Игровое имя:
Агррош




«Мне известно моё положение. И я принимаю его. Это мой ребёнок и я выращу его, чего бы мне это ни стоило. Он вырастет прекрасным маг'харом, лучшим из своего клана. Я буду любить его не смотря ни на что и никогда его не покину. Даю вам своё честное слово».






В тот вечер, когда это случилось, крики сотрясли саму гору Ошу’гун. Праздные орки, опьянённые, раззадоренные праздником Кош'харг, один за другим хватали свои топоры в порыве ярости, призывали остальных сейчас же пойти отомстить. Кто-то звал на помощь. Все кричали, у каждого для этого была причина. А причиной этому была молодая орчиха из клана Северного Волка, принесённая обратно в лагерь своими сородичами. Окровавленная, она бездыханно лежала на шкуре рядом с большим костром, а над ней склонили головы шаманы из разных кланов, до охрипи споря друг с другом, как им поступить в этой ситуации.

И двух лет не прошло с момента её собственного обряда посвящения Ом'риггор. Родители гордились Агрой, которая не только смогла успешно пройти испытание, но и принести с собой целых три туши здоровенных талбуков. Шаман клана пророчил Агре путь великой охотницы, воительницы и образцовой орчихи своего клана. Её взяли с собой на Кош'харг, чтобы похвалиться ещё одним достойным орком перед остальными и отпустили на состязание по охоте, вместе с орками-подростками из других кланов. Молодые орки вернулись в лагерь, запыхавшиеся, с округлёнными от ужаса глазами. Они кричали, что на одного из них напали гиганты и звали на помощь всех, кого только можно. Агры среди них не было. Взрослым оркам два раза не нужно было повторять. В этот праздник каждый из них чувствовал особое расположение духа, отзывчивости и единения с остальными своими сородичами. И как только по клановым лагерям прошёл слух, что один из их молодых не вернулся с охоты, от желающих помочь не было отбоя. Целая армия орков двинулась в ближайший лес, родители Агры шли в первых рядах, клича свою дочь среди деревьев. Не минуло и четверти часа, как они нашли её. И не её одну. Небольшая стая гигантских огронов обступила бедную Агру, весело хохоча над её бездвижным телом. Самый маленький из них, должно быть, ребёнок этих монстров, навис над телом Агры, а его глупое одноглазое лицо выражало крайнюю степень наслаждения. От увиденного орки пришли в бешенство. Лес разразился гулом сотен голосов, огроны повернули свои головы в сторону громового шума, пытаясь понять, в чём же дело. Их отсечённые головы так и выражали слишком затянувшуюся гримасу любопытства, ибо атака разъярённых орков была молниеносной. Один за другим падали слишком глупые гиганты, орки буквально карабкались по ним, с неконтролируемым желанием собственноручно придушить тварей тянулись к их шеям. Нависшему над Агрой молодому огрону родители бедной девушки проломили череп. Битва закончилась, тело Агры без движения лежало на траве, её лицо застыло в выражении ужаса и отвращения, правая рука была вывихнута под неестественным углом, а из промежностей текла кровь. Как можно скорее её понесли в лагерь. Мерно потрескивал костёр рядом с Агрой, где-то вдалеке слышались недовольные крики орков, но рядом с ней было тихо. Стихии поддерживали жизнь в её умирающем теле, но даже они не были в силах остановить неизбежный конец. Шаманы наконец перестали спорить, это означало, что они пришли к общему мнению. Выйдя вперёд, Дрек’Тар с глубоким вздохом оповестил присутствующих об их окончательном решении и единственном шансе спасти Агру. Все понимали, что он не был доволен этим решением, но раз даже он его принял, то другого выхода и правда не было. Скрепя сердца, шаманы приняли решение провести старый кровавый ритуал, которым когда-то пользовался клан Кровавой Глазницы, чтобы наделить орков невероятной силой и выносливостью, но с одной лишь разницей: ритуал будет остановлен сразу, как только тело Агры окрепнет достаточно, чтобы жизнь в нём могла поддерживаться натуральным способом.



И так шаманы спасли молодую орчиху от верной смерти. Она была спасена, возвращена из цепких когтей смерти назад, к своим родителям и к сородичам. Но подарки судьбы на этом не закончились. Через два месяца стало очевидно, что Агра беременна. Она не покидала стен родного поселения и чаще всего оставалась дома под присмотром родителей, а посему это могло означать только одно: гигантская тварь в тот злополучный вечер передала ей своё семя. В клане понимали, что это за ребёнок и откуда, а посему у многих были серьёзные сомнения на этот счёт. Но Северные Волки всегда славились своей общностью и особыми, тесными связями друг с другом, в связи с чем и была решена судьба этого ребёнка. Шаманы дали своё благословение, а родители взяли с Агры слово, что она будет любить своего ребёнка, как если бы он был рождён от возлюбленного орка.


И вот на свет появился Агррош. Именно это имя выбрала для своего сына Агра, имя, которое значило «Сердце Агры». Роды прошли крайне тяжело, пришлось в скором порядке созывать всех повитух и шаманов округи, чтобы они хоть как-то облегчили появление на свет Агрроша. Ещё младенцем, он отличался огромным ростом, раза в два больше самого обычного орочьего новорождённого. На чудо-ребёнка пришёл посмотреть и Дрек’Тар. Он сразу подметил в нём его необычные ярко-красные глаза, но поспешил успокоить семью Агрроша, что ребёнок абсолютно здоров и опасаться нечего. Дрек’Тар говорил правду, но не всю. Он не хотел портить момент напоминанием о кровавом ритуале, которым почти год назад спасли жизнь Агры и что цвет глаз новорождённого ребёнка имеет к этому прямое отношение.




Детство Агрроша прошло в окружении любящей семьи и заботливого клана. Каждый знал историю Агры и всячески старался поддержать её вместе с сыном. Хоть Агра и настаивала на том, что должна сама воспитывать его, но эту обязанность вместе с ней разделили её родители. Агра, пятнадцатилетняя орчиха, хоть и являлась матерью, но сама ещё нуждалась в воспитании. Тем не менее относилась к своим обязанностям она крайне серьёзно. Как и было обещано родителям, она полюбила своего сына, как если бы он был от её возлюбленного. Бывало, Агра могла провести с ним весь день, гуляя в стенах своего поселения или показывая ему интересные, по её мнению, места. Агррош рос здоровым и довольным мальчиком, чьё детство ничем не отличалось от обычных орочьих детей. Разве что аппетит у него был соизмерим его росту. Он мог съесть две взрослые порции и ещё потребовать добавки, барабаня своим большим кулачком по столу.



Агра же не теряла времени зря и в те моменты, когда её родители оставались с маленьким Аггрошем, оттачивала свои навыки охотницы. С пропитанием в семье не было проблем с тех пор, как она принялась в одиночку ходить на охоту. Поначалу родители не хотели пускать её одну, всё ещё очень хорошо помня тот злополучный вечер, но и сама Агра его не забыла. Она стала осторожной, тихой охотницей, издалека выслеживала свою добычу и метким выстрелом из лука разила её наповал. Никогда ещё она не возвращалась домой с пустыми руками.



Шли годы, Агррош рос не по дням, а по часам. В свои десять лет он уже был выше любого взрослого орка. Остальные дети уважали Агрроша за его рост и силу. Воспитанный в заботе родной семьи, он вырос добродушным мальчишкой, но никогда не упускал случая похвастаться своей силой перед остальными. Дедушка с ранних лет смог привить ему понятия чести и ответственности, так важные для каждого орка. В своём воспитании дедушка всегда старался направить бойцовские качества Агрроша в нужное русло, в чём, без сомнения, преуспел. Будучи мальчишкой в возрасте, когда уже позволяется держать оружие, Агррош обучался военному делу наравне со взрослыми. Выставлять как спарринг-партнёра его ровесника было попросту опасно. И Агррошу нравилось это, он любил подраться. Нередки бывали случаи, когда он на обе лопатки ложил взрослого орка, а затем рассмеясь, протягивал тому руку и всячески старался похвалить своего соперника, подметив его бойцовскую удаль.



Свой собственный Ом'риггор Агррош прошёл без особых трудов. Впрочем, никто в этом и не сомневался. Тяжело дыша, с исцарапанным в кровь лицом, но довольный, он в охапке принёс пять живых талбуков, как результат успешно завершённого испытания. Когда Агра, рассмеявшись, спросила, почему он так тяжело дышит, то Агррош, всё ещё удерживая в охапке талбуков, сквозь их жалобное блеяние описывал, какие они быстрые и как ему пришлось их ловить по всей округе. Да, он с ранних лет любил быть в центре внимания. Но больше всего на свете Агррош любил свою семью. Его мать была для него самым дорогим и самым близким существом во всём мире. Можно сказать, это и был его мир. В свои шестнадцать лет он повидал немало орков из других кланов и, стоило ему заметить, как на его мать кто-то косо смотрит, он с громогласным криком «ТЕБЕ ЧЕГО-ТО НЕ НРАВИТСЯ? А НУ ИДИ СЮДА!» мчался к бедняге, грозно сжимая кулаки. К счастью для каждого бедняги, которого Агррош когда-либо уличал даже в тени неуважения к своей матери, слушал он её беспрекословно и когда Агра кричала ему в след, чтобы он оставил прохожих в покое, тот послушно разворачивался и, недовольно сопя от возмущения, плёлся обратно. Страшно представить, что случилось бы с тем орком, который при Агрроше посмел оскорбить его мать.



Тем временем Агре исполнилось двадцать девять лет, она стала известной охотницей и искусной воительницей, чьё воинское мастерство было известно далеко за пределами поселения. Глядя, как её любимый сын вырастает из детского возраста, она боялась, что тот начнёт задавать сложные вопросы. Почему он не такой, как все? Где его отец? Эти вопросы страшили её и стоило только о них подумать, как коленки сами собой начинали трястись. Так однажды и случилось. За семейным ужином, когда вся родня собралась за столом, Агррош, долго ковыряясь в мясе ножом, всё же решился наконец задать так долго терзающие его вопросы. Наступило неловкое молчание, все только лишь посматривали друг на друга, не зная, что и сказать. У Агры ком к горлу подступил. Набравшись смелости, она всё же решила, что нужно сказать хоть что-то. Посмотрев своему сыну в огненно-красные глаза, она вздохнула и сказала Агррошу, что отец его был великим орком-воином, сила которого могла сравниться лишь с силой самих вождей прошлого и что погиб он от рук вероломной толпы огронов, зарубив десяток из них перед смертью. Ей не хватило смелости рассказать Агррошу правду. Да и это было бы слишком жестоко по отношению к любимому сыну. Мать и отец Агры сухо подтвердили её слова, чего вполне хватило юному Агррошу. Он был впечатлён силой и подвигом своего отца и прямо там же заявил, что с этого дня ненавидит огронов.



Слова сына не на шутку обеспокоили Агру. Она знала, что он очень силён, но даже ему не справиться с огронами, взбреди в его голову такая идея. Так же понимала она и то, что Агррош просто так не успокоится, пока не докажет себе и окружающим, что достоин рассказов о силе своего «отца». Поэтому она, скрепя сердце, решается предложить сыну вместе поохотиться. И не просто поохотиться, а поохотиться на самих огронов. Агра к своим тридцати годам стала искусной охотницей, которой сложно было найти равных. Скрытая и осторожная, её стрелы всегда разили точно в цель, а посему она знала, что делает. Дождавшись удобного момента, она ночью разбудила Агрроша и задала ему один единственный вопрос «Ты готов?». Лицо Агрроша расплылось в довольной улыбке, он энергично затряс головой, подтверждая свою готовность.



К сомнительному счастью, в Хребте Ледяного Огня было не так сложно отыскать гигантскую тварь, особенно если знаешь, где её искать. Ночной снег хрустел под ногами, пока они пробирались через деревья к стоянке жутких тварей, диких огронов. Ещё издалека были слышны их фырканья в морозном воздухе и грохот их огромных ног. Агррошу уже приходилось иметь дело с ними, когда они с детьми клана играли в «Попади огрону в глаз», кидая в них снежки и камни, поэтому он знал, чего стоит ожидать. Перехватив покрепче свой огромный топор, он остановился по приказу матери, которая беззвучно вскинула вверх руку, напряжённо всматриваясь сквозь деревья. Повернувшись лицом к сыну, она показала на пальцах, что их трое. Агррош лишь кивнул в ответ, ещё сильнее сжав топор в руках.


Момент, и Агра уже вытаскивает стрелу из колчана. Не успел Агррош моргнуть, как огрон за деревьями взвыл от боли, держась за глаз, а двое других обступили его, с интересом за ним наблюдая. О тупости огронов порой ходили легенды. «Бей по ногам!» — крикнула Агра сыну, устремившись вперёд, держа лук наготове. Агррош сжал топор так, что, казалось, он сейчас треснет, и с воинственным кличем бросился на ближайшего огрона, по пути хорошенько замахнувшись топором. Удар пришёлся в подколенную ямку. От могучего удара Агрроша кость издала громкий хруст и гигант взвыл от боли, падая на землю, как подкошенный. Не теряя времени, Агррош с тяжестью опустил на черепушку твари свой топор, который сейчас же в ней и застрял. Тело огрона обмякло, а Агррош пытался вытащить свой топор из его головы. Тем временем позади раздался громкий грохот и крик ликования. Обернувшись, Агррош увидел лежащего животом на земле огрона, вся его голова была утыкана стрелами, а на спине стоит Агра, с ликованием подняв лук над головой. Агррош хотел было крикнуть матери и поздравить её с удачным убийством, как она его опередила, выкрикнув «Справа!». Справа на всей скорости нёсся прямо на него последний огрон, всё ещё прикрывая свой глаз одной рукой. Он лихорадочно махал другой рукой, пытаясь наощупь схватить обидчика. Агррош не успел ничего сделать, как угодил прямо в руку чудища. Оно сжимало его так сильно, что, казалось, он вот-вот потеряет сознание. Затем мир вокруг него закружился, перевернулся с ног на голову, а сам он на всей скорости упал на землю. Это повторилось снова. И снова. И снова. Чудовище било беднягу об землю. Агррошу было нестерпимо больно, но эта боль его только злила. Он со всей силы укусил огрона за палец и хватка ослабла. Собравшись со всеми своими силами, он разомкнул её, высвободившись из цепкой руки гиганта. Сплюнув на землю кровавый ошмёток, Агррош взревел от бешенства и гнева, набросившись с голыми руками на тварь. Он вскарабкался по уродливому телу огрона прямо до головы и начал лихорадочно наносить удары прямо в его глаз. Снизу Агра подхватила топор своего сына и, хоть и с трудом, но смогла вонзить его в ногу противника. Туда, где ему будет больнее всего, прямо в коленку. Огрон взвыл от боли, ухватившись обеими руками за ногу. Агра успела вовремя отойти и уже замахивалась на другую ногу. Несколько мгновений и гигант рухнул на землю, а Агррош оказался прямо на нём. Даром времени не теряя, Агррош принялся наносить могучие удары по голове твари. Один за другим сыпались на морду огрона кулаки. Тело его наконец обмякло, кажется, что он лишь потерял сознание.

«Чё делать-то с ним, мамуль?», — спросил Агррош свою мать,
тяжело переводя дыхание. — «Может это, ну… трофей домой притащить? Вот
старики-то удивятся»
.


Агра ухмыльнулась во всё лицо, оглядывая беззащитного
огрона, недвижимо лежащего на земле.


«Лови!», — крикнула ему в ответ, кидая сыну его топор. —
«Весь он нам не нужен».


«Хе-хе, понял, мамуль», — Агррош наступил ногой на голову
гиганта и принялся с плеча рубить по его шее.


Прошло совсем немного времени, как голова огрона успешно
отделилась от его тела. Агррош взвалил её на своё плечо, покрепче ухватившись
за челюсть и посмотрел на мать. Агра уже стояла рядом с ним, внимательно
осматривая его руки.


«Предки великие, ты посмотри на себя», — Агра взяла
свободную руку своего сына, нежно гладя её. Рука была вся в синяках, из свежего
пореза струился ручеёк крови. — «Давай-ка пока что перевяжем тебя, а
дома я займусь твоими ранами»
.


«Мамуль, я в порядке!», — запротестовал Агррош, пытаясь
отмахнуться от перевязки. Но от матери отмахнуться было не так-то просто, да
он, по правде говоря, не особо и старался. Пока мать перевязывала его руку, он
на секунду задумался и, резко подняв голову, выпалил:


«Мам, а я такой же сильный, как отец?»


Агра снисходительно улыбнулась в ответ, закончив с
перевязкой. Она посмотрела ему прямо в глаза, положив руку на свежие бинты.


«Ты в сотню раз лучше, чем твой отец, дорогой».







Высокая требовательность.

Дополнительно: на данный момент персонажу 16 лет. Если его одобрят, то квента вместе с анкетой будут дополняться теми событиями, которые будут обыграны во время ролевых ситуаций на Дреноре и то, что с ним случилось за те 10 лет, которые собираются пропустить ведущие полигона, чтобы подстроить свой таймлайн под события БФА.


Так же, причиной выставления высокой требовательности является неоднозначная ситуация с происхождением персонажа. Среди гильдии Кланы Маг'Хар случился спор, возможно ли такое в принципе. На этот вопрос не смогли ответить и рецензенты, к которым я обращался. Кто-то говорил, что такое в принципе возможно, кто-то просто затруднился ответить. Именно поэтому высокая требовательность выставлена с целью ответить на этот вопрос раз и навсегда. Так что судьба Агрроша в твоих руках, рецензент.



Вердикт:
Отказано
Комментарий:

Доброго времени суток!

Увы, так как сомнителен факт существования полу-огрона, я вынуждена вынести вердикт по данному творчеству высокой требовательности - отказано.

По всем вопросам, за добрым советом или для обсуждения вынесенного мною вердикта можно обратиться в Discord: Ванильная зефирка Пинни#4536

Удачи!

Проверил(а):
Ванильная зефирка Пинни
Уровни выданы:
Не положено
16:46
02:11
406