежища. Одна из дорог оставалась свободной и чародей надеялся, что Венок Солнца сможет сбежать по ней. Сама Таландра не успела сказать ничего.

Огнекрад встал в стойку. Пламенный щит вокруг него вспыхнул сильнее и ярче, сейчас он был готов обжигать каждого, кто к нему приблизится и защищать того, кто за ним укрывается. Син'дорай отходил назад, закрывая собой дорогу, коей бежала Таландра.

— Ответьте мне лишь зачем вы это делаете?! — Это был единственный интересующий его вопрос. Он считал Даларан своим вторым домом, он вырос здесь. Вся ситуация переворачивала мир чародея. В его ушах доносились крики, взрывы. Вспышки объяли весь центр города и периодически заставляли его жмуриться, он был не так далеко.

— Приспешникам Орды нет места в этом городе! — Один из чародеев удостоил Эльнайра своего ответа прежде, чем пустил огненную стрелу. Она с треском разбилась о барьер — Огнекрад не был особо умелым в отречении, его щиты едва ли могли выдержать более двух подобных снарядов. Следом полетели стрелы и второй огненный шар, в яркой вспышке барьер чародея разрушился.

— Я защищал этот город когда-то наряду со всеми остальными магами Кирин-Тора! Я был его частью! — Воскликнул эльф, на его одеяниях был след из сажи. Он мигом сосредоточился, выпуская арканные стрелы, что, крутясь в воздухе, устремились в сторону напавших. — Я рисковал своей жизнью ради этого города! Как и многие из нас!

Но ответа от даларанцев и высших эльфов не последовало. Все стрелы Огнекрада были успешно отражены боевыми магами, следом за этим в плечо Огнекрада со свистом вонзилась стрела. Он дернулся назад, но не вскрикнул. Син'дорай осекся, сосредоточив взгляд на торчащее из его плеча древко. Спустя мгновение он взревел, возвращая свой разъяренный взгляд в сторону напавших, но сразу же увидел приближающуюся к нему шаровую молнию. Он не успел среагировать и упал на мостовую, начав биться в судорогах. Еще какое-то время он находился в сознании, наблюдая ожесточенное противостояние в центре города. Он видел, как окруженные Похитители Солнца погибали в схватке чародеев. Он успел заметить даже Джайну Праудмур, что вышла на место действия, но то, как его соратники сдались на милость победителя он увидеть не успел — взор чародея закрыла темная пелена...

II

Как часто бывает, невинные платят за чужие ошибки. Платят сполна. Платят за то, к чему они не имеют отношения. Сейчас этим невинным был Эльнайр Огнекрад. Он очнулся в сырости и холоде, в обмотках вместо его шелковых одеяний. Его плечо ныло и болело, он чуть не простонал от боли, его лицо исказилось в гримасе муки.

— Очнулся… — Донесся знакомый Эльнайру голос, но тот не мог вспомнить или же понять, кому он принадлежит. Старый, почти как у Фиэриса, но не такой высокий и пронзительный, спокойный и плавный. —… Тебе повезло.

— В… — Эльнайр попытался приподняться и сесть у стены, но вместо этого лишь болезненно простонал — боль в плече нахлынула еще сильнее, —… В каком смысле?

— В самом настоящем, Эльнайр Огнекрад. — Старый эльф поднялся на ноги и подошел к своему сокамернику. Он схватил того за здоровую руку и потянул на себя, помогая син'дораю усесться. — Повезло остаться живым.

— Я… — Эльф умолк. Перед его глазами стали проноситься сцены минувшего, последнее, что он помнил. —… Что произошло? Почему… это случилось?

— Джайна Праудмур решила изгнать Похитителей Солнца из Даларана. Этас возразил… Сейчас он тоже сидит где-то здесь, в Аметистовой Крепости. Серебряный Союз, — Старик поморщился. Он выговаривал это название с большим презрением и омерзением, — Верисы Ветрокрылой решил, что мы здесь засиделись. — Было слышно, как его голос стал подрагивать. Одна мысль об этом вгоняла его в гнев. — И они решили спровоцировать нас на бойню. Полегло столько детей крови, Огнекрад… Столько умерших...

Эльнайр молча слушал, смотря на старика. Он пытался вспомнить, кем он являлся и откуда они знакомы. Его голову вскоре осенило — это был Ноэрталь Солнечное Затмение, отец опального чемпиона Рыцарей Крови Аурила, изгнанного из Луносвета за предательство. Сын Ноэрталя был до последнего верен Кель'Тасу и после его смерти продолжал сражаться против своих сородичей. Ноэрталь был крайне старым и уважаемым эльфом, по истине великим волшебником и, по слухам, он даже был одним из приближенных Солнечного Короля Анастериана.

— А… Таландра? Таландра Солнечный Венок. Что с ней? И… с магистром Фиэрисом? Клинком Бури. Они тоже здесь?

Ноэрталь отрицательно мотнул головой, в горечи опуская взгляд в каменный пол. Эльнайр все понял и тут же поник духом, уголки его губ опустились вниз, а взгляд как будто лишился своего кислотно-зеленого свечения, потемнев. В душе эльфа как будто что-то умерло, его верхняя губа задрожала.

— Н-не может быть… Ноэрталь, Вы точно… уверены в этом? — Подрагивающим голосом вопросил Огнекрад. Он все еще не терял надежды, что старый эльф ошибается или путает. Он не хотел смерти ни Таландры, ни, как бы странно не звучало, Фиэриса. Они были его семьёй на протяжении долгих лет, единственными, с кем он по настоящему чувствовал себя не одиноким.

— Может, Эльнайр. В этом мире постоянно кто-то умирает. — Ноэрталь выдержал недолгую паузу. — Таландру поразили ледяным копьем, пронзили прямо в грудь, когда та бежала к Прибежищу Похитителей Солнца… Оно уже было захвачено к тому моменту. Я смог узнать перед своим заточением, что приказ был заточить всех нас в тюрьму, а не убить… Некоторые кирин-торские маги и следопыты Серебряного Союза, похоже, — Ноэрталь горько усмехнулся, — решили воспользоваться суматохой, чтобы утолить свою ненависть к нам… А Фиэрис погиб в неравном бою. Я слышал это из уст наших сородичей, вместе с которыми меня вели в эту, — Ноэрталь недовольно фыркнул, — темницу. По правде говоря, я не ожидал что вновь попаду сюда так скоро.

Старик уселся рядом с Эльнайром, тот молчал, уставив свой взор на пол. В его голове крутилось множество мыслей. Он вспоминал прошлое, в частности Фиэриса и Таландру: как он с ними сражался за освобождение Кель'Таласа из хватки Плети, как был смертельно ранен в Смертхольме и спасен барьером Фиэриса, как Таландра ухаживала за ним, сидя у его кровати в лазарете днями напролет… Периодически на его лице мелькала улыбка, что тут же исчезала от осознания, что эти времена прошли и этих эльфов больше нет.

— Ноэрталь, — сломленным голосом Эльнайр окликнул сидящего рядом старика, — Нас хотят казнить также, как этого хотел Гаритос?

— Я не знаю, Эльнайр.

— Очень… жаль.

На тех словах Эльнайр лег обратно, продолжив вспоминать прошедшие эпохи, проведенные вместе с этой троицей, постепенно возвращаясь в сон.

III

Дни в темнице летели медленно. Ноэрталь часто ворчал об условиях, в которых их содержат. Вспоминал прошлое и рассказывал о том, как хорошо было в Гильдии Магов Луносвета, как приятно было находиться при дворе Анастериана и рассказывал о Дат'ремаре то, что он знал из уст своего отца и деда. Но он рассказывал в пустоту. Эльнайр почти не слушал старого эльфа, находясь в стагнации. Его дух был сломлен недавними событиями, он не знал, что ему делать теперь и ради чего жить, когда самое дорогое у него отняли безвозвратно. Взгляд Огнекрада не сходил с розового магического барьера, что служил решеткой их камеры.

Именно так и проходило все время в заточении. Это могло продолжаться долго, если бы шум в Крепости не заставил и Ноэрталя, и Эльнайра вслушаться в происходящее. Они слышали треск, подобный разбивающемуся стеклу. Они слышали чьи-то голоса, определенно эльфийские… Эти звуки становились все громче, с каждой минутой. Наконец, они осознали, что именно они слышали. Они слышали спасение.

— Бал'а даш, братья! — Воскликнул подошедший к прозрачному барьеру чародей. Он был син'дораем и, судя по одеяниям, принадлежал к ордену Кровавых Магов. — Дорал ана'диель? — Чародей засмеялся. Ноэрталь усмехнулся ему.

— Наши дела, как видишь, не самые лучшие. Луносвет послал спасти нас? — Старый чародей встал напротив кровавого мага. Эльнайр поднялся на ноги и примкнул к тому, его рана почти зажила и он уже мог почти без боли шевелить своей рукой.

— Роммат организовал спасительную операцию. Верховный Магистр сейчас спасает Этаса, а я с остальными освобождаю, как видишь, вас. Мы уходим через клоаку, будьте готовы. — На тех словах колдун установил арканный деструктор на решетку, отойдя в сторону. Заключенные последовали его примеру и отошли подальше от магического барьера, что спустя пару мгновений разбился на осколки. — Ограниченный выпуск, цените то, что для вашего спасения выделили целую гору таких карманных разрушителей чар! — Кровавый маг усмехнулся. — А теперь живо за остальными, мне нужно успеть обойти весь этаж.

— Разумеется. — Ноэрталь кивнул Эльнайру и побежал в сторону, куда бежали все остальные освобожденные Похитители Солнца.

— Ноэрталь, — Эльнайр смотрел тому в спину, следуя за старым эльфом, — Я… не знаю, что буду делать теперь. Если я не увижу Таландру или Фиэриса… я не знаю, что мне будет оставаться. Они были моей семьёй всё это время.

— Молодой Эльнайр, ты ли один лишился близких за эти годы?

— Нет, магистр.

— Ты ли один поник духом и был сломлен своими потерями?

— Нет, магистр.

— Тогда почему все остальные продолжают свою жизнь осмысленно и имеют перед собой цель? — Старик остановился, взглянув на Эльнайра.

— Я… не знаю. Они нашли её?

— Так найди и ты. — Ноэрталь приложил руку на плечо Огнекрада, слабо тому улыбнувшись.

— Найди себя не в жизни с близкими, а в служении своему народу. Многие отдали свои жизни ради благополучия нашей расы, так почему бы тебе не стать одним из тех, кто хранит детей крови от падения и преувеличивает их славу? В конце концов, и Таландра, и Фиэрис занимались именно этим. — На тех словах Ноэрталь возобновил свой шаг, следуя дальше по коридору. Огнекрад следовал за ним, но теперь всю дорогу молчал, осмысливая слова старого магистра.

Довольно скоро они попали в Клоаку, где находилась довольно крупная группа таких же заключенных, как и они. Среди них выделялось всего-лишь несколько кровавых магов, что были при всем вооружении. Они ждали Роммата.

Эльнайр же все это время продолжал размышлять над словами Ноэрталя. Огнекрад всегда считал себя смышленым и проницательным чародеем, но все это время он был слеп в своих стремлениях, как он ныне сам себе внушал. Слова старого магистра оказали на него ощутимое влияние. Огнекрад стал думать, что он начал все понимать. И Таландра, И Фиэрис всю свою жизнь, начиная с падения Даларана, были одержимы идеей восстановления Кель'Таласа и возвращения утраченного величия эльфийского народа. Эльнайр все это время был обеспокоен лишь их судьбами и собственным карьерным ростом. Даже перепалки с Фиэрисом он не воспринимал как конфликт, он всегда считал старого магистра своим другом, а в спорах с ним видел способ нарастить свой авторитет среди соратников. Но сейчас, когда он смог увидеть эту простую суть, наконец понять ради чего действительно стоит стремиться жить и совершенствоваться… Он оглядел окружающих его эльфов. Многие находились в таком же состоянии как он — поникшие, полные скорби. Другие переполнялись гневом и яростью, лишь немногие сохраняли спокойствие на своих лицах. Каждый что-то потерял: кто-то, также как и Огнекрад, потерял близких. Другие были разгневаны таким ударом, многие сочли это за очередное предательство, коих народ эльфов крови натерпелся еще несколько лет назад. Эльнайр стал разделять их чувства и сочувствовать им, что редко можно было увидеть от этого чародея. Размышления эльфа прервал крик одного из кровавых магов:

— Я получил сообщение от Верховного Магистра. Мы уходим без него, он выберется другим путем. Готовьтесь к транслокации, Похитители Солнца, мы возвращаемся в Луносвет!

… Так все и было. Открывшийся портал, заранее подготовленный кровавыми магами, позволил возвратиться в столицу эльфийского королевства. Все обошлось без помех со стороны Даларана или Серебряного Союза. Эльнайр вернулся на родину.

IV

Огнекрад еще день пробыл в Лазарете, полностью оправляясь от раны. Этот день он также проводил в размышлениях, прежде чем начать восстанавливаться морально и духовно. Все свое свободное время он проводил за стенами Луносвета, проводя целые часы в медитациях, чаще всего в местах тихих и спокойных, но редко ему удавалось выбраться из города надолго. Работы было много — Похитители Солнца оправлялись от удара, нанесенного им Кирин-Тором и Серебряным Союзом. В один из дней он имел честь говорить с Этасом, что сам подошел к тому.

— Верховный маг? — Эльнайр покосился на Похитителя Солнца, держа в руках свой посох. Сейчас был вечер и Огнекрад как раз собирался покинуть город, направиться в Леса Вечной Песни.

— Эльнайр Огнекрад, если я все правильно помню. — Этас смерил чародея взглядом. Они редко пересекались.

— Да, Верховный Маг.

— Я слышал о том, что ты потерял много близких в ходе… Того дня. — Голос Похитителя Солнца подавал нотки сочувствия, но были ли они наигранными или же настоящими определить было трудно.

— Последних своих близких, господин. Зачем я Вам понадобился?

— Ты служил под командованием магистра Фиэриса Клинка Бури. Он погиб в тот день… Но у нас сохранилось его рекомендательное письмо насчет тебя.

— Рекомендательное письмо? — Эльнайр изогнул бровь.

— Да. Поскольку… мы потеряли многих, включая офицеров, мы должны набрать новый состав командиров. Он рекомендует тебя как одного из самых опытных чародеев, прошедших всю Третью Войну, участвовавшим в уничтожении Смертхольма, осаде Плата Солнечного Колодца и в наших архивах сохранилась информация о твоем участии в наших кампаниях в Нордсколе. Также он упоминает твои лидерские навыки.

Эльнайр молча слушал Верховного Мага.

—… Завтрашним днем явишься в нашу временную ставку. С того момента ты займешь пост ныне покойного Фиэриса, Эльнайр Огнекрад. Я надеюсь, ты послужишь на благо нашему Ордену и всему народу син'дорай. Тем более, что вскоре мы отправляемся в Пандарию на остров Грома. Там пробудился древний император Пандарии… а также мы ожидаем там наших общих знакомых из Кирин-Тора и Серебряного Союза. — На тех словах Этас удалился, вскоре скрывшись в одном из коридоров.

— Я… не разочарую Вас, Верховный Маг. — Эльнайр провожал Этаса взглядом. —… И вас тоже, Таландра и Фиэрис. Я все сделаю так, как надо...

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:
+8. Удачи в дальнейшем отыгрыше.
Проверил(а):
Walmat
Уровни выданы:
Не положено
10:00
17:34
821
Нет комментариев. Ваш будет первым!