Игровое имя:
Аполион

Закрыв за собой входную дверь, эльфийка медленно сняла шлем с головы и мигом нырнула на старую, но чистую кровать, лицом зарываясь в набитую пухом подушку, словно прячась от всего мира, безмерно тяготящего наивную душу юной невинности.

“Сколько монет у меня осталось? Должно хватить на несколько месяцев безбедной жизни по захудалым забегаловкам королевства Штормград… Этого я добивалась все эти годы? Достойная жизнь для поборника Света… Хотя чего я хочу? За стенами этого захолустья меня ждет лишь смерть, а так… Парочка спокойных месяцев, без драк и убийств, без обвинений и неприятностей. А потом? Устроиться на ферму? Мерзко… Уйти в монастырь? К падшим женщинам!? Да ни в жизнь!”

Продолжая искать взором суть в подушке, девушка с грустью задумалась о своем будущем… Во времена пленения, когда каждый день был битвой на арене, жизнь была намного проще. Не нужно было думать, не нужно было искать друзей, не было возможности узреть сущность целого мира, в котором она жила до потери памяти…

А сейчас? Память, словно камень, тяжелым грузом упала на душу, начав череду событий, которые даже в самых страшных снах вообразить невозможно. Мир узнал, что Аполлион некогда была великим крестоносцем, рыцарем Серебряного Авангарда, который своим упорством даровал спокойную жизнь мирным жителям королевств Азерота… И что? Серебряная Длань бросила её, ограбив и унизив, оставив на смерть от рук безжалостного офицера седьмого легиона.

Но Свет не бросил её, ниспослав ревнителя в лице паладина Алекори. Он дал девушке свободу и наставил на верный путь… Дорога по которому оборвалась, как и надежды на малейшее уважение.

Мысли в полной печали и тоски голове не позволяют думать о чем-то, кроме уединения в темной комнате таверны, заперев за собой деревянную дверь. А что еще остается делать, когда за этой дверью неприветливый мир, наполовину состоящий из тех, кто хочет тебя убить, а на другую из тех, кто просто тебя хочет...

Перевернувшись на спину, взором к потолку, девушка подняла над собой лежащий поблизости шлем Алекори, дабы взглянуть в пустые глазницы отныне своей пожизненной маски…

“И с чего я решила, что я найду свое место в Альянсе? С чего я решила, что я вообще кому-то нужна? Малолетняя воительница… Как романтично! И глупо! К черту!”

Она со злостью бросила шлем в дверь, которая, оживши словно, злобно комнату озарила глухой звуковой волной… Но обитательнице было наплевать на все.

“Мисс Зарево Рассвета… Да кем ты себя возомнила, чтобы носить это имя? Зарево Рассвета… Рассвета! Черт… Как же я… Не вспомнила… О, нет…”


Кузница чемпионов. Ристалище Серебряного Турнира.

Во время подготовки к испытаниям, представители противоборствующих сторон усиленно тренировались, чтобы выдать наилучший результат и не опозорить великое имя своей родины.

Аполлион была претендентом Луносвета.

Тренировка обычно начиналась с поединка, для того, чтобы разогреть мышцы и подготовиться к другим испытаниям. Холодное, раннее утро и две души на полигоне, полных желания быть первыми. Это была Аполлион и её наставник, рыцарь из ордена Черного Клинка. Такой выбор учителя по ближнему боя объяснялся спецификой обучения Аполлион. Рыцарю Крови первого поколения нужен был наставник, которого не сдерживает какой-либо кодекс чести, а навыки боя были на высоте. Рыцарь смерти второго поколения отлично подходил под это описание.

Пока Аполлион была в легкой одежде с накидкой Серебряного Авангарда поверх, её наставник был в теплых и тяжелых латных доспехах. Выждав момент и посмотрев на свою ученицу с высока из под большого рогатого шлема, он начал говорить пугающим и строгим, холодным голосом мертвеца: — “ Запомни, Аполлион. Честь — понятие очень растяжимое. Я некогда был паладином, как ты. И я до сих пор помню наставления учителей, которые говорили о жалости, сострадании и пощаде. И что же случилось? Теперь я мертвец, которому повезло вернуть свой разум и бороться против общего врага. Тебе может не повезти, поэтому не надейся на волю случая. В любом бою бейся так, как в последнем, если у противника есть даже малейшее желание тебя убить. Дольше проживешь. Поняла? Теперь в стойку. Покажи, как рыцарь крови надирает зад рыцарю смерти.”

Поудобнее перехватив свой деревянный меч и встав в позицию, девушка дождалась, пока наставник достанет тупой железный меч и приготовится к битве, щелкнув пальцами в знак начала боя.

Вопрос о гуманности и безопасности не должен появляться на устах, ибо вопреки тому, что на деревянный меч и тканевую одежду Аполлион наставник берет латный доспех и железный меч, можно сослаться на то, что меч наставника не заточен… Так пусть же бьет в полную силу!

В этом и был смысл тренировок на ристалище. Здесь готовили чемпионов, но не только для того, чтобы показать, кто самый сильный. Это была подготовка самоубийц, которые в первых рядах будут штурмовать Ледяную Цитадель. Если они не могут выстоять против противника, который заведомо сильнее чем они — значит это не те бойцы, которым выпадет шанс покончить с Плетью раз и навсегда.

Для Аполлион не было иного выбора. Только победа, любой ценой добраться до и победить того, кто однажды разрушил её королевство и преждевременно закончил её мирную жизнь.

Бой с наставником не был для неё сложным испытанием. Увороты, перекаты, грязные удары и отвлекающие маневры, совместно с ложными выпадами и ударами исподтишка… Так не дерутся паладины, но так побеждают рыцари крови.

Голова была занята лишь боем, но глубоко внутри, словно клеймом, выжжены правила, без которых девушка погибнет.

«Удар за ударом, нельзя дать себя ранить! Одна царапина, один ушиб — ты небоеспособный кусок мяса, которого ждет лишь добивающий! Будь быстрее, будь сильнее, иначе твое место займут другие, а кто, если не ты, способен победить Короля Лича!? Нельзя отвлекаться ни на что. Ты — это меч в твоих руках. Твоя душа — это две твои длани, твоя жизнь в твоих ногах. Остановка даже на миг — смерть.»

Аполлион знала это. Три добродетели Света, дисциплина паладина — это не то, что поможет тебе в бою. Ты должен надеяться лишь на себя и на свою подготовку, ни на что другое. Крайних случаев в твоем мире существовать не должно. Везение — понятие, которое следует забыть.

Не давая волю эмоциям, она долго выматывала своего противника, пока, наконец, в подходящий момент её нога не отбила меч врага, позволяя прыжком с другой ноги нанести колющий в открытую шею. Мастер припал на колено, поднятием ладони заканчивая проигранный им бой. Девушка смиренно встала в стойку, уперев меч в землю, а руки возложив на гарду.

Она помогла встать наставнику и восстановила дыхание, после чего спокойно сказала: — “Оставалось только добить, но если я буду доводить дело на тренировках до конца, наставников на меня не хватит.”

Мастер усмехнулся, хлопнул девушку по плечу и сказал: — “За это я и люблю рыцарей крови. Хладнокровие и Свет… Что может быть сильнее? Полчаса на пробежку, после завтрак и время на молитву… Или чем вы там занимаетесь? В полдень жду на групповой тренировке.”

Девушка кивнула, проводила наставника взглядом и начала возвращать на свое тело тяжелое латное снаряжение. Её личные доспехи выглядели очень странно и пугающе, на фоне других паладинов. Темные оттенки, шипы и грубая отделка, на которую накидывался табард Серебряного Авангарда… А шлем? Тяжелый намордник, полностью покрывающий челюсть и шею… Подходит для рыцаря, который прибыл во имя уничтожения Плети, а не для того, чтобы показывать всем свою красоту!

Идиллию возвращения доспехов на свое тело прервал подошедший отряд бойцов Альянса, во главе которого стояла высшая эльфийка, доспехом выдававшая в себе паладина… Но по говору, была, скорее, гарпией: — “ И что это у нас здесь? Мерзкий, скверный паладин, который тренируется у рыцаря смерти? Это все, что Орда может противопоставить силам Короля Лича? Народ, мне кажется, мы вновь обязаны лично спасать планету, оставив красных в их пещерах…”

Юный львенок, живущий внутри Аполлион, никогда не отличался терпением и сдержанностью. Он не стал терпеть прямые оскорбления, поэтому после того, как закрепила свой шлем на голове, она без каких-либо колебаний подошла к смеющейся толпе, глава которой на секунду отвернулась… И зря она решила повернуться обратно, когда услышала шаги подходящей Аполлион.

Сделав резкий выпад в сторону разворачивающейся крикливой гарпии, она, набрав скорость, ударила противницу в челюсть. Перед тем, как на неё налетела вся толпа честных и бравых воинов Альянса, она успела проговорить лишь: — “Следи за языком.”


Из того боя, словно из воды, она смогла выйти сухой, благодаря вмешательству наставника, но за поступки всегда нужно отвечать. На каждое действие есть противодействие, а потому командованием ристалища было указано решить конфликт интересов честным поединком, дабы в будущем у спорящих не было претензий друг к другу.

На арене, словно на великое состязание, собралось множество представителей двух фракций. Всегда интересно посмотреть на что-то новое, особенно когда дают шанс на пару минут отвлечься от бесконечных испытаний и тренировок.

Размявшись и выслушав пожелания соратников, девушка повернулась в сторону группы поддержки своей противницы… Казалось, будто бы они уверены в победе, словно у Аполлион нет шанса… Но братья по оружию эльфийки не были грустного настроя, напротив, злостные выкрики в группу Альянса и одобрительные песни в сторону Аполлион показывали то, что Орда не желает, а скорее, не представляет возможности проиграть эту битву.

Но не фракциями едиными. Перед тем, как Аполлион вышла на ринг, к ней подошел её наставник, который, возложив руку на наплечник девушки, сказал ей: — “Не поддавайся эмоциям. Я понимаю, может быть она и злит тебя, но старайся держать себя в руках. Не дай себе стать безжалостным зверем. Обуздай свою ненависть, извлеки из неё толк!”

Девушка лишь кивнула, все больше и больше сосредотачивая внимание на цели… А там было чему внимать. Слова о том, что высшие эльфы являются украшением Азерота, безусловно правдивы. Иначе почему при их виде с уст сходят лишь комплименты? Вот и противница, хоть и вела себя как гарпия, но по величественности не уступала Луносветскому крылобегу… Взор злых, но бесподобных ярких голубых глаз, завлекал все внимание на себя, но не уничтожал всю красоту и грацию остального образа. Серый доспех с золотыми оттенками красиво переливался, обдуваемый ледяными ветрами Нордскола. Её капюшон, на вершине которого был сапфир, полностью покрывал голову, не давая блондинистым локонам выйти наружу. Как бы Аполлион не хотела врезать по ней повторно, она не могла отрицать, что в злобном выражении надменного лица все таки присутствует честь, присущая любому паладину… Но выбора нет.

Пока дуэлянты получали железные мечи для проведения боя, организатор поединка вышел на середину поля, дабы рассказать правила схватки участницам: — “И так. Битва будет проходить по правилам честного поединка. Никакой магии, зелий, ядов или других лишних вещей! Только мастерство фехтования, ловкость и сила. Бой идет до первой капли крови, либо до того, как меч одного из участников упадет на землю. Смертельные и нечестные удары будут караться по законам ущемленной стороны. До того, как схватка начнется, у вас есть время на проверку снаряжения. Во время борьбы вы можете говорить, издавать звуки боли, но не можете провоцировать и оскорблять своего противника. За это вы будете сняты с участия в турнире. На этом все. Поединок начнется через десять секунд, началом считать выстрел из пистолета секунданта. Славной битвы участникам!”

Перебросив выданный меч в правую руку, Аполлион бросила взгляд на противницу, которая смиренно уткнула клинок в землю, возложив руки на рукоять в ожидании старта.

“Ну и дура.”

Громкий взрыв оружейного пороха, раздавшийся из дула сигнального пистолета, начал череду возгласов и криков со сторон поддержки, а на ринге завел танец двух фехтовальщиц…

Несколько секунд, будто не слыша ничего вокруг и смотря лишь друг на друга, девушки искали подходы для нападения, намереваясь быстрым вихрем атаковать и уничтожить свою цель, но обе были не из простых, а потому инициативу нужно было перехватывать самостоятельно.

Не дожидаясь согласия со стороны Аполлион, противница разрубила мечом воздух на пути к цели, резко перехватывая своим оружием меч врага и сталкиваясь с ним в клинч. Они посмотрели друг другу в глаза, но никто не сбавлял напор давления, пока Аполлион не смогла оттолкнуть девушку, тем самым отцепляясь от неё и начав долгую череду ударов клинка об клинок.

Лязг стали о сталь беспрестанно звенел, каждый метр был истоптан, а позиции сменялись одна за другой. Воинственный дух девушек разгорался, словно сухая трава в жаркий день, а темп ударов все нарастал и нарастал…

Бесконечный вальс мечниц, конца которому не предвиделось, буквально растапливал окружение, привнося в заснеженные просторы Ледяной Короны жаркий климат, а в зевак, зрящих сие представление, радость и страсть, подобную той, которая охватывает зрителей серьезных состязаний.

Но нет начала без конца. Все решилось, благодаря случайности.

В неизвестный раз ударив по мечу противника, Аполлион внезапно обнаружила, как лезвие её клинка откололось, оставив в её руках лишь обрубок двуручного бастарда, пока целое вражеское лезвие предательски приближалось к её беззащитному телу

Но в бою нет времени рассуждать на тему того, как больно будет получить ранение, или обидно проиграть из-за некачественного клинка. Аполлион очень быстро, без паники, схватилась за лезвие меча левой ладонью, оставив правую на рукояти. Оттолкнув летящий вражеский клинок, она быстрым выпадом вырвалась вперед, при этом вновь перехватывая клинок, левую руку опуская поближе к острию, а правую убирая с рукояти и перекладывая на лезвие, после заводя меч так, словно желает ударить рукоятью.

Опешившая противница попыталась опередить оппонента, но Аполлион была быстрее, нанеся очень неожиданный удар. Словно удачно использовав свой последний шанс, Аполлион очень резко закончила бой, когда гарда её меча обжигающим холодом влетела под латный капюшон врага, серьезным уроном убив желание сражаться, отправив противника на колени.

Если бы Аполлион была безжалостной, матерой воительницей, она бы услышала одобрительные вопли стороны Орды, ей было бы приятно слышать про победу в конфликте, она бы с радостью выслушала все нотации и наставления на то, чтобы в будущем конфликты пресекались… Но нет. Она была другой.

Юная дева со сломанным мечом была единственной, кто заметил падающие капли слез, вперемешку с кровью растапливающие снег под поникшей воительницей Альянса. Отбросив обломок в сторону, девушка припала на колено и облокотила на себя раненную и тяжело дышащую девушку, разум которой затмила сильнейшая боль. Левая длань, освободившаяся из под перчатки, начала сотворять теплый и мягкий Свет, который Аполлион направила к лицу пораженной девушки, уже не способной сдерживать плачь.

Лишь тогда окружающие, в которых действия победительницы вызвали очень странные ощущения, поняли, что здесь требуется врач.


Романтика полярного сияния холодного Нордскола завораживала сердца даже тех, кто пришел сюда во имя войны…

Прошли недели тяжелых испытаний для чемпионов фракций. Кто-то с честью занимал первые места, другие довольствовались крайними позициями в списках, но всех, абсолютно всех объединяло то, что через несколько дней они бок о бок будут штурмовать Ледяную Цитадель. Никто не вспоминал о возможности проигрыша. За каждым была семья, дом, земля, королевство… Все, кто были здесь, были готовы отдать свою жизнь за жизни оставшихся на других континентах.

Среди осаждающих затевались очень необычные для нынешних времен союзы. Например, Аполлион с той, кого некогда искренне желала покалечить…

Две эльфийские души мирно лежали под открытым небом, укутавшись в спальники возле костра. Голова Аполлион мягко лежала на животе своей новой подруги, руки которой были запущены в небрежно развалившиеся по всему спальнику белые волосы бывшей противницы. Они с улыбкой смотрели в раскрашенное разными яркими цветами небо, пока вдалеке были крики, строевая подготовка и строительство осадных укреплений.

Вдоволь поигравшись чистыми локонами Аполлион, её подруга уложила свои ладони поближе к её макушке, с намерениями согреть неприкрытую голову эльфийки. Успешно справившись со своей целью, она тихонько завела разговор: — “Я вот все думаю… А почему ты решила помочь мне, когда победила в том бою?”

Аполлион, не открывая глаз, спокойно ответила: — “Потому что ты заслужила…”

Усмехнувшись, собеседница сказала: — “Можно подумать у тебя других ответов нет… На все только и отвечаешь, заслужила, заслужила… Скоро мы пойдем на штурм, в первых рядах, а я так практически о тебе ничего не узнала… Почему ты так редко говоришь?”

Приоткрыв взор золотых глаз, Аполлион свой лик отправила в сторону собеседницы, голубые глаза которой ожидающе смотрели с головы, возложенной на самодельную подушку. Вздохнув, девушка спросила: — “Моя жизнь не такая яркая, чтобы рассказывать о ней интересные истории… Ты правда хочешь что-то узнать обо мне?”

Мило улыбнувшись, девушка незамедлительно ответила: — “Конечно. Мы с тобой знакомы всего ничего, а я как будто всю жизнь тебя знаю… С тобой очень приятно общаться, но все же я хочу чтобы ты была открытой, хотя бы со мной. Я же тебе все уже рассказала по несколько раз… Давай и ты? Хоть разок?”

Хихикнув и вновь тяжело вздохнув, девушка развернулась к небесному сиянию, начиная долгую и, наверное, утомительную историю: — “Из прошлого я храню лишь свое имя и меч… Но даже так, трудно бежать от тяжелого груза. Мне… Где-то шестьдесят лет, но за свою жизнь я видела больше, чем те, кто живет не одну сотню лет. До того… Как стать эльфом крови, а уж тем более паладином… Я была обычной жрицей. Пила вино, гуляла по Лесам Вечной Песни, училась помогать людям… А потом пришел тот, за кем сейчас идем мы. От родителей у меня остался лишь меч, от прошлой Аполлион остался лишь вид. Я помню как чуть не погибла у Солнечного Колодца, помню, как неделями рыдала, в ожидании чуда… А потом поняла, что чудо это то, что должен делать ты. Я взяла меч папы и пошла тренироваться, после чего уничтожала мертвецов, оскверняющих наши леса, потом… Стала одним из первых рыцарей крови, а дальше одним из тех, кто был в авангарде штурмующих Запределье. Далее… Да нечего рассказывать. Штурм за штурмом, бесконечная война, поражение Пылающего Легиона, восстановление Солнечного Колодца, очищение от скверны… И теперь я здесь. Первым кораблем отправилась в Нордскол, участвовала во многих боях с Плетью, прошла через многое зло, вклад в уничтожение которого внесла своими руками и клинком… И все. Прошла ристалище, заслужив место в рядах первопроходцев Ледяной Цитадели… Теперь ты довольна?”

Помолчав где-то с минуту, но подавая признаки раздумья поглаживанием Аполлион по голове, собеседница, голосом полным тоски и грусти, начала свою речь,: — “Я думала тебе как минимум две сотни лет, Аполлион… Мне так больно слышать и видеть в мыслях твою историю… Культура проходила мимо тебя, одинокой и отрешенной от всего мира маленькой девочки… Теперь мне понятно, почему именно ты заслужила звание крестоносца Орды, чемпионка Луносвета… Я наконец поняла, почему ты победила меня в том бою, но от этого не легче, золотце мое… Так, решено! Сразу же после штурма мы летим в мою комнату в Даларане, где ты попробуешь все возможные виды сыра, испьешь по бокалу всех сортов вина, будешь носить лишь шелковые одеяния, а каждый твой день будет проходить под любую музыку, которая тебе понравится! Ты же наверное и танцевать не умеешь… Не бойся, я научу!”

Печально посмотрев на голубые, словно две снежинки, игривые глаза подруги, девушка лишь уныло прикрыла глазки, разворачиваясь на бок и поудобнее устраиваясь головой на груди собеседницы, напоследок сказав: — “Давай спать… До отдыха нам еще далеко.”


Следующие дни пролетели словно мгновения, мимолетно подводя Аполлион к важнейшему событию её жизни… Отмщению за боль, причиненную её народу много лет назад. Вместе со своей подругой она была в рядах тех, кто выбивал главные ворота и боролся за каждый метр, для того, чтобы встать лагерем в нижнем ярусе.

Наставники остались в ожидании, дав вперед дорогу молодым чемпионам. Те, кто тренировались и давно превзошли своих учителей, готовились любой ценой дойти до Ледяного Трона и уничтожить Короля Лича навсегда, во имя будущего своих и чужих детей.

Буквально прорубая себе путь через полчища нежити по нижним ярусам цитадели, разъединенные группы зачистили первые уровни и сразу же стали готовиться к штурму высоты, забраться на которую было возможно лишь на воздушном транспорте, да таком, на который побоится напасть даже ледяной змей.

Таким транспортом стали боевые корабли Альянса и Орды. “Усмиритель Небес” и “Молот Огримма” дожидались боевые группы своих чемпионов, тогда как те, выслушав все наставления и тактики по захвату верхних этажей, быстрым строем поднимались на борт летательных средств.

Хлопнув Аполлион по плечу и пообещав встретиться наверху, боевая подруга отправилась на корабль, взойдя на борт которого она обернулась и подмигнула эльфийке, рукой указывая на то, что той скорее пора на свой круиз, чтобы в скором времени добраться до вершины Цитадели…

Наблюдая за тем, как ветер сносит трупы мертвецов с верхних уровней, Аполлион облокотилась на поручни корабля, осматривая затуманенную округу, среди которой выделялась лишь Цитадель, из наружных помещений которой все еще доносились звуки активности мертвецов… Ненадолго, а пока… Неожиданная стычка с кораблем Альянса в небесах.

Оказалось, что в мире есть место лишь для одной идеологии. Только один корабль сможет высадить экипаж на вершину крепости.


Девушка, толком не помнящая тот бой, очнулась на верхнем ярусе, окруженная огнем, криками и болью соратников… Аполлион с трудом поднялась на ноги, откашливаясь от дыма, попавшего в легкие. Взяв свой меч с металлического пола, она, поняв, что в округе нет ни одной живой души, пошла вперед, на звуки битвы, сопровождающиеся бранью на разных языках.

Выйдя на открытое пространство, на котором уже вовсю шла война с нежитью, девушка обреченно смотрела на борющихся с врагом солдат Альянса и Орды… Минуту назад они обстреливали друг друга из всех орудий, а сейчас, как ни в чем не бывало, бок о бок друг с другом воюют против общего врага… Какие могут быть мечты о мире, когда даже во время переломного момента войны с Плетью, возможны такие стычки?

Ряды тех, кто должен был штурмовать верхние ярусы, сильно поредели из-за желания какого-то командира… Те, с кем во имя победы тренировалась Аполлион, ныне погибли по глупой причине, убив все шансы на возможное перемирие… И славно, что те, кто остался в живых после боя на кораблях, нашли в себе силы продолжить бой, не занимаясь самоуничтожением.

Но было еще множество проблем, требующих решения.

Лишь крик подруги оповестил Аполлион о том, что в её сторону со злыми намерениями движется поганище, желающее разрубить паладина на куски. Быть может, она бы заметила его слишком поздно, если бы ни некогда враждебная эльфийка, которая прыгнула на опережение мясного крюка гнилой твари. Опешившая от того, что близкая подруга ранена, Аполлион яростно подняла свой меч и несколькими движениями окончила и без того мертвую жизнь сущности, оставшейся последним противником на этом ярусе…

И пока Альянс с Ордой перегруппировывались из остатков двух составов, Аполлион склонилась к сильно раненной подруге. Позвав медика, она с ужасом взглянула на тяжелые ранения девушки, латный нагрудник которой был разбит, убив шанс встретиться с Королем Личем лично… Но эльфийка, живот которой был вспорот крюком, явно не собиралась унывать, что было видно по улыбке, озарившей резко побледневшее лицо. Через шлем посмотрев на напуганную Аполлион, девушка, не сводя левую руку с ранения, правой рукой погладила подругу по щеке, говоря ей: — “Покажи Артасу, как рыцарь крови надирает зад рыцарю смерти… Встретимся после штурма…”

Медики Альянса украли девушку на носилки, как и многих других раненых на этом ярусе бойцов. Когда транспорт улетел, оставив небольшую пригоршню братьев по оружию на вершине, внезапно открылись врата, из которых вышел всего один рыцарь смерти…

Он был один, но своим видом он заставил обомлеть верховного воеводу.


Плач… Смех… Крики… Вопли…

Победа… Очень дорого стоившая обеим сторонам. И пусть доверие друг к другу было потеряно, но этот день войдет в историю как то, что объединило самых злостных врагов для битвы с самым отвратительным и мерзким злом. Даже после того, как силы Плети были полностью разбиты, солдаты двух армий не желали хвататься за оружие и рубить друг друга.

Радость буквально разрывала войска на части. Где-то взвод троллей танцевал бок о бок с гномами, отрекшиеся обсуждали былое с людьми, таурены мирно общались с ночными эльфами, орки будто бы старались перепить дворфов, а эльфы крови искали общие темы с дренеями.

Аполлион, которая смотрела на это все, сидя в отдалении у одной из колонн, с трудом сдерживала слезы. Она понимала, что через несколько дней это событие забудется, во имя новой, бесконечной, кровопролитной войны…

Но её разуму не было суждено спокойно обдумать происходящее, ибо на горизонте появилась перебинтованная фигура, с трудом идущая в её сторону. Держа в руках две бутылки эля, девушка с улыбкой, наверное, даже не оправившись от ранений, присела рядом с Аполлион, которая словно её не замечала.

Протянув ей открытую бутылку, которую та, все же, взяла, девушка усталым и тихим голосом завела разговор: — “И чего это малышка в наморднике сидит здесь, когда все остальные празднуют победу?"

Подводя бутылку ко рту, Аполлион забыла о том, что на ней латный шлем, об который бутылка легонько ударилась. Хихикнув, её подруга открепила головной убор и повесила его на пояс, пока та, зажмурившись, впервые за много лет пила алкоголь, жмурясь при каждом глотке.

Оттянув бутылку ото рта, девушка грустно ответила: — “Все так хорошо… Но завтра все это разрушится. Мы вновь станем врагами, забудем о том, что когда-то вместе смогли совершить невероятное… Я боюсь думать о будущем…”

Виновато улыбнувшись, собеседница наклонилась поближе к Аполлион и забралась к ней в объятия, поворачивая свое лицо ко взгляду эльфийки, мирно пропевая: — “Забудь обо всем, Аполлион… О том, что будет дальше, будем думать после… Ты же хотела остаться в Серебряном Авангарде? Уйти из Орды? Может быть… Да, точно! Я попрошу чтобы тебя взяли в наш орден… Такую девушку как ты обязательно возьмут, вот увидишь! Как никак… Верховный Лорд Фордринг назвал тех, кто победил Короля Лича, Сиянием Рассвета… Аполлион Сияние Рассвета, о тебе будут писать песни, тебе поставят памятник… Я думаю, что это последняя война со злом… И больше ничего плохого не случится! У нас будет время на мирную жизнь, которую я так хотела тебе показать… Тем более… Смотря в твои глаза, я вижу именно то, о чем сказал Тирион… И я хочу каждое утро встречать с Сиянием Рассвета, с одной лишь оговоркой, что Солнцем будешь ты…”

Продолжая наклоняться поближе к Аполлион, девушка очень медленно и нежно прикоснулась своими губами к губам безэмоционального лица, юные чувства которого переполнялись от избытка эмоций и влияния алкоголя… Глубоко в душе, она мечтала об этом с давних пор… Мечтала о мирной жизни с любящим человеком… Но оказалось, что молодой разум сильного воина может быть запросто сломан изобилием эмоциональных событий.

Дальше все было как в тумане.

Беспомощный крик девушки, неспособной остановить убегающую Аполлион. В мгновенье оседлав своего коня, эльфийка не видела тех, кто всеми силами пытался задержать её. Наставник, друзья, товарищи, соратники… Никто не смог удержать резвую душу, которая галопом умчалась в ледяные пустоши сквозь все блокпосты и патрули Серебряного Авангарда.

Та Аполлион корила себя за то, что не погибла. Юная дева не была способна принимать трудные решения. Она закрыла себя в рамках рыцаря… И эти рамки, словно намордник, не были предназначены для того, чтобы так неожиданно их снимать, отдавая девочку на растерзание давлению возможной жизни без меча...

Долгое скитание по пустошам… Конь предательски начал замедляться и задыхаться, тогда как девушка злостно гнала его вперед… До того, как внезапно она не вылетела из седла, что было сопровождено настоящим лошадиным криком

Вокруг был лишь туман и ледяной ветер…

Поднявшись и удобно схватив свой меч, она начала идти на ржание своего коня, практически полностью потеряв зрение из-за скрывшего округу тумана… Но кровавый след, а также жутко израненного коня она увидеть смогла… Тот, кто это сделал с ним, тоже увидел Аполлион.

Удар огромным молотом по голове девушки откинул её дальше в туман, затуманив её разум головокружением… Чувство тошноты, кровотечение из носа и головы, потеря координации и жуткая боль… Но она смогла подняться и взять свой меч в руки.

Левый глаз был залит кровью, но правый все еще видел мир, хоть и расплывчато. Неизвестный противник издал свой рёв, слышный даже сквозь звон в ушах… И даже с замедленной реакцией она смогла увидеть большого мертвеца, идущего добивать её.

Теперь они были в равных условиях. Костяное создание в обрубках брони, державшее в руках свой каменный молот, медленно и вяло направило свое оружие в сторону паладина, которая, словно копируя его поведение, походкой мертвеца приготовилась к бою, заведя свой меч для рубящего удара… Но мертвец отбил его, уже готовясь забить девушку до смерти своим молотом, когда её меч отправился в туман от сильного удара.

Переполненная злостью и болью, девушка из последних сил сделала выпад вперед, хватая мертвеца за голову разгорающимися от Света руками. Это сработало, ибо через несколько мгновений мертвец, сгораемый от внутреннего пожара, испустил свой дух и припал на землю, оставляя девушку в компании умирающего коня, лежащего где-то поблизости.

Но нет добра без худа. На крики лошади явно пришел кто-то другой. По звукам, он не стал добивать коня, а стал поедать его заживо… И похоже он был не один.

У девушки не было выбора. Лишь идти в другую сторону, погибая от серьезных увечий. Так она и сделала, прихрамывающей походкой направившись в сторону улетевшего меча… Рыдание, сильная боль, укоры в свою сторону из-за того, что бросила свою мечту… И в один момент она без сил рухнула на спину, задыхаясь и смотря на небо, туман с которого начал постепенно спадать…


Проворачивая меч в руках, фигура огромного роста, встала над телом Аполлион. Тумана уже не было, а ржание умирающей лошади прекратилось, оставив место лишь для шагов неизвестной персоны в броне, состоящей из костей. Глубоко вздохнув над телом Аполлион, он, как будто бы сам у себя, спросил: — “Я так понимаю, это твой меч? Что же… Жаль, что так вышло. Не стоило гулять в одиночестве в такой туман…”

Девушка, с трудом тихо вдыхая воздух, начала фокусировать свое зрение на фигуре… И смогла заметить лишь огромный череп на голове, вместо шлема. Из под него по нагруднику разлетелись белоснежные длинные волосы. По всей видимости, это был высший эльф. И, видимо, он думал что Аполлион мертва. Та не смогла ему ответить ничем понятным, лишь простонала что-то, на что удивленно обратил внимание эльф.

Повесив меч на ремень, парень опустился к девушке доставая бинты из кармана, начав монолог словно в пустоту: — “Черт возьми, да ты оказывается жива! Крепкий орешек! Я постараюсь подлатать тебя, хотя… С такими ранениями тебе нужна помощь доктора, а не разведчика… Я знаю лишь одно место где тебе смогут помочь. Не самый идеальный вариант, но другого выбора у нас нет. Добро пожаловать на арену, сестра…”

И разум отправился во тьму, освобождая место для жизни с чистого листа…


В настоящем, Аполлион проснулась ото сна, руками сметая с лица тяжкий груз едких слез, пришедших сквозь сон. Подорвавшись с кровати, она с военной быстротой оделась и привела себя в порядок, напоследок подбирая с пола уроненный шлем, с горечью в душе отряхивая его от пыли. Он нашел свое пристанище на голове Аполлион, когда та, открыв дверь и быстрым шагом покинув таверну, вышла в город.

“Никогда. Я не могу позволить себе быть бесцельной бродягой! Одна или нет, я буду бороться со Злом, чтобы искупить свою вину и заслужить еще одну возможность жизни среди живых… Денег должно хватить на хоть какое-то снаряжение и меч, а потом, первым делом… Мне нужно найти пристанище, где я буду нужна не как мертвый груз или игрушка, а как полноценный член общества и паладин… Плевать на тех, кто ненавидит меня за цвет глаз. Я не эльф крови, я в первую очередь воин Света! И я сделаю так, чтобы они это поняли!”

Словно снося невидимые преграды на своем пути, девушка шла по улицам Штормграда, в один момент резко остановившись… Рядом со ставкой стражи.

“Интересно, Могрели меня помнит?”


Дополнительно:

Высокая требовательность.

Анкета: rp-wow.ru/charsheet/5427.html

Это что-то с чем-то!
Искренне прошу выражать свое мнение любыми способами. Комментарии, оценки, а лучше даже личные сообщения — ничто не пропадет зря и за все вам будет безмерная благодарность!

Для связи: The Defector#7411


Вердикт:
Отказано
Комментарий:

Добрый день! Ваше творчество рассматривалось по критериям Высокой требовательности.

Хочется похвалить качество текста. В нем минимальное количество ошибок. К содержанию есть множество вопросов, которые не дают собрать историю воедино и, что главное, одобрить ее. Вердикт будет разделен по главам, условно обозначающим эпизоды творчества:

1. Вступление

Здесь вами задаются вопросы героини, которые, фактически, должны быть раскрыты в квенте. В данном отрывке происходит первый просчет, ведь не задано время события, далее Алекори, связь с Альянсом, Штормградом - ружья, которые не выстрелили, но об этом далее.

2. Тренировка

Бой описан несуразно. Почему Аполлион бьется деревянным мечом, а рыцарь смерти железным? Почему она в тканевой одежде, а он в латной броне, но по какой-то причине с открытой шеей? Броня у нее, как оказывается дальше, имеется. Усложнить бой до невозможного? Зачем, если тренировка подана как сценарий реального боя с плетью. Очевидно, что в тканевых одеждах ей будет двигаться проще, что зачеркивает предыдущую идею, как и идею о том, что "нечестные" удары запрещены, что мы читаем в следущей главе. В таком случае бой должен моделироваться как реальный, а не усложняться. В целом поражение рыцаря смерти выглядит нелепо в таких условиях. Акцент стоит на том, что Аполлион - рыцарь крови. Это показывается и конфликтом, который возникает между ею и эльфийкой-лоялисткой Альянса.

> Мерзкий, скверный паладин, который тренируется у рыцаря смерти? Это все, что Орда может противопоставить силам Короля Лича? Народ, мне кажется, мы вновь обязаны лично спасать планету, оставив красных в их пещерах…

При этом возникает закономерный конфликт, к которому по началу вопросов нет, ведь Аполлион закономерно подается как лоялистка Орды.

3. Бой на арене

Вот здесь начинаются противоречия, благо оба бойца в латах и дерутся железными мечами.

1) С чем связана симпатия к противнице, ведь она ни в коем разе не подана в прошлой главе? Почему ваша эльфийка только выходя на арену оценила красоту противницы, решилась ее лечить? Такому внезапному событию требуется более качественная проработка, обоснование. Страх, адреналин, дух соперничества может одолевать в такие моменты, но внезапное лицезрение красоты, а после - сожаление и помощь. Помощь той, которая назвала вашу героиню мерзким, скверным паладином и получила за это в лицо.
2) Исход боя - почему, в конце концов, победа досталась Аполлион. Разве удар рукоятью в лицо является мастерством фехтования, не является нечестным? Разве сломанный меч не является причиной для остановки боя. Это не профессионально, и снова противоречит тому, что излагается в первой главе. Вам нужно определиться, ведутся бои по всем правилам и чести, либо же ограничивать правила до минимума.

4. Любовная линия

Она не обоснована вами никак. Как я уже и указывал выше, в начале вы дали четкое определение двум эльфийкам как соперницам. Как в столь короткий срок это переросло в дружеские, и даже больше отношения? Если можно понять одностороннюю симпатию от вашего персонажа к ней, то как понять обратную, возвращаясь о брошеных в начале словах? Картина начинает рушиться здесь, когда кель'дорай общается с вашим персонажем как с другом, зовет в Даларан (этот момент запомним, он важный). Почему Аполлион, рассказывая свою историю, не чувствует себя обездоленной по отношению кель'дорай, которая, очевидно, пропустила все трагедии народа. Далее здесь подчеркивается то, что Аполлион - чемпион Орды, Луносвета.

5. Бой и последствия

Описано достаточно поэтично, но вновь вызывает вопросы. Со вспоротым животом, спутница Аполлион выживает, хотя со стороны сторителлинга было бы логично "убрать этого персонажа", но она выживает, создавая следующие казусы.

1) Почему спутница не предложила отправиться вашему персонажу в Даларан на отдых, что смягчило бы ситуацию и выглядело бы закономерным с учетом вышесказанного?

2) С чем связан побег Аполлион, я читал этот момент несколько раз, и иной причины как "просто потому что" не вижу. Если она не может жить без меча - почему не в Рыцари Крови, у которых работа всегда найдется?

3) Каким образом героиня попадает в Штормград, почему она вообще воспринимает/уважает Альянс? Почему Альянс воспринимает/уважает ее, ведь она изначально была вне нейтралитета, а объединение было временным

4) К чему ситуация с нападением нежити после побега? Совершенно непонятно, с какой целью здесь этот отрывок. Если бы ее нашел Алекори, который так остался здесь нераскрытым - было бы логично.

Я вижу, что вы старались, но большая часть истории выглядит натянутой, необоснованной. Мотивация всех фигурантов неясна и/или противоречит тому, как они поданы. На данный момент квента получает статус - Отказано.

Задать вопрос по вердикту - rolevik dima#4300

Приятной игры!

Проверил(а):
rolevik dima
Уровни выданы:
Не положено
+8
20:47
08:51
419
Нет комментариев. Ваш будет первым!