Игровое имя:
Дуглис


Герои… Кто они, кем они были до того, как стать таковыми и, может, эти герои не являются ими на самом деле? Что вы знаете о героях множества войн? Почему вы стали называть их героями? Может, за их великие свершения? За громкие победы над злом? Ну, а может по той причине, что они помогли именно Вам? Но, что делать, если герой, которого кто-то восхвалял всю свою сознательную жизнь, был лицемером и обманщиком, трусом и предателем? Что же, хватит предисловий, ведь сейчас начинается рассказ о том, кого большинство из вас знают, но знают по-разному…

Кезан… Как много в этом слове для гоблина, ведь это место некогда было центром инженерии всего Азерота, именно тут рождались и взрывались лучшие умы инженерного дела, кои, по своей неосторожности, решили сэкономить на средствах безопасности. Но не весь Кезан нам придется смотреть, ведь недалеко от золотистого пляжа, находящегося на юге острова, находилось огороженная множеством ржавых труб площадка. Там, все на таких же ржавых листах металла, были указаны имена похороненных тут гоблинов, но в сегодняшний, необычайно дождливый день, там стояла низкая мрачная фигура, укутанная в серый плащ, по всей видимости, это был гоблин, что молчаливым взглядом, выражавшим одновременно недоумение и радость с саркастичной улыбкой на устах, смотрел на табличку, где было написано «Д. Златовзрыв».

С чего бы стоит начать? А как минимум с истории того самого гоблина, чье имя высечено на табличке. Мы с вами не будем углубляться в самые корни, подробно вспоминать рождение Златовзрыва и его первые шаги… Мы начнем с периода, когда все началось.

Темный закоулок Кезана, из которого доносятся то ли женский, то ли ребяческий крик. Стоит лишь нам заглянуть туда, как взгляд приковывает ужасающая картина: Под протекающей трубой лежит маленькое по отношению к человеку тело, укутанное в разного вида тряпки, рядом же мрачно красуются три фигуры, вооруженные кто чем:

— Когда будут деньги? — раздается хриплый и противный для ушей голос, судя по его тембру, он был окончательно прокурен.

— Я… я… — не успел проследовать ответ, как раздался звук удара чего-то металлического по спине, а после и ответ.

— Эу, еще раз ударишь, — вновь же раздался этот противный голос, он отразился от стен, создавая эффект эхо. — И я уже ударю тебя, а то как я это сделаю — тебе уж точно не понравится.

— Окей босс, — ответил один из костоломов и сделал шаг назад.

— Я… Стараюсь зараб… батывать, но… — после чего дрожащий тон прервался на продолжительный кашель, — Не уверен, д… дайте месяц.

Продолжительное мычание было ответом просьбе гоблина, а тем временем — позади, помимо характерного стука воды о бетон, стали раздаваться голоса, а вместе с ними — лай собак и топот пары ножек.

— Три недели, Грэмбебах, три недели, — и после этих слов, фигура развернулась к двум громилам и проговорила, — А теперь, складываем удочки и валим, — после, не проронив ни слова, трое удалились в неизвестном направлении, оставив Грэмбебаха наедине с последствиями.

И, теперь обстановка поменяется! Вместо мрачных закоулков промышленно-развитого городка, мы с вами увидим подпольное гоблинское казино, со всеми его прелестями: Полураздетые официантки, одетые лишь в гламурное нижнее белье и меха, гоблин в белом смокинге и шляпе, поющий так называемый «годжаз» и столы, на которых помимо годжэка и гокера, играли в «дурака». Во всей этой картине нас интересует один стол, находящийся в дальнем левом углу. Там сидели три нам уже знакомых фигуры:

— Дуглис, — проговорил уверенно этот самый мрачный гоблин, по всей видимости он и был лидером этой небольшой шайки, — Сколько тебе там лет? Шестнадцать? Двадцать? Плевать, честно, но ты мне лучше ответь, — гоблин одной рукой пододвинул к себе стакан с каким-то пойлом, а другой ударил мимо проходящую официантку по заднице, от чего та чуточку привизгнула, — Тебя учили уважению старших и правилу: «Не говори, пока не дали слова»?

— Ну, начальник, — раздался скрипучий, подобно скрипу уже года три несмазанной петли двери, голос, — Кто ж знал, что он такой соплей будет, а Брэксикс? — после этих слов, этот самый Брэксис поднял руку, тем заставляя Златовзрыва замолчать.

— Надеюсь, ты понимаешь, что еще одна такая выходка и ты будешь искать свою голову и да: не Брэксикс, а господин Брэксикс, еще не хватало мне того, чтоб мой жалкий подчиненный не выражал нужного уважения моей персоне, — гоблин уже готовился опустить руку, как раздался щелчок, очень похожий на звук затвора.

— Опа, приветики, — в один момент вся шумиха в заведении затихла, а взгляды зевак устремились на одинокую низкую фигуру в шляпе, стоящую позади стола с Брэксисом, Дуглисом и Крайбахом, да даже официантки перестали ходить от стола к столу, — Я уже тебя устал искать, друг мой, ты же понимаешь, что если шутить не будешь, то и я стрелять не буду, да? А теперь медленно положи…

— А, друг мой Барри, сколько лет, сколько зим? — произнес Брэксикс, осторожно доставая руки из-под стола, — Я уже думал, ты забыл меня. Как там твоя женушка поживает, а хобго… — не успел Брэксикс договорить, как он тут же схватил одной рукой кружку с алкоголем с подноса у рядом стоящей официантки и метнул его в того самого Барри, и, что было не удивительно, раздался достаточно громкий выстрел, но, что удивило находившихся в здании, так это то, что был сделан он не тем, в кого метали алкоголь, а певцом, стоявшим на сцене. Брэксикс замертво упал на стол с дыркой во лбу.

— О, а у этой акулы еще те зубы… — раздалась ехидная насмешка певца, после чего — еще один выстрел отдался эхом по заведению, заставляя неподготовленных слушателей взвизгнуть, и уже второе тело упало камнем, только был это тот самый Барри, который даже не успел ничего сказать, — И она демонстрирует их, жемчужно-белые, — напел гоблин, сбросив пистолет на пол, и спокойным шагом направляясь к выходу, толпа расступилась, застывшие от ужаса посетители не могли ни крикнуть ничего, ни побежать, они просто смотрели, как убийца вышел из заведения… Дуглис и Крайбах были среди этих самых зевак, прямо перед ними, на столе, лежало мертвое тело, истекающее кровью и вместе с тем один вопрос: «Что это только что было?».

И после этой сцены мы с вами вновь перенесемся на улицы гоблинского городка, только на сей раз это будут не мрачные углы и закоулки, а центральные улицы, где во всю кипит сумбурная гоблинская жизнь со всеми её прелестями. А внимание стоит обратить на одинокую лавочку, на которой, под парой старых газет, лежит гоблин, а к нему стал подходить еще один и держал он одну из рук подозрительно в кармане:

— Дуглис, Дуглис, Малдьевский ты сын, вставай, — после чего – тряска, гоблин начал стаскивать со второго газеты, пытаясь поднять его, — Время не ждет, нас с тобой ждут дела.

— Еще пол бесконечности, а там хоть трава не рас… — И не успел Златовзрыв договорить, как раздался звук достаточно сильного хлопка, это был один из сильнейших лещей, которые гоблин когда-либо ощущал в своей жизни, от такого даже в не открывшихся глазах потемнело.

— Крайбах, импов сын, обязательно было бить так? – ответил он, уже усевшись на лавку, став поглаживать себя по щеке, куда и был нанесен удар.

— Если ты не можешь подняться сразу, то что я могу сделать-то? Пошли уже, пора вновь пройтись по должникам, — хмыкнул он, подкинув пистолет, — Осторожнее с ним, ага, — Крайбах в спешке направилась дальше по главной улице, не давай почти Дуглису время на раздумья. А ведь хоть на мгновение стоит вспомнить, что он лишь пытался выжить!

— Н-да, забавно, — промычал себе под нос Златовзрыв, подняв глаза к небу, — Первый раз пошел на работу курьером – фирма разорилась, дальше решил побыть костоломом у кого-то частника – убили в казино, а сейчас работаю коллектором в ГБК, интересно, теперь меня убьют? – закончив свой монолог, Дуглис прокрутил пистолет в руке и положив его в карман, бегом стал догонять Крайбаха, ведь он – единственный знакомый, которому Златовзрыв мог по-настоящему доверять, ведь вместе с ним он прошел тот нелегкий путь по поиску идеального способа заработка денег.

— Значит смотри так, — раздался четкий и громкий голос напарника, — Сегодня у нас с тобой три должника, не сказать, что особо опасных, но Малди их знает, что учудить могут, расположены все в северных окраинах, так что идти далеко не придется, усвоил?

— Да, конечно, — произнес Дуглис, повернув голову в сторону и облегченно вздохнул.

А пока наши герои шли, их окружала картина, вполне себе стандартная для гоблинского города. И слева, и справа находились двух-трех этажные жилые дома, где снимают жилищную площадь те, у не хватает денег на частную территорию, все они выглядят до жути однообразно: мрачный серый кирпич, небольшие, буквально пол метра в диаметре окошки, а на свободных от них стенах – рекламные плакаты, плакаты с преступниками в розыске, которые в отличие от рекламных, буквально наслаивались друг на друге, связанно это было скорее с тем, что за рекламу даже на подобного рода «бигбордах» надо платить деньги, чем с простой ленью гоблинских маркетологов. Если внимательно смотреть на землю, то можно было видеть кучу разбросанных пустых банок из-под каджа-колы и шприцы вперемешку с пустыми ракушками из-под моллюсков…

И, наконец Дуглис и Крайбах дошли до первой двухэтажки, где жил какой-то г-н Гриф и, судя по информации, которую предоставили коллекторам, раньше он промышлял контрабандой, в основном доставал алкоголь «по дешевке». И вот, два гоблина встали перед старой деревянной дверью.

— Значит так, Дуглис, — начал шептать Крайбах, — Сейчас я стучусь, представляюсь тем самым гоблином, который смотрит состояния домов, как их…

— Ну, я тебя понял, да.

— Ну и как только он приоткрывает дверь, мы с тобой вламываемся внутрь, калечим его, даем предупреждение и уходим, понял?

— Вроде…

— Ну и прекрасно, тогда начнем.

Крайбах подошел к двери и пару раз ударил по ней ногой:

— Добрый день, господин Гриф, вас приветствует член службы по надзору за состоянием домов в северной части Шахты.

Пара секунд молчания были ответом гоблину, пока не раздался голос человека-мужчины лет сорока.

— Ко мне приходили только вчера, — после чего дверца приоткрылась, только вот пройти или распахнуть её ногой мешала небольшая цепочка, над которой, к слову и виднелась голова.

— Э-э-э-э, — замешкался Крайбах, после чего пожал плечами, — Так вы впу… – и, лишь резкий хлопок дверью был ему ответом, от чего даже потолок чуточку посыпался, шум раздался достаточно громким эхом по помещению, из-за этого даже слабое мычание было сложно услышать, а раздалось оно из-за спины и на очень короткий промежуток, — Ладно, я вернусь уже с костоломами картеля! – воскликнул гоблин, развернувшись, да быстро риложил палец к виску, став думать… Только вот Дуглиса-то он не обнаружил, — ИМП!

И, вот, теперь Дуглиса с какой-то черной тряпкой на лице тянут в неизвестном направлении два костолома в белых пиджаках, которые очень напоминают пиджаки того самого певца в подпольном заведении. Что ждет его дальше? Зачем это? И что возьми тут происходит? Вопросы, конечно, хорошие, но на все нужно отвечать постепенно…

— Эу, смотри-ка, он проснулся, — произнес один из гоблинов, достав из внутреннего кармана пиджака небольшую механическую коробочку с шестеренками, на которой осторожно было что-то выгравировано, он преподнёс её к свертку у себя во рту, после чего затянул густой дым, — Думаю, босс будет рад видеть его, — после этого – очередной сильный удар по лицу, от чего Дуглис на короткий промежуток времени потерял сознание.

Очнулся он уже в совершенно другом помещении, и даже без тканей, мешающих обзору. Внимательно осмотревшись, Златовзрыв чуть не ахнул от удивления, сейчас он находился буквально «за ширмой» тех самых подпольных заведений: кругом были плакаты со звездами гоблинской индустрии книжек для взрослых, сейф, огромный портрет какого-то малоизвестного для Дуглиса купца. А перед ним сидел тот самый певец, осторожно режущий что-то ножом, — О, ты уже проснулся? – произнес он с саркастичной улыбкой, оставив столовые приборы в сторону, — Как хорошо, — стоило договорить ему эту фразу, как во тьме за его спиной что-то пошевелилось, это было небольшое создание, выше обычного гоблина в полтора, а то и в два раза. От него исходил очень странный зеленый пар, но на удивление – запаха не было, — Гоппи, не пугай нашего гостя, — отмахнулся певец, выдохнув, — Ладно, начнем наше знакомство с самого начала, да? Я – Гробер Грэмбебах, артист, певец и держатель сети подпольных и надпольных заведений, — после чего – протяжной кашель. — Что-то совсем расклеился, — произнес гоблин с улыбкой на устах, — И знаешь, что я тебе скажу, Дуглис? – певец поднялся со своего места и ведя пальцем по столу, стал приближаться к Златовзрыву, — Ты сейчас жив лишь потому что я так захотел, — произнес он, ткнув в горло Дуглису ножом, который он достал из рукава, — И стоит мне захотеть, и ты отправишься кормить червей вместе со своим бывшим начальником и Грэджем, — Гробер усмехнулся, продолжая внимательно следить за эмоциями на лице Дуглиса. Как бы не было стандартно для подобной ситуации, но на лице у Златовзрыва красовалась, то страх, то удивление, а иногда даже проскакивала улыбка, которая была больше похожа на слабенький оскал, — Так вот, — продолжил свой монолог Грэмбебах, — Да, Грэджем – тот странный парень в казино, которого я застрелил… Ладно, ладно, — гоблин спешно вернулся на свой стул, а там приложил мизинец к губе, — А теперь у меня есть к тебе предложение работы, от которого ты не сможешь отказаться… Мне нужен твой дружок, да, тот парнишка с которым вы ходили пару дней назад долги выбивать, — после этого певец достал небольшой пистоле и легким движением руки протолкнул его на часть стола Дуглиса, — И если в течение недели я не увижу в газетах громкие заголовки о убийстве в центре города – писать уже будут о тебе… А теперь бери пистолет, так-то руки у тебя были обмотаны лишь чуточку.

Молча на него посмотрев, Дуглис повернул голову чуточку набок, сощурив глаза, он пытался найти в этом еще какие-то подвохи, причины, вывести следствия, но… После минуты задумчивости, Златовзрыв схватил пистолет за ручку и прокрутил его в руке – контракт был принят и отказу не подлежит, или собственная шкура, или шкура друга. Гоблин поднялся и не проронив и слова, вышел. Он прошел сквозь пустые залы со столами, лишь строгие взгляды костоломов сопровождали Златовзрыва, который наконец оказался на улице. Свет солнца в глаза, да и капля грязной воды, упавшая на голову гоблину, сразу привели того в чувства. В куче непонятных мыслей появилась одна хорошая: «Где я искать Крайбаха должен?» Но, как бы это не было бы забавно, дверь позади открылась и один из охранников передал Дуглису записку, которая и ответил на его вопрос. Путь его теперь лежал к одной инженерной мастерской, находившейся ровно в центре города.

Раздался звонок, символизирующий открытие двери, Дуглис вошел в здание, осторожно осмотревшись. Он поправил свою порванную майку и нерасторопным шагом двинул к прилавку, за которым увидел инженера, который, на удивление, оказался гномом:

— Добрый день, добро пожаловать в «Игрушки Форбергов», чем могу быть вам полезен?

— Мне нужен один гоблин, Крайбах, где он? – хладно произнес Златовзрыв, опустив руку в карман штанов, где и лежал пистолет, а после и добавил, — Знакомый я его, Дуглис.

— Хм, ну… Должен быть сверху, только прошу вас, тише, у меня дочь в соседней комнате спит, — после чего гном указал на лестницу чуточку левее, прикивнув.

Дуглис подошел к лестнице и медленно стал подниматься по ней, чем выше он находился, чем сильнее были слышны постанывания и всхлипывания, пока, наконец, он не оказался перед небольшой дверцой, видимо за которой и был его старый друг, чью жизнь он ценил дешевле, чем свою. Он выхватил пистолет и резко выбил дверь ногой, после чего увидел следующую картину: На достаточно маленькой кровати лежал гоблин, верхом на котором была молодого вида гномиха, которая в то же мгновение прикрылась штанами.

— Дуглис! Друг мой, — произнес Крайбах, улыбнувшись, — Хочешь к нам присоединиться? – проговорил он, осторожно обхватив гномиху за бедра, — Хотя, после того, как ты пропал, это было бы минимум не…

Раздался выстрел, Крэйбах так и не успел договорить, уста его разомкнулись, но ничего не сказали. У него во лбу появилась дыра, в тот же момент начавшая кровоточить… Гоблин рухнул замертво. Гномиха уже было хотела завизжать, заорать, но… Второй выстрел, и уже она рухнула замертво. Дуглис посмотрел на свои руки, и нет, они не дрожали, он не впервые убивал, но убить друга… Это было даже для него больно. А позади послышался топот, инженер поднимался сюда. «Имп» — вымолвил Златовзрыв, прежде, чем спрятаться в шкафу. Стоило гному зайти сюда, Дуглис нанес ему удар прикладом пистолета по затылку, а после чего добил контрольным выстрелом. Бросив пистолет в кровь, он медленно пошел на выход, но бьющееся в груди сердце не давало покоя…

Сколько уже прошло с того громкого убийства? День, два, неделя, месяц? Это было вовсе неважно, ведь теперь Дуглису оставалось лишь скрываться по городу и ждать чего-то, какого-то чуда, что наконец изменит его жизнь. Подрабатывая то в одном подпольном заведении, то в другом, гоблин просто волочил своё жалкое существование лелея крохотную надежду… Без друзей и родных, у него больше не оставалось тех, кому он мог доверять, ведь последняя личность, в чью искренность он верил, умерла от его же пули. И в один из мрачных дней в жизни Дуглиса, с ним наконец случилось чудо, в его жизни появился луч, который смог бы вывести его из состояния грусти и уныния. Но начнем с самого начала.

Тяжелые дни были у Златовзрыва с момента того самого убийства в магазине инженерных игрушек. Он был в розыске, теперь уже и его портреты весели на тех стенах домов… Но, к удивлению Дуглиса, всем было плевать, где бы он ни находился, никого не интересовало его прошлое и то, что его искали. Даже проходя мимо костоломов картеля, максимум что он ловил – косой взгляд. И вот, Дуглис остановился в одном трактире, где и встретил её…

Невысокая, стройная, подтянутая… Прекрасный белый пиджак, прекрасно подчеркивал её внешность, а главное – большие и очень выразительны глаза, цвета сиреневого-фиолетового сапфира. В один момент, мрачный и серый мир засеял для Дуглиса совершенно новыми красками. Она легкой и грациозной проходкой прошла мимо и села на стул у барной стойки, поправив бирюзовые волосы. Там же, рядом, и сидел Златовзрыв. Девушка заказала что-то выпить, пока Дуглис молча сидел и смотрел на неё, иногда смотря на свой потрепанный внешний вид, наконец, он решился что-то сказать:

— День добрый, я… — и, тут его внезапно прервали, вместе с тем гоблинша развернулась к нему, закинув ногу на ногу, улыбнувшись.

— Да-да, добрый-добрый, Дуглис.

— А… Откуда…

— Ну, так я всегда внимательно изучаю бумаги, которые попадают мне в руки, — проговорила та, взяв только что принесенный чай.

Так диалог их и начался, длившейся достаточно долго. За это время мрачная после дождя погода над Кезаном успела смениться куда более теплой и солнечной. За это время два гоблина узнали достаточно много друг о друге, хоть, на самом деле, они рассказывали лишь то, о чем должны были знать, осторожно фильтруя информацию. Но, настал час расставания, когда два гоблина попрощались, но на память, приобняв своего собеседника, гоблинша поспешила удалиться, оставив Златовзрыва один на один со своими мыслями. Фактически, так и прошел весь его дальнейший день, от одной мысли к другой, от мрачной к светлой и обратно. Когда Дуглис хотел уходить, трактирщик остановил его, указывая на упавшую записку и в этот момент Златовзрыв задумался, что же там могло быть… Записка от старого «друга» или еще что-то пострашнее? Но стоило её развернуть, как он выдохнул спокойно, это был лишь адрес, который гоблинша незаметно ему оставила. Как бы то не было, Дуглис направился туда.

Надеясь увидеть небольшой домик, он был ошарашен, увидев чуть ли не дворец, который охраняла пара костоломов, которые были вооружены намного лучше тех, которые патрулируют улицы, а среди них встречались не только гоблины, был даже один таурен… Осторожно подойдя туда, Златовзрыва сначала задержали, но стоило ему показать записку, как вышибалы сразу же расступились.

— О, приветики, — произнесла знакомая гоблинша, только увидев Дуглиса, сейчас она была одета все в тот же белый пиджак, сидя напротив столика и попивая что-то из свой чашки, она произнесла, — Я-то надеялась, ты записку раньше увидишь, — та приложила палец к губе, продолжительно причмокнув, — Ах, я забыла представится, Люси Грэмбебах.

На секунду Дуглис чуть ли не упал в обморок от осознания того, куда он только что попал и во что ввязался. Белые стены особняка на секунду побледнели, а сам гоблин пошатнулся, чуть не рухнув. Сейчас он находился то ли в доме, то ли на даче того самого гоблина, который мог свободно убить Дуглиса, того самого гоблина, что убил второго босса, на которого работал Дуглис, но вопрос… Почему? Все еще был у него на устах, но пока что он его приберег.

— Да, я тоже рад тебя видеть, Люси, — ответил он с натянутой улыбкой, после чего снял свою грязную обувь и направился к девушке, сев на кресло рядом, да вздохнул, взяв кружку, что, по всей видимости, ему подготовили ранее. Сделав один глоток, гоблин кивнул, продолжив, — А если бы я забыл или не заметил ту самую записку, что бы было?

— Скорее всего тебя бы сюда уже притащили, — ответила она с улыбкой гоблина-амура, пожав плечами, — Ну, а может быть и привезли, кто ж их знает?

— Забавно, — ответил Дуглис, как тут же вновь раздался звук, открывающийся двери, только на сей раз он раздался сзади, кто-то открыл один из кабинетов.

— Люси, неужели это… — раздался уже мужской гоблинский голос, до боли знакомый Дуглису, это был Гробер Грэмбебах, тот самый гоблин певец-убийца-мафиози, послышался очень продолжительный вздох, — Люси, я заберу твоего собеседника на пару минут, хорошо?

Девушка кивнула, а Дуглис осмотрелся и учтиво кивнув девушке, направился за гоблином, куда-то вглубь дома.

— И вот, Дуглис, мы снова встретились, да? – произнес он саркастическим тоном, стоило лишь им выйти из поля зрения Люси, как Гробер остановился, а за его спиной вновь возник огромный хобгоблин Гоппи, — Знаешь, я не ждал этой встречи вновь, в принципе, как и ты… Фактически-то, ты выполнил свою работу и на этом должен был забыться, но, к моему несчастью, ты, кажется, понравился моей дочери, и знаешь, что я тебе скажу, парень? Тебе очень не повезло. Понимаешь, у нас в семье есть очень хорошая традиция – стоит лишь моей дочери расстроиться в ком-то, и он отправляется на тот свет, да? Твой бывший босс, тот парень, который хотел его убить за то, что он стал подкатывать к моей дочери, да и твой друг, который изменил ей с… Гномихой, все они сейчас где? – улыбнулся Гробер, ткнув пальцем в весок, а после имитировал выстрел пистолетом, — Мертвы, Дуглис, а теперь лови простую истину – хоть один косяк и я сделаю из тебя хобгоблина, — после этого, Грэмбебах похлопал Златовзрыва по плечу и зашел в дверь рядом, за ним и его ручной хобгоблин. Жребий был брошен, а река перейдена, пути назад не было, оставалось лишь двигаться… Назад и побыстрее?

И, что бы Вы сделали в подобной ситуации? Скорее всего, поддались бы течению, надеясь, что ваша жизнь не закончиться очень быстро? Зря, а ведь всегда есть путь, при котором вы останетесь в выигрыше! Как говорится:«Казино всегда в выигрыше». Самый простой — подстроить свою смерть… И, именно так Дуглис и поступил, спровоцировав потасовку в одном из баров, он договорился с парой громил и каким-то журналистом, конечно, не без помощи денег, которые он достал, вытянув из того самого большого особняка… А на следующий день во всех газетах появилась новость о том, что такой-то гражданин был убит входе потасовки в баре.

И, вновь мы возвращаемся в самое начало, к той самой фигуре в плаще, что стояла над могилой. Осторожным взмахом руки, гоблин достал из-под плаща цветы и положил к табличке, коварно усмехнувшись, он проговорил: «Пока, я...»

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:
Здравствуйте, Буржуазно-либеральный Орче! Я изучил ваше творчество и по нему вынесено соответствующее решение - одобрено. Мне хочется отметить некоторые аспекты, которые стали основанием к одобрению на соответствующий уровень: 1. Описательная часть вашего персонажа через призму литературности показывает персонажа в достаточной мере раскрытым и понятным; 2. Некоторые моменты, за счёт объёмов, непонятны и сжаты. Мне бы хотелось увидеть более развёрнутые ситуации. Очень интересно было бы ознакомиться. 3. В некоторых местах были замечены нарушения пунктуации, но это не столь критично. Итого одобрено +5 к уровню. С наилучшими пожеланиями и уважением, AnyTweetAny.
Проверил(а):
AnyTweetAny
Уровни выданы:
Не положено
+7
20:30
15:58
310
Нет комментариев. Ваш будет первым!