Игровое имя:
Дороти

Осторожные, тихие шаги были единственным, что нарушало тишину утреннего Сумеречного леса. Утопшие в паутине кроны деревьев лишали землю любого света, посему идти стоило с особенной внимательностью. Стук костей друг о друга раздался впереди и заставил топот прекратиться. Мелькнувшая в воздухе искра осветила ту, кому принадлежали шаги. Темноволосая девушка, на лице которой застыл страх, с помощью чар заставила фонарь в своих руках гореть, слабо освещая несколько футов перед собой. Обеспокоенные глаза особы всматривались в темноту, а маленькие уши насторожились, пытаясь обнаружить источник костного шума.

Тишина продлилась недолго, очередной стук костей меж давно сгнивших суставов вывел из темноты своего обладателя — скелета в зеленом капюшоне. Горящие голубым, загробным пламенем глазницы мертвеца безжизненно уставились на испуганную девочку с фонарем.

— Мистер Вуди, ты меня напугал, — с облегченным вздохом произнесла девочка, когда разглядела в скелете знакомого, — Хоть бы факел с собой носил, а то мало ли, чьи скелеты тут ходят, — голос гостьи звучал увереннее с каждой фразой, но все еще сохранял дрожь от только пережитого испуга. Она сбросила капюшон, явив скелету свое лицо: еще молодое, с острыми чертами и тонкими губами. Темные волосы, собранные в хвост, чуть распустились из-за головного убора. Вуди узнал ее и поприветствовал кивком, сопровождавшимся все тем же стуком костей друг о друга.

Скрипнула давно заржавевшая калитка и огнеглазый мертвец утонченным жестом пригласил девушку войти. Темновласка дружелюбно улыбнулась скелету, хоть и не была уверена в том, что он понимает вежливость. Тихие шаги понесли гостью кладбища вперед, по аллее из могил и мертвых деревьев. Дом, что стоял на холме, прямо посреди кладбища, зазывал ее одним единственным огоньком — свечой в окне второго этажа.

Светящиеся глаза других поднятых мертвецов увлеченно провожали юную колдунью на ее пути. Огонь их очей смотрел на живую с завистью и желанием, одно лишь чудо удерживало дюжину скелетов и вурдалаков от того, чтобы не напасть. Девушка давно привыкла к обществу нежити и спокойно шла к дому, который раньше принадлежал местному могильщику. Она полнилась уверенности в том, что если кто-то из скелетов решит напасть, она без проблем сможет подчинить его своей воле.

— Леди Вильяна? — спросила девушка, сунув голову в темень первого этажа полуразрушенного дома. Она протянула фонарь вперед, пытаясь найти следы присутствия хозяйки.
— Поднимайся, Дороти, — раздался властный, полный силы голос со второго этажа. Голос, столь могущественный и уверенный, что вселял одновременно восхищение и страх. Стук костей и мяса нежити остался за спиной девушки, вошедшей в дом некромантки.

Вытерев ноги о тряпку, которая, судя по пуговицам, раньше была рубашкой одного из мертвецов, Дори пошагала к лестнице, невольно топая и пару раз шаркнув. Она обвинила себя в столь ужасных манерах, хоть и понимала, что ходить нормально в темноте гораздо сложнее. Несколько легких прыжков перенесли ее по лестнице вверх, подкрепленные страхом лишний раз наступать на гнилую лестницу. Поднявшейся на второй этаж девушке открылся вид сидящей в потасканном кресле наставницы, которая лениво перелистывала какую-то книгу без рисунка или надписи на обложке. Одноглазый гуль, сидевший в ногах хозяйки, гладил подол бархатного платья женщины, как кошку.

— Твигги, вина нашей гостье, — крикнула Вильяна в соседнюю комнату, а после, оставив книгу на коленях, дважды хлопнула пальцами, но не ладонями. В движениях некромантки прослеживалась элегантность и аристократичность, ленность и изящество, будто бы весь мир существует, лишь бы ей было удобно. В отличии от всего остального мира, ее личный маленький мирок, заключенный в объятья ржавой кладбищенской ограды, служил именно этой цели. Одетый в передник мертвец ростом с Дороти пристучал босыми костями в гостиную, держа в руках испачканную гнилью, но все еще целую и непочатую бутыль вина. Вильяна взяла один из бокаллов со столика рядом с собой, дунула в него и отдала скелету, дабы тот его наполнил.

— Леди Вильяна, благодарю вас, но я бы не хотела пить, мне совсем не нравится вк… — так и не смогла договорить Дороти, остановленная властным жестом руки своей наставницы.
— Это часть обучения, девочка моя, — ноты низкого контральто некромантки резали воздух, как горячий нож масло. Ей невозможно было сопротивляться, а уж тем более, отказать.
Дороти послушно кивнула и приняла наполненный на половину бокал вина из костяных рук скелета. Тот, убедившись, что хозяйке более ничего не требуется, удалился обратно после освободительного кивка. Слуги некромантки подчинялись ей без слов или приказов, подчиненные одной лишь ее воле, однако Вильяна предпочитала отдавать вербальные или видимые приказы. Вероятно, некромантка считала себя королевой, а скелетов — верными придворными прислужниками.

— Сегодня ты будешь учиться привязывать духов, — говорила некромантка, попутно поправляя драпировку на подоле своего платья, — Ты умеешь их призывать, но какой в этом смысл, если ты не можешь их себе оставить? — рассуждала она, пересаживаясь в кресле прямо. Многочисленные кольца и броши, украшавшие ботус платья некромантки, пророкотали друг о друга, царапаясь и без того не первой свежести камнями, уже побывавшими в могиле. Дороти заметила, что платье Вильяны пополнилось украшениями, а значит, наставница провела рейд в соседний склеп, где покоились штормградцы побогаче. Девушку беспокоил тот факт, что некромантка ведет столь открытый образ жизни и совершает преступления налево и направо.
— Да, миледи. Я принесла чистую тетрадь, в старой не осталось места после заметок про гаргулий, — кивнула Дори, с шумом снимая полупустой рюкзак и доставая фолиант в потасканном переплете. Страницы книги отличались цветом друг от друга, вероятно потому, что Дороти, дочь алхимика, использовала различные зелья, чтобы смыть имевшиеся чернила с библиотечной потери.

Вильяна кивнула ученице, несколько мгновений ничего не говоря. Холодно-голубые глаза некромантки изучали лицо Дороти, будто бы чего-то ожидая. Гуль, валявшийся в ногах своей королевы, отполз к углу и сел на кучу старых тряпок. Мертвец, оживший совсем недавно, совсем не помнил себя и Вильяна убедила его своей волей в том, что он — кот.
Дори с улыбкой ожидала, пока Вильяна скажет, куда идти. Девушка крепко стояла на тонких ногах, обнимая разноцветный фолиант руками. Несколько капель жидкости упали с ее плаща на гнилой пол, утренняя роса успела намочить шерстяную ткань. Наставница, очевидно, не была довольна тем, что ее пол портят, однако рассудок еще не совсем покинул некромантку и позволил вспомнить о том, что это не замок и даже не особняк, а давно прогнивший дом могильщика.

Вильяна махнула рукой, что Дори поняла как знак спускаться. Девушка отправилась на первый этаж, преследуемая стуком каблуков наставницы. Обе они добрались до заднего двора за пару мгновений, покинув дом через запасную дверь на кухне. Здесь, на отшибе Дасквуда, где деревья росли не в таком количестве, а о пауках почти не слышали, лучи тусклого солнца пробивались на проклятую землю, освещая задний двор разрушенного здания.
— Начнем с призыва, — раздался голос Вильяны за спиной ученицы. Некромантка присела садовый стул, дырявый и расцарапанный, но все еще пригодный для ее величавой особы, — Там, на столе, лежат кулон, меч и кукла. Каждая вещь столь важна для своего хозяина, что они до сих пор не покинули этот мир и не отправились Туда. Выбери понравившуюся и призови духа, а после я научу тебя их приручать, — ветер принес слова Вильяны к ушам девушки, нарушая безветренную тишину лесного отшиба.

Дороти кивнула и сделала несколько шагов к столу. Сначала, она обратила внимание на меч. Покрытое ржавчиной оружие со следами земли на гарде, очевидно, было выкопано из могилы, а мертвец, которому принадлежал клинок, совсем не был этому рад. Кукла выглядела более-менее свежей, пусть и испачканной в крови, а значит, оставленной на могиле девочки-хозяйки любящими людьми, еще не забывшими утрату. Этот дух показался Дороти самым простым в обращении, но она отмахнулась от идеи заставить призрак девочки служить себе, слишком жестоко. Кулон стал ее последним вариантом. Украшение в форме сердца с начавшей тлеть фотографией внутри показалось Дори настолько приторным и противным подарком, что она захотела наказать духа за владение им. Словив себя на мысли о том, что она, скорее всего, просто завидует чужой любви, юная колдунья вернулась к раздумьям по второму кругу.
— Вижу, что тебе нужно больше времени, — устало произнесла Вильяна, поднимаясь со стула, — Ничего страшного, это действительно легко лишь на словах. Выбирай пока, дворецкий что-то заметил у ворот, — обронила некромантка, уже ступая на порог своей резиденции.

Дори вспомнила о Мистере Вуди, которого прозвала так за стук костей, похожий на удары птичьего клюва о дерево, и улыбнулась. Когда же суть слов наставницы дошла до Дороти, она изменилась в лице. Испугавшись, девушка оставила проклятые предметы лежать на столе и отправилась за наставницей. Та, подметая подолом платье пол, уже шагала в сторону входа на кладбище. Дори подошла к разбитому окну, из которого открывался вид на утыканное крестами и анкхами поле, и стала смотреть.

Вспышка света, яркая и теплая, осветила сталь одетых в доспехи людей, столпившихся у ржавой калитки. Небольшой отряд паладинов благословлялся и молилсяс перед тем, как войти во владения Вильяны. Сама же некромантка, зло улыбаясь, смотрела прямо на них, стоя посреди кладбища. Дороти застыла в удивлении, бегая взглядом по обеим сторонам конфликта. На счастье юной зрительницы, утро уже наступило и лучи солнца хоть немного, но освещали проклятое кладбище. Девушка прижалась к окну, с интересом наблюдая за происходящим.
Паладины что-то пафосно кричали. Дороти даже не стала пытаться услышать их: во-первых, слишком далеко, во-вторых, она и так догадывалась о том, что они хотели донести до хозяйки кладбища. Вильяна в ответ промолчала и хрустнула шеей. На удивление всех вокруг, этого простого жеста оказалось достаточно для того, чтобы дюжина скелетов и вурдалаков, охранявших кладбище, подтянулась и встала военным юнитом перед отрядом паладинов.

Воины Света переглянулись, затем посмотрели на рыжего мужчину с седой бородой, вероятно, своего командира. Это дало Вильяне время приложить ладонь к груди, сотворяя еще одну порцию чар. Несколько костяных рук вырвались из под земли и принялись вытаскивать своих владельцев наружу. Новая партия скелетов принялась подниматься из под земли.
— Во имя Света, избавить землю от нечисти! — крикнул главный паладин. В отличии от своих подчиненных, он звучал намного громче и увереннее, так что даже оставшаяся в доме Дороти смогла его расслышать. Звон кольчуги сопровождал бегущих к нежити борцов со злом. Удары ржавых мечей оказались встречены уставными щитами святых орденоносцев. Паладины легко расправлялись с мертвецами, лишая тех не-жизни за два удара каждого.

Вильяна, кажется, развлекалась. За каждого убитого скелета или вурдалака, она поднимала из могилы двух новых мертвецов и натравливала на сражающихся паладинов. Главный паладин же понял тактику некромантки: то было не развлечение, а попытка утомить воинов, дабы, когда они доберутся до нее самой, у них не было столько сил сражаться. Мощный луч света, упавший с неба к молоту мудреца, был обрушен гулким ударом на землю под его ногами. Проклятый участок радиусом в несколько футов оказался освящен божественной магией и находившиеся на нем скелеты и вурдалаки лишились своих не-жизней. Это дало отряду паладинов преимущество и те прорвали брешь в обороне мертвецов. Главный же паладин, перехватив молот после удара, бегом отправился к самой некромантке.

Вильяна подобного не ожидала. Ей приходилось сражаться с обычными паладинами, но мастер-паладин, видимо, вызовет у нее трудности. Дымчатая волна загробной магии, резким движением руки, оказалась выброшена в сторону нападающего. Тот не смог избежать ее атаки, но успел кое-как прикрыться щитом. Пораженные чарами ножные латы старика покрылись ржавчиной и гнилью. Едва ли воин добежал до некромантки, они взмыла в воздух под силой своих чар. Смех хозяйки кладбища раздался громом над проклятой землей. Одного из сражавшихся с вурдалаками паладинов сразил колющий удар ржавого меча. Тот бездыханно рухнул на землю, истекая кровью.

Некроманкта не могла не воспользоваться столь удачной возможностью и втоптать мораль паладинов в землю. Взмах ее руки, столь тонкой, что уже походил на кисть мертвеца, заставил павшего паладина подняться на ноги. Увы, замысел Вильяны удался не полностью и на ее стороне стал сражаться не воин из плоти и костей, а лишь его скелет. Тем не менее, вид разрывающих тело изнутри кровавых костей возымел небольшой эффект на паладинов, от чего они пропустили каждый по удару мертвой армии.

Мастер-паладин призвал карающий Свет в свои длани и обрушил жгучий огонь на взлетевшую некромантку. Вильяна пострадала от противной магии, но это лишь разозлило ее. У паладинов, безусловно, было преимущество, но воспользоваться своими молитвами без вмешательств они могли лишь тогда, когда армия некромантки погибнет. К несчастью для Вильяны, до этого оставалось лишь пара-тройка минут.

Дороти так увлеченно смотрела за поединком, что забыла о самой себе. Ее ноги затекли и затряслись, потому как стояли неподвижно уже довольно прилично. Девушка все еще думала, что ее наставница победит, но инстинкт самосохранения говорил ей о том, что стоит что-нибудь предпринять для своей защиты. Дори метнулась на второй этаж и стала собирать ценности Вильяны: фолианты, зачарованную сумку, кристалы: если Вильяна проиграет, то ее наследство не пропадет в святых печатях паладинского анклава, а если победит, то Дори все вернет наставнице в целости и сохранности и, быть может, даже получит похвалу за дополнительное беспокойство. Ручной гуль колдуньи с интересом наблюдал за ученицей некромантки.
Дороти спустилась на первый этаж и глянула в окно. Увиденное потрясло девушку: вся армия мертвецов лежала на земле, нашенкованная клинками паладинов, а те, во главе с мастером-паладином, готовились атаковать некромантку последним рывком. Вильяна изменилась в лице, насколько Дори могла видеть со стороны. Она спустилась на землю, слевитировав вниз и легко коснувшись туфлями кладбищенской дорожки.

— Я сказала, — произнесла Вильяна во мгновение, ступив одной ногой вперед, ее волосы рассыпались в хаосе запретной энергии, — ВОН! — закончила она фразу криком. Криком, столь громким и жутким, что наводил ужас не только звучанием, но и своей магической силой. Будто вой банши, вопль леди Бладскар материализовался, превратившись в уничтожающую и гниющую магию, которая настигла паладинов посреди ритуала. Те из бойцов, кто не был защищен магией еще со времени схватки со скелетами, погибли мгновенно. Отряд паладинов сократился до трех человек: латника с двуручным клинком, жреца-клирика с молотом и, разумеется, мастера-паладина, чья ранее сияющая броня после двух ударов магии гнили стала похожей на заржавевшую брошенную повозку.

К счастью для Вильяны, она убила нескольких паладинов. К ее же несчастью, этот крик растратил почти все ее силы. Она потянулась рукой к дому, но поняла, что не успеет сбегать за кристаллами для своей подпитки.

— Принеси кристаллы! — крикнула Вильяна властно.

Дороти не могла не послушаться, она бросила уже собранный рюкзак на землю и нырнула в него руками, пытаясь найти подпитывающие кристаллы. Она обнаружила один и поднялась с пола. Несколькими шагами, Дори приблизилась к дверному проему. Она хотело было идти дальше, но, увидев произошедшее на поле боя, не стала. Молот мастера-паладина покрылся кровью и ошметками плоти. Лежащая на земле Вильяна лишилась головы.

Разум ударил Дороти и заставил бежать, но слишком поздно. Паладин с двуручником заметил ее и отправился в погоню. Девушка выскочила из заднего входа гнилого дома, прыжком перемахнула через заборчик, оставивший себе часть ее накидки, и принялась бежать. Ей предстояло убежать от тренированного бойца паладинского ордена через темный лес. Она знала эти места, он — нет. Она не умела быстро бегать, он — умел. Она мчалась со всех ног в легком платье и туфлях, он — в полном латном обмундировании.

Дори понимала, что если постарается, то сможет спастись. Эта мысль и шок от увиденного стали тем, что помогало ей двигаться вперед и бороться за свою жизнь. Колдунья бежала и задыхалась, в то время как паладин догонял ее, передвигаясь более медленными, но уверенными рывками. Дороти споткнулась о торчащий из земли корень, но быстро поднялась. Однако, даже этого мечнику хватило, чтобы существенно сократить дистанцию до беглянки.
Дороти видела свет вестфолльских лугов перед собой, но понимала, что может не успеть до них добраться. Наконец, мысль ударила в ее затуманенную голову. Девушка собралась с силами и сжала в руке наполняющий кристалл, который остался с ней после бегства из дома наставницы. Дори отмахнулась от мысли о Вильяне, понимая, что ей уже ничем не поможешь и стоит беспокоиться только о себе. Колдунья резко остановилась и начала творить заклинание. Паладин почти догнал ее и уже вооружился, готовый окончить жизнь преступницы одним точным взмахом святого клинка.

Карие глаза Дороти утопали в страхе, когда она произносила свое заклинание. Мощный поток проклятой магии вырвался из ее еще не тронутых тлетворной энергией рук и ударил преследователя в грудь. Тот остановился и выронил клинок, схватившись обеими руками за голову. Паладина настиг ужас и страх, наколдованный Дори с помощью кристалла наставницы. Не став дожидаться, пока чары перестанут действовать, Дороти развернулась и отправилась бежать. Ей требовалась лишь минута, чтобы скрыться за деревьями и пропасть из вида паладина. К счастью для девушки, магия кристалла оказалась достаточно сильной для этого.

Дори бежала на третьем или четвертом дыхании. На волоске от смерти, этих дыханий открывалось множество, так что не счесть. Она мчалась по берегу Дасквуда, хватаясь глазами за лучи света на обратной стороне реки Скалистой. Она боролась за свою жизнь, понимая, что это единственная ценность, которая у нее осталась.



Дополнительно:

Высокая требовательность

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток! Сегодня я буду рассматривать вашу квенту по "Высокой Требовательности".


Для начала хочу напомнить: Квенты

Квента — текстовое описание персонажа, включающее в себя информацию о его жизни, личности, целях и устремлениях. Квенты одобряются рецензентами. Минимальное количество выдаваемых уровней за квенту с низкой требовательностью – 1, максимальное - 7. Минимальное количество выдаваемых уровней за квенту с высокой требовательностью – 7, максимальное – 15. Оценивается квента не только как биография персонажа, но и как произведение искусства, поэтому проверяющий может оценивать и раскрытие персонажа, и читабельность, и творческий подход. За квенту выдается 11 уровней и выше вплоть до 15, если она особенно выделяется среди других квент в плане качества и размеров.

Персонажу выдается одобренный за квенту уровень с поправкой на его текущий уровень. За каждые 7 уровней у персонажа свыше 30, выдаваемый уровень уменьшается на 1. Но минимальный выдаваемый уровень все равно остается 1. Нельзя получить уровень выше 110ого.

Например, персонажу 67ого уровня одобрили квенту на 10 уровней. Выдаваемый уровень составит 10 - (65 - 30)/7 = 5 уровней.

Если квента подается на высокую требовательность, в тегах квенты необходимо указать не менее 5 пунктов, характеризующих элементы квенты. Например, раса, класс, фракция.


И также, напоминаю: Высокая требовательность подходит для опытных игроков и ролевиков, желающих повысить свой уровень игры. Максимальная награда за такое творчество будет выше, но оцениваться оно будет по всей строгости. Если творчество с высокой требовательностью не полностью соответствует логике мира Warcraft, оно будет отказано вплоть до исправления ошибок.


Приступлю к вердикту.

Хочу отметить, изначально я очень колебался над отказом, просто глянув на содержание. Но, когда я уже полноценно ознакомился с текстом, то сразу на лице появилась улыбка. Мне ваша история понравилась, да возможно она никак полноценная история от самого начало до конца, что по идее и выходит в квенты. Посему, не стану задерживать и подведу к итогам.


Вердикт: Одобрено.
Дороти - Получает +7 к уровню.






Проверил(а):
Merck
Уровни выданы:
Да
13:38
13:29
366
Нет комментариев. Ваш будет первым!