Игровое имя:
Сибилла

Светловолосый эльф готов был вцепиться в глотку своему оппоненту прямо тут, на глазах у целой толпы улюлюкающих дворфов-черножелезников. Вальяжно же возлежащий напротив него темноволосый откровенно насмехался. Сибилла замерла. На неё, закутавшуюся в плащ в тёмном уголке таверны, никто и не смотрел. Если дойдёт до худшего, это может сыграть на руку. Эльфийка сжалась, готовая в любую секунду метнуть заклинание… Двое мужчин глядели друг на друга с нескрываемым презрением. От того, чтобы обнажить сталь меча, беловолосого горделивого Алестаса отделял только безжизненный взгляд двухметрового сторожевого голема. Сибилла помнила этого эльфа — это его сын умер, ещё там, в далёком теперь Луносвете. Юнцу просто не повезло, оказался слаб сердцем, всего двух или трёх косяков ему хватило, чтобы отправиться к предкам. Из-за этого недоразумения у них с Шандерихом после возникло множество проблем, которые, казалось, давно растворились в прошлом, как тут — такая встреча...

— Довольно! Навий Тлетворный, я публично вызываю тебя на поединок!

Сибилла вздрогнула и с недоверием посмотрела на Алестаса. Неужто он в самом деле такой дурак?

— Алестас Утренний Туман, когда мы были в Кель'Таласе, я обязан был прятаться от тебя, а теперь мне доставит удовольствие прирезать тебя по закону. Я принимаю твой вызов. Мы будем биться завтра к полудню в Круге Правосудия. Ты согласен?

— Согласен.

Алестас взмахнул плащом, покидая таверну. До сиюминутного кровопролития не дошло. Сибилла могла только представить, какой выдержки от лорда-изгнанника это потребовало. Витавшая в воздухе ярость и отчаяние чувствовались так, словно были осязаемыми.

— Подойди. — Шандерих не смотрел на свою спутницу, но сомнений, что приказ адресован именно ей, не было.

Откинув с лица капюшон, Сибилла приблизилась к мужчине, повинуясь поманившему её пальцу. Она видела расширенные ноздри, суженные глаза, чувствовала, как ускорилось его дыхание. Видела азартную усмешку на губах.

— Проследи за ним. Он, скорее всего, устроился в гостевых кварталах, как и мы. Отрави его с расчетом на завтрашний полдень.

Эльфийка поджала губы и, помедлив, кивнула.

***

Под непроницаемой толщей камня царил вечный полумрак, разгоняемый лишь периодическими факелами и каменными жаровнями. Иногда Сибил казалось, что эта мерзкая липкая тьма не только снаружи, но уже даже внутри неё, проникла под кожу, забралась поглубже и постепенно захватывает всё… Но потом вспоминала, что тьма и так, фигурально выражаясь, уже давно внутри неё полноправная владелица, и кель'дорай отпускало. Что, впрочем, ничуть не умаляло того, что Черную гору она ненавидела. Не просто не любила, а именно ненавидела, вместе со всеми её карликовыми жителями. Гудящий, зловонный, тяжёлый на подъем муравейник, вобравший в себя всё самое отвратительное, что только мог породить примитивный разум. Даже искусство местных — изумительного качества резьба по камню и металлу — казалось Сибилле ничтожным по сравнению с аналогичными произведениями её сородичей. Ей не нравилось тут решительно всё… и абсолютно всё сейчас играло ей на руку. Нет нужды красться и следить за каждым своим шагом — гул и стон горы впитал бы в себя звуки шагов целой армии. Незачем и прятаться за углами и колоннами, маскируя своё присутствие — широко вышагивающий лорд-изгнанник сейчас не обнаружил бы светящихся очей сородича, даже загляни они ему назойливо прямо в лицо. Взбудораженный, погрузившийся в тяжёлое прошлое… Сибилла почти кожей ощущала исходившие от него негативные флюиды. В подобном душевном состоянии цель становилась лакомым, уязвимым кусочком, готовым послушно внимать всему, что только заклинатель не пожелает вложить в её сознание. Прекраснейший, гибкий материал — простор для творчества. О, ей стало искренне жаль, что эльфу придётся умереть!

Под горой время тянется незаметно. Натянув капюшон на самые уши, закутавшись в бесформенный плащ, Сибил сейчас со стороны больше походила на худого человеческого мужчину, нежели на дочь Солнца. Держась поодаль от цели, она наблюдала… Лорд же метался из стороны в сторону, как взбешённый зверь. Забежал было в одну из кузнечных лавок, но спустя минуту вылетел оттуда пулей — то ли решил, что лучше своего фамильного клинка не найдёт, то ли попросту не знал, куда себя деть. Сибилла больше склонялась ко второму.

В конце концов, после часа блужданий по торговому кварталу, приобретя одну несчастную корзинку яблок, Алестас со своей свитой направился к гостевым кварталам. Он выглядел поникшим и перегоревшим. Сибил не видела его лица, но полагала, что мужчина находится на грани. Внезапно, один из стражей остановил своего господина и что-то шепнул, приблизившись к его уху. Эльфийка замерла. Неужели её заметили? Алестас, склонив голову, слушал всего несколько секунд, после чего как по мановению расцвёл: распрямил плечи, выровнялся, и… В него на полной скорости влетела маленькая златокудрая девчушка с острыми ушами. Сибилла выдохнула. Громко захохотав, эльф подхватил девочку и закружил над головой. За всем происходящим с мягкой улыбкой наблюдала взрослая кель'дорай и прижимавшийся к ней, хоть и желающий уже казаться взрослым, юнец — определённо, не старше пятнадцати. Сибил улыбнулась. Когда-нибудь и ей хотелось бы иметь такую же большую семью.

Алестас беседовал с супругой недолго, и, судя по его лицу и движениям, ни словом не обмолвился о своей встрече и запланированной дуэли. Несколько раз указав в сторону тоннеля, ведущего в торговый квартал, он сунул своему сыну пару яблок, поцеловал дочь в щёку и, помахав напоследок, продолжил путь. Один из стражей, явно по указанию господина, направился вместе с семейством. Сибилла мысленно вычеркнула эту преграду из своего списка.

Движения Алестаса стали резче и увереннее. Кажется, он воодушевился, или, по крайней мере, пожелал казаться таковым. Свернув в один из тоннелей, он, наконец, приблизился к каменным дверям и, отдав приказ второму стражнику, скрылся внутри жилого помещения. Сопровождающий, тяжко вздохнув, сел на лавку и развалился, упёршись затылком в камень и заложив руки за голову. Сибилла впервые увидела лицо этого эльфа. Он был уже явно немолод, а через всю щеку у него проходил уродливый рваный шрам. Скучающий взгляд мужчины упёрся в собственное колено, скользнул к носку сапога. Сморщив нос, он с ленцой почесал тыльной стороной перчатки его кончик, и снова откинулся. Веки стали опускаться.

Пройдя вместе с группками новоприбывших несколько раз взад-вперёд перед готовым задремать стражником, Сибилла даже мысленно вспылила. Как можно спать, когда пару часов назад сам стал свидетелем того, что под толщей этого камня у твоего хозяина есть непримиримый враг? Господин доверил тебе свою жизнь, а ты готов её отдать без боя! Бедный Алестас… Интересно, знал ли он, что его стражник — ленивая сонная свинья?

Убедившись в том, что ни развалившийся на лавке охранник, ни пара каких иных светящихся глаз на неё не обращает ровным счётом никакого внимания, Сибилла аккуратно примостилась на скамье в углу тоннеля на расстоянии примерно ста метров от своей цели. Прошло около двадцати минут — семейство, состоящее из женщины и двух её детей, вернётся, в лучшем случае, через час. Едва ли и сам Алестас собрался наведаться к кому-нибудь накануне важного боя и, наверняка, сейчас отдыхает. Значит, время пришло. Сибилла сузила свои глаза и в упор посмотрела на стражника. Её разум стремительно освобождался от всего постороннего.

Окружающая реальность начала сжиматься, бледнеть и дробиться, краски растворялись и расплывались, темнея, пока вновь, как и сотни раз до этого, в окружающей непроглядной черноте не осталось только одного-единственного светлого коридора, соединяющего двух эльфов. Окружающие звуки померкли, посторонние запахи испарились. В микровселенной, порождённой двумя разумами — Сибиллиным, главенствующим, и несчастным безвольным, принадлежащим жертве, что даже не сопротивляется, устанавливались свои правила. Внезапно, как по щелчку пальцев, отовсюду послышался плеск воды. Он нарастал, становился всё громче, всё назойливее… Прикорнувший на лавочке эльф поморщился, вздрогнул. У его дремлющего сознания, сдавшегося без боя, не было ни единого шанса. На светло-голубых штанах стало стремительно расползаться широкое горячее пятно...

п р о с н и с ь !

Стражник резко вздрогнул, выныривая из своей дрёмы словно по чьему-то приказу, и опустил глаза вниз. Несколько секунд понадобилось храбрейшему из сыновей Луносвета, чтобы понять, что произошло. Эльф грязно выругался и брезгливо прикрыл пятно табардом, оглянулся по сторонам — явно проверял, не видел ли кто этого позора. Сибилла скромно улыбнулась и натянула поглубже капюшон. С каждым повтором этот фокус становился всё более скучным… пускай и по-прежнему эффективным.

Мужчина заметался. Полностью опустошив свой мочевой пузырь прямо на форменные одеяния, он не понимал, что ему следует делать. Очевидно, переодеться! Но для этого нужно встать с лавки, пройтись перед дворфами, чьи глаза находятся как раз на уровне… Эльф мысленно застонал. Его собственная комнатушка находилась на расстоянии всего каких-то жалких трёхсот метров от хозяйских спален, но в сложившейся ситуации эти цифры множились в разы. Да и потом… самовольно покинуть пост?

Впрочем, мучился совестью и сомнениями эльф недолго. В последний раз оглянувшись на выход из тоннеля, подбирая момент, чтоб на него падало как можно меньше любопытных глаз, он подорвался со скамьи и зашагал, нет, почти побежал к заветной двери. Сибилла тихонько засмеялась, глядя в спину несчастному. Наступал её черёд действовать активно. Поднявшись со своего места, эльфийка пересекла залу и оказалась у двери, за которой некоторое время назад и скрылся Алестас. На скамье у входа блестело характерное мокрое пятно, отделённо напоминающее свой формой ягодицы. Подавив смешок, Сибил слегка приоткрыла дверь и юркнула внутрь.

Одного взгляда на выбранные беглым лордом комнаты было достаточно, чтобы понять — клан Утреннего Тумана переживает собственный закат. Черная гора готова была предложить своим гостям покои любого размера и роскоши, но Алестас избрал чуть ли не самые скромные из всех. По сути, любой гость из коридоров попадал прямо в кухню — жаровня, стол и пара стульев с хранящимися тут же по углам запасами пищи не оставляли никаких сомнений, что это именно кухня. Ну а каменная лестница, ведущая наверх, очевидно, должна была привести Сибиллу в спальни. Эльфийка прислушалась. Откуда-то сверху доносились тихие звуки, но что именно там происходит, разобрать не представлялось возможным.

Сибилла оглянулась, примериваясь. Она могла бы отравить овощи, лежащие в углу, но неизвестно, съедятся ли они сегодня, а если съедятся… Кель'дорай вспомнила маленькую белокурую девочку, обнимавшую любимого папу, и отмахнулась от идеи травить пищу. Слишком ненадёжно и неоправданно жестоко. Затем её взгляд упал на закупоренный кувшин вина, но и эта идея ей пришлась не по душе: Алестас не был похож на того, кто как следует напьётся перед боем насмерть. Больше же внизу ничего и не было. Коснувшись ступнёй нижней ступеньки, Сибил медленно, контролируя каждый свой шаг, стала красться наверх.

Лестница была длиною всего в один пролёт и оканчивалась узкой каменной площадкой. Взгляду эльфийки открылись две грубо обтёсанные арки, ведущие в разные комнаты. Ни дверей, ни ширм — просто отверстия в стенах. В правой комнате обнаружился Алестас. Сидя спиной ко входу на низеньком табурете, мужчина… рисовал. Широкое полотно, закреплённое на мольберте, изображало вид на одну из аллей Луносвета. У Сибиллы перехватило дыхание. Картина была невероятно хороша. Светлая, живая, наполненная тем, чего так недоставало треклятой Черной горе и её обитателям… Эльфийка впервые ощутила лёгенький укол совести за то, что собиралась сделать. Опустив руку, Алестас обмакнул кисть в стакан с водой и пальцем прижал ворс к стенке, как следует очищая его. Избавившись от доспеха и оружия, вблизи он выглядел похудевшим и измождённым. Ногти на пальцах правой руки были некрасиво обкусаны.

Сибилла позволила себе полюбоваться работой эльфа еще пару минут, но, в конце концов, страх быть пойманной пересилил чувство прекрасного. Зато теперь она точно знала, как добраться до своей цели так, чтобы никто больше не пострадал. Пальцы кель'дорай сжали флакон, покоящийся в кармане плаща. Уже сегодня к вечеру Алестасу немного поплохеет: станет болеть голова, покраснеют белки глаз. Наутро могут лопнуть самые тонкие капилляры в носу. Основные же симптомы придут на следующий день, ближе к полудню. И тогда...

Поглощённый тёмными мыслями, Алестас не ощутил, как его палец, в очередной раз опустившись в воду, чтобы взболтать кисть, неприятно защипало. Не услышал он и того, как маленькая юркая тень, выполнив свою работу, покинула чужой дом. Сибилла шагала обратно в таверну к Шандериху, не оглядываясь. Из её памяти всё никак не уходила яркая живая картина, рождавшаяся из-под кисти эльфа. Отца и воина, которому не суждено будет её завершить. Сибилле стало грустно.

Высокая требовательность

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Добрый день! Ваше творчество рассматривалось по критериям Высокой требовательности. Хочу напомнить, что квента рассматривается как целостное художественное произведение вне контекста анкет и иного творчества.

Конкретно в этом случае мне хочется выделить как вердикт к этой квенте, так и дополнить к этой.

Касаемо этой квенты в отдельности:

Она интересна, держит в напряжении, но почти никак не раскрывает главную героиню. Мы практически ничего о ней не узнаем, кроме того, что пользуется она бездной. Их отношения с эльфом, что отдает приказ - странны. Зачем так рисковать и беспрекословно слушаться его? Этот момент не раскрыт. Да, я знаю ответ. Вашей ошибкой было изначальное выкладывание консенсуального творчества, что в меньшей мере касается анкет, и в гораздо большей - квент. Написано красиво. Понравился способ Сибиллы убрать охранника - крупинка юмора для мрачного произведения. Не понравился способ отравления - через воду для кисточки? Яд передался ему через пальцы? Мне не понравился и тот факт, что Сибилла стояла позади лорда несколько минут и он, живущий не первый день, не обернулся и не почувствовал этого, при этом сидя в полной тишине.

Касаемо истории в целом:

Квента была бы восхитительной, если бы вся она была в содержании этой. Там не хватило раскрытия Сибил и, что самое обидное, Алестаса. В этой "части" он раскрыт прекрасно. Погрызаные ногти, худоба, семья. Он раскрыт здесь даже лучше, чем сама Сибил. Таким образом передо мной оказалось два творчество, которые в идеале должны быть одним целым. В следующий раз вам стоит задуматься над тем, что все ваше творчество могут проверять разные рецензенты, которые не примут объяснения ссылками на другое творчество. Здесь очень не хватило раскрытия Шандериха. Главная мотивация Сибиллы не раскрыта.

Тем не менее, за свой стиль, повествование и общий концепт квента получает статус Одобрено. К выдаче персонажу - "Сибилла" - +7 уровней.

Контакт - rolevik dima#4300

Приятной игры!

Проверил(а):
rolevik dima
Уровни выданы:
Да
0
22:47
13:30
342
Нет комментариев. Ваш будет первым!