Игровое имя:
Цетра


«Правильное для тебя направление может оказаться ошибочным для ближнего. Поэтому не слушай тех, кто скажет, что твоя дорога ведет в пропасть»


Холод вол’дунских ночей заставил Цетру раскрыть глаза и оковы сна спали с него, словно тяжкий груз с шеи грешника, которого вели за покаянием. Ощупав кровать и держась левой рукой за голову, он успокоился, понимая, что находится «в безопасности». На лице сетрака возникла лёгкая улыбка, когда он увидел, что в кровати, помимо него находилась пара прекрасных девушек, что поддались его «животному магнетизму» мгновение назад. Бывший сын жреца Сетралисс пытался забыть о своём происхождении, любым доступным способом, и эти богомерзкие оргии, которые могли бы заставить лить горькие слёзы даже самых стойких и праведных, были тому отличным подтверждением.

Проведя аккуратно ладонью по щеке одной из девушек, он незаметно встал с кровати. Оглядевшись во тьме, он быстро нашёл замену для тех, кто дарил ему тепло по ночам. Взяв кувшин с вином и бокал, сетрак вышел из комнаты, в чём мать родила. Отодвинув рукой шторы и поравнявшись в каменной арке, нежный лунный луч осветил его чёрную, под стать стоявшей ночи, чешую. Свет отражался от неё и приятно переливался, позволяя разглядеть Цетру во всей
красе.


Перекинув одну ногу через перила, он сел на них, прислонившись спиной к колонне. Разлив в бокал вино, Цетра сделал медленный глоток, позволяя себе насладиться вкусом, а затем уставился на луну, словно она могла ответить на его извечный вопрос.


Здравствуй, тьма, мой старый друг
Я снова пришел поговорить с тобой.
Мне вновь снился тот сон...


Помню его так, словно всё произошло вчера… смешно… прошло ведь столько лет. Я вновь вижу его лицо, такое же строгое, как и всегда. Лицо настоящего лидера и опоры, на которую все могут положиться. Гордый профиль, твёрдый шаг – он идеален… недостижим… непогрешим… вечен… таким я всегда помнил своего Отца. Всегда требовавшего от меня такой же отдачи, которую он сам поддерживал… ненавижу… его за этот образ… оттого и преследует он меня и по сей день.


Тот день. Он слишком сильно отпечатался в моём сознании, чтобы от него можно было избавиться… да...


Помню, как мне заламывают руки стражи храма. Помню, как они безразличны к моим попытка поговорить с ними. Помню, как они приволокли меня к лестнице, что вела в храм, а затем бросили меня к ногам Отца, что стоял сложа руки, в ожидании, когда я окажусь перед ним. Не успел я даже подняться на ноги, как он тут же начал отчитывать меня… как это делал много раз до этого.


Я не слушал его.


Всё моё внимание поглотила… она – моя первая и единственная любовь. Дочь учителя Сертисса, ученица моего отца. Она стояла, прячась за Сертиссом, и не поднимала на меня взгляд, отвечая… безразличием? Отвращением? Нет… это был… страх. Я отчётливо видел его в тех глазах, что более не смотрели на меня. От обиды я прикусил губу, а затем посмотрел наконец-то на Отца.

Мне хватило мгновения, чтобы понять, за что меня отчитывают на этот раз, и увы… прощение в глазах Отца я не увидел… всё что там было – разочарование. Дочь Сертисса выдала самую большую мою тайну… тайну, которую я ей с такой любовью и нежностью доверил… как и своё сердце.

Я вздохнул и попытался найти слова, чтобы объясниться с Отцом. Я всегда умел найти слова, чтобы его гнев сменился милостью, ведь я его единственный сын и он, как порядочный родитель – будет любить меня любым, каким бы я не был… так я думал тогда.

Мои речи смогли убедить Сертисса, его обеспокоенное лицо стало чуть проще, и он приобнял дочь. Ей я в глаза не смотрел, понимая, что не найду слов, чтобы описать, что я сейчас чувствую к ней… готов ли я её простить… готов ли я её вновь любить.


Довольный своей речью я вновь посмотрел на Отца… и ужаснулся...


Он молчал. В нём больше не было гнева или раздражения, с которым он обычно ругал меня. Он подошёл ко мне почти в плотную и положил ладонь мне на грудь. Его пальцы коснулись самого ценного, что связывало нас вместе – это был амулет моей матери, который достался мне, после её смерти, как вечная память о ней и их совместной любви с Отцом ко мне. Затем секунда показалась вечностью… я почувствовал толчок и тело наполнилось небывалой лёгкостью, а амулет остался в руках Отца.


«Ты плоть от моей плоти, кость от моей кости; твоя судьба и моя должны быть нераздельны в счастье и в горе!»


Странно, боли не было… ударяясь о каменные ступени храма, я её не чувствовал, пока моё тело перекатывалось и подлетало вновь и вновь, чтобы распластаться у самого входа в храм. Холод каменной плитки принял меня с распростёртыми объятьями, сковывая меня по рукам и ногам. Следующее, что я помню, так это то, как Сертисс кричит на Отца, но тот его совсем не замечает. А затем, лежа на спине, я вижу, как один из стражников передаёт Отцу то, что приводит меня в чувства.

Это был «вестник ночи»… мой музыкальный инструмент… и его единственный подарок мне… на совершеннолетие. Всё что я могу в этот момент, так это собрать всю свою волю в кулак и приподняться, чтобы взглянуть на него в мольбе.

Но всё напрасно… вместе с звуком разлетающегося от удара дерева, исчезает и мой Отец. Подняв на него взгляд, я больше его не вижу… сетрак, что стоит передо мной – не мой отец.

Он стоит выше… он стоит надо мной… он возвышается… я ему не ровня...

Его взгляд более не направлен на меня. Он смотрит «сквозь меня». Больше для него «меня» не существует. Этот величественный лик, что я наблюдал всю свою жизнь, теперь не смотрит на меня, и я более не могу смотреть на него в ответ, потому как солнце возвысилось над храмом и всё что приносит мне этот взгляд, так это боль и желание отвернуться.


На солнце нельзя смотреть, без страха ослепнуть.
Теперь я вижу это. Каким же я был глупцом… стараясь быть ровней ему…
Так страстно желая его одобрения и внимания...
Он – недостижимое и вечное солнце, что светит всем и каждому…
А я лишь тень под его ногами… которую он сам взрастил...
Всё что я могу… так это смеяться… понимая наконец иронию… злую шутку судьбы.
У меня нет отца… у жреца Сетралисс не мог родиться такой ребёнок как я…
Мы оба наконец-то это поняли...
Я – никто, и меня никогда не существовало, верно?



Дополнительно:

Высокая требовательность

P.S. Вдохновением послужил извечный литературный конфликт «Отцы –
Дети», а стилистическим вдохновением, конечно же был «Потерянный рай» и
мятежный сын Господа.

«Не все ли равно, где я буду жить – я останусь все тем же, что есть, а чем бы я ни был, я всегда буду ниже Того, Кто возвысился надо мной только благодаря Своим громам. Здесь, по крайней мере, мы будем свободны. Самодержавный властитель не позавидует этому месту; отсюда Он не изгонит нас. Здесь царство наше будет безопасно, а, по-моему, царствовать даже в Аду – достойно честолюбия. Лучше царствовать в Аду, чем подчиняться на Небе»


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, Вечно недовольный Flaming Card!
Ваше творчество рассматривалось по критериям высокой требовательности.

Многого сказать о вашей работе не выйдет - подметить и обсудить в ней практически нечего. Она хороша, но ничем не выделяется; она проходит по критериям заявленной требовательности, но не отрывается от минимума; история интересна, но тривиальна, коротка и, более того, не имеет никакого именно сетракского духа, антуража - ее можно было бы переписать на лад любой другой расы, просто заменив одно слово во всех абзацах. В сумме: добротная работа, мало выделяющаяся на фоне остальных, как бы это ни было печально.

Отмечу также фон, затрудняющий прочтение текста - белые элементы очень неприятно стыкуются с белым шрифтом, из-за чего порою приходится совершать лишние действия, чтобы как-то прочесть пару слов.

В конечном итоге выношу вердикт одобрено с последующей выдачей +7 уровней на персонажа Цетра.

По всем вопросам касательно вердикта обращайтесь в дискорд: Земляника#1265
Удачи и вдохновения!

Проверил(а):
Земляника
Уровни выданы:
Да
03:46
02:47
442