Игровое имя:
Морр




«Я помню каждую секунду своей жизни, каждый блик солнца на кромке клинка, каждую каплю крови дорогих людей, каждую смерть от моих рук. Это моё благословение. И проклятье».


— Minn’da!
Мой брат стоит в дверном проеме и смотрит на тролля, что склонился над телом нашей матери, держа большой мясницкий клинок с которого капала кровь. Он уже отрезал ей ухо и вид этого трофея приводил в ужас. Хотел бы я сказать, что не помню дальнейшего, но это не будет правдой. Сила с самого рождения была во мне, но сейчас… Я чувствовал её как молнию, которая пыталась вырваться наружу, которая обжигала каждый мой нерв. Как учили в академии, жест силы, мизинец и безымянный согнуты, указательный и средний направлены в цель, большой прижат. Так мы пускали искры и учились зажигать свечи. Так я поджег тролля. Поток пламени, который вырвался из меня словно языком слизнул плоть с его костей выше пояса. Почерневший труп с сухим звуком упал на бок, распространяя от себя невыносимую вонь паленой плоти. Острая боль была моей наградой. Мне показалось, что это «откат» заклинания, как говорили в академии. А когда я опустил взгляд, увидел наконечник копья, торчащий из моей груди.



— Shindu fallah na!
Воины Амани распространяли вокруг себя отвратный мускусный запах. Лица, на которых белой краской были нарисованы черепа и иные узоры мелькали меж древесных стволов. Стрелы Странников были нашим приветствием. Тролли падали один за другим, но продвигались все ближе и ближе, перепрыгивая через трупы своих собратьев. В метре от меня возник один из них, берсерк с двумя топорами, облаченный в шкуру дикой кошки. Зеленокожий громила выпрямился и издал боевой клич, так открыв пасть, что большие клыки стали похожи на два копья, устремленные вперед. Резким движением я выдернул одну из стрел, которые загодя воткнул в землю перед собой. Щелчок тетивы по металлической накладке на руке и великан пал, с оперением, торчащим из верхней челюсти. А когда стрелы кончились, зеленый прилив встретился с нашей сталью.



— Anar'alah belore!
— За Альянс! — вторили нашим кличам воины людей, гоня поверженных орков все дальше к горам.
Я ощущал тяжесть кольчуги, направляя своего коня прямо в ряды этих грязных варваров. Они. Убили. Отца. Три мысли в голове, три удара клинка, три трупа. даларанское око на моей накидке было омыто кровью и прилипло к моей груди, напоминая их варварский знак Орды. Я не смотрел кого убиваю, троллей, орков, все едино. Это не было битвой, это было возмездием очередным наглецам, посягнувшим на наши земли. Внезапный рывок выбил меня из седла, сбросив на землю. Орк без руки, бледный от потери крови, вцепился в мою ногу. Ударом сапога я сломал ему нос, металлические накладки с отвратным хрустом погрузились в плоть врага. «Где кровь?» Увернувшись от удара топора, я вскочил на ноги и осмотрелся. Воины Орды, которых мы убили, поднимались обратно, а в их глазах горело красное пламя. Мастер говорил о них. Нежить. Где-то тут был рыцарь смерти.



— Это отвратительно! — Голубоглазый эльф, смотрел на меня, словно отражение в зеркале.
— Милиэн, это наша судьба! — Я уже притупил магический голод, как учил нас Мастер. — Это путь к отмщению, разве ты не понимаешь?!
— Ты становишься монстром! Уже стал… — В уголках глаз моего близнеца появились слезы. Оттолкнув меня, брат отвернулся и опустил голову. Волосы скрыли от меня выражение его лица, но тон голоса говорил о многом. — Уходи.
— Тебя ждет мучительная смерть, я же могу спасти. Ты видел презренных отродий, безмозглых, которыми стали наши собратья!
— Лучше так, чем становиться… Мерзким вампиром, вроде тебя!
— Это путь возмездия. Мы дети крови, те кто отомстит и выживет. А ты хочешь предать свой народ? Меня? Родного брата?!
— Это не мой народ. Ты уже предал нас, Морран! — Милиэн резко обернулся и теперь я действительно словно смотрел в зеркало. Ненависть, горящая в его лазурных глазах, была мне хорошо знакома, она была во мне всегда. — Ты не спас мать! Ты ушел! И ты мне не брат.
Рука словно сама вонзила клинок в шею Милиэна. Как на тренировках в лагере Странников, один точный удар в артерию. Смертельный удар.



Холод северного континента пробирал бы до костей, если бы не зачарованные доспехи. Но лицо, открытое ветру, замерзало за секунды, стоило отойти от костра. Казалось, сама природа обратилась против нас, мешая пробиться к Ледяному Трону. Фанатичная вера нашего принца передавалась и нам. Войска Вайши, войска эльфов крови, Мстители ведомые Иллиданом. Остался последний рывок, как говорил мне Мастер. Которому не суждено было случиться. Все войска ринулись к одной точке по незримому сигналу. Место схватки Иллидана и чемпиона Нер-Зула. Место, залитое фиолетовой кровью. Огонь, который вел нас, который горел внутри, потух, я видел это по взглядам собратьев, опускавших свои клинки и посохи. Рог протрубил отступление.



Металлический привкус крови на губах только усилил азарт охоты. Мой охотник скверны выследил суккубу и вывел меня на стаю демонов. Стрела тьмы, попала в грудь и взорвалась потоками тьмы, не пробив доспех из оскверненной стали. Голод требовал утоления, а демоны были полны жаркой скверны. Нырнуть под клинок стража скверны. Нанести удар в открывшийся живот. Перекат. Схватить суккуба за горло и высушить. Бросить остатки оболочки в шиварру. Еще шаг к месту силы и… Наверное, со стороны это было похоже на пламенный торнадо. Зеленый огонь скверны не оставил ни единого демона живым, только высвобожденная сила, которой я напивался как из источника. Тяжелое копыто натрезима сокрушило череп стража скверны с громким хрустом.
— Ты пожалеешь, что встал на пути, чернокнижник.



— Pheta vi acahachi!
Синяя кровь дренеев заливала помещения Крепости Бурь, а мы прорубались дальше. Воины в фиолетовых доспехах славили наару и шли на смерть ради него. Вот очередной гигант в сияющих доспехах преградил мне путь, поднимая фиолетовый молот. Жестом левой руки я обозначил цель и дреней вспыхнул, как факел. Рыцари в алых доспехах, что шли рядом со мной не дали ему и нескольких секунд, заколов копьями и прервав страдания.
— Налево! Источник силы там.
Воины рванули в проход, а крепость сотрясалась от многочисленных взрывов. Жажда магии и приказ кронпринца вели нас вперед. Ни один из синекожих воинов не смог остановить резню. Они не спасли своего М’ууру.



— Selama ashal'anore!
Предатели вторили нам тем же кличем. Сталь против стали, огонь против огня, пламя против пламени, синдорай против синдорай. Слуги Пылающего Легиона заняли святыню нашего народа, Солнечный Колодец. Исчадия скверны, которых мы назвали сквернокровами, стойко держались на страже своего господина. На ходу исцеляя ожоги, полученные в предыдущем сражении, я поднимался все выше и выше по лестнице. Пока наш отряд не наткнулся на очередную пару дозорных големов. Конструкты, полные энергий скверны были ужасающими противниками, но все равно не сравнятся со скверноботами Запределья. Однако этим было не суждено стать чьей-то погибелью, в воздухе тоже кипела схватка. Пронзительный клекот дракондора возвестил о приближении наездника, а мы едва успели упасть наземь. Взрыв бомбы разметал конструкты на части, разбросав по площадке тлеющие осколки металла. Мы двинулись дальше.
— Отныне я не раб Малигоса! Да сгинет тот, кто бросит мне вызов! — приветственным ревом встречал нас Калесгос.



Отвратный запах Клоаки заполнял мои ноздри. Это место было невыносимо, но именно тут должен был идти агент Серебряного Союза. Скрываться в куче мусора было сложно, затекали конечности и минуты ожидания казались часами. Тихий звон, где-то на границе сознания возвестил о чьем-то приближении. Неизвестный задел одну из моих меток. Подобравшись, как прыголап готовящийся к прыжку, я приготовился к встрече, наблюдая за проходом через щель в тряпках. Из-за угла, вынырнула голубая тень и вприпрыжку рванула по узкой дорожке над сливом. Когда курьер почти сравнялся со мной, я выкатился ему под ноги. Один удар кинжала в шею, как учили на тренировках Странников, и его груз стал моей наградой.

— Молодец, а теперь отдай это нам. — Три юных разбойника в алых цветах Похитителей Солнца вразвалочку окружали свою добычу, которую я убил.



— Не так я представлял работу под солнцем, — рыцарь крови усмехнулся и вытер пот со лба.
— Поверь мне, лучше пекло, чем северная стужа. — Я бросил ему флягу с сотворенной водой.
— Ты специально создаешь её с цитрусовым вкусом? Только аппетит просыпается.
— Заткнись, дай тебе волю и латы на животе сходиться перестанут.
Трупы культистов тоже яро выражали свое мнение по поводу солнцепека, начав разлагаться и распространять неистовый смрад. Собрав с трупов свитки я встал и в последний раз окинул место резни взглядом.
— Идем, Астарель, нужно успеть в лагерь до захода солнца.
Я уже видел проклятие, нависшее над паладином, но ничего не мог с ним сделать. Не скажу рыцарю, что ждет его после смерти. Но Владыка должен знать.




— Вы пришли слишком быстро. Я не ожидал, вот так вот! Недаром вас послал лорд-регент! — прокричал архимаг Тален от огромных врат призыва.
— Судя по размеру врат, это явно что-то крупнее элементаля. Колдуны, давайте заключение. — Как всегда, Каранта была практична и лаконична.
— Что ж… последнее испытание для… кхм. Героев. Познакомьтесь с моим близким другом. Никто не против небольшого чернокнижия, думаю, хм? — архимаг-предатель был сконцентрирован на чьем-то призыве, поэтому не мог внятно говорить.
— Сдавайся, ким'джаэль! — Яростно прокричала Иноканоана.
Мы пытались нарушить призыв, но вопреки нашим попыткам, портал был стабилен как никогда. Похоже, что это какие-то заранее заготовленные чары. Нашего прихода ждали.
— Просто чтобы уточнить. Если я отрежу ему руки и ноги, он же не умрет… Сразу? — Внезапную кровожадность отрекшейся никто и не заметил.
Куро ничего особо не делал, шел вперед, подняв руки, что-то тихо бормотал себе под нос и светился, как костер. А Неофират проявил большую практичность, он послал несколько взрывающихся тьмой стрел прямиком в арку портала призыва, но не смог даже поцарапать.
Из портала появилась рука, хватаясь за арку сооружения демонов. Огромный Страж Ужаса вылезал из портала согнувшись и едва в него пролезая. Размах крыльев твари потрясал, они отбросили ощутимую тень на белокаменные стены Луносвета.
— Всего-то? — Я рассмеялся и не узнал своего голоса. Обратившись в похожее создание, демоническая ярость переполняла меня, а сила Кодекса Зеррата внушала уверенность в нашей победе. Которой не было больше ни у кого, кроме Темновзора.
— Ну что же… не буду вам мешать. У меня еще есть дела во дворце перед отбытием. Надеюсь, вы умрете.

— Мастер, Кодекс Зеррата показал себя крайне эффективным и опасным при использовании, я не уверен, что кто-либо из смертных сумеет в полной мере осознать этот гримуар натрезимов. Скорее всего, артефакт даже обладает подобием своего разума, развращая своего владельца. Из этого я могу сделать вывод, что его использование недопустимо ни для кого, кроме Мастеров и демонологов, чей контроль над собой тверже стали скверны. Я бы поставил вопрос о уничтожении гримуара, как только он способствует осуществлению наших целей. Хранить подобный артефакт слишком опасно, боюсь даже представить, что смог бы сотворить архимаг-предатель Тален, попади он к нему в руки.
— Тален Созвучие Песни оказался слишком талантливым мерзавцем, у нас не получилось помешать большей части его заклинаний, а гончих скверны он раскидал как щенков. Кроме очевидной угрозы от него и пособничества бывшему вождю и Драконьей Пасти, он представляет угрозу для нашей организации из-за большого количества его агентов в рядах Похитителей Солнца. Их нужно устранить. Необходимо в срочном порядке передать нашим союзникам информацию о Талене и назначить награду за его голову.
— Альянс и Орда все еще не готовы к нашему явлению, слишком жива память о демонической угрозе. Случившееся у храма в какой-то мере стало первым шагом к решению этой проблемы, но опасность исходящая от наших “союзников” никуда не исчезла. Советую обратить внимание на некоего паладина Малрика Фелласана и в дальнейшем стараться избегать контактов с ним для большинства наших агентов. Не сомневаюсь в лояльности этого воина Орде, но он умнее прочих и весьма фанатично выступает против использования наших средств, что тоже угрожает сохранению тайны.
— Слушаюсь, Владыка.




И снова холод, в этот раз Хребет Ледяного Огня, где высадились войска Орды. Первый оплот на новом Дреноре. Или старом? Признаться, я так и не понял, где оказался, пока Кадгар не показал схемы построения порталов. Только тогда до меня дошел весь фарс. Союзники смотрят на нас косо, презрительно. Будь это даже на Восстании, я бы не обратил внимания, но… В этой дикой местности за ошибку одного мы будем платить все, а значит, мне стоит пристально следить за ними. Для их же безопасности. Смешно, что мои соратники по темному ремеслу вновь оказались куда полезнее чародеев. Пока остальные слонялись и выбирали место, где возвысится великий гарнизон Орды, мы выбрали темную пещеру подальше от чужих глаз, разбили лагерь и защитили её чарами от животных, местных и Совета Теней. Да, моя охота на них только начинается.

Огры начали растаскивать Железного Исполина на котором мы прибыли по частям, а эти сопляки из гарнизона только и знают, что орать друг на друга. Самое время показать Воеводе, чего стоят чернокнижники и мой военный гений.
Атака прошла как по нотам, скальные охотники не помешали, а огры были просто в смятении, когда на их головы обрушились инферналы. Заметка на будущее, рядом с инферналами гораздо проще не замерзнуть, даже в премерзкую погоду, которая здесь практически всегда. Рыцари Крови проявили себя отлично, только… Эти новые лица вызывают подозрение. Слишком они похожи на тех, кто порубил оболочку Мастера Сквернокрова.
Ночная вылазка кончилась успешно, остатки припасов с корабля были доставлены в гарнизон, да и сам он был разобран практически до основания, теперь у Орды есть металл.

Слишком много событий, я работаю на пределе, портальная рамка собрана, за что спасибо Гронгару. А вот маги вновь оказались бесполезны, более того, даже навредили. Наш портал работает не постоянно, но у нас есть связь с Оргриммаром, а следовательно и поддержка. Ресурсы поступают исправно, Кабал прибыл в наш лагерь. Признаться, испытывай я обычные чувства, мог бы сказать, что скучал по головорезам Кхайна. Представив их Воеводе как обычный отряд наемников, мы начали набирать большинство голосов в совете. Еще немного и любые решения будут приниматься без учета мнения остальных, не то чтобы оно было важно, но… Я решительно решил оградить их от их собственной недальновидности. Эффективность, Мастер, как вы учили.

Реликварий… Куда делись все сведущие магистры управляющие сворой этих детей. Они едва не убили себя и моих колдунов в башне с временной аномалией. Неофират спас ситуацию, а в лагере теперь красуется бронзовая статуя одного из этих идиотов. Кажется единственного из всех, кто умел складывать логические цепочки. Одно хорошо, они выдворены за пределы гарнизона и не смогут вернуться, пока не искупят вину перед Воеводой, а значит не будут путаться под ногами.

Признаюсь, если бы не старший ученик Астарота, дела наши были бы плохи. Он единственный, кто может отчасти заменять меня как командир и существо с мозгом, остальные еще не доросли. Морозные Волки относятся к нам с опасением, но… Это другая реальность, другое время, так значит что я могу нарушить его ход. Они ненавидят скверну и демонов, но когда мы начали бросать наших слуг жертвуя ими, чтобы орки жили, что-то в их умах сместилось. Теперь у нас есть союзник, они не доверяют нам целиком, но на такую радость я и не стал бы рассчитывать.

Мы почти у цели, сегодня мы напали на след Совета Теней. Не зря я решил действовать с Волками лояльно, они сами подсказали нам, где находится источник этой заразы. А благодаря Гронгару, мы знаем их практически поименно. Но на пути находится Круг Крови. Как же давно я не сражался на арене, а кажется словно вчера. Гронгар настаивал на скрытности операции, не будем портить старику нервы, гронны действительно могут превратить все наши планы в кровавое пятно одним куском скалы.
Рыцари свыклись с обновками в доспехах, Кабал наточил свои когти, а Темнокрылая смотрит сверху, прикрывая нас.
Как всегда все пошло не по плану, казалось бы сразу после победы. Фелан Келл решил стать имповым героем и лишился ног, но завалил в одиночку их короля. Огры и гронны теперь гадят под себя от одного его голоса и вида. Воевода будет… А бес его знает каким, посмотрел бы я на его лицо, когда наша посылка из этого каравана придет в гарнизон. Но сейчас есть другая проблема, Саэрос, наша ходячая часовня, помутился рассудком и решил, что сложное раздробление ступни лечится исключительно ампутацией. Он сделал Кхайна не боеспособным! Впрочем, иные заплатили за эту победу на арене своей жизнью, но они все знали на что шли, вступая под стяги Кабала.

Мастер, я получил ваше послание. И не понимаю, почему вы отзываете нас. Совет Теней буквально у нас в руках, мне нужна всего неделя…

— Да, Я не смею ослушаться. Я повинуюсь, Владыка.




Блейквуд, который пришел на смену Карлату и Каллигу. Мда… Как же обмельчала Мрачная Жатва, если ему приходится работать с такими кадрами. Впрочем, после фатальной оплошности Совета я и не ждал иного. Момент кульминации близок, мы должны показать Легиону свои зубы. Годами мы готовились к этому единственному моменту, но прежде… Наказать эту зарвавшуюся жабу-переростка, Джагганота, и освободить Совет.

Как говорит змееуст Калидус, остался всего один легендарный артефакт, череп Тал’Киэля. Бывший ман’ари, один из первых демонологов. Легион дрогнет перед объединенной мощью черепа и Кодекса, пусть Блейквуд играется со своим игрушечным скипетром. Даже если я не могу использовать косу в полной мере, я все еще могу порубить натрезима на куски с её помощью.

Собрав силу по крупицам, пока остальные наши оплоты отражали атаку из Круговерти, мы атаковали Разлом. Джагганот пал, а Блейквуд оказался куда способней, чем я думал. Тем не менее, как вы и приказывали, я вырвал сердце Повелителя Преисподней собственноручно, осталось ждать чем это обернется.

Имповы демоны растащили членов Совета едва ли не по всей Круговерти! Остался только труп Ритцуна, но старому орку еще рано на покой, придется мне выдернуть его душу и вставить обратно в его пылающую черепушку.

Шинфель, Зиннин, Джубека, остальные собраны. Труднее всего пришлось с эльфийкой, наши старые знакомые близнецы-эредары наложили на её душу Проклятие Рока. Сами же и сняли его, пав пред мощью Совета. Я клеймил их, отныне у Жатвы сильнейшие колдуньи из народа эредар, кроме самого Искусителя. Но есть одна проблема — Джонатан…

Блейквуд, который начинал из ничего, который по кускам собирал остатки Жатвы. Теперь его решимости мало, он должен уступить мне не только место полководца, но и право называться Повелителем Пустоты. Придется заставить Совет принять меня, для их же блага. Пока он занимался… Чем? Я заключил союз с Иллидари, Конклавом, Стражами Тирисфаля и Ордой. Это мое место.

— Да, Владыка. Я повинуюсь. Как и всегда…




Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Ваше творчество демонстрирует прекрасный уровень создания квенты, это стоит отметить в первую очередь. Ознакомившись целиком от и до, меня непременно порадовало то, как вы преподнесли становление вашего персонажа таким, какой он есть в действительности. Если конечно, он все еще существует. В любом случае, для более детальной рецензии с моей стороны в случае, если вы вновь порадуете своим визитом ролевой проект Darkmoon, дайте мне знать об этом в Discord: Stem#1769. Ведь если действительно выражать все то, что хочется сказать относительно данного творчества, у меня уйдет действительно много времени и я с радостью займусь этим в случае, если вы все же свяжитесь со мной.

В остальном же, не вижу никаких причин вынести предварительный вердикт без всяких изменений в будущем " Одобрено " с последующей выдачей +10 уровней персонажу, с игровым именем Морр, если он существует или еще вернется.

Ждем вашего возвращения на ролевые просторы Darkmoon.
С уважением, Stem.

Проверил(а):
Stem
Уровни выданы:
Да
17:58
23:24
530