Игровое имя:
Зитени

Тьма.
Свет луны выцепил тощую фигуру, мечущуюся промеж высоких деревьев. Две ноги с
тихим металлических лязгом аккуратно переступали через корни и овраги, пытаясь
не задеть кучки жухлых листьев. Мелкими перебежками он добрался до ольхи ,
растущей на уступе. Около нее открывался отличный вид на морской утес ,
представляющий из себя большую ровную поляну за которой начиналась
бесконечность водной глади. Сероватая луна висела над морем, щедро обливая его
своим светом. И в этих сказочно красивых декорациях, прямо в центре поляны,
лежала колоссально огромное нечто. Оно представляло из себя соединение тысяч и
тысяч ромбовидных чешуек, которые являлись броней дракона. Говорят, что каждая из этих чешуек тверже
камня, и пробить чешую каким либо оружием просто невозможно. Но они все равно
попробуют. Дракон свернулся в клубок на поляне, и подходить к нему ближе пару
сотни метров было самоубийством. Массивная голова терялась где то в темноте
травы, а жирное тело изредка вздымалось, делая вдохи и выдохи. Синий гигант
спал, и на его чешуйчатой шкуре луна, словно художник, рисовала причудливый
узор. Разведчик был полностью доволен зрелищем, и после пары минут лежания в
корнях ольхи, сверкнув янтарными глазами, он резко вскочил и побежал назад, в
чащу леса.

Латникус, наша таинственная фигура, несся по знакомой лесной дороге. Ночной лес представлял из себя черную стену деревьев, слившихся в темноте, и темно-серое небо с полумесяцем. Неживой разведчик, бренча оружием и голыми костями, бежал в сторону своего лагеря под названием “Стан храбрых”. Азшарский осенний лес овеевался штормовыми ветрами и морскими бризами. Было свежо, даже очень.

Но Латникусу бьющий в лицо порывистый ветер никакого удовольствия или дискомфорта

не приносил. Единственное что его сейчас радовало – это туша синего дракона на
поляне. Он это увидел своими глазами, а значит это правда. Завтра сообщит
подтвержденную информацию войскам, и дело закрутится. Еще чуть-чуть потерпеть
, подождать, и все случится. План, который он вынашивал пару последних лет ,
наконец исполнится.
— Ты снова поздно, Латни! – Нежный голос, почти детский, встретил его при
входе в палатку не недовольством, а беспокойством. Мертвая девушка сидела в
палатке и своими холодными на ощупь, немного обгорелыми, руками держала
веретено для шитья.

Когда он вошел в палатку, она бросила инструмент на ковер
и подвинулась к нему поближе. В этой палатке на двоих было просторно, особенно
когда не было никаких сумок с сьестными припасами. Ведь в этой палатке
поселились совсем необычные постояльцы, а отрекшиеся.

— Ну и что, что поздно, зато целый! – Латникус потирал шею костлявыми пальцами. Виду

у него был стыдливый. Он действительно обещал не рисковать собой и не делать
глупостей, таких как сегодняшняя ночная разведка. Но некоторым обещаниям не
суждено держаться долго.
— Ладно, хорошо что цел. Раздобыть новые конечности тут просто нереально! –
Девушка постаралась быстро соскочить с негатива на какие то деловые темы. Она, видимо, была рада возвращению “Латни”.
Лапилит – мертвая девушка с короткими волосами и меловидным лицом. Ее почти
кукольные черты лица, пускай и безжизненного, но нравились Ланиткусу. Она обычно носила пышную бело-красную робу с роскошными плечами. Одеяния могущественной жрицы пахло цветами и немного горелым. Потому что хозяйка прически каре и платья верно служила свету ,
несмотря на то что получала от него лишь страдания. Другие отрекшиеся, видя
как она этим занимается, считали, что это такой изощренный акт суицида и
самоистязания. Но Латникус знал, что она просто хочет быть полезной. И у нее
это получалось. Бесчисленное количество раз она помогала воинам Орды с их
ранами, да и в бою она могла дать отпор святой карой. Латникус всегда был
недоволен тому, как она причиняет себе неимоверную боль, но его ворчание ее
остановить не сможет. И горелые руки сейчас обнимали его за плечи, скребя
давно посиневшую кожу мертвеца. Закончив обниматься, они сели, и разведчик
рассказал о всем, что сегодня увидел. Латникус был высоким тощим воином в кольчужной броне с мелкими вставками синего
металла.

Лицо 20-ти летнего парня посерело и потеряло какие-либо признаки жизни, но выглядело молодо. Его убили в шахте, в самом конце Третьей Войны. Сражение для него даже не началось, как он уже проиграл его. Тело было воскрешено, и от него с самого начала никто ничего не ждал. Сражаться мертвец мог, но опыта было мало, и в первых боях он постоянно получал серьезные повреждения. Гробовщики Тирисфаля часто видели его в мед пункте, и вскоре уже открыто говорили ему о том, что лучше бы он исчез навсегда. Непутевый воин не сделал ничего особенного и выдающегося. Да и сам он себя не считал кем то достойным внимания. “Сгнию – никто не заметит ” – так он говорил о себе. Его непримечательно имя, дешевая броня, неприметно оружие – все это пророчило ему тихую и бесславную кончину где то в лесах мертвецов. Но однажды, первый раз в его нежизни ему повезло: он занял место в Калимдорской экпседиции. Там же была и она.

Они приплыли в Калимдор несколько лет назад. Собственно, они были одними из
первых отрекшихся Орды. Их делегация вместе с выдающимися аптекарями и
исследователями из Подгорода поселилась в отдельной пещере в Громовом Утесе.
Город охотников и служителей земли понравился Латникусу своими завораживающими
видами степей. Орлы летали над зданиями в чистом лазурном небе без единого
облачка, а рогатые жители вели свой быт. Пришествие мертвецов их сильно
потревожило вначале, но со временем они смогли найти общий язык. Первым, кто разрешил отрекшимся вступить в Орду, был именно таурен. Латникусу не рассказывали подробностей, и мертвый воин просто выполнял свои обязанности. Вскоре он познакомился поближе с еще
одной приезжей, которой и оказалась Лапилит. Эта девушка тоже была сильно
впечатлена новым материком, и искала свое место в новом мире. Он неуверенно
подошел к ней познакомиться, и с этого началось их общение.
Нет, это была не любовь. Вряд ли мертвые черствые души могут проявлять такие
чувства. Скорее они были похожи на брата и сестру, которые в этом мире
остались одни. Их больше никто не понимал и не принимал, поэтому парочка
быстро подружилась.
Жрица была знаменита еще до экспедиции. Да и после прибытия она смогла добиться
почтения у воинов Орды: ее молитвы лечения были эффективны, и бойцы быстро
вставали на ноги после тяжелых ран. А Латникус, по сравнению с чудесной жрицей, был просто пустым местом. Он ничего не сделал чтобы оказаться рядом с ней.
Многие воины звали Лапилит в свои отряды, ведь талантливый лекарь был на все
золота. Но она всегда отказывалась, аргументируя тем, что у нее много других
забот. Латникус знал, что она его не отпустит, потому что если ему
потребуется помощь тут, в Калимдоре, то его бросят умирать. Ему было стыдно ,
очень стыдно за себя. Но скоро все изменится. Вот, уже завтра он сможет
стать достойным ее воителем. Латникус был уверен, что она будет рада тому ,
что он наконец стал сильным.

О пока они вдвоем безжизненно лежали в траве и смотрели на звезды. Мелкие белые
огоньки образовывали узоры и скопления на фоне плотной фиолетовой тьмы ночного
неба. Им не было числа, сколько не считай. Неживые уже несколько раз проводили
ночь так, и это были самые приятные моменты в их путешествии. И пусть они лежали
так много и много часов, но этого все равно было мало. Латникус хотел всегда
вот так лежать рядом с ней в оранжевой жухлой траве, принявшей серый оттенок в
ночи, и смотреть на мириады звезд в небе. Смотря на далекие звезды, он кажется сам отдалялся от проблем и переживаний. Нужны ли им слова? Нет. Некоторые вещи в этом мире можно понять без слов, и насладиться ими в тишине.
Постепенно, прямо на их глазах, небосвод становился светлее. Когда звезды
исчезли, и небо приняло грязно-белый оттенок утреннего солнца в облаках, они
решили поднимать и готовиться к новому дню. Какой то орк вышел из палатки ,
потягиваясь ото сна, и увидел двух мертвецов в траве. Сперва он на секунду
замер, после чего на половину секунды его лицо скорчилось от отвращения, а
потом сменилось принятием и безразличностью. Возможно, они действительно были
слишком инфантильны и мягки. Но смерть они не считали приговором для нежности и
доброты, особенно Лапилит. Она пыталась улыбаться каждому, кому помогала.
Многих эта улыбка нервировала, но для тяжело раненых она была ориентиром и
последним, что держало их в сознании.
Латникус доложил, что синий дракон Азурегос находится на северном уступе ,
недалеко у берега моря. Азшара была его домом, Орда и Альянс давно хотели с
ним расправиться. Дракон убил множество глупцов древности, что решили что
смогут победить его, и собрал несколько полезных артефактов. Вещи великих героев прошлого лежали прямо в
траве рядом с драконом, и казалось ждали своих новых владельцев. Войны Орды
собрали в Стане храбрых целую миниатюрную армию, и были готовы к битве с
магическим змеем. Латникусу не позоволили принимать в битве участие, а Лапилит
отказалась от этого, оправдываясь тем что собирается помогать раненым воинам в
лагере. Но, несмотря на то, что ему отказали, в этот день он вышел из лагеря
в след за войском покорителей дракона.


Битва была действительно масштабной: более четырех десятков могучих героев Орды
сейчас окружали зверя. Азурегос проснулся и раздраженно оглянулся на пришедших, понимая что битвы не избежать. Он угрожающе расправил могучие крылья, каждое по десятку метров длинной, и громко зарычал, заставляя авангард схватиться за уши в крепких шлемах. Войны на волках с ростовыми щитами и латными доспехами принимали на себя когти и зубы
чудовища. Маги и жрецы готовили магическую защиту от льда и заклинаний, ведь
синие драконы отличались обширными познаниями в магии. Говорят, что они были
первыми магами нашего мира. Неожиданно Азурегос вспыхнул и появился в десяти
метров позади защитного отряда на волках, и обдал незащищенных бойцов в легкой
броне ледяным дыханием. Но у нападающих был план Б: тролль на ящере смог
закинуть массивную бомбу прямо на шею дракона, и раздался громкий взрыв ,
разгоняющий птиц в округе. Еще несколько взрывов, и шея дракона потеряла какую
либо защищенность от ударов. Потекла темно-красная кровь и чудовище
оглушительно заревело, но уже не так угрожающе как раньше. Маги бросали шары
огня в открытую рану, а стрелки разрядили туда заготовленные арбалеты и
мушкетоны. После получаса сражения дракон наконец сдался, и, замерев на
мгновенье, он грузно свалился на обожженную траву Азшары. Воины осмотрелись ,
и кинулись за ранеными бойцами.
Латникус сидел у своей излюбленной ольхи на уступе и наблюдал за боем с
безопасного расстояния. Он по правде обрадовался победе войска, и кинулся
назад.
В чаще леса его ждало сомнительная парочка: тролль и гоблин в черных одеждах.
Он купил их услуги на сегодняшний день, и они в предвкушении ожидали своего
часа.
— Нам пора, — сказал им Латникус, быстренько меряя взглядом. Парочка
переглянулась и натянула черные маски на лица, готовя отравленные кинжалы.
Трофеи были разобраны прямо на месте. Воины, одолевшие дракона, разделили
между собой его могущественные артефакты. Один орк из авангарда, старый
высокий боец с длинной седой бородой и черными латами, заслуженно получил в
награду могущественный меч. По слухам, это был тот самый Тайфун – древний меч
воителей Калимдора калдорай. Прямой тонкий меч блестел необычным синим оттенком, давая понять что в нем содержится великая магическая сила.
Орк был сильно ранен после боя, ведь героически принял на себя основной удар
драконьей мощи. После боя пожилой воитель взял клинок и оглянул своих товарищей
взглядом. Они попрощались, и верный волк понес его в бинтах и ранах назад в
лагерь. Тут Латникус и начал исполнять свой план. Когда горды воитель отдалился
от своего отряда достаточно, в сторону шеи волка метко метнули кинжал. Скакун
остановился прямо на полной ходу, и наездник со всей силы влетел в дорогу ,
проскользив еще пару метров по инерции. Волк был парализовал ядом, а орк
медленно вставал с земли, украдкой оглядываясь. В этот момент в нем подбегали
двое наемников в черных одеждах, чтобы прикончить. Орк заметил их, и начал
готовить ответный удар, присев на одно колено. Внезапным взглядом меча он разрубил
гоблина в районе шеи и плеч, а тролля располовинил в пузе. Парочка прожила
недолго, но была необходимым реквизитом для его плана. Сам Латникус внезапно
оказался за спиной воина и с расстояния пронзил его копьем прямо в середину
спины. Орк охнул и выпустил меч из рук, умирая от прямого удара в сердце. Тело
грохнулось вперед и вытекшая кровь соединилась с лужами крови гоблина и тролля.
Меч лежал в общей луже крови, и его лезвие, покрытое кровью, грязно
блестело. Белое, как чистый лист бумаги,
небо висело над лесной дорогой. На горизонте и с той и с другой стороны
никого не было, и Латникус с опаской потянулся к мечу. Все произошло не так,
как он планировал, но все равно удачно. Он отложил свое копье в кровь, и вместе
с мечом побежал в сторону леса. А меч почему-то больше не отчищался от крови.
Его лезвие стало красноватым и обрело жирный лоснящийся блеск.

Они снова был вместе: Лапилит и Латникус на века. Он никак
не обьяснил, откуда взялся неописуемо сильный магический меч в его руках. Его
силы хватало на то, чтобы разрубить любого противника в мгновении ока. Все
противники падали от одного удара разящего меча Тайфун. Латникус и Лапилит
прославились как непобедимые мертвые странники Калимдора. С добрым именем
Лапилит, которое знали повсюду, и с силой Латникуса, они были лучшими, кого
только свет мог видывать. Его мечта, с помощью грязи и подлости, наконец
исполнилась. Он бесчестно убил того
воина, пронзив его со спины. Но все это он делал для добрых целей, чтобы
порадовать Лапилит, свою избранницу. Она лишь подозрительно и с опаской
посмотрела на него, но не стала спрашивать что-либо. Лапи Латни полностью
доверяла, ведь кому как ни ему доверять во всем мире. Рад ли он был? Конечно
рад. Правда, больше тех моментов с лежания в траве у них не было и не будет.
Тот был последним.
Они их поймали. Двадцать подонков окружили их где-то в степях. Они пронзили
Лапилит копьями, подняв над землей. Латникуса, ревущего от ярости, пригвоздили
к земле, но калечить не стали.
Жрица, висевшая над землей, с трудом повернула голову с
хрипя от раны выдохнула:
-Его не трогайте, одну меня…
— Лежи-лежи, мы не за тобой пришли! – Рассмеялся надменный
орк, который своим ботинком держал голову воина у земли. Латникус смотрел на суматоху довольных
предателей, которые перекрикивали друг друга. Они поймали нас, поймали…

Вопреки всем ожиданиям поймали их из-за Лапи. Они ненавидели
ее за то, что их компашка забирала всю работу у мелких путешественников там,
где появлялась. Латникуса они до сих пор считали только мелким бесполезным сподручным,
которого жрица взяла из жалости. Лапилит отнимала у них доход, просто и честно
выполняя свою работу. Она не хотела им зла, не желала богатства и славы. Лапи
лишь желала наполнить добром и спокойствием края, в которых появлялась. Эта
несправедливость, эта кошмарное возмездие за подлость Латникуса. Это его должны
были распять, освобождая Лапилит от мучений заботы за ним. Это он во всем
виноват, а не святая Лапи, которая отдала всю себя на помощь нуждающимся.
А кровавый меч лишь жадно блестел в ножнах на поясе. Латникус с огромным
усилием пытался дотянуться до рукояти. Медленно, ломая кости и сухожилия, он
тянул руку назад. Орк заметил эти потуги, и с хохотом придавил его сапогом
посильнее. Его рука трещала и крошилась, но он продолжал.
Это слишком малые мучения, он должен испытать большие. Он заслужил вечные
страдания за свою подлость, за свои надежды на то, что хорошие времена будут
длиться вечно.
А лидер подонков подошел к Лапи и начал свою речь. Он обвинял ее в связях с
Альянсом и грабежах, которые естественно она не совершала. Затем, они опустили
ее пониже и …
Отрубили голову.
И мир Латникуса навсегда изменился. Он наконец дотянулся до рукояти, и меч
словно сам отрезал орку пятку. Тот завопил и слез, отпуская неживого. Латникус
безумно быстро вскочил и начал резать всех, кто оказался рядом. Он кричал и
махал кровавым лезвием из стороны в сторону, отрубая живым противникам
конечности и порождая у остальных ужас. Несмотря на численное превосходство,
они уверенно проигрывали. Он все наносил удар за ударом, затем парировал топоры
противника и обезвреживал их, отрубая кисти рук. Затем он производил отработанный
точный взмах, отрубая голову. Оставшиеся тролли и орки убегали от него, уже
даже не защищаясь. Единственным, кто решил дать ему отпор, был лидер бандитов.
Он взял оба топора наизготовку, и бросился вперед с яростным кличем. Но этот
жалкий клич был куда слабее того, что Латникус нес с собой. Неживой был одержим
неистовой ненавистью ко всем им. Казалось, в этот момент он возненавидел весь
мир за то, что тот позволил подобной ситуации случиться. Лидер не смог выстоять
долго: клинок Латникуса был слишком быстр. В несколько взмахов он лишил
противника рук и разрубил по диагонали. Вечернее солнце в закате освещало меч и
броню Латникуса, покрытые густым слоем крови. Мутная жидкость малинового цвета
стекалась на краях брони и лезвия, и иногда капала на коричневатую землю
степей. Он неподвижно стоял посреди тихого поля брани, на котором остался один.
А закат красиво и беспристрастно обдавал оранжевым теплым светом все предметы
на поле: безумного воителя, потерявшего все в этой нежизни, и трупы, трупы,
трупы …
В этот вечер в степях погибли двадцать один воин Орды. Одним из них была жрица
из Подгорода, а остальные состояли в разных отрядах путешественников Калимдора.
Причину убийства и убийцу так и не нашли. Но делом все же решили заняться, ведь
подобное нельзя просто проигнорировать.

В Оргриммар пришло письмо на имя жрицы-отрекшейся Санитойэр
Пилюллейр. Это была неживая девушка высокого роста, которая смогла довольно
таки хорошо сохраниться. Она носила бело-синее одеяние с воротником, и
небольшие аккуратные туфли. Длинные русые волосы потеряли часть своей красоты и
цвета, и теперь отливали мутной сединой. Она, как и другие путешественники
Калимдора, должна заняться делом о таинственном убийце степей. После того
случая с 21 жертвой погибло еще несколько десятков ни в чем не повинных
странников. Санитойэр была отрекшийся, а значит могла подойти к вопросу с
другой стороны – так думали отправители.
К своей подруге в Оргриммаре подключилась и Зитени Моргинг – знаменитый раздолбай. Санитойэр пускай и не много зарабатывает, но она
прославилась своей честностью, исполнительностью и добротой к пациентам. Она
часто использовала вредную для нее светлую магию, которая словно сжигала ее
руки. Зитени же абсолютно на напрягалась, пребывая в городе воинов: где-то она
уже успела раздобыть табак, и теперь доставала всех вокруг своей дымящей
трубкой. Вот и сейчас они раздражительно разложила кости на низеньком пне, и
дымила на всю округу. Одета он была в кожаную курточку нараспашку и сероватую
неаккуратную рубаху. Зеленые штаны и черные высокие сапоги казались ей велики,
но хорошо подходили под образ безбашенной авантюристки. Черные клоки волос она
собрала в два хвостика, которые болтались из сторону в сторону при движении.
Кожа ее была ужасающе бледной, а на довольном улыбающемся лице под глазами была
неопрятно размазана черная тушь. Косметика?
Санитойэр подошла к ней, не став удивляться тому, что подруга тунеянец смогла
удобно устроиться даже на пне, и, развеяв дым рядом с собой рукой, начала:
— Зитени, у нас появилось серьезное дело. Нам нужно найти
таинственного убийцу. Он терроризирует окрестности поселений в Южных Степях.
— Ай? – Подруга лишь отложила трубку в сторону, выдохнув сизый дым из
неработающих легкий. Зачем она курила никто не понимал.
-Наш маньяк работает не за деньги, ведь он никогда не осматривает
трупы и не снимает с них ни украшения, ни золото. – Санитойэр уже начала
придумывать план того, как найти нарушителя.
— Так если он не за деньги чуваков решает, то ты хочешь
приманкой быть, угадала? – Зитени уже пыталась раскрыть планы своей
ответственной и смелой подруги, но ошиблась.
-Нет, Зити, мы сначала должны понять, что или кто это.
Потому что все, кто пытался задавить его числом, сейчас мертвы!

-Если типчик один, то логично на него толпой наброситься! –
На бледном лице Зитени, с размазанной у глаз косметикой, появилась широкая
улыбка.
-Нет, не логично! Поэтому все предыдущие искатели и умирали.
Они не знали, против чего борются! – Санитойэр сформировала в голове план, и
закончила этот бессмысленный разговор, в котором Зитени была максимально
несерьезной.
-Поступим так: перед тем, как противостоять ему, расспросим
жителей степей о всех необычных случаях в их краях. Сплетни, сказки, страшилки
– все это имеет правдивый основания. Так мы сможем понять, против чего
сражаемся.
Санитойэр поставила точку в этой разговоре. Зитени докурила
свою трубку и поднялась с пня. Начинали они незамедлительно, чтобы никто другой
их не опередил.
Полуденное солнце степей заставляло двух неживых девушек щурить
мертвые глаза. Говорят, что на этом солнце в полдень можно приготовить яичницу
прямо на камнях. Зитени и Санитойэр не боялись солнечных лучей, так как совсем
на них не реагировали. Зитени меланхолично оперлась рукой на край повозки с
кодо, наблюдая за пейзажем. Далекие невысокие горы коричневого цвета, частые
знамена и указатели. Голубое небо и палящий солнечный диск прямо в его центре
освещали камни и песок. Зитени лениво повернулась и посмотрела на орка рядом,
попытавшегося опереться на деревянную балку. Тот дотронулся до нее и сразу же
отпрянул, изрыгая ругательства. Балка была раскалена настолько, что казалась
открытым огнем. Она лишь улыбнулась и коротко рассмеялась ему в лицо.
Повозка доехала до поселения, в котором две девушки сошли.
Их встретили дети орков, которые толпой окружили необычных путешественниц. Один
из них схватился за нос и картинно изобразил вонь, а другие засмеялись.
Санитойэр шла по дороге, не обращая на детей внимания, а Зитени раздраженно
достала трубку. Забив ее, она выдохнула в орчонка табачный дым и тот
закашлялся. Затем мать крикнула на детей, а те перестали следовать за ними. Они
дошли до местной таверны, и зашли в прохладную тень. После они оглянулись и неловко откашлялись.
Посетители мельком глянули на вошедших, и отвернулись по своим делам. Путницы
же пошли к хозяину. Зитени привычно начала заказывать пивко, но Санитойэр шикнула
на нее и начала разговор.
— Мы с подругой пришли сюда узнать интересные и мрачные
истории. Например, знаете ли вы
каких-нибудь убийц, чудовищ, нечисть, что орудуют в округе?
-Тролль хозяин недовольно посмотрел на жрицу, которая
пыталась выглядеть дружелюбно и доверительно, и сказал:
-Слушай, баба, у нас тут заказывать надо, прежде чем болтать!
-Зитени торжествующе посмотрела на подругу и заказала то,
что хотела изначально. Тролль кивнул и вылил из бурдюка под столом грог в две
деревянные кружки. Зитени взяла одну из них и выпила залпом. После этого она
взяла и вторую, и начала долго кропотливо ее высасывать, посматривая на
Санитойэр. Тролль оглянулся и заговорил с полотенцем в руках:
— У нас края то раньше спокойные были, но потом тут одно бедствие появилось.
Убивает всех и вся без разбору, кто под руку попадется. По следам выяснили, что
падлюка один! – Санитойэр внимательно слушала хозяина, цепляя важные крупицы
информации. Зитени начала громко выхлебывать напиток со дна кружки, отчего
подруга недовольно посмотрела на нее. Пьющая лишь удивленно глянула в ответ, и
допила наконец свою гадость.
— Короче говоря: те, кто его поймать пытаются, все огребали
то полной. Вам я за ним идти не советую, — тролль посмотрел на нежить с
растрепанными волосами, которая казалось вообще не слушала рассказ. Зитени
отреагировала на взгляд недовольным выражением лица и ответила:
-Да не бойся, дядя клыкастый! Мы этого парня как орешек щелкнем, он даже испугаться не успеет!

— Тролль не стал что-то говорить и лишь перевел взгляд на
Санитойэр. Та кивнула, и дернула Зитени на выход. Подруга поблагодарила хозяина
за пойло, и они вышли наружу.
-Нужно узнать о его способностях, — твердо решила Санитойэр.
Зитени же оглядывалась на незнакомых орков и тауренов, которые занимались
своими бытовыми делами.
День шел на убыль, остаться они решили в поселении. Когда
стемнело, собрались вместе с детьми и взрослыми у костра, и решили
приобщиться к быту деревни. Они сели на бревна, и смогли собрали на себе взгляды
окружающих. Редко отрекшиеся бывали в этих землях.
Зитени сразу же нашла общий язык с местными детьми, и стала рассказывать им
истории из Тирисфаля.
— А вот это история произошла с моими знакомыми в
далеки-далеких лесах! – Они протягивала слоги и слова, пытаясь сделать свою
речь более заинтересовывающей. – В одном городе жила девочка с семьей. Однажды
мать попросила ее сходить на улицу, за едой, и дала немного денег. У людей так
принято. Семья была не богатой, поэтому монеток у них было совсем мало, и на
хорошее мясо не хватало. Но девочка встретила на улице бабку, которая казалась
дружелюбной. Она показала девочке пирожки по совсем маленькой цене, меньше чем
в любом магазине! Пирожки с мясом казались сытными, да и за такую цену это был
лучший выбор! Девочка вернулась домой, к семьей, и накормила всех пирожками. А
на следующее утро у них пропал отец из семьи. Искали-искали, но не нашли…
-Может он на войну ушел? -Спросил один ребенок у костра. Зитени недовольно
надулась от того, что ее перебили, и отрицательно покачала головой. Ребенок
смолк, и она продолжила историю:
— Вот, девочка вышла снова на улицу, купить еды для себя и матери. А там на
углу снова стояла та старуха, которая ей помахала рукой. Они показала девочке
еще пирожки с мясом, которые были теперь еще дешевле! И девочка, конечно,
купила их, ведь в семье и так проблемы были, куда ей еще податься. А на утро
следующего дня у девочки пропала мать!
Дети у костра затихли, а взрослые глянули на Зитени с
улыбками. Санитойэр сгорала со стыда, пытаясь прикрыть лицо руками. Зитени несмотря
ни на что продолжала свой рассказ:
-И вот, голодная и одинокая девочка, которую все бросили,
вышла на улицу снова. Они шла и шла, и совсем не знала, что ей теперь делать.
Она завернула в знакомый угол, и увидела знакомую бабку. Они спросила девочку: ”
Что такое, девочка, что то ты сегодня совсем опечалилась!”. ” Да вот, родители
пропали, не знаю, что делать”- сказала ей девочка. А старуха улыбнулась и
закричала: “К маме с папой хочешь? Так вот сейчас тогда я к ним тебя отправлю!”.
И старуха взяла девочку, и засунула под пальто!
После того, как Зитени жестикулируя показала, как девочку
засовывали под пальто, дети переглянулись и недоуменно посмотрели на нее.
Рассказчица ожидала бурной реакции, но дети спокойно приняли историю и ничуть
не испугались. Они не понимали того, что им рассказали страшилку. Или же в этом
виновато неумение Зитени рассказывать истории.
-А что с девочкой то стало? Почему это в лесах произошло,
если все в городе было? Какие знакомые вам рассказали, если вся семья умерла? –
Спрашивали дети, потирая глаза от
усталости.
-Ну, из нее пирожки сделали и других детей накормили!
Зитени рассчитывала, что дети испугаются, поэтому недовольно
надулась и замолчала.

— А что плохого в том, что людей в городе покормили? –
Спросил один тауренский ребенок, смотря на Зитени с искреннем выражением лица.
— Так других же людей ради этого убили! – Зитени всплеснула
руками, пытаясь донести до собравшихся посыл истории. Дети продолжали молчать,
пока тот ребенок орка не сказал вновь.
— И поделом этим людям, они моего папу на войне убили!
Тут уже рассказчица умолкла и задумчиво посмотрела на огонь
костра. Тишину развеяла Санитойэр, спрашивая у местных:
-А вы знаете какие-нибудь истории, которые в округе
случались?
Один из троллей деревни оглянулся и робко начал рассказывать
историю.
-У нас уже год как бедствие шастает по долине, большая беда!
Все, что делает у нас на земле- это виноват дух мщения!
-Что за дух мщения? – Зитени дерзко посмотрела на тролля,
недовольная от того, что ее рассказ не пришелся никому по вкусу.
— В наших степях однажды были двое влюбленных, парень и
девушка. Они любили друг друга, вот прямо никогда такой любви не видел свет! Но
потом их нашли и попытались ограбить. Вот, собрались разбойники,
больше дюжины рыл, и окружили их на большой дороге!
И стали их грабить, мол денюжки сюда давайте, драгоценности.
У парочки не было ничего, вот поэтому разбойники грохнули любимую, чем и
разгневали ее возлюбленного. Тот взял какой то красный меч, и порубил этих
грабителей на кусочки. И с тех пор этот мстительный дух бродит по степям нашим,
да режет всех направо и налево!
История выглядела несуразно, но все равно страшнее и
реалистичнее, чем первая. Дети и взрослые замолчали, и на многих лицах
появилось беспокойство. Санитойэр провела параллели между рассказом хозяина
таверны и этой историей. Были как и совпадения, так и расхождения.
Зитени, казалось, вообще не думала о задании. Она начала
доказывать местным, что ее история страшнее и таинственнее, чем рассказ про “Влюбленного
и дюжины разбойников”. Санитойэр шикнула, и они отошли от костра подальше,
обсудить дела.
-Зити, наш противник – одиночка с необычным мечом. Противостоять
ему открыто- это безумство, нам надо хорошо подумать над тем, как его одолеть!
– Жрица обдумывала все варианты того, как можно справиться с безумцем.
-Так они же не скрывается, это легко будет. Возьмем копье,
да подлиннее, и с легкостью одолеем этого идиота!
Зитени была права. Несмотря на элементарный, первобытный ход
мыслей, любого мечника можно было одолеть копейщиком. Дистанция оружий будет
разной, да и опытных специалистов хоть и мало, но можно найти хотя бы одного,
кто согласится пойти. Правда, самонадеянная воительница была против: Зитени
хотела сама попробовать управиться с противником новым копьем. Санитойэр не
поддержала ее стремления, ведь игры играми, но тут и умереть можно.
-Да нормально все будет, не первого урода убиваем! – Зитени
лишь отмахивалась от подруги. Деньги за устранение цели она ни с кем делить не хотела.
Заночевали они в деревне. Ну как заночевали: они
вдвоем сидели на скамейке и смотрели на россыпь звезд в чистом черном небе.
Зитени болтала ногами в черных ботинках, а Санитойэр вспоминала молитвы,
адресованные к небесам. Вспоминая прошлое, она часто задавала себе вопрос: как
они сюда попали?

Сперва парочка путешествовала по степям с целью очищения
курганов иглошкурых от нежити. Собрался недюжий отряд, в котором было
необходимо иметь несколько жрецов света, имеющих опыт в борьбе с нежитью.
Санитойэр пригласили прямо из Тирисфаля. Зитени же она взяла с собой… По
ошибке. В отряде оставалось место, и
надежная подруга от балды согласилась на смертельно опасную миссию, говоря что
это: “Круто”.
Зитени куда то отошла, и Санитойэр поежилась от холодного ветра, который
разносился по степям ночью. Воительница ушла в сторону все еще работающей
таверны, в которой горел слабый свет.
Она села на знакомое место у стойки хозяина, и тот вскоре подошел. Как и раньше
Зитени засосала две кружки грога, абсолютно ничего не почувствовав при этом.
Рядом с ней сидел старый седой орк в одежде вольного
фермера. В стороне стояли ржавые вилы, грязные от земли. Орк оглянулся пару
раз на Зитени, не решаясь начинать разговор. Девушка взяла кружку зубами и подняла
ее над стойкой, высасывая последнее содержимое. Орк ухмыльнулся, и сказал:
— Что это вы так пьешь, уже вторую кружку залпом выжираешь!
-Скучно мне, дядя… — Зитени ничуть не врала. Пускай
путешествие в далекие земли было интересным и познавательным, но временами они
вообще не понимала, где и зачем она находится.
-А сегодняшняя история заставила меня кое-что вспомнить. –
Старый орк потер морщинистый лоб, припоминая прошлое. – Что вам Тохунга
рассказал, то правда только наполовину.
Зитени оглянулась на него с кружкой в зубах, и в ее
немигающем мертвом взгляде проскочил немой вопрос: ”Кто такой Тохунга?”.
Орк стал вдаваться в обьяснения, и начала свой рассказ,
вернее свою его версию.
-Был когда-то парень один по типу вас, мертвый. Вот он со
своей бабой-жрицей путешествовал по северный землям, да и раздобыл где там то
меч легендарной силы, — рассказчик подчеркивал особо важные слова своим громогласным
басом, и часто ухмылялся.

– Однажды их остановили в нашем районе, и жрицу убили какие то отморозки, после чего парень всех перебил. С тех пор он бродит по этим землям, убивая каждого, кто бросит
ему вызов. Обезумел он с потери. – Зитени лишь опустила кружку и в ответ на информацию спросила:
-Вы не против, если я пыхну?
Орк поднял бровь, но не противился. Тогда Девушку заправила
трубку из черного дерева и задымила, с довольным лицом пуская дым изо рта.
-А началось все с того, что войско великого воина Вирсуза, земля ему пухом,
собралось и одолело древнего дракона в северный лесах. Вирсуза, настоящего героя
и бойца, подло убили где то на лесной дорогое. Он всегда был одиночкой, и
доверял только своему волку. Видать поэтому он один и отправился в лагеры по
лесам. Мерзавцы взяли у него тот самый магический меч невиданной силы. Я это
помню, дело громким было. Грабителей не нашли, а искали хорошо…
-А вы откуда все это знаете? – Зитени смотрела в деревянный
потолок здания и пускала серый дым в полумрак.
-Я тогда работал в тех лесах, строили сторожевые башни, и
прочее. Орде всегда нужны строители. – Седой орк с улыбкой вспоминал прошлое,
потягивая некрепкую выпивку. Но продолжил:
— Если это он убил Вирсуза, то заслужил смерти. Он заслужил даже больше, чем смерть
за то что убил героя Орды. Правда, его можно понять, у него же бабу убили…
Орк дальше не стал рассказывать что то, а в молчании допивал содержимое своей
кружки.
Честно говоря, Зитени не отличалась умом. У нее была плохая память, соображала
она тоже не очень. Но она смогла выдумать план, который казался ей гениальным
тактическим решением против данного противника. Весь рассказ орка на не
посчитала важным и забыла.
-Ну, если он безумен и помешался на своей жрице мертвой, то
значит когда он увидит Сани, то может принять ее за свою бабу! Тогда то я и
порублю своим копьем, напав со спины!
Довольная собой она усмехнулась в темноту, и пошла
прочь.

Утром она рассказал свой гениальный план Санитойэр. Та лишь
спросила об источнике столь подробной информации, но не стала спорить. По
крайней мере, если не это, то Зитени сама нападет в лоб- так думала жрица. Она
не хотела жертвовать подругой ради миссии, которую поручили именно ей. Они
выдвинулись в место, где чаще всего происходили нападения.
Днем они нашли Зитени копье, и обсудили все детали предстоящего. Вечером они
пошли на место, где их цель видели в последний раз. Степи снова покрылись
оранжевым светом заходящего солнца, и камни оставляли длинные тени на пустыре.
В скалах они нашли идеальное место для их плана, и Зитени засела именно там, в
горячих камнях. Санитойэр присыпала ее землей и песком сверху, заставляя
выругаться за испорченную прическу. Затем, жрица в одиночестве пошла
патрулировать это участок, дожидаясь обьекта.
-Все-таки план с приманкой, — Усмехнулась она про себя.
Враг не заставил себя долго ждать. По горной тропинке она
заметила впереди плетущуюся фигуру, которая волочит длинный тонкий клинок по
песку. Прохожий оглянулся, и, заметив Санитойэр, прибавил шагу. Вблизи можно
было разглядеть обожженное солнцем лицо и руки. Девушка тоже ускорила шаг, и
почти бегом кинулась к месту засады.
Она добежала до Зитени в засаде, и встала на свое место.
Цель медленно, но верно шла, сверкая янтарными глазами. Солнце светило со
стороны Санитойэр, не позволяя нападающему разглядеть ее.
— Остановись! – Выпалила жрица, надеясь хоть как то связаться с безумцем. Он
нетороплива подходил, и наконец встал между камнями, где Зитени спряталась с
копьем, и Санитойэр. Солнце больше не светило ему в глаза и он широко раскрыл
глаза, оглядывая противника. Его лицо было покрыто песком и грязью, а остатки
щек безвольно болтались где то на скулах, так и грозя оторваться в любой
момент. На выжженных палящим солнцем плечах уже почти не осталось кожи, и
черноватая гнилая плоть и мышцы торчали всем напоказ. Он удивленно, шокировано
посмотрел на Санитойэр, и остановился, опустив руки:
-Ла-пи, — раздельно произнес он, раскрывая обожженные сухие
губы. Если бы он мог заплакать, то скорее всего бы и сделал это. Ведь он,
убийца Латникус, наконец увидел ту, за которую мстил все это время.
Обессиленный, опустившийся разрушитель, убивавший целые отряды, остановился
чтобы взглянуть в глаза своему прошлому. Что то он смог вспомнить, что то нет,
но сейчас он вдруг понял, что променял единственного настоящего друга, что
готова была отдать за него жизнь, на сомнительную силу. Он взглянул на
красноватый меч в руке, яростно блестевший в оранжевом свете заходящего солнца,
и его челюсть задрожала от горя утраты. Хотел стать сильнее чтобы ни от кого
не зависеть и не стыдиться Лапилит, но став таковым, оказался на горе из трупов
врагов и друзей. В полном, беспросветном одиночестве.
— Попался, который кусался!!! – Зитени с громогласным криком
выпрыгнула из под камней и пронзила Латникуса прямо в плечо ведущей руки.
Вопреки ожиданиям, рука не отвалилась, и вестник бедствия смог размахнуться мечом
и сделать выпад назад. Зитени в мгновение ока лишилась руки, но левой, пустой.
Копье она вернула в исходное положение, и намеревалась сделать еще один удар.
Санитойэр воззвала к силам света, и из ее рук вырвалась кара для Латникуса. Его
обвила белая яркая молния, сковывая движения ужасающей болью. Такую же боль
чувствовала и Сани, но ей не привыкать. Секунда, выигранная жрицей,
позволила Зитени нанести еще один
колющий удар по плечу руки с мечом, и та наконец отвалилась. Меч с звоном упал
на камни и песок вместе с рукой мертвеца. А Латникус лишь посмотрел вслед
своему мечу, и затем поднял взгляд на жрицу в бело-синих одеяниях. Она смотрела
прямо на него, с тем же самым взглядом грустного сострадания, с которым Лапи
глядела на него в последние моменты своей нежизни. Латникус опустил глаза и
уставился куда-то в пустоту, признавая свою великую ошибку. Санитойэр не
хватало сил его добить, ведь она кажется тоже поняла, что разрушителя терзают
душевные страдания, которые никак не могла облегчить. А Зитени ни в чем ни
бывало подобрала в руку длинный меч противника с песка и одним точным взмахом
снизу вверх с поразительной легкостью разрубила того по диагонали. Две половины
упали и больше не двигались, выплескивая гной.

Зитени и Санитойэр шли по дороге назад, и в спину им светило
заходящее солнце. Мечница тащила трофейное оружие противника и свою вторую
руку, и говорила радостным тоном:
-Видала, как я порубила того урода? Классный меч, скажу я
тебе!
-Оставишь его себе? – Санитойэр осторожно осматривала клинок
в руках подруги.
-Не-не, он слишком тяжелый, это во-первых, а во вторых его
можно забарыжить в Оргре за баснословную сумму какому-нибудь толстосуму
коллекционеру. Смотри, как он классно светится, мы на нем кассу поднимем!
Санотойэр в ответ лишь слабо улыбнулась, и дальше
раздумывала над жизнью и смертью их сегодняшнего противника. Она считала, что
люди не становятся злодеями просто так, но не должны опускаться до безумия в
своем горе. Да, месть за любимого человека – вещь естественная, но эти
разрушительные желания нужно пересилить ради блага окружающих. Зитени не хочет
оставлять у себя этот губительный меч из-за того, что он принес прошлому
владельцу лишь беды? Она думает, что подобная вещь разрушит нашу дружбу, и
когда-нибудь ей придется мстить им за меня? – Так думала Санитойэр, идя по
пыльной дороге степей. Тут темнело быстро, и вот уже их окутывала темная,
обволакивающая тьма. Издалека мерцали и носились по своим делам мелкие одинокие
огоньки факелов.
А Зитени не думала о таком. Она победно шагала, поднимая пыль и довольно
улыбалась: “Деньги- круто. Меч -это тоже классно, но деньги круче. Куплю себе
классный крутецкий шлем, буду в нем ходить как крутая!”
Слова “круто” и ”классно” были в ее лексиконе и мыслях
основными. Вместе они возвращались в то поселение в Южных Степях, где
обязательно обрадуют жителей новость об устранении бедствия.

-Оружием, которое он взял для защиты дорогого, он это дорогое и загубил, — Санитойэр коротко подвела итог случившегося. Зитени тоже вдруг захотелось сказать что то глубокое и осмысленное, и она скорчила умное лицо с дымящей трубкой в зубах:

-Хотел как лучше, а получилось как всегда. А я вот шлем хочу новый, чтобы прям крутой был !

Зитени и Санитойэр шли по теплой ночной степи, редко обдуваемые ветерком. Даже луна больше не светила...

Тьма.




Дополнительно:

Высокоя требовательность

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Изначально планы складывались на обширную рецензию с разбором каждой допущенной грамматической и пунктуационной ошибкой, но, чем дольше происходило погружение в ваше творчество при прочтении, тем меньше хотелось что-либо делать, оставалось желание лишь читать. Вам удалось создать действительно приятное чтиво, которое заслуживает звания " история " из личной жизни вашего персонажа. Это очень мягкий и плавный пролог с повествованием корня истории, плавный перепад к основным лицам с интересным развитием сюжета и раскрытием личностей. По окончанию прочтения осталось такое впечатление, словно завершилось прочтение книги, продолжение которой может существовать, но ее забрали, оставив логичное завершение сцены. Вроде бы и удовлетворение пришло, но хотелось еще.

Даже не взирая на имеющиеся ошибки и отсутствие оформления, которое могло бы слегка приукрасить общее восприятие текста - мне действительно понравилось ваше творчество. Наличие литературных стилей и выдержка преподнесения информации в книжном стиле, действительно погружают в прочтение и заставляют читать, вызывая исключительно положительные впечатления, что определенно говорит само за себя. И самое главное, вам удалось отстраниться от прошлой неудачной истории и преподнести нечто более внятное и действительно впечатляющее.

Ознакомившись с вашим творчеством высокой требовательности, выношу вердикт " Одобрено " с последующей выдачей +10 уровней на персонажа, с игровым именем Зитени. По всем вопросам относительно принятого решения, вы можете смело обращаться в Discord: Stem#1769.

Мне действительно было приятно ознакомиться с вашим творчеством.
С уважением, Stem.

Проверил(а):
Stem
Уровни выданы:
Да
11:14
15:42
490
Нет комментариев. Ваш будет первым!