Игровое имя:
Ансельм


Андорал – дивный торговый город, являющийся по совместительству сердцем Королевства Лордерон. Здесь же располагались, казалось бы, все представители рас, проживающие по всем Восточным Королевствам, все дороги и торговые посты сгущались именно в этот город, не смотря на то, что под боком находился Стратхольм. Именно здесь начал свой непростой путь Ансельм из рода Лампрехт. То-то было объединением двух других знатных родов, что вели между собой ожесточенную борьбу как на политической, так и на экономической арене. Именно же наследники двух этих семей, Робин Кластер и Анна Эдингхор смогли полюбить друг друга и через время скрепили свои кровные узы браком, став одной единой семьей. Не столь же гладко восприняли сей шаг их родные семьи и те уже готовили заговоры против тех, не желая вести и борьбу с третьим новообразованным дворянским родом.Всё протекало относительно спокойно. Робину вполне хватало денег на оплату их скромного поместья, ведь был помазанным рыцарем, когда как Анна занималась работой по дому, время от времени рисуя картины и продавая их в своей небольшой лавке. Вскоре у них родился сын и было дано ему имя Ансельм, столь благородное, каким был его род. И счастливы они были, да принялись ожидать и второго ребенка, который на этот раз должен был родиться девочкой. Но тому нельзя было сбыться, ведь семьи их решили помешать этому, разузнав о второй беременности Анны. И вскоре, в одну злополучную ночь молодожены были убиты, но в живых остался их сын Ансельм, словно был он под охраной самого Святого Света. Тогда ему было от силы года три, отчего в будущем он ничего не будет помнить о своих любящих родителях. Его опекуном стал его дядя, что был родным братом его отца Робина. Имя ему было Эдир Кластер. Тогда то он был главой собственного рода, отчего и мог в полной мере обеспечивать подрастающего мальчика.

С самого детства Ансельм был весьма способным парнем. Он быстро учился грамоте, этикету и манерам, что должны были быть свойственны его положению. Когда ему было чуть больше восьми лет, его дядя Эдир начал понемногу обучать того владению оружием и рукопашному бою. Тогда же Ансельм и загорелся желанием стать рыцарем Ордена Серебряной Длани, того же мнения был и его кровный дядя. Посему же, с ранних лет мальчик начал усердно обучаться владению одноручным мечом и щитом, а так же принялся подучивать рыцарские обеты и клятвы. В тоже время он заинтересовался философией Святого Света и тогда же начал её внимательно изучать, прочитывая каждую книгу, кою смог сыскать в церкви Андорала. Вскоре, к годам двенадцати Ансельм попадает в Церковь Святого Света в качестве послушника по заверению своего дяди. Тогда то Ансельм впервые отправляется в величественную твердыню Ордена Серебряной Длани – Длань Тира. Огромное количество знаний вмиг нахлынуло на еще не окрепший разум мальчика, отчего он со временем читал все меньше книг. После же, когда ему было чуть больше шестнадцати лет, Ансельм был направлен оруженосцем к Мастеру-паладину Эрану Форрелу, отчасти скромному аристократу и выходцу из Тирисфальских лесов. Со временем тот полюбил парня, как родного сына, да потому так же усердно обучал его и старался ввести его в ранг рыцарей как можно скорее. Но тому вряд-ли бы было суждено свершиться, ведь в Длань Тира начали доноситься первые известия о разразившейся чуме в Лордероне. Тогда же, Ансельм вместе со своим наставником был переброшен в Дольный Очаг, где и пробыл в относительном спокойствии до начала вторжения самой Плети...


Слабый туман опустился на предместья Дольного Очага. Врата в чертог плотно закрыт, а постовые внимательно бдят за тем, что происходит вокруг. Вдруг, из тумана едва показывается всадник, что уверенно вскачет ко входу в крепость. То-то был лишь гонец, что не поднимая лика своего на стены, выхватил из-за пазухи пергамент с синей государственной печатью, на которой красовался знак Лордерона, да прошел через приоткрытые ворота без лишних вопросов. Известия, которые он с собой принёс, были таковы:

" Столица всея Лордерона пала под натиском Плети, во главе которой был наш прежний благородный принц Артас Менетил, ныне же ужасающий палач с убийственным оружием холода и смерти. Это сообщение о приближающемся невиданном никому враге, что не несет с собой стягов, что не оставляет трупов на поле битвы. Наш король мертв отныне и теперь же всё лишь в наших руках. "

По всей видимости, письмо было отослано из Бастиона, военной оборонительной крепости, что разделяла Тирисфальские леса с окрестностями Андорала. В тот же миг, паладины Ордена Серебряной Длани начали готовиться к скорейшей осаде их твердыни войсками нежити. Лорд Утер Светоносный, на то время лидер Длани, тогда же находился в Андорале с небольшой кучкой солдат. Некоторая часть города итак была опустошена из-за Чумы, что так и витала в облаках, но город еще был за живыми, его до сих пор удерживали войска Лордерона. Из Дольного Очага выдвинулся небольшой взвод паладинов во главе с Мастером-паладином Эраном Форрелом, а вместе и с ним его оруженосец Ансельм. Они как можно быстрее, не обращая внимания ни на что, продвинулись к Андоралу, с целью вызволить из него Лорда Утера с его людьми, дабы уже вместе отступить назад к твердыне Ордена.

Войдя в город и пройдясь по нескольким кварталам, отряду удалось обнаружить лишь несколько выживших, что едва стекались к пунктам сбора, откуда они вскоре смогут выдвинуться в более безопасные места. Ансельм всё оглядывался по сторонам, пытаясь выискать своего дядю, живым или мертвым. Выждав удобного момента, он выскользнул из общего строя и со всех ног ринулся в сторону поместья, где проживал дядя Эдир, где и сам проживал ранее, до того, как попал в орден. Снаружи дом выглядел неважно: крыша была пробита, по всей видимости, кем-то, а небольшая тропинка, что вела ко входу, была залита кровью. Так же, по всему пути были разбросаны окровавленные тела солдат с синими орлами на груди, а так же мертвецами, трупы которых уже незадолго до этого успели разложиться. Двери в поместье были едва приоткрыты, что показалось Ансельму странным на первый взгляд. Войдя внутрь, он так же смог обнаружить трупы, которыми были усеяны все помещения. Среди них Ансельм старался найти своего дядю, ведь ему мало верилось, что тот смог бы выжить в такой-то битве. Пройдя на второй этаж и завернув за угол, на него вылетел упырь. Он едва держался на ногах, что можно было понять по дрожанию всего тела, но когда тот углядел лакомый кусочек в виде молоденького оруженосца, сразу же запрыгнул на него. Ансельм, ошарашенный от подобных резких действий мертвеца, подставил к его груди свою правую длань, да во все горло прокричал молитву Святому Свету, отчего восставший труп сразу же ярко вспыхнул и было начал распадаться на части. Ансельм уже было скинул его с себя, как вдруг дверь одной из комнаты распахнулась и оттуда выглянули два пехотинца. Следом за ними уверенно вышел дворянин средних лет, что опустил удивленный взор на Ансельма. То было его дядя, отчего будущий рыцарь вскочил с места и бросился к нему в объятия. Радостная встреча двух родственников спустя длительное время в столь темные времена, воодушевила обоих. Но их радость продолжалась недолго, ведь со стороны улицы, из окна, начали доноситься крики женщин, детей, а так же лязги доспехов и мечей. В тот же момент, в поместье вновь нахлынула огромная толпа мертвецов, но парочка солдат воспрепятствовала им, выставив вперед свои щиты, на которых так и красовалась синий величественный символ «L».

— Тебе нужно идти, Ансельм. Мы задержим их, а ты ступай к своим братьям по оружию, защити Лорда Утера. – Лишь проговорил спокойным тоном Эдир, на миг обернувшись назад.

— Я не брошу ни тебя, ни своих братьев и сестер. Ты должен идти с нами в Дольный Очаг, дядя. – Спешно промолвил Ансельм, лишь смотря на лицо барона, надеясь на то, что он согласится.

Эдир хотел было что-то ответить, как вдруг из его груди вылетел хладный остроконечный клинок, отчего его кровь брызнула прямо на лик Ансельма. Последний в ужасе отскочил назад и теперь же смог лицезреть полную картину. Некий рыцарь в неимоверно темных шипастых доспехах и с ярко синими полыхающими огоньками вместо глаз, пронзил его любимого дядю. Ансельм, со слезами на глазах, выхватил свой металлический меч и уже рванул на убийцу, как тот резко выпустил из груди убитого свой ужасающий клеймор и пнул его своей ногой вперед, в сторону Ансельма. Не успел последний что-либо сообразить, как услышал треск дерева и увидал перед собой голубую вспышку. Открыв очи, Ансельм огляделся по сторонам и обнаружил, что находился в холле первого этажа поместья. Перед собой он видел помещение первого этажа с пробитым полом, по всей видимости, оттуда он и выпал. Вновь проведя ярко янтарными очами вокруг, он обнаружил окровавленный труп своего дяди. Ансельм хотел было доползти до него, но почувствовав невыносимую боль в левой руке и небольшое покалывание в левой ноге. От столь ужасающей боли, что словно прожигала его тело изнутри, он съежился и раскрыл рот, с трудом сдерживая крик. Хоть вокруг никого не было, но всё же кричать от боли во всё горло так же не советовалось, это понимал и Ансельм. Всё же, вобрав все силы, что у него были, медленно пополз к трупу своего дяди, дабы в последний раз взглянуть на него. Доползая до того и обессилено опустив обе руки на его груди, уже обратил внимание на его побледневшую кожу и едва кровоточащую грудь, в которой виднелась едва заметная дыра от клинка рыцаря смерти. Вскоре, Ансельм заметил в другом конце зала свой металлический меч и он так же протяжно пополз к нему, время от времени всхлипывая и постанывая от покалываний в руке и ноге. Уверенно схватившись за рукоять клинка, выставил его вверх и медленно начал подниматься по нему, тем самым опираясь об него обеими руками. Боль так и напоминала о себе с каждым разом, когда он двигался, но всё же с огромным трудом он смог подняться на ноги, да похрамывая двинулся на выход.

Выйдя наружу, окровавленный, покалеченный и заляпанный в грязи, Ансельм оглядел полыхающий в ярком огне свой родной город. Вдалеке он видел толпы нежити во главе с громадным седовласым мужчиной. Его броня была усеяна черепами и шипами, по своему виду напоминала те доспехи, которые он видел на убийце своего дяди, но те были словно другие. А смертоносный клинок в его правой длани, от которого веяло синим свечением, только и внушал по-настоящему животный страх. Перед ним стоял мужчина в лучезарных доспехах с едва седыми волосами и громадной бородой, в дланях имея праведный молот. То был Лорд Утер Светоносный, Ансельм легко узнал его. За Лордом находилась небольшая кучка паладинов Ордена и они были загнаны в угол. Молодой оруженосец решил приблизиться ближе к тем, дабы хоть чем-то помочь, но в его левое плечо резко вцепилась чья-то громадная длань, что сразу же развернула его назад. К великому счастью, это был его наставник Эран Форрел.

— Где ты был, парень? – Мастер-паладин ошарашено смотрел на оруженосца, что едва стоял на ногах, да еще и держался за правую руку. По всей видимости, она была сломана.

— Дядя Эдир… — Обессилено проговорил Ансельм, с трудом подняв взгляд на лицо наставника. По его состоянию можно было понять, что он едва сохраняет сознание.

Паладин лишь понятливо мотнул головой и подхватил оруженосца за правую руку, да уверенно пошагал с ним к выходу из города. Ансельм еще некоторое время поглядывал по сторонам, пытаясь выискать Лорда Утера, но тот уже был мертв от рук принца-предателя, но этого еще не знал Ансельм. В один миг, он поднял взор на своего наставника и вопросил:

— Почему мы уходим? Нам нельзя бросать Андорал на растерзание… — С трудом выговорил он, всё еще будучи в едва сознательном состоянии.

— Битва за город проиграна. Нам следует укрепи… — Лишь смог услышать Ансельм из уст своего наставника до того, как потерял сознание.


По помещению веяло запахом жареного мяса какого-то животного…Олень? А может быть волк? Не ясно. Ансельм бы и дальше продолжил размышлять о том, чем пахло в его комнате, если бы он не раскрыл глаза. Он оказался на койке с перевязанными рукой и ногой. Оглядев помещение, в коем находился, то оруженосец смог лицезреть залитый алой кровью пол, на котором располагались койки с ранеными солдатами армии Лордерона, а так же паладинами Длани. Запах готовки, столь притягательный, привлёк внимание Ансельма вновь и он дернул головой в сторону приоткрытой деревянной двери. Он резко слез с койки пошагал к ней и, на удивление, не почувствовав какой-либо боли на теле, он был абсолютно здоров. Выйдя из комнаты, он оказался в небольшом коридоре, что на этот раз был увешан алыми знаменами, в один миг смутившие Ансельма. На самих же багровых гербах изображался тот же символ Королевства Лордерона, но несколько в ином виде, как ему казалось. Не обратив особого внимания на новые облачения и стражей, стоявших у каждой двери и так же одетых в ярко алые доспехи, Ансельм пошагал дальше по коридору, предчувствуя запах столь желаемой еды, ведь в желудке была непроглядная пустота, судя по звукам завывающего кита. Вскоре, Ансельм вышел в небольшой зал, по всей видимости, столовой, да огляделся по сторонам. В помещении было лишь человек эдак двадцать от силы, а в некоторых проходах всё показывались уходящие воины в таких же алых доспехах, возможно, они уже успели отобедать. И именно это был обед, судя по погоде, творящейся на улице – небольшому дождику с едва пробивающими лучами солнца. Вдруг, на правое плечо оруженосца легла здоровенная мужская рука и он сразу обернулся назад. Это вновь был его любимый наставник Эран Форрел, но не было ни лучезарных доспехов, ни золотистого молота. На бородатом паладине были ярко алые металлические доспехи, а за спиной красовался его прежний молот, но явно перекрашенный в багровый цвет.

— Уже отоспался, парень? – Эран одарил своего ученика доброй и заботливой улыбкой, а после слегка похлопал его по плечу. – Ты пребывал в лазарете чуть больше недели.

— Где Лорд Утер? – Лишь вопросил Ансельм, состроив серьёзное выражение лица. Пожалуй, жизнь руководителя Ордена Серебряной Длани интересовал его больше, чем время, кое он пробыл в лазарете, будучи полностью без сознания.

— Пал смертью храбрых от руки предателя. – С лика наставника вмиг спала улыбка и он грустно повёл бровями, да скрестил длани на груди. – Андорал пал, но мы готовимся к скорейшей осаде со стороны Плети. – Без особого энтузиазма тихо проговорил Эран, да смолк.

Ансельм задал еще пару вопросов своему наставнику, касательно новой геральдики и цветов, как вдруг их беседу прервал взрыв, что заставил затрястись каменные залы крепости, в коей они и находились. По всей видимости, то был некий взрывной снаряд со стороны леса, что мог лишь означать начавшуюся осаду.

— Ансельм, возле твоей койки тебя ждут твои новые доспехи. Жду тебя снаружи через пару минут. – После длительной тишины, что создал первый ударивший по твердыне снаряд, Эран всё же промолвил, да кивнув оруженосцу, направился вдоль коридоров.

В этот же момент последовали и остальные выстрелы, что начали расшатывать, казалось бы, каждый кирпичик, стоявший в основании стен Дольного Очага и его крепости. От взрывных снарядов, что на огромной скорости влетали в каменные стены сооружений, сотрясалось всё вокруг, а именно это было легко заметно внутри, когда от очередного толчка все присутствующие чуть ли не падали на пол. В итоге, дойдя до своей комнаты и нацепив на себя алые доспехи, Ансельм накинул на свою грудь иную накидку, на которой красовалось бушующее пламя. Отринув свои размышления, он схватил со стола меч и щит, да ринулся прочь из помещения, дабы поскорее вернуться к своему наставнику.


Снаружи было менее радужно. Погода вдруг переменилась, с неба, прикрытого серыми тучами, хлестал продолжительный дождь. Капли же, выпадавшие на огромной скорости, с характерным слабым стуком ударялись об металлические доспехи паладинов, что стремительно тянулись к стенам Дольного очага вместе с боеприпасами, бочками и камнями. Со стороны башен послышались первые выстрелы из пушек, что на пару секунд смогли оглушить Ансельма, отчего он невольно дернулся в сторону. Оглядываясь по сторонам, он выискивал среди толп алых рыцарей своего наставника, но тот нашел его сам, когда вновь на правое плечо оруженосца легла громадная длань.

— Мы с тобой идём к воротам, будем ожидать нежить там. – Лишь успел промолвить Эран, да уверенно пошагал в сторону ворот, что уже было прогибались от небольших толчков снаружи. Видимо, они желали пробиться внутрь, но им никак этого не удавалось сделать.

Ансельм двинулся следом за своим наставником, да при этом не забывал осматриваться по сторонам, тем самым оценивая обстановку. Простые гражданские, которых можно было узнать по одежде, один за другим заходили в здания, что были максимально удалены от главных ворот и самих стен Дольного Очага. В тоже время лучники с полыхающими стрелами занимали удобные позиции на возвышенностях и с командами своих офицеров давали залпы в сторону леса. Бомбардиры так же не забывали обстреливать позиции противника из пушек, а потом активно заряжали ядрами свои пушки и так же производили залпы. В один момент, громадные деревянные ворота разлетелись в разные стороны от прогремевшего взрыва. Следом за упавшими вратами выбежали огромные толпы мертвецов, которых сразу же встретил авангард рыцарей, выставивших свои щиты наперед, да отбиваясь от напирающих упырей мечами, да копьями.

Кровавая бойня захлестнулась. Мертвецы смогли дойти и до Ансельма и он начал стойко отбиваться от них своим щитом, лишь иногда высоко вздымая свой меч вверх, да вводя лезвием вперед, пытаясь попасть по мертвецам. Напиравшие на него ходячие трупы вскоре смогли повалить его на землю. И тогда Ансельм мог детально рассмотреть своего противника, что усердно размахивал своими когтями, намереваясь добить несчастного оруженосца. Кожа его была обмякшей и ядовито белой. В некоторых местах тело уже начинало разлагаться, особенно это было заметно в районе туловища и головы. Лицо же вряд ли могло теперь называться человеческим, ведь от его образа осталось совсем немного. Выпирающие острые клыки из его рта, из которого так и несло различными неприятными запахами. Глаза были, на удивление, больше чем у обычных людей, белок резко стал желтым с неким оттенком красного. Ныне же это был не человек, а лишь подобие безмозглого животного, что хотел распотрошить тельце Ансельма на части. Вскоре, тот вышел из собственных раздумий, да вцепился свой правой ладонью в череп вурдалаку, крепко сжимая его. Из уст его вырвалась мольба Святому Свету, о помощи просил он её, дабы устранить существо тьмы. Длань его в тот же час вспыхнула праведным пламенем и яростно он откинул своего противника назад, тем самым отталкивая пару тройку вурдалаков от себя. В тот же момент сверху донеслись демонические выкрики и подняв глаза к небу, Ансельм увидел кружащихся нетопырей. Они старались сбить лучников с ног, а так же время от времени выхватывали рыцарей с поля битвы, унося их куда то в сторону леса. Ансельм еще долгое время пытался попасть в летающих тварей из подобранного с земли лука, но того не удавалось, слишком маневренными они были.

Вскоре, вурдалаков, подступающих к стенам твердыни на сей раз Алого Ордена становилось всё меньше и через некоторое время они вовсе прекратили наступление, оставив паладинов в покое. И ливень к тому часу закончился, на небе едва показалось солнце. Ансельм обессилено вздохнул и уселся на землю, принимаясь восстанавливать сбившееся дыхание. Не столь долгая битва была закончена с победой людей, что было удивительно, ведь Ансельм еще ранее в Андорале видел армию ходячих трупов, что беспрепятственно шла за своим полководцем – Артасом Менетилом. Должно быть, он увёл свою армию на восток, дабы заняться оставшимися силами Ордена и продолжить свой смертельный поход в сторону лесов Кель’Таласа. Так казалось Ансельму на первый взгляд, но правдой ли это было? Неизвестно. Сейчас стояла лишь главная задача – объединить силы Лордерона и Алого Ордена в общее войско, дабы разбить Плеть.


Прогнившее и зараженное кладбище, над которым было ядовито зеленое облако дыма. Чувствовалась рука некромантов, но самих восставших мертвецов ныне не было, лишь те мертвецы, что лежали в земле. Ансельм стоял перед деревянной табличкой, на которой было выточено название этого места. Он сделал пару осторожных шагов дальше, держа двуручный клеймор в обеих руках, ожидая скорейшей атаки вурдалаков, но таковой не произошло.

Еще пару минут побродив по пустынному и тихому кладбищу, рыцарь шагнул вниз по лестнице, прямиком в склеп. В ту же секунду из непроглядной тьмы, в кою осторожно ступал с каждым разом Ансельм, повалили призраки, один за другим. Столь резко и нагло они пролетали вскользь единственного посетителя своего убежища, словно и вовсе не обращали на него своего внимание. Ансельм же, не ожидав подобного, прикрыл лик свой дланью, хоть и так был скрыт под металлическим шлемом. Лишь через мгновение, он чуть убрал руку в сторону, взирая на призраков, что вырвались из склепа наружу при первой же возможности. Лица их источали ужас смерти, а тела были бесформенны, из-за чего они так ловко и перемещались. Рыцарь с огромным трудом продолжал медленно шагать вперед, пытаясь растолкать призраков от себя, хоть они и пролетали мимо него. Вскоре, он спустился в первое помещение склепа, в котором было невыносимо темно. Свечи и канделябры, находившиеся везде где только можно, не источали какого-либо света и Ансельм решил это исправить. Выхватив с пояса проржавевший фонарь, он выставил его вперед, тем самым озаряя всё мрачное помещение. Тут же его взору предстали вурдалаки, что стояли в другом проходе. Они пристально смотрели на того, не издавая ни звука. После же, поняв, что он увидел их, ринулись в его сторону, широко обнажив свои окровавленные клыки. Ансельм же, вернул фонарь на прежнее место на поясе и вложил в обе длани меч, да побежал им на встречу, высоко вверх занеся острие клинка. Несколько взмахов тем и по всему помещению прокатились ужасающие крики умирающих вурдалаков, которым хватило пары секунд, дабы наконец замолкнуть.

И вдруг по темным помещениям склепа пронёсся пронзительный женский крик, что не на шутку распугал Ансельма, отчего он невольно вздрогнул. Что же, его целью было очистить кладбище от какой-либо нежити, а потому он продолжил свой путь вперед, настороженно махая мечом по сторонам, пытаясь задеть выдуманных им же противников. Чем ближе Ансельм приближался к последнему и пожалуй главному помещению склепа, что был самым большим, то тем лучше он мог расслышать шепот. Голос был так же женским и невероятно тихим, в интонации которого можно было слышать ласковые и должно быть добрые нотки. Видимо, голос женщины был спокоен, но Ансельму еще едва удавалось понять, что именно она пыталась донести до него. Вскоре, голос смолк и наступила мертвая тишина, лишь тихие шаги рыцаря по каменному полу прерывали её. Дойдя же до последнего помещения, он резко схватил со своего пояса едва горящий фонарь и помотал им в стороны, но так ничего не смог обнаружить. Иллюзия, а быть может и безумие настигли его? Возможно, но столь реален был тот притягательный голос девушки, что не мог он поверить в то, что так ничего не нашел.


Пред взором Ансельма возникла едва собранная груда различных досок, веток и прочих деревяшек, которых удалось найти в округе. Над горой вздымался огромный деревянный столб, поверх которого висело огромное количество веревок. То было сооружением для массовых и не очень сожжений, на которых, очевидно, инквизиторы Алого Ордена сжигали неугодных им еретиков. Ансельм никогда не видел подобной «процедуры» и явно не желал увидеть, потому и надеялся на то, что сие сооружение не будет использовано когда-либо. Когда же он огляделся по сторонам, то смог обнаружить не слишком большой лагерь храмовником повсюду которого веяли опознавательные знаки Алого Ордена. Он же сам сидел на табурете у полыхающего костра вместе со своими братьями и сестрами по оружию. Взглянув на ночное небо, за пасмурными серыми облаками ему удаётся разглядеть сияющий полумесяц. Всё было относительно спокойно до одного момента...

Вдруг, из одной палатки, находящейся недалеко от Ансельма, вышел один из командиров Алого Ордена, таща за собой полуголую девицу, при этом крепко ухватившись за её светлые локоны. По выражению лица того можно было понять, что он явно чем-то недоволен. Чем же? Видимо, той самой девушкой, которую волок за собой по рыхлой и промерзлой земле к тому самому сооружению. Сразу же всё стало понятно, но и причина происходящего была неизвестна. Только Ансельм смел раздумывать о применении того столба, как сразу же эта ситуация ударила ему в голове. Он в полнейшем шоке и с некой долей сомнения наблюдал за тем, что происходит, пока командир не остановился прямо перед деревянным сооружением, да не поднял мученицу на ноги.

— Она — грешница. — Лишь успел он сказать запыхавшимся и в тоже время озлобленным голосом, указывая на деву.

Та же в свою очередь уткнулась глазами в землю, не желая что-либо говорить. По её замученному виду можно было однозначно сказать, что её избивали, а возможно даже и пытали более деликатными способами. Это было столь важно, ведь Ансельм смог узнать в лике, скорее всего, потерпевшей жрицу Святого Света. Та была скромна и учтива, вера её была крепка, отчего не мог он понять, что же она смогла совершить, за что прозвали её грешницей.

— Совершила она ряд страшных поступков. — Было продолжил командир в ярко алых сияющих доспехах, тем временем всё указывая на светловолосую девушку подле себя. — Отвергла она силу Святого Света в собственной душе, была обнаружена с книгами некромантии и была так же обнаружена голой в ложе с мужчиной! — Прокричал он во всю глотку, а после выставил указательный палец правой руки в сторону той. —

В ту же минуту собравшаяся толпа с криками восторга, что порой доводили до ужаса, начали просить её смерти на костре. Ансельм же, наблюдая за всем этим в самой гуще паладинов, пытался было выбраться из толпы, но то было невозможно, словно его заставляли смотреть на то, какой приговор будет вынесен невинной девушке, ведь он итак был очевиден. И вот, не успел рыцарь опомниться, как прикована она была к деревянному столбу и выкрики издавала о мольбе душевной. Но никто не откликнулся.

— Да искупит сим приговором она свои грехи. Священное пламя сотрёт её мерзкий лик с этой земли и некому будет помнить о ней, грешнице. — Проговорил в полной мертвой тишине неизвестно откуда взявшийся инквизитор, да подбросил к дровам полыхающий факел. Тому же хватило чуть больше минуты, дабы дотянуться до вытянутых ног смертницы. Она истерично заревела продолжительным криком, что после перешел в пронизывающий до мурашек неразборчивый рев, да и после исчез вовсе, ведь ушел из неё дух, как только кожа её запеклась, а пламя начало пронизывать её изнутри. Столь ужасающее зрелище было прямо перед глазами Ансельма и у него невольно пошли слезы. От сожаления, страха и возможно даже ужаса. Не мог он поверить в то, что подобные вещи творили бывшие паладины Серебряной Длани, поддерживаемые бывшими жителями Лордерона. От подобных мыслей ему хотелось бежать всё дальше от этой шайки фанатиков и выждав удачного момента он ринулся в сторону леса. Знал он в глубине души, что путь его был другим, что Святой Свет не одобрит того, чего творил Алый Орден. Его целью стал Серебряный Рассвет и он уверенно двинулся в сторону Часовни Последней Надежды.


И пришел час битвы вновь. В часовне забил колокол и рыцари с черными накидками с знаком святым принялись стекаться изо всех зданий и палаток на общий сбор. Ансельм же выхватил из под койки свои фирменные меч и щит, да так же поспешил наружу, где так беспрепятственно лил, словно из ведра, дождь. Под градом капель стояли и остальные собравшиеся, что уже потихоньку формировались в взводы. Тем временем за непрочными деревянными стенами уже вовсю шло сражение, судя по лязгу доспехов и крикам командиров, а так же рвущихся в бой солдат. Вскоре, перед паладинами Серебряного Рассвета оказался и их предводитель — Максвелл Тиросс со своей речью.

— Теперь же, некогда предавший собственного отца принц Артас Менетил, как его называют ныне Король-Лич вновь вторгся на земли итак уже павшего Лордерона, дабы обратить оставшихся выживших, вроде нас, в безмозглую нежить. За нашими спинами стоит одна из главных и, пожалуй, последних опорных точек Серебряного Рассвета. Не отдадим же её в когтистые лапы предателя, а встанем на защиту посмертно, за Святой Свет! — Лорд выхватил меч и ринулся к главным воротам.

Паладины, жрецы и все те, кому довелось слышать пламенную речь своего командира, ринулись следом за ним. Ансельм не был исключением, ведь он находился в самой гуще образовавшегося строя, а посему, ему непозволительно было медлить. Он выхватил из-за спины меч и щит, да уверенно побежал вперед со своими братьями и сестрами к уже проходящему сражению. В один миг рыцарь с парой тройкой паладинов Серебряного Рассвета был отрезан от общего строя неожиданным прорывом со стороны Плети. Восставшие мертвецы в проржавевших доспехах принялись скрипеть своими острыми когтями по золотистым и серебряным доспехам рыцарей, что уже были заляпаны в крови и грязи. Бой между живыми и мертвыми захлестнулся спустя чуть больше двадцати минут после выхода основной части войск Рассвета, в коем состоял Ансельм. Он же, едва прорезая гнилую плоть вурдалаков своим пылающим мечом, на пару секунд решил отвлечься, осматриваясь по сторонам. Вдалеке он заметил ужасающего громадного рыцаря, в руках которого был не менее ужасный и пугающий клеймор, источавший синее свечение, а из шлема его едва показывались седые волосы. Ансельм на миг призадумался, но сильный толчок в сторону вывел его из раздумий, да и к тому же, повалил в грязь, что уже успела пропитаться проливным дождём, отчего теперь темно-серые доспехи рыцаря были полностью в грязи. Не успел же он подняться, как чей-то яростный пинок отбросил его вперед и на сей раз Ансельм рухнул в лужу. Обернувшись же назад, он увидел похоже на того же самого ужасающего мечника воина, но несколько иного. Он был чуть меньше размерами, с не самым большим оружием, что на удивление, полыхало ядовито зеленым пламенем. Лицо его было закрыто шлемом, но глаза его так же ярко полыхали синем пламенем. То был рыцарь смерти, прислужник Короля-лича, что уверенно и без промедления двинулся в сторону латника. Ансельм же выхватил с земли свой меч, ранее вылетевший у него из рук, и мигом поднялся на ноги, уже собираясь отражать атаки соперника. Тот в свою очередь начал двигаться медленно, как бы поддразнивая его, но в какой-то момент всё кинулся в сторону Ансельма, на что последний ответил ловким взмахом меча, отбрасывая острие рунного клинка от себя. Еще пару резких взмахов со стороны рыцаря смерти, холодно смотрящего на свою жертву, которые Ансельм с трудом, но парировал. И в один миг, грудина рыцаря Серебряного Рассвета распахнулась от влетевшего в неё оскверненного клеймора, от чего он брызнул кровью. Ансельм начал беспрерывно кашлять, отхаркивая кровью. Победивший приподнял чуть ногу вверх да отставил её ступню на грудь проигравшего поединок, тем самым вытаскивая из него свой меч. Некоторое время еще посматривая на него и держа окровавленный рунный клинок в длани своей, он развернулся и принялся искать новую жертву. Ансельм лежал на холодной земле, теперь же иногда кашляя, ведь с каждой секундой понемногу захлебывался кровью своей же.

Дальше была лишь пустота, а если быть точнее, светлая непрерывная вспышка. Более не было ни рыцаря смерти, ни сражения смерти и жизни, ни Часовни Последней Надежды, ни Лордерона… Перед взором Ансельма совсем ничего не было, но тем не менее, он не являлся бесформенным существом, а рассмотреть себя. Он был одет в те же свои фирменные темно-серые латные доспехи, кои были, на удивление, чистыми. Где же он оказался на сей раз? Что это было за место и на долго-ли он здесь? Возникало столько вопросов в один миг, что большинство из них сразу же забывались им. Но в одну же секунду его раздумья вовсе развеялись, а в его ушах раздался едва слышимый женский голосок, столь знакомый, будто Ансельм слышал его ранее когда-то. С каждым разом шепот женщины становился всё громче и вовсе прекращал быть шепотом.

— Ансельм… — В ушах рыцаря прозвучало его собственное имя, отчего он невольно приподнял брови вверх. Кем же она была? Знал-ли он её лично? Неизвестно. Мысли вновь были отвергнуты, как только она продолжила. — Путь твой не окончен, он и начат только ныне...

— Твой голос знаком мне! Кто ты? — Лишь умудрилось вырваться из приоткрытых уст латника.

— Вскоре ты и сам поймёшь это… Дам я тебе шанс вершить и дальше правосудие, защищая царство людей от тьмы. — После сказанного неизвестной, перед Ансельмом возник едва заметный луч света, что медленно подтягивался к нему. Он же обессилено потянул руку за ней и коснувшись, замер, прикрывая очи свои.

Когда же он открыл их вновь, почувствовал холодный дождь, что беспрерывно падал ему на лицо. Тьма показалась перед ним в тот же миг и боль в груди дала о себе знать, но не была она столь сильной, как раньше, но кровь его так и текла, времени было мало. Тем временем, сражение уже окончилось у врат часовни и продолжалось оно несколько дальше. Оглядевшись по сторонам, в поисках кого-то, не обнаружил он ни души, да медленно пополз к твердыне святой, прикрыв грудь рукой, тем самым едва перекрывая кровотечение. Там же его подхватили оставшиеся и раненые, да отнесли к жрецам. После битвы Ансельм еще долгое время пробыл в лазарете, после чего собрал все свои необходимые вещи и сообщил высокопоставленным паладинам о том, что уходит он в странствия, вставая на путь паломника. Зачем же? Знал он, что шанс второй был дан ему не просто так, ведь голос молвил о делах праведных.

Выйдя за пределы Часовни Последней Надежды рыцарь опустил глаза на компас, да задал маршрут, держал он путь далеко на юг.


Бескрайний темный лес, что таил в себе множество неразгаданных вопросов. И ведь в этом состояла главная задача Ансельма — разгадать эти загадки. О существовании множества вещей в Сумеречном лесу ничего не было известно. Не было понятно, откуда там появлялись призраки, пауки. Кто же мог поднимать из могил некогда павших людей? Кто же осквернял сей мрачный край? Вопросов становилось всё больше, а ответов всё меньше.

Ансельм медленно шел вперед сквозь густые и в тоже время туманные леса. Ни единого огонька, ни единого света фонарей не было видно ныне. Рыцаря сопровождал лишь его поясной проржавевший фонарь, в котором едва прогорал огонёк из-за заканчивающегося масла в нем. Не было и никаких звуков, разве что шелестящие из-за ветра сухие листья могли дать о себе знать, но и сам завывающий слабый ветерок. Вокруг едва ступающего по едкой земле рыцаря не было ни единой души, ведь до ближайшего населенного пункта сего региона было чуть больше четырех часов пути, оттого Ансельму приходилось только устало вздыхать, да и идти дальше.

Внезапно, из-за спины латника послышался пронзительный гул и легкий приближающийся топот. Резко обернувшись назад и махнув фонарем на этот раз вперед, углядел он вдалеке толпу вурдалаков, несущихся на всех парах в его сторону. Ему ничего более не оставалось делать, кроме как бежать, при этом продолжая путь. Но не смотря на это, мертвецы уже начинали понемногу настигать его, уже находясь в метрах десяти. Оттого это было понятно, ведь не каждый решится в одиночку шляться в самой глуби леса мрачного. В какой-то момент ему посчастливилась сама удача и среди черных крон деревьев ему удается увидеть верхушку полуразрушенной башни. Забежав внутрь той он начал как можно быстрее взбираться вверх по лестнице и когда достиг максимальной высоты, добравшись до самой верхушки, рухнул на деревянный пол, начав восстанавливать своё сбившееся дыхание. Ужасающие звуки, издаваемые вурдалаками, вскоре прекратились и Ансельм мог вновь почувствовать спокойствие на душе. В тот же миг он обратил внимание и на вид с вершины башни, что торчал из темных крон деревьев, тем самым, выходя из «зоны» Сумеречного Леса. Он мог наблюдать восход солнца, которого ранее не видывал со столь огромной высоты над землей. Солнце, исходящее из-за горизонта, резко стрельнуло в глаза рыцаря, но тот остался на ногах, со слабой улыбкой на устах наблюдая за небольшим чудом природы...


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Я ознакомился с вашим творением и,должен признать, читал на одном дыхании данное произведение. Очень хорошее качество слога, выдержан и стиль, а также настроение самого текста, если так можно выразиться. И правда, отсутствие грубых ошибок и тавтологии лишь только радовало глаз, а графическое оформление - добавляло эффекта, позволяя читать не напрягаясь. Выбранный фон и сочетание цвета шрифта - очень удачное.

История персонажа и то, кто он есть, что из себя представляет, да и какими стремлениями обладает - оставила очень хорошее впечатление, вплоть до того, что необходимо было даже две кружки чая сделать при прочтении творчества, а также после, чтобы осмыслить все, что автор пытался донести до читателя. Как бы это иронично не звучало, но автору удалось создать живые образы для всех, кто был задействован в его произведении. И это не только персонажи, да вурдалаки, но и пейзажи сами играли очень важную роль, атмосфера, которая давила на героев постоянно и играла препятствием. Чтобы излишне не разглагольствовать и описывать событие в данном творчестве, остановлюсь на данной ноте и просто советую каждому, кто зайдет сюда - выделить время на прочтение данного произведения.

Смело могу поставить вердикт для данной квенты - одобрено. Персонажу "Ансельм" к выдаче +12 уровней.


С уважением,

Проверил(а):
「The Script」
Уровни выданы:
Да
13:18
22:15
688
Нет комментариев. Ваш будет первым!