Игровое имя:
Рангрим




ЕдаОружие и вещиИждивенцы
3 дняЛуки — 8 штук;
Топоры — 5 штук;
Булавы — 2 штуки;
Щиты — 3 штуки;
Лопата — 1 штука;
Кайло — 1 штука.
Женщины — 8 человек
Дети — 3 человек

Смены егерей.

Андреас и Эттард; Сэлри и Хэмунд; Фрэвил и Хидберт; Дариус и Рангрим; Эйдван и Нилью; святой отец Литхельм.


Отец снова заставил меня заниматься этой херней — вести полевой журнал. Будто мы на судне. Удивлен. Пергамент и чернила мы последнее время сменяли у контрабандистов на одежду и еду, а тут он раздобыл еще откуда-то. Сказал, что я должен понимать груз возложенной на меня ответственности. Но пока я понимаю лишь то, что перо слишком хрупкое и ломкое в моих пальцах. Грубоват я для этого говна. Да и ни о какой ответственности речи и нет. Я просто самый молодой из егерей, кто знает грамоту.

Отец Литхельм учил меня ей почти годами. Буквы, слова. Сказал, сведения — ключ к победе. И если не уметь передавать послания, рано или поздно мертвецы возьмут над нами верх. Смех один. Кому мы можем написать? Здесь кроме гребаных гноллов и вурдалаков на сотни миль никого. Может, он пытается удержать меня от отчаяния или отвлечь, но мне насрать. Я не слепой. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что наше дело почти безнадежно.

Мы — стрелки-следопыты Лордеронской империи. Но так как империя в руинах, теперь называемся вольными егерями Серебряного Бора. Я с семьей застал Третью войну. Культ Проклятых обратил тысячи людей по стране в живых мертвецов. Многие избежавшие этого укрылись на юге, в Каз Модане, а я… Я и подобные мне решили остаться. Разделить участь своей страны в полной мере.

Дома мы потеряли еще до того, как увидели первых мертвецов. Скверна поразила нашу землю, уничтожив посевы; вслед за этим обезумел скот от прикорма с проклятых пастбищ. Забив животных, забрав шкур и еды сколько могли, мы ушли в Серебряный Бор.

Кормимся охотой и рыбалкой. Живем в палатках. И даем бои нежити везде, где можем. Особо сильные противники вроде личей нам не по зубам. Но шушера поменьше — лучше ходи и оглядывайся. Покоя тебе не будет.


День 63.

До зимы надо бы обзавестись подобающей одеждой и утеплить палатки. Шкуры взять почти неоткуда — большая часть животных тоже заражена. Благо, их потроха — полезные алхимические ингредиенты. Контрабандисты из Гилнеаса охотно выкупают их за смешную цену — бартером на то, что нужно нам. Инструменты, лекарства, пищу… Как-то раз мы пытались с их помощью вывезти из этого гнидника хотя бы женщин и детей. Контрабандисты отказались. Сказали, что если их вывезут, егеря перестанут беречь себя, погибнут и лишат их дешевых товаров. Бандиты, чего с них взять. Пусть и помогают, но они все равно мерзопакостные уроды и не более. Их деяния имеют лишь корыстную природу. Кому война, а кому мать родна.


День 64.

Подстрелили оленя на охоте. Жить можно. Отец придумал выкопать землянку — мол, ниже уровня поверхности земли холоднее, и мясо сохранится. Серьезно опасаюсь, что будет, если нам придется бросать лагерь.

Мы уже не раз его бросали. Как только мертвецы выявляют, где мы находимся, нам приходится сниматься с насиженного места. Мы бежим. Партизанская война — семь десятых времени ты бежишь, оставшееся наблюдаешь. И лишь жалкая крупица — эти самые бои. Какая-нибудь Серебряная Длань посчитала бы, что надо принять бой с честью. Но знаете, идет эта Серебряная Длань нахер! Ее здесь нет, а мы есть. Интересно, почему они вообще называются Серебряной Дланью? Потому что у них из-за целибата длани все время серебряные?


День 65.

Сегодня дрались с чумными гноллами. Вышли без потерь. Хидберту выбили палец, а Сэлри поломали грызло. Но нас было больше в два раза. И мы от души напихали этим чушкам.

Строго говоря, не все из нас гражданские. Андреас, Эттард и Фрэвил — пехтура Лордеронской армии. Стрелки. В лесах они не смыслили ничего до встречи с нами, но и мы тоже не смыслили ничего в военном деле. Пришлось друг друга обучать. Много узнал от них — например, что бороду и космы лучше не отпускать. Мыть трудно, паразиты, да и схватить в ближнем бою могут.


ЕдаОружие и вещиИждивенцы
1 деньЛуки — 8 штук;
Топоры — 5 штук;
Булавы — 2 штуки;
Щиты — 3 штуки;
Лопата — 1 штука;
Кайло — 1 штука.
Женщины — 6 человек;
Дети — 3 человек

Смены егерей.

Андреас и Эттард; Сэлри и Хэмунд; Фрэвил и Хидберт; Дариус и Рангрим; Эйдван и Нилью; святой отец Литхельм.


День 66.

Хуже некуда. Две девчонки попили из неправильного ручейка. Скучаю по тем временам, когда это грозило лишь жидким говном. Ручей оказался оскверненным. Посреди ночи они поднялись уже в обличье зомбей. Эйдван — молодой паренек, стоявший в карауле — вступил в бой и даже пришиб их. Но пока мы продирали глаза и хватались за оружие, девчонки едва сами не порвали его на куски. Эйдван выжил. Но, выжив, попросил об ударе милосердия. Не захотел ждать, пока скверна поглотит его сердце и разум.

Андреас взвалил это бремя на себя.

Завтра встреча с контрабандистами. Еда на исходе. До этого мы выменивали только звериные потроха, и Фрэвил спросил, интересуют ли контрабандистов потроха людских мертвецов. Женщины, услышав это, ужаснулись. Дети заплакали, почувствовав страх матерей. Отец Литхельм сразу же выступил против. Сказал, что тогда Святой Свет от нас отвернется.

Не хочется думать, до какого края может довести егерей такой быт. Эта война делает из нас уродов.


День 67.

Убили некроманта. На самом деле, цели такой не было. Мы шарились по склепам и кладбищам, надеясь поживиться на могилах воинов — их нередко хоронят с доспехами и оружием. А там он. И вурдалаки. Мне показалось, что сейчас из-под земли полезут мертвяки, как в балладах и легендах, но нет. Без изысков застрелили всех. Его посох и книгу сегодня продадим гилнесианцам.

Мы всегда стараемся превосходить врага числом. Каждый мертвец с нашей стороны — это еще один солдат в армию нежити. И если бой подразумевает хоть какие-то потери, разумнее его избежать.


День 68.

Хидберт ушел на охоту и вернулся сам не свой. Взял топор и зарубил парнишку Олле. Пока мать паренька вопила от горя, я свалил Хидберта выстрелом в горло. И когда тот рухнул, его тело оставила банши. Хидберт оказался одержим. Банши пыталась ввести нас в ужас, но отец Литхельм раздавил ее ударом Благодати. Луч света, пронзивший небеса, вмял ее голову прямиком в сырой, чахлый чернозем.

Когда закончился бой, мы нашли мать Олле мертвой. Ее сердце не выдержало.




ЕдаОружие и вещиИждивенцы
2 дняЛуки — 8 штук;
Топоры — 5 штук;
Булавы — 2 штуки;
Щиты — 3 штуки;
Лопата — 1 штука;
Кайло — 1 штука.
Женщины — 5 человек;
Дети — 2 человека

Смены егерей.

Андреас и Эттард; Сэлри и Хэмунд; Фрэвил и Хидберт; Дариус и Рангрим; Эйдван и Нилью; святой отец Литхельм.


День 69.

В первые недели мы спросили у отца Литхельма, может ли он воскрешать мертвых.

Нет. Он не мог.

До того, как старый мир рухнул, он был простым послушником-жрецом. А воскрешение — мастерство высших священнослужителей и паладинов. Впрочем, к его чести сказать, Святой Свет все равно снизошел на него. Он мог ниспослать Благодать, дабы заживить раны или развеять поддерживающую нежить темную магию. Но Андреас с Эттардом, а вместе с ними и я сошлись на том, что лучше применять ее только в крайних случаях. Ниспослание Благодати всегда озаряется вспышкой света. Это привлекает внимание чумных зверей и нежити.

Партизанская война учит рассчитывать на себя и не уповать на магию. Проклятье. Неужели Благодать не может нисходить менее пафосно и эффектно? Твою мать.


День 70.

Серебряный Бор меня угнетает. Стволы леса каждый раз словно сдвигаются все плотнее. Холодно. Не хватает дров. Когда рубишь деревце помоложе, кажется, будто стук топора разносится по всей округе, привлекая полчища мертвецов. Утром я захотел ополоснуть лицо и не узнал себя в отражении. Косматый страшный мужик, патлы до плеч, усы и борода, а в глазах муть, как у стариков. Я разменял смешную цифру в тридцать с лишних зим, но провидение спрессовало в них слишком много говна.

Говорят, что страдание очищает. Если это правда, то мы уже очищены так, что дальше некуда.


День 71.

Снова дрались с гноллами. Андреас погиб. На том месте, где мы разбили их неделю назад, у нас оставались силки и капканы на зверей. Когда мы вернулись их проверять, твари решили взять реванш. Андреас неплохо держал удар, но в какой-то момент открылся. И пущенная наобум стрела с наконечником, перемазанным грязью, кровью и помоями, прилетела ему прямо в забральную щель. Андреас был мертв еще до того, как повалился на землю.


ЕдаОружие и вещиИждивенцы
Голод. Еды нет.Луки — 8 штук;
Топоры — 5 штук;
Булавы — 2 штуки;
Щиты — 3 штуки;
Лопата — 1 штука;
Кайло — 1 штука.
Женщины — 5 человек;
Дети — 2 человека

Смены егерей.
Андреас Сэлри и Хэмунд; Фрэвил и Эттард Хидберт; Дариус и Рангрим; Эйдван святой отец Литхельм и Нилью
.


День 72.

В лагере разлад. Еды нет, вчерашний день мы убили на похороны Андреаса. Земля плохо поддавалась лопате, поэтому сначала почву снимали кайлом. Так или иначе, еду мы не добыли. И хотя голод пока не очень сильно давал о себе знать, затягивать это было нельзя. Но Фрэвил и Эттард настаивали на том, что надо вырезать всех гноллов в ближайшей округе. Мы с отцом переломили их, пусть и не без труда. Еда первым делом. Гноллы не денутся никуда. И стремление отомстить им за Андреаса — не повод морить оставшихся. О живых надо думать. Мертвые и сами о себе позаботятся.


День 73.

Моя мать и другие женщины ропщут все чаще и чаще. Уже давно жалеют, что решили остаться с мужьями. Потеря трех егерей чуть меньше, чем за неделю, подкосила всех. Отец сказал мне, что решение сражаться за родину женщины принимали сердцем, а не головой. Они думали, что будут противостоять воинствам зла и тьмы, как в легендах, принимать рукоплескания толпы, видеть слезы счастья в глазах спасенных, давать жаркие клятвы, а потом выполнять их. А приходится… А приходится убивать и умирать за глоток пресной воды, сжигать вшей, закапывая одежду в землю, дрожать от холода и сырости, и наблюдать из-за кустов, как некроманты сшивают гниющие тела твоих любимых в какого-нибудь Мясника. Как твоей дочери заживо вырезают глаз и вставляют этому уроду в непропорционально большую глазницу. А затем вдыхают в эту тушу жизнь.

Да и осталось ли что-то от той страны и земли, которую мы защищаем? Лордерон пал. Много погибших, еще больше неупокоенных. По зараженным землям рыщут армии каких-то отморозков; головорезов всех мастей, наемников, чернокнижников и оккультистов. Сохранилось ли от него хоть что-то, за что я его любил?


(длительный пропуск в записи)

Мой план почти подошел к завершению. Полагаю, я накопил достаточно денег, чтобы обустроиться в городе покрупнее. Там мне удастся заработать больше и обзавестись связями. Когда я поделился этим планом со своими, многие сочли меня предателем. Они видели свое место здесь. Все, кто хотел спастись, уже спасся, когда на нас вышел разведывательный авангард Седьмого Легиона. Их вывели к югу.

Возможно, то, что я планирую — бегство. Возможно, я даже с этим согласен. Но чтобы отбросить Плеть и Отрекшихся из Лордерона, придется задействовать более могущественные силы. И я не намерен ждать, пока кто-то это сделает за меня.


Дополнительно: Высокая требовательность

В ходе описания событий Рангрим называет Плеть и Отрекшихся обезличенно, «нежитью» и «мертвецами». Это сделано умышленно — люди Серебряного Бора никогда не интересовались подковерными играми нежити и упустили момент, когда она раскололась на противоборствующие фракции.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, BloodyFlame.

Я более подробно ознакомился с квентой персонажа Рангрим, уже изучив и оценив его анкету. Теперь образ егеря стал еще более четким и я готов высказать своё полноценное мнение.

Сама квента выполнена в интересном стиле, а её оформление в CSS добавило особой атмосферы. Лично мне Ваше творчество напомнило игру "60 seconds", где игровые события описывались в виде небольших заметок в журнале. Возможно, именно этим Вы и вдохновлялись. В общем говоря, подобный подход к собственному творчеству - неоспоримый плюс.

Сами же события описаны лаконично и их довольно-таки интересно читать. Записи действительно выглядят настоящими и живыми. Единственной претензией является малость неуместное использование современного сленга и ругательств.

Логика мира и мотивация действий персонажей вполне понятны и к этому пункту нет никаких придирок.

Местами попадаются ошибки, но они некритичные.

Если говорить о минусах, то это несомненно "длительный пропуск в записях". Поскольку квента выполнена в формате полевого журнала, то подобный пропуск вполне имеет место быть по желанию персонажа, но всё-таки. По этой причине, такая резкая перемена во взглядах и решениях персонажа выглядит нераскрыто и вводит в замешательство. Точно не могу сказать, чем было мотивированно такое решение при написании.


В итоге могу подвести итог, что квента получилась неплохой и интересной, раскрывая предысторию персонажа и показывая воздействие внешних факторов на его эмоциональное состояние и взгляд на мир.

Квента на персонажа Рангрим получает вердикт Одобрено по высокой требовательности и награду в размере +9 уровней.

Желаю Вам удачи и успехов при отыгрыше своего персонажа на просторах мира WoW!

Проверил(а):
Стоек
Уровни выданы:
Да
+11
08:23
13:51
550
08:11
0
Эксперименты c CSS требуют комментария.