Игровое имя:
Алиса

Неопознанный кусочек чего-то, плавно кружась в воздухе, опускался на землю. Он был похож на чистый сгусток пламени, точно чешуйка дракона, сорвавшаяся с шеи величественного существа. Алиса стояла на одном колене, уперев фамильный клинок в землю. Нет больше ни смысла, ни оправдания. Вокруг лишь смерть и холод. Ей холодно. Почему, черт возьми, здесь так холодно? И на небе, затянутом свинцом, нет ни единой птицы. Может ли она погибнуть в месте, где даже птицы не водятся?

Звон постепенно сходил на нет, возвращая гулкие оттенки звуков. Это крик или ветер завывает о скалы? Скорее всего крик. Смерть, смрад, отчаяние. Минуту назад здесь было так людно! Всего минуту назад!

Магический пепел осел на прибитую морозной волной скалу. Осел и потух. Покойтесь с миром, братья. Вы не сошли со своего Пути, завершив его здесь. Вы исполнили клятву, оставаясь защитниками живых и праведных. Останется таковой и она.

Расколотый Берег

Эту рыжеволосую девочку, облаченную в мантию “на вырост”, старательно перерисовывающую буквы из магического фолианта, зовут Алиса. Она не спроста так старается, царапая по пергаменту гусиным пером. Что именно она пишет, на самом деле, значения не имеет. Точнее сказать – не имеет значения сейчас. Тогда же, будучи ученицей мага из Башни, учеба была её смыслом жизни. Однако, пожалуй, и это не совсем так. Правильнее было бы сказать – смыслом
жизни для Николь, мамы девочки.

Работая портной, в одной из лавок Терамора, Николь однажды взяла Алису с собой. Девочка возилась с вышивкой в углу, пока мама занималась очередным клиентом – местным боевым магом, нуждающемся в новой мантии. Он то и почувствовал в девочке предрасположенность к магии. Как выяснится гораздо позже, он не ошибся. Разве что боевого мага, в общепринятом смысле, из неё не выйдет. Девочка имеет склонность к ясновидению, подпитывающуюся безмерным любопытством.
Впрочем, для девочки в мантии “на вырост”, это было неважно. Сейчас всё её сознание направляли на изучение азов Тайных Искусств. И, раз уж на то пошло, она неплохо справлялась.

Но что ещё было в жизни девочки? Неужели учёба в Башне Магов стала для неё единственным занятием? Ну конечно же нет!

На лошадках деревянных весело неслись,
Шли войной на глупый взрослый мир.
Войско песен и игрушек дружно за собой вели,
Мы были очень храбрыми детьми.

Закончив переписывать строчки из фолианта, она поспешила вниз по лестнице. Подмышкой одной руки она несла свои записи, пока другой рукой придерживала подол мантии, дабы не наступить на него и не покатиться кубарем вниз. Вот грохота было бы!

Она изо всех сил спешила домой, остановившись лишь на минутку у лавки булочника. Упитанный и краснощёкий Бредли, из далека заметивший девочку был готов. Пока очередь из ворчащих женщин ожидала своей порции свежей сдобы, Бредли перевесился через стол, протягивая кренделек, сдобренный маком.

Практически не сбавляя темпа, Алиса оставила на столе две медных монетки, схватила из рук Бредли булку, поспешив дальше. Впрочем, она обернулась, чтобы одарить пекаря улыбкой и махнуть ему рукой. Бредли, как и всегда, помахал ей в ответ.

Распахнув дверь маленького домика, в котором они жили, Алиса бросила свою кипу пергамента на стол, быстро-быстро стянула мантию, под которой скрывались кожаные штанишки, белая хлопковая рубашка и высокие сапожки – причина особенной гордости юной авантюристки. Схватив свою маленькую сумочку, наполненную всякой ерундой, по типу самодельной карты Пылевых Топей, нарезанных из ветки деревянных монет и подзорной трубы без стекла, девочка поспешила к выходу. Правее от дома, в кустах, был припрятан меч. Нет, не такой как у стражников, а деревянный. Это был длинный, отполированный прут плакучей ивы. Засохнув на солнце, он принял изогнутую форму, напоминающую сабли моряков. Заткнув своё оружие за пояс, Алиса помчалась в сторону городских стен, попутно утрамбовывая в рот ещё тёплую булку.

— Опять не делится! – посетовал Мартин, указывая пальцем на Алису, чьи щёки были раздутыми на столько, что от количества сдобы во рту ответила она неразборчиво.

— Меэ бруг ал, — пробубнила она, между тем расплываясь в улыбке. Ей было так весело от того, что она не может ничего сказать, что на глазах её выступили слезинки.

— Чего-о-о? – Сощурил взгляд Купер.

— Говорю, мне друг дал! – наконец прожевав, ответила Алиса.

— Жадина ты! – Резюмировал Мартин, на что Купер согласно кивнул.

Алиса же лишь показала усеянный маковыми зернами язык, утирая слёзы.

— Куда сегодня пойдём? К Мертвому Дереву? Или… О-о-о! – Девочка резво зажестикулировала, придумав идею получше, — Пойдёмте к Черной Грязи!

— Это ещё зачем? – Пробухтел Мартин, помогая Куперу отодвинуть решетку ливнёвки.

— Будем прыгать по кучам! Кто быстрее пересечет болото, тот победит. – Алиса светилась от собственной находчивости, даже нос задрала.

— Ага, чтобы перепачкаться и получить за это дома?

— Трусите?

— Ничего мы не трусим. – Переглянулись мальчишки, ответив хором.

— Значит идём!

Путь их лежал через узкий тоннель сточных вод, идущий под городом, прямиком в море. Эту дорогу нашла Алиса, после того как молодой стражник Джордж получил “по шапке" и перестал выпускать детей без родителей в лес. Эта решетка, являющая собой результат халтуры какого-то взрослого, в буквальном смысле приснилась девочке. В этом сне она вышла из дома, поздоровалась с трудящимся в кузне Хансом Вестоном, сделала игривый реверанс подружке мамы Уме, проходящей мимо и, вприпрыжку, обогнув конюшню, спустилась к этой самой незакрепленной ливнёвке.

Проснувшись следующим днём, Алиса вышла из дома, поздоровалась с Хансом, поклонилась Уме и, обогнув конюшню, нашла эту самую ливнёвку. Дернув её на себя, Алиса открыла проход наружу.

И если вас удивляет подобный факт о снах девочки, то будьте уверены – для неё это уже стало обыденностью. Она уже предсказывала подарок на день рождения, результат тренировочного боя “красных” и “синих”, в котором победу одержали подопечные капитана Томаса и, даже, за неделю узнала о надвигающемся шторме.

Первые минут двадцать их путь проходил по знакомым участкам. Местам, где они играли сотню раз. Обогнув Мёртвое Дерево, являющееся вековой засохшей ивой, из ветви которой и был сделан меч Алисы, ребята свернули в сторону болот. Жижа, распластавшаяся тут, была грязно-зеленого цвета. От неё пахло речной тиной и перегноем. Где-то не вдалеке надрывались лягушки.

Алиса, как и всегда, шла впереди. Она с лёгкостью находила маршрут и, пока что, ни разу не терялась в этих местах. Мальчишки доверяли ей, но никогда не признавались в том, что она в чём-то лучше. Ну, кроме знаний о магии:

— Говорю тебе, если будет крокодил, Алиса его в миг прогонит!

— Это чем же? Палкой?

— Дурак что ли? Магией!

Девочка не спешила вмешиваться в их разговор. Ей безумно нравилось то, что о ней говорят в подобном ключе. Разумеется, что прогнать крокодила магией она не могла. Она и колдовать то не умеет. Но то, что друзья думают будто она на это способна – ей льстило.

— Алиса! – Окрикнул Мартин.

Девочка обернулась, хлопнув зелеными глазами, недовольно шикнув:

— Тише!

Мартин закрыл рот ладонью, с ужасом осмотревшись и прислушавшись – тишина. Убрав руку от лица, уже шёпотом, он продолжил:

— А ты сможешь прогнать крокодила, если он нападёт?

— Это зависит… — Задумалась девочка.

— От чего? – Не выдержал Купер.

— От его размера. Если крокодил большой, то спугнуть его не просто.

— А большой, это какой?

— Больше тебя. – Отрезала девочка, продолжив путь.

Спустя час они добрались до нужного места. Алиса уже была здесь, когда гуляла одна. Ребята же знали об этом месте исключительно с её слов. И, стоит сказать, они не разделяли её восторга. Подумаешь – черная грязь. Напоминающая, скорее, мутное тёмное масло. Здесь странный запах. Как будто бы смесь парафина, крови и тухлых яиц.

— Какая же вонища. – Проговорил Мартин, наблюдая за надувающимся на поверхности жижи маслянистым пузырьком.

Словно не обращая внимание на недовольство мальчиков, Алиса достала свой “меч”, указывая им направление:

— Вон, видите кочку? Это первая. Вон вторая, а вон третья. По ним можно попасть на тот берег. – Девчушка указала в сторону одиноко стоящего дерева, на противоположном берегу огромной черной лужи.

— И что? Ты предлагаешь прыгать по ним до того дерева? – Поинтересовался Купер.

Алиса весело кивнула.

— Но ведь кочки маленькие! Как мы будем по ним бежать на перегонки?

— Струсили?

Да, в детские годы это было главным аргументов девочки. Ей нравился дух соперничества, ей нравилось побеждать. Поэтому-то она и принуждала своих друзей к подобным авантюрам. А они… Да разве они могли признаться девчонке, что им страшно? Конечно нет.

— Раз, — считал Мартин, приготовившись бежать, — Два, — дети выстроились в ряд, примерно в двадцати метрах от берега, — Три! – Они рванули с места!

Уже у самого берега стало ясно, что Мартин бежит быстрее. На пару шагов от него отставала Алиса, а Купер, умудрившийся споткнуться на середине пути о торчащий корень ивы, всё же удержал равновесие и продолжил бег, но шансы на победу потерял.

Оторвавшись от земли, Мартин перепрыгнул зловонную яму, приземлившись на маленький островок, лаконично названый “кучей”. Вслед за ним прыгнула и Алиса. Пока Мартин мешкал перед прыжком, она приземлилась совсем рядом. Ухватившись за куртку мальчика, Алиса удержала равновесие и, оттолкнувшись от его плеча, прыгнула дальше.

Первым ствола дерева коснулась Алиса. Сразу же за ней, отставая лишь на долю секунды, это сделал Мартин. Они обернулись и увидели, как теряя равновесие, в черную жижу падает Купер.

Он не шёл ко дну, как камень в воде. Правильнее было бы сказать, что его медленно тянуло вниз. Он хлопал по поверхности болота руками, разбрызгивая маслянистую черную жидкость по сторонам. Кричать он не мог, так как в единственные возможные для этого моменты хватал воздух ртом.

Алиса прыгнула на ближайшую к Куперу кучу, протянув ему свой “меч”. Мартин тут же оказался рядом и, когда Купер начал вытягивать своё тело благодаря протянутой палке, вытянул его за руку на берег.


Они лежали под одиноким деревом, наблюдая за облаками. Каждый из них, так или иначе, был перепачкан в черной жиже. Больше всех, разумеется, дома влетит Куперу. Но возвращаться к родителям не спешил никто.

— А я в стражники пойду. Или в морскую пехоту! – Заговорил Мартин, наблюдая за проплывающем над головой облаком.

— А я, — начал было Купер, но осекся, недолго подумав, — А я хочу стать путешественником. Буду ходить под парусом и однажды найду новые земли.

— Ерунда, — усмехнулся Мартин, — Нет больше материков, это все знают.

Купер нахмурился, явно расстроившись от того, что над его мечтой так бестактно поглумились. После недолгого молчания, он вновь заговорил, повернув голову в сторону девочки:

— А ты кем станешь, когда вырастешь?

— Я буду волшебницей, — ответила Алиса, не отрывая взгляда от плывущих по небу облаков. – Как Джайна. Или, даже, как Эгвинн.

— Кто такая Эгвинн? – Спросил Мартин.

— Величайшая из волшебниц. – Ответила Алиса мечтающим голосом, явно восхищаясь чародейкой, о которой прочла совсем недавно.

Ни Мартин, ни Купер не стали теми, кем мечтали в тот день, беззаботно валясь у дерева, рядом с Черной Грязью. Когда упала бомба, Мартин тренировался на плацу, рядом с казармами. Купер же помогал отцу на кожемятне. Алиса предвидела их смерть во сне, но ничего не могла с этим поделать. Сон был крепким, а бомба упадёт, стоит Солнцу лишь показаться.


Ещё одним любимым занятием Алисы, помимо тайных прогулок за чертой города, был спектакль. Конечно, это не те постановки, которые можно наблюдать в крупных городах. В Тераморе никогда не было собственного театра, а гастролирующие актеры сюда не приплывали. Однако Николь, мама Алисы, в прошлом была актрисой и желание выражаться на сцене она испытывала, как и прежде. Любовь к постановке и театральному ремеслу она передала и дочери.

Работая в текстильной лавке, Николь приносила домой лоскуты и обрезки ненужной ткани, из которой они шили костюмы. Маски для представления Николь делала из ивовых прутьев, сплетая “блюдце” овальной формы. В нём проделывались необходимые отверстия, а сами маски разукрашивались яркими цветами. Краску им любезно предоставлял портовый смотритель, изредка наведывающийся в дом семейства Ригер, в том числе и на представления.

Сценарии для постановок были весьма тривиальными и писались, как правило, за пару вечеров. Николь брала за основу известные пьесы, позволяя Алисе додумывать и переделывать сюжет так, как ей того хотелось. Но в этот раз Николь отошла от сценария и у него была на то причина.

Алиса играла роль девочки, ждавшей своего отца с войны. Эта постановка рассказывала о сложностях жизни тех, кто ждёт своих родных с фронта. Об их работе, мечтах и надеждах. Девочка косила ненастоящую траву ненастоящей косой, готовила ненастоящий ужин и общалась с ненастоящими подругами, обсуждая вести о сражениях. Всё в этой постановкебыло фальшивым. Всё, кроме письма.

В заключительной сцене посыльный, в маске которого была Николь, вручила девочке конверт. Раскрыв его, Алиса начала читать его в слух, но тут же осеклась поняв, что текст отличается от того, что был в сценарии. Несколько гостей маленького семейства, постоянно посещающие подобные вечера в их доме замерли, наблюдая за игрой девочки. Про себя, не обращая внимания на скатывающиеся по щекам слёзы, он перечитывала строчки послания. Они отпечатались в её памяти на долгие годы:

“Дорогие Николь и Алиса! Я очень рад получить весточку о том, что с вами всё хорошо. Не надеялся и не верил в то, что это случится, но если на то будет воля Света, мы увидимся по весне. Я прибуду на судне Штормградской Торговой Компании.

Искренне Ваш, Коул Берден.”

Подняв красные от слёз глаза, Алиса увидела удивленные глаза зрителей. Николь же, прикрыв рот руками, ожидала какой-то реакции от дочери. Но явно не той, что последовала.

Ощутив свою уязвимость перед людьми, не удержав эмоций, Алиса решила, что показалась слабой. Её взбесило то, что мать рассказала об этом так, выставив её плаксой. Утерев слёзы, она побежала к двери, срывая с себя лоскуты костюма. Ей хотелось уйти прочь, спрятаться, убежать. Никто прежде не делал ей больно таким образом.

Реакция девочки не была связана с приездом отца. Отнюдь, она так мечтала повидаться с ним, что практически не ощущала обиды за то, что его не было рядом все эти годы. Её злило то, что мать подставила её подобным образом. По этой причине они не общались почти всю зиму. И, несмотря на то, что Николь пыталась возобновить контакт с дочерью, обида девочки не позволяла ей пойти на встречу.

Между тем знания, полученные в Башне, наконец стали давать плоды при практическом применении. Зарываясь под одеяло и освещая волшебной палочкой свою “пещеру”, Алиса ночи напролёт перечитывала письма отца, написанные маме, когда они были молоды. Она мечтала о том дне, когда он приплывёт. Представляла сколько всего она расскажет о себе и сколько ей сможет рассказать отец. О родне, живущей где-то там, за морем. О подвигах и сражениях, в которых он участвовал в Нордсколе. Мечтая об этой встрече, она сумела вызвать ночные видения, отчетливо разобрав, как он выглядит, что носит и как говорит. Все эти мысли захватывали дух, а ожидание изматывало.

— Палочка должна стать продолжением руки. А ты держишь её словно кисть! Алиса, мы не картины рисуем, соберись!

Алиса нахмурилась, надув щёки, но перечить не стало. Она не понимала, почему он придирается к ней? Заклинания работают, а держать палочку так, зажимая её между большим и указательным пальцем, слегка оттопырив мизинец в сторону, ей было попросту удобно! Но авторитет наставника сыграл свою роль, и Алиса сжала палочку в кулак. Как принято.

— Молодец, а теперь открой “Тансмутация, основы. Том первый”, страницы двадцать три.

Девочка потянулась рукой к учебнику, от чего наставник вновь повысил голос:

— Палочкой, Алиса! Палочкой!

Девочка снова нахмурилась и, даже, слегка прорычала, оскалившись. Но, учитель этого не видел. Или предпочёл не видеть. Подняв палочку и взмахнув, Алиса открыла книгу на нужной странице.

— Хорошо, а теперь…

Не успел он закончить, как Алиса подскочила, прислушавшись. Со стороны крепости доносился звон колокола. Корабль!

Алиса захлопнула книгу, быстро забросив её в сумку. Вслед за книгой отправилась и палочка.

— Стой! – Рявкнул учитель. – Ты куда собралась? Алиса Сильвия Ригер, немедленно сядь на место! Вернись!

Но её уже было не остановить. Спрыгнув на лестницу, она затопотала вниз, сказав лишь: “Простите, мне очень-очень надо!”.

Она неслась по улице, придерживая подол своей мантии. Весеннее солнце слепило, но грело далеко не так, как летом. Девочка со всех ног мчалась в порт, жадно вдыхая ртом прохладный морской воздух.

На пирсе величественно и спокойно стоял корабль. Синее знамя Штормграда лениво развивалось на мачте, пока портовые трудяги тянули к кораблю повозки. Алиса спряталась в стороне, присев за сложенные на обочине бочки. Прильнув к щёлке между ними, она принялась наблюдать.

Столпившиеся на палубе люди начали сходить на берег. Один за другим они подходили к палатке со столом, за которым сидел лейтенант. Он регистрировал прибывших, отмечая что-то в своём журнале. Так как Алиса спряталась на умеренном расстоянии от корабля, разглядеть кого-либо среди той толпы не представлялось возможным. Но совсем скоро люди стали двигаться в сторону города.

[work in progress]

В конце этой части вы узнаете, как Алиса провела время с отцом и о том, что он не остался с ними в Тераморе! Вот подлец!

[work in progress]

Эта часть в красках обрисует вам эмоциональные переживания Алисы. Её гнев, связанный с уплывшим отцом будет вымещен на подаренной им кукле! Это просто жесть!

— Магистр, а путешествия через порталы, это больно?

Задав этот вопрос, Алиса не прекращала переписывать формулу. Чародей, стоя к ней спиной, изготавливал смесь, в основе которой лежал порошок розового кварца. Не сказать, что этот вопрос пришёл к ней в голову из-за действий чародея. Думать о свойствах порталов она начала задолго до этого и, используемый некоторыми магами в этом ритуале порошок, тут не причём. Причина крылась в другом и лишь сейчас, собравшись с силами, она осмелилась задать вопрос, переборов страх быть раскрытой.

Впрочем, Алиса напрасно переживала. Старый чародей на столько привык к бесконечным вопросам девочки что, как и прежде, ответил без проявления эмоций:

— Это индивидуально. Многие из тех, кого я знаю, переживали телепортацию без каких-либо ощущений. Некоторые же, описывая свой опыт, говорят о накатывающем чувстве эйфории и собственной неуязвимости. Аркана питает магическую силу внутри каждого живого существа и те, кто особенно восприимчив, могут ощутить её присутствие. Ты тоже сможешь, со временем. А возвращаясь к твоему вопросу, — магистр прокашлялся в сторону, дабы не сдуть пищики порошка, — Кто-то может испытывать покалывания по всему телу, кого-то укачивает, ну а кто-то может страдать от мигрени. Потратив на осмысление слов магистра секунду-другую, девочка кивнула, как бы сама себе, а в слух добавила:

— Понятно. Спасибо, магистр. Надеюсь, когда ни будь, испытать это на себе.

— Обязательно испытаешь, Ласточка, обязательно.

— Почему вы зовёте меня Ласточкой? – Впервые за два года поинтересовалась Алиса.

— Хм… — Волшебник обернулся, взглянув на неё. – Твои веснушки. Они напоминают мне лучи весеннего Солнца. Когда природа оживает и улыбается твоей улыбкой.

— А причём тут ласточка? – Девочка нахмурилась, пытаясь проследить за мыслью чародея.

— Ну как же? Мотив ласточки в искусстве символизирует приход весны и тепла.

Не сказать, что Алиса поняла в тот день, о чём говорил волшебник. Лишь повзрослев, она стала замечать ласточек на картинах столичных художников, на барельефах и переплетах книг. Но это не значит, что прозвище ей не понравилось. Отнюдь! После этого разговора она стала ассоциировать себя именно с этой птичкой, а порой и представляться этим прозвищем.


Придя домой, Алиса залезла под кровать, вытащив оттуда свою припрятанную сумку. В ней было лишь самое необходимое – одежда, кошель с горсткой накопленных монет и прочее. Помимо остального, там хранилась колба. Развернув бумажный кулёк, Алиса ссыпала в неё новую порцию порошка. Магистр часто просыпал розовый кварц на пол, который после занятий подметала девочка. Не пропадать же добру?

Забрав кошелёк, она задвинула сумку назад, отправившись в сторону кузни. Сегодня должны были закончить работу над её ножом. Алиса нашла это лезвие в воде, на берегу моря. Клинок успел покрыться ржавчиной, но кузнец Бругли обещал привести его в порядок – очистить лезвие и приделать рукоять.

— Хорошая сталь! – Проговорил дварф, по своему обыкновению закручивая ус. – Ума не приложу, зачем он тебе?

— В каждом походе нужен нож! – Уверенно парировала Алиса.

Она понимала, что дварф хотел взять за свою работу больше денег, но виду не подавала. Но вот чего она не понимала, а точнее не могла знать, так это то, что Бругли был очень проницательным полуросликом. Он осмотрел её добрым, словно бы отеческим взглядом:

— И куда же наша юная путешественница намылилась?

— Да мало ли куда… Вдруг я решу мир посмотреть?

Дварф понимающе покивал с доброй, но довольно грустной улыбкой.

— А ты знаешь, что у каждого путешественника должно быть ружье?

— Правда?

— Конечно правда! У Хеминга Эрнестуэя аж три!

— Ну конечно! Он же охотник!

— И что с того, что охотник? Он ещё и путешественник!

Алиса лишь пожала плечами.

— Знаешь что, девочка моя. – Проговорил дварф, вдохом подтянув пузо к верху. – Решишь путешествовать, без пушки – никуда.

С этими словами Бругли вытянул из-за пояса огнестрел.

— Умеешь пользоваться?

— Стрелять нужно, направив дуло в сторону врага. Я не дурочка, Бругли.

— Конечно нет! Держи. – Он протянул ей пистолет.

— Ты даришь его мне!?

— Конечно. Будешь вспоминать старика, в своих путешествиях.

— Я ведь… Ты мне поверил? Ты всё понял?

— Я не первый десяток лет топчу эту землю, деточка. Когда глаза горят, сердце не остановишь. Забирай пистолет. Будешь поминать меня добрым словом. И нож забирай. Не буду я с тебя денег брать.

— А пули?

— А за пулями придёшь вечером. Научу тебя пользоваться этой штукой.

И она пришла.

[work in progress]

Пусть не идеально, но она осуществляет свой план! Как именно — вы узнаете в этой части! Совсем скоро!

P.S. Или нет.


Но однажды в детском сердце каждом стало пусто в миг,
Разорвали сказочную нить.
Мы добрались, оказалось, просто некого громить.
Здесь нету взрослых кроме нас самих.

[work in progress]

Отец рассказал Алисе о тётушке из Даларана! Будет ли она рада племяннице? Пристроит ли она её в академию магов?
Ха-ха-ха

[work in progress]

В этой части вы узнаете, как Алиса сумела прожить в недружелюбном Даларане и не разбить посуду!

Глядя в зеркала, при знакомых нас пала пелена с наших детских глаз
Нелегко признать, как же мы глупы, но такова цена человеком быть

[work in progress]

В этой части Алиса увидит жестокость. Много жестокости! Гони орка по улице! За Терамор! За Альянс!

[work in progress]

Интересно как Алиса попадёт в Штормград? Уже совсем скоро вы это узнаете!


[work in progress]

В этой части, по задумке автора, вы пустите слезу, читая как Алиса пытается найти своего папу в огромном и чуждом ей городе! Не пропустите!

[work in progress]

В этой части вы узнаете о банде Гарри Топора! Отвязные парни с большой дороги — залог хорошей истории!

[work in progress]

Эта часть сумеет как напугать, так и обрадовать читателя!



[work in progress]

В этой части читатель познакомится с будущим наставником и верным другом Алисы!

[work in progress]

Эта часть расскажет читателю о суровых тренировках, о быте и обычаях Серого Ордена и слезах юной особы.

[work in progress]

Вы бывали в Долине Призрачной Луны? Нет? А Алиса была!

[work in progress]

Что делать, если ты отбилась от отряда в лесу, который кишит злобными орками? Как наводить ужас на местных? Краткое руководство от выживальщика в дикой природе!

[work in progress]

Любите истории про связывания юных дев? Подождите совсем немного!



[work in progress]

Алиса снова берётся за изучение Тайной Магии! Как это будет? Читайте в продолжении!

Холодный от утренней измороси город, озаряемый золотистыми лучами восходящего Солнца, не проявлял излишнего дружелюбия. Она шла по мощеной камнем мостовой, слишком скользкой, чтобы перейти на бег. А поспешить следовало бы, так как механическая стрелка карманных часов предательски и неудержимо склонялась вправо, приближаясь к назначенному времени. И стоило ей достичь того самого рубежа, как Алиса с грохотом врезалась в дверь, распахнув её. От ворвавшегося в помещение воздуха покачнулось пламя свечи, задергались уголки бумажных листов, стопочкой сложенных на полке, а освещаемые ворвавшимся Солнцем пылинки заплясали быстрым танцем по комнате. Ухватив вываливающуюся из рук стопку исписанного прошлой ночью пергамента, Алиса торопливым шагом направилась к столу, за которым восседал магистр Фортман.

Он был недоволен её опозданием. Как и всем, что было с ней связано. Во всяком случае так считала сама девушка. Разложив письменные принадлежности, она уселась на стул, покорно опустив взгляд. Переминающиеся пальцы, которые она разглядывала то время, пока Фортман молча изучал её записи, не были примечательными. Разве что под ногтями можно было разглядеть чернила, попавшие туда вместе с фрагментами пергамента, соскабливаемого девушкой ночью. Да, исправление ошибок – та ещё забота.

За открытой форточкой кабинета, скрипя и стуча по брусчатке колёсами, волочилась повозка. Судя по запаху, доносящемуся до Алисы, она была загружена яблоками. Должно быть какой-то поздний сорт. Последний урожай фруктов перед заморозками. Вслед за повозкой, цокая каблуками броских, но безвкусных сапожек, прошли две девушки с корзинками:

— На следующее жалование Кевин обещал подарить те духи. С цитрусом и хвоей, помнишь? – Проговорила одна из них.

— Счастливая ты баба, Сьюзен. – Послышался ответ.

Последующий разговор двух горожанок уже не было слышно. В этот момент Алиса витала в облаках, думая о том, о сём. Почему бы ей не бросить всё это? К чему эти ежедневные тренировки, практики, учеба? Почему она не может просто быть счастливой, отказавшись от предназначения?

В реальность её вернул голос магистра:

— Формула левитации, которую ты описала, предназначена для бытовой магии. Она не годится для боевых заклинаний.

Не поднимая глаз на ученицу, магистр провёл рукой над пергаментом. В след за его движениями текст формулы изменился, став втрое короче. Махнув рукой, он стряхнул на пол пыль от ненужных чернил. Ещё один вальяжный взмах и метла, стоявшая в углу, зашуршала по полу.

— Будешь использовать вот эту формулу, — Люк указал на образовавшуюся на пергаменте строчку, — Выпиши её отдельно.

Алиса кивнула и, окунув край пера в чернильницу, принялась выводить письмена в своей записной книжечке. Прошлое заклинание она успела изучить, теперь придётся учить и это. Произносится оно сложнее, но оно гораздо короче. Вероятно, чтобы не тратить время в пылу сражения.

— А это заклинание, — никак не унимался дотошный магистр, — Вероятно, было взято из того даларанского манускрипта? Эта формула была предложена Красусом и она неплохая. Очень неплохая. Но применяется, как правило, в более сложных заклинаниях. Тебе же следует использовать вот это, — магистр взял перо и быстро записал короткое заклинание над тем, что было написано Алисой, — Эту формулу изобрёл ученик Красуса Ронин. Не лишним будет запомнить их оба, но пока что применять мы будем второе.

Девушка кивнула, переписав за магистром боевое заклинание.

После проверки домашней работы и внесения правок, магистр Фортман повёл ученицу во двор при Башне. Алиса уже знала порядок проведения упражнений. Первым делом, сбросив плащи и уложив на них свои вещи, волшебники уселись. Сложив ладони на коленях и закрыв глаза, мужчина и девушка принялись медитировать.

Полный покой и чистоту сознания Алисе не удавалось достичь довольно долго. То посторонние мысли, точно каучуковый мячик в пустой комнате, мелькали в уголках её разума, то шумы и голоса прохожих не давали сосредоточиться. Но самым нелепым, пожалуй, было чувство голода и урчащий живот девушки. Опаздывая на занятие, в свойственной ей манере, она совсем позабыла про еду.

Опытный волшебник чувствовал состояние девушки и не спешил заканчивать с медитацией, пока та не сумела достичь необходимого состояния. Когда же это случилось, и они оба пробыли в состоянии медитации какое-то время, магистр поднялся, жестом руки повелев Алисе последовать за ним.

Практикуясь в сотворении новых для неё заклинаний, Алисе разрешается использовать палочку. Вооружившись ей, девушка держала в другой руке раскрытую записную книжку, будучи готовой зачитывать записанные с утра заклинания.

Обойдя Алису вокруг, магистр положил на землю, прямо перед ней, её сумку. Она была довольно увесистой, но, что куда важнее, девушка знала её вес. Могла представить его, что помогло ей сконцентрироваться на сотворении заклинания.

Солнце уже вступило в свои законные права, ярко освещая зеленую поляну в квартале магов. Ветер почти не ощущался, а светило наконец то начало прогревать воздух. На какое-то мгновение послышалась звонкая мелодия щебечущих птиц, стайкой промчавшихся над черепицей крыш. Погожий день, один из последних, прежде чем начнутся заморозки. Они побьют остатки урожая, сделав яблоки рыхлыми и особенно сладкими. Именно такие Алиса и любит.

Сделав короткий взмах палочкой, ученица чародея произнесла заклинание. Короткое, звучащее ломаным, чужим языком, но ёмкое и звонкое. Сумка поднялась вверх быстро, замерев в воздухе. Лишь кожаная лямка, с серебряной брошью в виде маленькой птички, медленно покачивалась, свисая вниз.

Плавно опустить рюкзак, с первого раза, не удалось. Как и со второго. На третий раз сумка, прежде чем опуститься, слегка дернулась вниз, но не упала. Девушка подхватила её, плавно опустив на землю. Последующие упражнения выполнялись без использования палочки. И, стоит отметить, что поднять рюкзак в воздух с первого раза не вышло. Впрочем, Алиса быстро приноровилась, совсем скоро освоив применение заклинания.

Когда они закончили, Солнце перевалилось на другой бок небосвода, стремясь к закату. Она шла в сторону Торговой Площади, чтобы прикупить свежей сдобы и свиной колбасы. Глубоко вдыхая, она наполняла свои лёгкие свежим, прохладным воздухом портового города. Она привыкла к жизни в столице, к безумному ритму, количеству людей, сменяющим друг друга запахам и всевозможным звукам.

Купив на ужин необходимое, Алиса присела на лавку у главной улицы, ведущей к Алее Героев. Ей нравится проводить время так, наедине с собой, прежде чем направится в кельи Собора, где ей предстоит выполнить очередную домашнюю работу и, если повезёт, немного вздремнуть. Эти минуты покоя, в последнее время, стали очень ценными для неё. А завтра? Завтра её ждёт формула заклинания, некогда составленная Красусом и измененная его учеником Ронином.

Мимо проезжала повозка. По доносящемуся до неё запаху, Алиса поняла, что повозка загружена яблоками. Одними из последних в этом году. Фермер, должно быть, проклинает ночные заморозки, побившие его последний урожай.

Приподняв руку и проговорив слово, ставшее совсем уже не чуждым, Алиса подхватила с проезжающей мимо повозки яблоко. Рыхлое и особенно сладкое.


[work in progress]

Всегда хотели попробовать магические эксперименты на себе, но боялись? Узнайте что из этого выйдет в этой части!

[work in progress]

В этой части вы, по задумке автора, снова должны пустить слезу, прочитав трогательную историю спасения девушки!

[work in progress]

Действительно, кто?

[work in progress]

Любишь красть фамильные мечи? Люби и заточку в почку, как говорится.

[work in progress]

Эта история о том, как Алиса, вместе с опытной во всех отношениях женщиной, отправляются в Хилсбрад, что бы найти второй фамильный меч её семьи! У Старков и то был только один, прикиньте!

[work in progress]

В этой части вы узнаете о том, что отец Алисы оказался жив! А, вы не знали? Все думали что он погиб!

[work in progress]

История загадочного расследования! Как круто, что у нас сохранились отчёты:

rp-wow.ru/events/647.html

[work in progress]

Это жуткая история, даже рассказывать не хочу!

[work in progress]

И почему все вечно пропадают!? Где, черт бы его побрал, наставник Алисы?! Узнаете совсем скоро!

[work in progress]

Одна история занимательней другой, вот уж правда!

Анкета


Дополнительно:

Высокая требовательность


P.S. Используемые рифмы являются текстом песни «как в последний раз», музыкального ансамбля Порнофильмы

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, Defy_U!
Ваше творчество рассматривалось по критериям высокой требовательности.


Все чаще мне попадаются такие грамотные, интересные, трогательные работы, - как ваша, - в самом деле достойные зваться искусством. Данная квента имеет безусловную литературную ценность; она не только соответствует формальным минимальным критериям оценки, но даже превосходит их и заключает в себе самую настоящую уникальность, благодаря которой любой читатель, - включая меня, - во время прочтения переживет уникальный, приятный опыт и сполна насладится трудом.

И я бы с радостью разошлась широкой рецензией, описывая каждый запомнившийся момент из истории, - например, едва не выбившие слезу трогательные мечтания детей и предсказание их трагичной судьбы, - если бы она не была незавершенной. Вы знаете и не дадите мне соврать: я лишний раз удостоверилась, в самом ли деле творчество готово к проверке, и вы дали добро. Как итог, я должна вынести вердикт прекрасной, но недоделанной на целую половину работе.

Мое мнение: квента могла бы заслужить 11+ уровней в случае, если бы была целиком дописана. В данном виде она имеет относительно малый объем и оборванное ни на чем повествование, отрывочно дополненное в конце. Выношу вердикт одобрено с последующей выдачей +9 уровней на персонажа Алиса. Очень жаль, что вы решили отдать незавершенное детище "под нож" - вы, я считаю, могли бы заслужить куда более высокую оценку.

По всем вопросам касательно вердикта обращайтесь в дискорд: Земляника#1265
Удачи и вдохновения!

Проверил(а):
Земляника
Уровни выданы:
Да
17:06
23:28
496
17:23
0
Когда ты успел написать квенту? Я думал у тебя на Алиску только анкета есть) жаль не закончена, жду уже главы про Ала xD. Я как будто прочитал наброски сценария к новому диснеевскому фильму)
10:57
0
Дисней? xD Значит, всё должно закончиться тем, что она станет принцессой, не меньше
12:14
0
Няплоха