Игровое имя:
Шандерих

Широкие коридоры, дымный чад факелов под потолком. Многочисленные переходы угловатой паутиной трещин разъедали каменную толщу. Тысячи голосов жителей подземья сливались в единый гул — так стонала Черная Гора. Все эти звуки уже порядком надоели Шандериху, и он стал проводить все больше времени в разных злачных местах, где музыка и смех заглушали гудение, растекавшееся позёмкой по полам всего подземного города.

В кабаке снова орали. Назревал конфликт между несколькими черножелезниками из-за денег в общем зале. По крайней мере, так это понял Шандерих, особо не прислушиваясь, ведь у него было дело куда интереснее, чем разбирать вопли полуросликов. Мужчина вальяжно возлежал на подушках, разбросанных по полу, а между ног стоял кальян. Облачка дыма складывались в прекрасную картину будущего. Да и зачем жаловаться на грядущее, ведь и прошлое Шандериха виделось им в радужных тонах. Жизнь, полная неги и увеселений, пусть иногда и приходится напрячь собственное тело до предела. Это полезно.
Эльф поерзал на подушках, двигая их и укладываясь еще комфортнее.

Пока он шел сюда неспешной походкой, то размышлял о бутылке забористого виноградного вина, крепленого невыдержанным бренди. Там еще был и добротный кусок альтеракского сыра в его сундуке. Если пару часов назад Шандерих встал с той ноги и чувствовал себя хорошо, то ближе ко сну будет вообще на седьмом небе от счастья. Сегодня отменялись все работы с металлом и назначался день полнейшего безделья.
По пути в злачное место Шандерих любил целенаправленно заходить в разные лавки, мастерские или еще какие-то интересные достопримечательности. Империя Тенегорна манила его своей примитивной жестокостью и вниманием к деталям.
«Дворфы вульгарны, но конкретно они — просто уникальный вид.»
В этот день на глаза попались тюремные клетки. Шандерих поражался изобретательности черножелезников: зачем делать цельные металлические конструкции, если можно продолбить грубую выбоину в каменной породе и всунуть туда решетку с дверцей?
Из одной такой ямы в полу сквозь прутья торчало несколько рук, виднелись глаза. Рабов запихивали туда пачками, нисколько не заботясь об их удобстве. Когда Шандерих подошел ближе, изможденные грязные руки с тощими пальцами зашевелились и потянулись в его сторону.
— Что они бормочут? — поинтересовался эльф у ближайшего карлика-надсмотрщика. Забитые пылью Черной Горы, легкие несчастных еле издавали какие-то дурацкие свистящие звуки.
— Хотят воды. Им не положено. Не выполнена норма.
Дворф покривил губы и замахнулся палкой в сторону ямы. Шепотки волшебным образом стихли, но тут же возобновились, стоило черножелезнику отвернуться. Настроение Шандериха с самого утра находилось на высоте. Под Черной Горой время шло иначе с отсутствием светового дня, каждый просыпался, когда хочется или по приказу. Размяв шею, эльф снял с пояса флягу, и узники тут же переполошились, стараясь всячески привлечь внимание незнакомца жестами и всхлипами.
«Наверное, это у них большая удача — сидеть рядом с путями с высокой проходимостью.»
Нарочито неторопливо Шандерих повернулся боком и отпил воды. Его кадык пришел в движение, несколько капель попали на одежду.
«Буду сегодня милосердным к страждущим.»
Неморгающими жутковатыми взглядами рабы глядели на мужчину, а тот думал о светлых лесах вечной весны и жемчужине архитектурного искусства среди них. Где-то далеко сейчас отгорал прекрасный закат… Во рту посвежело от воспоминаний, и Шандерих собрал слюну, чтобы плюнуть прямо в нос одному особо рослому человеку, дрыгавшему рукой резвее прочих. Результат оказался неудачным — плевок угодил в металлический прут решетки и медленно потек вниз. Тяжкий вздох вырвался из груди Шандериха. Завинчивая пробку на фляге, он развернулся и пошел дальше по своим делам, решив даже не смотреть, как к его слюне на железе потянулся чей-то грязный язык.

Сладковатый дурман растекался по небольшой комнатке с кальяном. От общего зала Шандериха могла отделить маленькая занавеска, которую он решил не задергивать. Сквозь дым карлики казались смешнее, чем обычно.
Среди копошащейся массы из коричневых и черных оттенков с вкрапинами рыжих бород появилось нечто неуместно светлое. Силуэты трех эльфов в цветах семьи Алестаса Утреннего Тумана вошли в кабак и заговорили с одним из дворфов. Поначалу Шандерих принял эти пятна выцветшей белизны за долгожданный эффект особой набивки и обрывисто захихикал. Кель'дораи посмотрели в его сторону — синие глаза в полумраке приманили их? Под Черной Горой абсолютным большинством являлись дворфы, а затем уже шли люди, гномы и прочее отребье, стекавшееся сюда по собственной воле. Владения Тауриссана — прекрасное место для нелегальных сделок любого вида.
«Что они тут забыли? Благородный лорд и Черная Гора несовместимы.»
Алестас Утренний Туман со своей свитой подошел к Шандериху и уже готовился учтиво поприветствовать его, как сородича, но слова застряли в горле, стоило ему разглядеть лицо будущего собеседника. Немая сцена затянулась на несколько секунд, пока два эльфа сверлили друг друга взглядами.
— Ты?! — хрипло рыкнул Алестас. Фамильный меч со свистом вылетел из ножен.
Белокурый рыцарь Кель'Таласа с аристократическим лицом в красивых одеждах и преступник в черном были полными противоположностями друг друга — лоск высокорожденного и волчий оскал бесславного.
В движение пришел дворфийский голем. Пара тяжелых шагов прогрохотала в сторону Алестаса, и безжизненные каменные глаза уставились куда-то над его головой. Шандерих тут же глумливо захохотал, приподнимаясь на локтях повыше.
— О, лорд, где же твоя цепь заступника королевства? Где твои регалии? Ты пришел сюда, подобно шелудивому псу, просить убежища и подаяния?
— Как ты смеешь, выродок, говорить так обо мне? Ничтожная тварь! — Гвардейцы Алестаса положили руки на рукояти своих клинков. — Ты убил моего сына, и теперь повинен поплатиться за это жизнью!
Мундштук ткнулся в сторону разъяренного кель'дорая.
— Да я мочусь на тебя! Твой сын — безмозглое ничтожество, грязь под моими ногтями! — Шандерих злобно шипел, сузив глаза. — Женщины твоего рода — слюнявые потаскухи, место которым на уровне моего пояса! А тебе я позволяю пасть ниц и облизать мои ноги!
Гул в таверне перекрыл вопль отчаяния и праведной ярости. Алестас отвернулся и закрыл глаза свободной рукой, лишь бы не видеть движения губ, с которых срываются столь грязные оскорбления.
— Хочешь меня убить? Давай! Сделай это здесь и сейчас, а потом проведешь остаток жизни в клетке, словно животное! — Для лорда-изгнанника мир сузился до Шандериха. Порываясь изрубить это вальяжно лежащее животное, он дергался и скалил зубы. — Ну? Где твоя спесь, о, лорд?
— Довольно! Навий Тлетворный, я публично вызываю тебя на поединок!
Ответом стала очередная порция безумного хохота. Когда Шандерих отсмеялся, то заявил, склонив голову и хищно осклабившись:
— Алестас Утренний Туман, когда мы были в Кель'Таласе, я обязан был прятаться от тебя, а теперь мне доставит удовольствие прирезать тебя по закону. Я принимаю твой вызов. Мы будем биться завтра к полудню в Круге Правосудия. Ты согласен?
— Согласен. — Более не желая находиться в обществе подонка, эльф развернулся, взмахнув своим плащом, и ушел. В спину ему полетела деревянная миска и визгливый гогот. Под смешливое квохтанье черножелезников лорд-изгнанник со своими подручными покинул кабак. Стоило ему только скрыться за углом, как паскудная улыбка Шандериха исчезла, а сам он небрежным движением поманил пальцем тень, сидящую в углу закутка. Капюшон, скрывавший лицо, поднялся, и на эльфа глянула пара синих светящихся глаз.
— Подойди.
Силуэт в черном подался ближе и наклонился, чтобы расслышать шепот Шандериха.
— Проследи за ним. Он, скорее всего, устроился в гостевых кварталах, как и мы. Отрави его с расчетом на завтрашний полдень.
Тень еле заметно кивнула и плавно поплыла вслед за целью.

* * *

Из-за решетки доносился тысячеголосый гул, жаждущий крови. Шандерих уже давно был во всеоружии, шагая по узкому коридору навстречу вопящей толпе. Простые латные доспехи без герба и знаков отличия верно служили ему многие годы, в этот раз тоже не подведут. В предвкушении предстоящего боя и отмщения он искусал себе губы в кровь, шлем с шелестом занял свое место на голове хозяина.
Решетка резво поползла вверх, приведенная в движение механизмом, и эльф шагнул вперед, являя себя сотням оскаленных рож.
— Дети Черного Железа, внемлите мне! Сегодня вам на потеху вышли два длинноухих глупца, решивших изрубить друг друга из-за дурацкой свары! Вам надоели дряхлые рабы, дерущиеся с пещерными пауками, и хочется экзотики?..
Шандерих злобно оскалился — вовсе не то должен был говорить судья в Круге Правосудия по их договоренности.
«Огнебородая гнида!»
— … и вы хотите смотреть на нечто действительно стоящее? У тех ворот — Алестас Утренний Туман, напыщенный лорд из далекого Кель'Таласа!

Трибуны реготали. Шандерих огляделся по сторонам, вглядываясь в перекошенные лица зрителей. Десять минут назад они развлекались побоищем между группой невольников-людей и гигантского йети, который их, естественно, всех поубивал. Не убранные конечности еще кое-где валялись рядом. Теперь шоу будет поинтереснее.
— … а вон там вы видите какого-то Навия, забыл его имя! Или прозвище… Кто разберет этих тощих уродцев?
Шандерих шумно выпустил воздух из легких, а затем медленно вдохнул. Нужно было успокоиться — черножелезник явно развлекался, желая вывести их из себя. Зрители взревели, некоторые, особо ретивые, свесились через парапет сверху и выли, сложив руки рупором.
— Именем императора Тауриссана, да начнется бой до смерти одного или двух эльфийских выродков!
Лорд, одетый в чешуйчатую дорогую броню, шагнул ближе к центру круга каменного цирка, Шандерих ответил тем же. Алестас был вооружен одноручным фамильным мечом с гравировками, со щитом с гербом своего дома и в бацинете с забралом в виде маски, искусно изображавшей скорбный лик.
Шандериха прожгла внезапная мысль, что лорд выставил против него одного из своих закаленных гвардейцев-ветеранов под стальной личиной, а сам сейчас сидит где-то среди зрителей и молча наблюдает. Эльф на секунду замер и сглотнул слюну, мазнув взглядом по трибунам.
«Нет, быть такого не может. Он — не я, а я — не он. Слишком благороден.»
Тяжелый двуручник Шандериха острием приближался к Алестасу, а на него смотрели две синих точки, прячущиеся за прекрасной девой с полумесяцем в руках.
— Даже твой герб — трусливая пародия.
Оппонент на эту подначку не отреагировал, отшагнув в сторону, но при этом идя на сближение. Оба эльфа затанцевали в хороводе, не спуская друг с друга глаз.
— Твой сын был болен? Верно? Я не знал, ох, прости. Если бы знал, то не продавал бы ему этот дурман.
Первый удар нанес Алестас, проверяя цель на прочность. Шандерих резко отошел назад и выдавил из себя глумливый смешок. Лорд снова пошел в атаку, рубя клинком воздух — оппонент снова уворачивался, даже не пытаясь парировать. Со стороны зрителей посыпались оскорбления и улюлюканье. Бойцы аккуратно обменялись ударами, заблокировав их без особого труда — никто не хотел напасть и ошибиться.
— А ведь я хотел придти на похороны твоего сына, но получил высокомерный отказ. Хотел передать немного денег на гроб, а ты его сжег, как какой-то мусор. У вас все в роду так делают?
Воля Алестаса оставалась непоколебимой. Однако, закружилась голова и его противник непонятным образом на пару мгновений раздвоился в глазах. Проморгавшись, эльф снова выцепил цель на фоне черной породы.
— Что такое, пот в глаза затекает? — Шандерих сразу же все понял. Яд начал действовать в самый нужный момент, и по голосу мужчины сразу стало ясно, что он улыбается под шлемом. — Какая жалость! Я-то думал, ты опытный воин, а тут пять взмахов и уже все? Жирный, обленившийся каплун.
Мечи снова скрестились, бой стал яростнее. Шандерих контратаковал серией рубящих и колющих ударов, держа Алестаса на дистанции благодаря разнице в длине клинков. Лорд, почувствовав, что с ним творится неладное, снова попёр вперед с удвоенной яростью. Грязные дворфы и люди на скамейках вокруг орали и неистовствовали, увидев приемы сложнее, чем пинок в живот или тяжелый удар дубиной по башке.
Двуручник Шандериха рассек воздух слева, потом справа, оставляя на щите зазубрины. Сталь звенела и гудела от столкновений. Со стороны казалось, что воин с тяжелым мечом начинает доминировать, без устали вдалбливая оппонента в землю и прижимая к стене цирка. Алестас внезапно вывернулся и неуверенно пырнул мечом в ответ.
— Ты двигаешься, как черепаха. Устал, лордик? Или уже просто бездомная шавка?
Алестаса мутило. Не получив еще ни одного ранения, он поплыл. В глазах двоилось и троилось, из носа потекла кровь сама собой. Мужчина силился открыть рот и закричать, но его горло сдавила невидимая рука, не дававшая насытить тело воздухом. Шандерих снова ринулся вперед, избивая ослабленного врага. Тяжелый меч вибрировал от ударов по металлу, доставляя хозяину удовольствие видеть пошатывающегося лорда-изгнанника, выглядящего сейчас совсем не так помпезно.
Наконец, брызнула кровь Алестаса — металл вошел в плоть, попав в сочленение брони. Кольчуга под латами не выдержала и звенья разорвались, разрушая целостность полотна.
— Что такое, дерьма ты кусок? Тебе плохо? Ты подохнуть собрался? — Предположение Шандериха было близко к правде, но он-то об этом не знал, продолжив кромсать цель и сыпать оскорблениями. Один из буйных зрителей, нависавших над поединщиками, швырнул в них кувшином из-под эля. Горшок с ручкой разбился о наплечник Лженавия, приводя его в неописуемое буйство на потеху черножелезников. Секундной заминки хватило раненому эльфу, чтобы вернуться ближе к центру цирка.
— Хватит бегать от меня, тупая крыса. Настал твой черед. Пади на колени! — Лорд повалился, но уже на спину. Он умирал. Маска-забрало под давлением кончика меча отъехала вверх. Шандерих увидел струйки крови из носа и глаз, стекавшие вниз по всему лицу. — Что? Нет, ты не должен сдохнуть! Я посажу тебя в клетку и буду возить по всему Каз'Модану! Нет, нет, нет!
Взбешенный Шандерих с утроенной силой кинулся рубить безжизненное тело с полноценными замахами. Меч уходил даже за его спину, чтобы уродскими, небрежными ударами опускаться вниз. Кровь летела во все стороны, а сам эльф уже забрызгал слюной внутреннюю поверхность собственного шлема.
— А-а-о! — взвыла толпа. Под одобрительный рев карликов Шандерих изрубил в куски труп Алестаса, в буквальном смысле слова. Рука валялась рядом, голова покатилась по камням и вывалилась из шлема. Шепотки в сознании требовали жестоко мстить, все происходило очень быстро. Подскочив в лютом безумии к голове Алестаса, Шандерих с воплем пнул ее. Вернее, попытался сделать это, но промахнулся. Толпа немедленно отреагировала насмешками и «полезными» советами. Разум Шандериха затуманился от ярости — он со звериным воем стал бегать и пинать голову Алестаса по всему цирку, пока не схватил ее за волосы и не зашвырнул на трибуны.
Тысячи глаз смотрели отовсюду, судья объявлял о результатах поединка, но эльф их уже не слушал. Охрипнув от непрекращающегося дикого крика, он погрузился в самого себя. Кровавое неистовство сходило на нет, пока Шандерих, шатаясь и держась за стену, уходил с арены, удовлетворенный хотя бы просто победой над непримиримым врагом.

Дополнительно:

Высокая требовательность

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Добрый день! Ваше творчество рассматривалось по критериям Высокой требовательности. Хочу напомнить, что квента рассматривается как целостное художественное произведение вне контекста анкет и другого творчества.

Квента читается тяжеловато в виду жестокости, в ней происходящей. Персонажи и собыия отдаленно напомнили мне творчество Марка Лоуренца, возможно Джо Аберкромби. Рассказ без однозначно положительных персонажей, что, несомненно, похвально для автора, но не совсем вписывается в 12+ мир. Опуская этот момент, история добротная. Персонажи, кроме помощницы Шандериха, раскрыты достаточно хорошо для того, чтобы с ними не нужно было знакомиться по отдельности.

Если рассматривать квенту со стороны раскрытия персонажа - здесь мне непонятны следующие моменты. У нас есть три эпизода - с рабами, в таверне с лордом и бой. И все они показывают неуравновешенность, неоправданную жестокость в сторону тех, кого он считает врагом. Это воспринимается как некое повторение одной и той же мысли. Пусть это имеет место быть при повествовании, но конкретно о персонаже в конце остается лишь то, что он жестокий, аморальный и бесчестный. По иному он не раскрывается.

Если рассматривать квенту со стороны художественного произведения - Почти все отлично. История не совсем правдоподобна, опять же в виду того, что WoW не является дарк фентези вселенной, какой ее подает автор. Она интересная, в ней есть свой реализм, и что самое главное - ее интересно читать. Мне действительно хотелось узнать, что будет в конце. Единственная вещь, которая меня отталкивала - диалоги. Среди таких красочных описаний окружения и эмоций диалоги выглядят невероятно приторными, наигранными. Они проходят линиями без описания эмоций, не позволяя прочувствовать картину.

По содержанию не хватает раскрытия помощницы Шандериха, процесса отравления лорда ею и всех этих событий, происходящих между основными актами. Несмотря на все вышеперечисленное, мне понравилось, спасибо.

Квента получает статус - Одобрено. К выдаче персонажу "Шандерих" +11 уровней.

Контакт - rolevik dima#4300

Приятной игры!

Проверил(а):
rolevik dima
Уровни выданы:
Да
0
10:14
12:09
367
Нет комментариев. Ваш будет первым!