Игровое имя:
Ячир

Эта история коснется одного семьянина, работающего в кузне Стальгорна. Там куются доспехи, которые он спешно расставляет на полки своей лавки « Прочный Мифрил». Многие задаются вопросом: зачем делать акцент конкретно на этом металле? Так, например, один его друг по имени Гарр, тот еще дворф, часто поднимает эту тему в разговоре. Однако, всегда оставаясь без ответа. В такие моменты, Гарр привык смотреть по сторонам, но радостно улыбаться только если рядом нет жены Ячира — Гвинефы. Ведь когда она рядом, он никогда не может позволить себе говорить о игре на удачу. Азартная игра, где бросок костей решает все. И сегодня, как раз такой день.
В довольно тесной таверне «Выдыхающий Пятак», где кажется, что давит низкий потолок и не на шутку горячо дышит в спину огонь камина, сидят два дворфа: Ячир — кузнец, и Гарр — хозяин таверны. Они бурно обсуждают предстоящую игру, очередную в жизни Ячменоборода. В их словах слышна страсть, иногда сомнения. Кто-то из них ударит кулаком, посмеётся, хлебнёт пива и опять примется обсуждать предстоящую игру. Когда Гарр замечает, что стрелка на часах уже указывает на ноль, то есть полночь, он встает из-за стола. Кузнец быстро застёгивает на шее прекрасный плащ подаренный женой, закрывает голову капюшоном и идет за другом. Два силуэта медленно поглощаются тенью Заброшенного Грота. Здесь пыль витает в воздухе и из тьмы наблюдают голодные взгляды. Гарр машет рукой, просит Ячира повторить за ним, чтобы к ним наконец вышел седой старик с хитрой усмешкой. Бронник помнит его. Друг просит быть готовым к проигрышу, чтобы семьянин не впадал в истерику, как в прошлый раз. Взяв обещание, мужчина отходит говорить со стариком. Для Ячира, все это выглядит как и тогда — весьма подозрительно. Когда Гарр возвращается, наступает черед другого разговора — о сомнениях. Вопрос звучит так: «Что это вы второй раз обсуждаете за моей спиной?». На что кузнец получает уверенный ответ: «Дружище, если б мне пришло в голову обмануть тебя, разве мне стоило говорить с ним при тебе? Успокойся, я ведь тоже играть буду». Продолжив этот разговор, они словно специально тянули время. Ведь подошли еще несколько дворфов, скинувшие свои капюшоны. Личности узнаваемые, Ячира даже пробрало изумление из-за одного новенького. Затем пошли шутки. Бородатые дружно смеялись над положением вещей и наконец, услышав со стороны голос старика, по очереди зашли в холодное помещение. В центре горела лампа, но прозвучал резкий щелчок и зажегся свет: у дальней стены распростерся длинный белокаменный стол. На нем лежала бумага, деревянный стаканчик и игровые кости. Сделанные, кстати, также из камня. Задув лампу, старик подозвал немного растерянных дворфов к себе. Он указал на кости и подсказал окружающим, что это самый честный способ игры: случайность здесь диктует правила. Что это единственная игра в своем роде, которую никому еще не удавалось очернить мухлеванием. Новичок начал вспоминать, как в детстве пытался надуть друзей в партию какой-то карточной игры (название не смог вспомнить), самый жирный из дворфов осудил его, получил в ответ такую же дерзость, затем они еще раз переглянулись и посмеялись. Смех заразил каждого по цепочке.
Наступил момент, когда первый игрок берет кости и кладет их в деревянную чашу. Густые брови бородатого народа стали очень серьезными. Все взгляды вцепились в игровой процесс, создав тишину. Черед каждого менялся по кругу. Ячиру везло, а вот Гарру — нет. Кузнец подбадривал своего друга, на что мог услышать «ты просто украл мою удачу». В этот раз, бронник взял с собой все сбережения семьи, чтобы отыграть прошлый проигрыш. Монеты постепенно утяжеляли и без того набитый кошель, а губы не могли стереть довольную улыбку. Прошел битый час игры. Все уже думали о том, чтобы расходится, но в разговор вмешался старик. Он произнес: «Уважаемые братья дворфы. Сегодня, я предлагаю и мне вступить в игру. Вы часто приходите сюда, у меня тоже имеются некоторые золотые для игры. И вот мое предложение: ставим все. До последней золотой». Все переглянулись. Ячир высказал свое нежелание, ведь набралось злата уже на два кошеля. Гарр убедил остаться остальных дворфов, хотя один, новенький, все же поспешил удалиться. А своему другу сказал следующее: «Ты только представь, как вернулся домой, а у тебя золота на целый месяц отдыха с Гвинефой. Вы можете уехать в Лок Модан, там сейчас хорошо рыба клюет. Да и ваша девочка наконец увидит, что значит настоящая живая древесина, а не та что у нас на холоде». Звучало это, мало сказать соблазнительно. Но раз сегодня везет, то глупо поворачиваться спиной к удаче. В итоге, на столе красовались соблазнительные кошели с золотыми монетами. Ячиру даже наконец понравился старик, который положил золотые обручи, кольца и серьги в довесок к своей ставке. Он также объяснил, что теперь игра заканчивается не на первом круге, а на втором. Результаты складываются, и победитель забирает все. Дворфы согласились, мол, действительно, ставка не маленькая и требует более напряжённой борьбы. Наконец, бронник взял деревянный стакан и каменные кости.
Первый круг Ячир лидировал. Его друг сокрушался, бранился, а кузнец лишь похихикивал. Но заверял Гарру, что обязательно поделится добром, например серьгами. Хоть все дворфы и выглядели серьезными, но смеялись вместе с Ячменобородом. Казалось, что победа в кармане. Второй круг также открывал кузнец. В этот раз результат оказался средним, но если никто не кинет слишком хорошо, то волноваться не о чем. Наступил черед Гарра. Его руки яростно трясли стакан. Кости долго прыгали по длинному столу. Но в итоге, друг оказался с самым худшим результатом. Конечно, если сейчас не выкинет столько же старик. А он явно не собирается проигрывать: очень сосредоточен. Ему даже уже сказали: «да бросай уже», и только после этого седой выпустил кости из плена деревянного стакана. Они дружно ударились в одной точке и разлетелись в разные стороны. Все заворожённо следили. Ячир пытался бдеть на все три сразу. И возрадовался, когда обнаружил средний результат у двух костей. Последняя еще не остановилась. Броннику важно сейчас, чтобы только не высокая цифра. И О ДА! Это меньше шести! Хотя… Постойте. Кость делает дополнительный переворот. Нет! (никто не увидел, как старик в этот момент как-то странно повёл кистью).
Игра проиграна. Ячменобород сокрушительно ударяет по столу. Ругается, а потом под изумлёнными взглядами остальных, пытается привести себя в чувства. Гарр также зол, но он держит себя в руках и просит Ячира повторить за ним, если хочет сюда вернуться в следующий раз. Или, говорит, можно сделать ещё одну ставку. Кузнец не понимает его, но чем больше о ней говорит друг, тем более диким кажется его предложение. Ответ бронника звучал как-то так: «Если и кузню с лавкой проиграю, не смогу смотреть Гвинефе с дочерью в глаза». Но соблазнительные предложения прельщали сердце отчаянного дворфа. Да и он сказал, что также ставит на кон свою таверну, если не повезёт — проиграет. А потом вместе как-нибудь выберутся. Обсуждение немного затянулось, старик их внимательно слушал. Ячир не соглашался, отступал. Пока не пожал руку Гарра. Они сошлись на взаимопомощи и, если удача не улыбнется, вместе вылезти из ямы. Друзья склонились к столу и были готовы начать игру.
Ячменобород выглядел как покрывшийся пылью старик, вознамерившийся разорвать шеи собственными руками каждому, кто попадется на его глаза. Он стоял за дверью, на улице, пытался прийти в себя. Ярость пульсировала вместе со стуком сердца, разгоняя кровь. Но вокруг только камени и их тени. Кузнец пнул что-то от себя. Через мгновение послышался дверной скрип: вышел Гарр, так же как и Ячир закутанный в ткань плаща. Бронник потерял счет времени, поэтому спросил у друга. Но слова Гарра убедили следовать за ним быстро, но аккуратно. В полной тишине, под яркими лучами медленно стекающих лавовых рек вокруг великой кузни, они подошли к таверне «Выдыхающий Пятак». Попросив Ячира ждать здесь, дворф поспешил удалиться. О чем только не думал златоволосый, пока следил за закрытой дверью. Его лицо говорило само за себя. И оно изменилось в лучшую сторону, когда вышел Гарр, вручивший горсть золотых со словами «завтра в три».
Где-то уже через пол часа, кузнец стоял у порога своего дома. Но перешагивать не спешил. Что-то внутри останавливало желание повернуть дверную ручку. Он выдохнул, попытался слепить более обычное выражение лица и зашел внутрь.
«Ты видел, сколько сейчас времени?», вопрос настиг уже в комнате, когда Хельга (дочь), ушла к себе. Но Ячир утаил правду от своей жены, ответив в духе: «Кажется, я потерял свои часы, прости». Разговор вышел не из приятных и вымотавшись эмоционально, все легли спать.
Наступил следующий день. Спросив время у Гвинефы (жены), кузнец вышел заранее, простояв минут сорок у главных ворот. За спиной висел только что купленный подсумок с арбалетными болтами, а на плече новенькое оружие. Гарр уже подходил. Дворф спрятался в приятные объятия прекрасно пошитого плаща утеплённого мехом. «Она не знает», сказал Ячир другу. И согласно задуманному плану они вышли из черт города.
Зимний воздух как всегда покалывал нос и щеки. Под ногами хрустел снег. Деревья под которыми пришлось иногда останавливаться, спасали от мириада приставучих снежинок. Но в итоге, друзья остановились у узкой тропки, идущей далее петлей между высоких гор.
Они стояли двадцать минут, тридцать. Закурили, поговорили, Гарр проверил время на своих часах и наконец сказал ему приготовится.
Еще никогда арбалет не потел в ладонях Ячира на таком лютом морозе. Сердце колотилось в груди, а глаза внимательно смотрели вперёд. Судя по звуку, вдалеке что-то упало не совсем тяжелое, потом еще и еще. Стало понятно, что это едет телега по замерзшим кочкам. Дворфы переглянулись. Гарр прицелился, прицелился и Ячир. Два наконечника арбалетных болтов отливали солнцем. Возможно это и заставило извозчика затормозить. Они кивнули друг другу. Кузнец пропустил второго дворфа вперёд, сам медленно плелся вслед. И каково было его удивление, когда он увидел, что телегу направляет собрат с длинной бородой и низким ростом. Ячменобород схватил Гарра за плечо и прижал локтем в тени у камня. «Он сказал поедут люди», яростно прошептал другу. На что получил довольно резкий ответ: «а их, значит, убивать проще?». Ячир молча остепенился. Кивнув в ответ на вопрошающий взгляд Гарра, они вышли из-за камня...
Пригнувшись, затем ползком, они продвигались к лошади без всадника. Вообще никого не было видно, кроме неё. Кузнец остановился, а друг продолжал ползти. Посмотрев внимательней в щель между снегом и дном телеги, он заметил три пары дворфийских сапог. И рука Ячира уже метнулась вверх, чтобы задеть ногу Гарра и предупредить его, но бронник попал в землю, заметив как из арбалета товарища вырвался снаряд в сторону поджидающих...
Двое оставшихся в живых моментально побежали на лежащих в снегу: их ладони сжимали медные топоры. Ячменобород растерялся и не знал что делать. Когда он созрел подскочить на ноги, то Гарр уже сражался с последним охранником. И проигрывал ему. Кузнец прицелился: руки немного трясло и вкупе со сбившимся дыханием не позволяли нормально прицелится. «Стреляй!», крикнул знакомый голос. И тот дворф, чья голова была укрыта кольчужным капюшоном резко получил по ней. Арбалет выскользнул из рук. Ячир обессиленно упал на колени и распластался лицом в снег. Наступила тьма.
«Ячменобород!», низкий, знакомый голос кричал на него. Лицо облили холодной водой. И снова крик. Глаза еле разлипались. Но как пришло осознание, так они сразу открылись. Он осмотрелся: небо, чья-то рассерженная морда, высокие камни… Камни! По щекам ударили ладони. Кузнец воспротивился и резко ругнулся матом. Это его будил Гарр, уже с порезом на щеке. «Был еще один», стало ясно из его уст. Ячменобород посмотрел на снег: только кровь, никаких тел. «Это все уже вышло из под контроля, нам серьезно влетит», твердил он. Но друг настаивал, чтобы его воля собралась в кулак и он сел на место извозчика и поехал, пока не стемнело. Броннику ничего не оставалось и телега тронулась.

Солнце, как всегда, рано садилось. Сейчас везде зажигались дорожные фонари. По ним легко можно ориентироваться. Кузнец не съезжал с дороги, пока не увидел Каранос. Колеса не попадали на узкую тропку, поэтому телегу немного потряхивало. Скоро путь стал почти без освящения, приходилось полагаться только на луну. Дворф потянул за узда и все остановилось. Холодный ветер только усилился, но до сих пор играющий адреналин в крови не давал его почувствовать в полной мере. «Нас должны встретить?», это спросил Ячир. Гарр объяснил ему, что действительно должны, но если их не встретят, велено доставить телегу в другое место. А если нападет стража — бежать. Но вокруг лишь тьма, мороз и просто живая природа под одеялом снега.
«Все, едем», спустя где-то пол часа произнес Гарр. Кузнец ударил уздами, и телега тронулась. Развернуться здесь, как выяснилось, очень не просто. «А если и там никого не будет?», поинтересовался Ячир. Но друг медлил с ответом, не отвечал. И кузнец потом понял почему: когда телега развернулась, путь преграждал дворф в тёмном плаще. Он передал пергамент, документ, который пришлось рассматривать под слабым светом гномских спичек. Они постоянно тушились от ветра, Гарр еле разбирал написанное. Дворфы дружно расписались «ведь как старик поймет, что работу сделали мы? А так у него ведь наши росписи уже есть, поэтому будет сразу понятно», объяснял друг. Телега сменила извозчика и тот тронулся вместе с документом, оставив двоих дворфов позади. «Вот и все, Гарр. Значит, моя кузня все таки останется при мне?». «Да, друг», ответил ему хозяин таверны.
Они плелись вдоль проложенных колесами следов на снегу, пока не вышли на тропку, а затем на дорогу. В Караносе друзья решили стереть остаточный страх вкусным пивом и рыбкой, поэтому даже можно сказать отметили сохранение кузни. Купили ночь у хозяина таверны и легли спать.
Уже рано утром их лица разглядывали высокие ворота Стальгорна. Гарр сразу сказал «сначала к старику». Ячиру очень хотелось к семье, однако кузнец все прекрасно понимал. Дорога к Заброшенному Гроту в этот час не требовала скрытности. Отколовшись от толпы, они зашли во владения полные мрака. Ячир встал у двери, а Гарр зашёл внутрь. Друг долго не выходил, но когда все таки сделал это — вид его давал понять, что вести не самые лучшие. «Твой документ о владении в связи с проигрышем сразу переписали. Теперь только этот имеет вес в отношении кузни», слова звучали на удивление не так печально, как само выражение лица. Кузнец схватил лист бумаги и отошел в сторону, где была хоть капля света. Глаза бегали по пергаменту и остановились на этой строчке: «сим документом подтверждаю, что кузница и лавка «Прочный Мифрил», принадлежат целиком и полностью Ячиру», дворф выдохнул, но глаза открылись в изумлении от следующих слов «пока Гарр, истинный владелец этой недвижимости не передумает и не огласит своё желание владеть открыто: прилюдно и во всеуслышание». Бумага резко сжалась в кулаке и дворф медленно пошёл в сторону Гарра. «Как это понимать?», крикнул кузнец. Друг поспешил его успокаивать и уверять, что ведь второго пункта никогда не случится. «И вправду», подумал Ячир, «этого ведь даже не случилось»...
Вернувшись домой, бронник принес кошель золотых монет. Однако, переживания Гвинефы этим не забрать. Она как и всегда проехалась по ушам Ячменоборода, но все же проявила к нему заботу. Оставшийся день, Ячир провёл полностью в кругу семьи.
Утро началось в кузне: молот бил по мифрилу, а руки чувствовали вибрацию. Все на своих местах. Кузнец оставил разогреваться горн и сам отошёл в сторонку, к дочери. Объяснял ей разное о работе, разговор даже зашел о Лок Модане и девочка очень обрадовалась. Расспрашивала о всем чем только можно, бронник смог слегка утомиться. Но их разговору кое-что помешало: послышался звук открывающейся двери. Отец встал, попросил Хельгу никуда не уходить, а сам скрылся за углом. «Меня заставили, Ячир», грустно произнёс Гарр с порога. В кузню входили широкоплечие дворфы, которые выше кузнеца. Они проходили мимо изумленного бронника, уходя глубже внутрь. Рядом с Гарром стоял очень знакомый ремесленнику дворф. «Ты!», показывая на него пальцем, вскипая, произнес Ячменобород. Но разговор проходил не в том русле, на которое рассчитывал Ячир. Много слов звучало: «это борьба», «выживает тот, кто приспособился», и главное, что заставило кулак яростно сжаться «ну же, Гарр, признайся ему уже наконец». И он признался. Все рассказал, до последней капли. Даже мускула лица не дрогнула, когда хозяин таверны «Выдыхающий Пятак», говорил «это стоило своих денег, Ячир. Ты глупый и бездарный. Все время хвастаешься своей семьей и достижениями жены. Меня уже тошнит от этого и от самого тебя». Не успел предатель закончить, как в его раненую рожу врезался кулак. Их быстро разняли. У Гарра текла кровь по щеке. «Победителей не судят, Ячир», улыбался тот дворф, который хлопал Гарра по плечу.
«Папа, а почему они выносят все твои вещи?», но девочка не получила прямого ответа, покидая с ним кузню. Он решил уйти молча. «Постой, Ячменобород. Тут еще кое-что». В руке бывшего друга открылся пергамент. «То дело у горы. Это ты сделал. Смотри, тут твоя подпись!», возрадовался Гарр. Увидев растерянный взгляд своей дочери, кузнец поспешил уйти под смех предателя. «Уходи из Стальгорна, Ячменобород. Пока не поздно», кричал он.
Жена не находила себе места. Она ругалась, кричала, ненавидела и в итоге заплакала. Это слезы не радости, а прощания. «Я тебя люблю. И хочу отправиться с тобой. Хельга тоже хочет. Почему нет?», спрашивала Гвинефа. Ячир ей объяснял, хотя сам мало понимал что говорит. «Я не хочу, чтобы вы голодали. Или не знали где спать. Однажды, я вернусь, дорогая. Когда этот день настанет, нам ничего не будет угрожать».
Его плечи закрыл лучший дорожный плащ, который только можно найти в Стальгорне. «Береги себя, папа», Хельга обняла его. Обняла и Гвинефа. «Хотелось бы провести так вечность, девочки мои, но кажется, что у меня совсем не осталось времени. Я буду писать вам».
Подняв тяжелый рюкзак, кузнец еще раз всех обнял и удалился, в последний раз закрыв дверь своего дома.


Анкета персонажа: rp-wow.ru/charsheet/3563.html

Низкая требовательность.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток! Сегодня, я буду рассматривать вашу квенту по "Низкой Требовательности."

Для начала, напомню: Низкая требовательность отлично подходит для новичков и тех, у кого имеется свой взгляд на мир Варкрафта. Творчество, не претендующее на высокую требовательность, с большей вероятностью будет одобрено. В нем допускаются логически обоснованные отклонения от лора игры.


И также: Квента — текстовое описание персонажа, включающее в себя информацию о его жизни, личности, целях и устремлениях. Квенты одобряются рецензентами. Минимальное количество выдаваемых уровней за квенту с низкой требовательностью – 1, максимальное - 7. Минимальное количество выдаваемых уровней за квенту с высокой требовательностью – 7, максимальное – 15. Оценивается квента не только как биография персонажа, но и как произведение искусства, поэтому проверяющий может оценивать и раскрытие персонажа, и читабельность, и творческий подход. За квенту выдается 11 уровней и выше вплоть до 15, если она особенно выделяется среди других квент в плане качества и размеров.


Приступим к вердикту.

Мне ваше творчкство понравилось, в нем почти хорошо все. Стиль написания, история, которую вы рассказываете нам в тексте с интересным оформлением. Не скажешь, что история буквально "уникальная", но она интересная, учитывая, что нет ничего лучше наблюдать за более локальными историями, чем о каких-то героических приключений.


Поэтому, не вижу смысла быть многословным и вывод, следующий:

Вердикт: Одобрено.

Награда: персонаж Ячир получает +5 к уровню.

Проверил(а):
Merck
Уровни выданы:
Да
03:36
12:30
471
03:38
0
Про ошибки знаю. Все со временем поправлю. Буду честен: хотелось скорее ее выложить.
17:39
+1
До слез pepemelt
18:08
0
Спасибо pepewink