Игровое имя:
Джанкабул

Тяжелые тучи плавали над Болотом Печали, трясине находящийся вокруг гор Красногорья. Война, в Кровавых Топях умолкла на некоторое время, сосредотачивая силы обеих сторон на борьбе против Легиона в Перевале Мертвого Ветра, на западе от Болот Печали. Ночь была тихая и спокойная. Единственное что нарушало эту тишину были далекие крики и возгласы солдат обеих сторон, завывающий ветер с залива и различные звуки издаваемые местной фауной, от кваканья лягушек до шипения зеленых крылатых змеев. Луна светила со стороны моря и под её свечение попадала сидячая фигура, по очертанию схожая с троллем.

Это действительно был тролль, звали его Джан’Кабул. Один из немногих троллей, выживших после Катаклизма и нападения Ночных Эльфов на племя Пронзающего Копья. Время потрепало тролля джунглей. Присоединяясь к компании Орды в Крутогорье, он преобразился до неузнаваемости. Лицо было почти постоянно угрюмым, левый клык был отломан у окончания и доходил этот обрубок былой троллей гордости до загибающей кости, обмотанной бинтом. На лице красовались племенные узоры, пара белых полосок были аккуратно проведены по щекам и подбородку. Лоб и переносица окрашивались светло-оранжевыми линиями. Волосы стали более длиннее и косматее образовывая на голове кроваво-красную гриву. Одежда почти не изменилась, изменились трофеи. Черепа животных, людей, голова дворфа, ничего примечательного, кроме как сушенной головы эредара, закрепленной на наплечнике и обмотанной цепями. Достояние тролля и его “Крутость”. Однако не это сейчас волновало закаленного ветерана...

Болото Печали говорило само за себя. Печаль окутала тролля, навевая воспоминания о прошлом. Сидел он на утесе около руин являвшихся частью храма троллей Гурубаши – Атал’Хаккар. Джан’Кабул имел неприязнь к сородичам отдавшим себя в учение Хаккара, но это место, как и все другие было частью империи троллей. Утерянное достояние его народа. Величественный и богатый храм изничтожен аспектами и разграблен мародерами как и многие другие места во всем Азероте. Тролль невольно вздохнул и приложил свою лапу к Джу-Джу на шее, амулету, пополняемого различными костями и побрякушками. Амулет был необходимой частью для любых ритуалов троллей и так же для поддержанию веры в своего Лоа. Приложив лапу он закрыл глаза и погрузился в свои тяжелые мысли. Не успев собраться с самим собой, охотник услышал неподалеку от себя тихое щебетание крыльев и язвительное шипение. В мгновенье он взял метательный топор со своей спины и бросил его в добычу, попадая тут же. Змий издал предсмертный хрип, колеблясь в муках и умирая, будучи пригвождённый к могучему стволу болотного дерева. Посмотрев в кого прилетел топор, тролль легко усмехнулся и сказал самому себе в пол голоса на родном языке: “-Отпрыски Изеры все пытаются добраться до нас. Но мы не так просты..

Мгновение тишины наступило для тролля и наслаждаясь одиночеством, тот вспоминал былое. Ветер подул на него с моря и улыбка озарило его лицо. Этот ветер напомнил ему о высоких горах и уютной атмосфере Долине Пронзающего Копья, его родине. Воспоминания резко врывались в голову как и его метательный топор, лезвие которого пронзило древесную кору. Спокойное журчанье водопада, невысокие халупы сделанные из дерева и покрытые листвой, братья и сестры, друзья, все кто был раньше и жил беззаботно так же как и он. Хоть на секунду он хотел бы вернуться в то прекрасное мгновение…

Шелест листвы и травы на земле, с приглушенными шагами пробудил от мыслей тролля, заставляя того тут же снова снять метательный топор и кинуть в предполагаемую цель. Свист пронесся позади Джан’Кабула, врезаясь в землю. В ответ он услышал: “-Ой!” и тут же развернулся. Позади себя он увидел брата по оружию и одного из не многих троллей которого он может называть “Брата по крови” – Мекай’Йотеш. Старый аманиец, закаленный в множествах битвах явился к Джан’кабулу под покров ночи. С кучей морщин на щеках, длинными клыками и пепельными ирокезом, Мекай был удивлен действиями тролля.

-Ты что, совсем своих не узнаешь? Ха-ха! – С легкой усмешкой произнес он, вырывая с земли топор и подходя к нему.
-Не спокойная ночка сегодня, Мекай. – Ответил ему Джан’Кабул, принимая свой метательный топор и убирая его за спину.
-Не спится нашему Старшине?
-Совсем не спится... – С грустью в голосе сказал Тролль. Аманиец подсел поближе, осматриваясь там, где и сидел Джан’Кабул и спросил:
-Чего ты тут сидишь то?
-Вспоминаю былое, друг мой… Вспоминаю былое. тихо говорил Джан’Кабул: — Когда раньше я ещё был молодым клыком в своей родной Деревне Пронзающего Копья
-Я слышал беду настигшую твое племя, но что случилось с твоих слов? – неожиданно спросил Мекай.

Тролль не собирался отвечать. Он повернул свою голову в бок и злобно глянул краем оранжевого глаза на Мекая. Взгляд был достаточен чтобы заставить любого замолчать и ощутить на себе неизвестную вину. Старый тролль почувствовал это и проглотил ком в горле, опустив взор в землю. Метатель топоров вздохнул и продолжил:
-Это не беда, Мекай… Это больше чем просто беда… – Сказал он и принялся описывать его родную деревню:


Вспоминая прошлые краски, тролль начал описывать другому троллю ту красоту что поддавалась взгляду его молодого воображения. Уютная скрытая деревня в горах, рукой подать до источника пресной воды в лице водопада, каждодневные ритуалы и благословление земли троллей, охота на птиц и диких зверей. Все это описывалось матерым ветераном как самое прекрасное в его жизни, ведь все это он потерял и не мог вернуть. Он рассказал так же в некоторых аспектах о своем детстве. Рос беззаботно и радостно, был самым высоким молодым
клыком, самым ловким и сильным. В семье был не один, а с братом, которого после событий на Черном Берегу не видел и не слышал. В красивых красках он так же описал своего отца – Лорка’Кабула, великого война участвующего во Второй Войне. Он был одним из старых представителей рода Кабулов да и племени Пронзающего копья в целом. По рассказам, был самым жестоким и кровавым представителем троллей на войне, обладающей силой чудовищного тролля и прыткостью пантеры. В шутку даже говорил, что если постарается кинуть топор со всей дури в ствол дерева, то разрубит его по полам. Именно он наставил молодого Джан’Кабула на продолжение пути отца а метании топоров и наследовал свои “Кровавые рубила” отпрыску. Они с ним прошли до конца Крутогорья, пока тролль не создал на основе старых топоров свои новые. Отец тролля умер естественной смертью и его погребение Джан’Кабул провел без единой слезинки, с почестью провожая своего отца. Перед самым Катаклизмом он спокойно проводил свою жизнь в племени и семейном очаге…

-Хм, занятно-занятно – Подал свои слова Мекай’Йотеш после того как Джан’кабул закончил рассказ и уставил свой взор на храм перед утесом. – Больше чем просто беда, … — Нейтрально спросил он, чтобы вновь не вызвать гнев у тролля.
Как бы то не хотел Мекай, он услышал раздраженный вздох и взор Джан’кабула обратил не на него, как ожидалось, а на другую сторону берега. Слева от сидящих в свете луны троллей, был пришвартован корабль Альянса, работники людей что-то собирали и грузили. Выше по склону можно было обнаружить заставу Болотной Воды, принадлежащей Альянсу. Высокие башни из белого камня с пушками на их вершинах сторожили территорию. Но не ради этого Джан’кабул всматривался туда. Мекай так же смотрел куда и он и тут тяжелая лапа тролля упала на его плечо и сжалась. Джан подтянул ближе к своему взору Мекая и выставил лапу вперед, указывая указательным пальцем на отряд прогуливающийся вдоль стен.
-Они. – Коротко гавкнул тролль.

Мекай дернул плечом и вышел из хватки тролля и присмотрелся. Тролль увидел отряд Ночных Эльфов. Во главе шла высокая Кал’дорай с луком на перевес, фиолетовый оттенок кожи, длинные уши, черные длинные волосы закрытые командирским шлемом. Рядом с ней патрулировали представительницы её рода, всматриваясь в темноту. Судя по всему они были молодые и ниже своего командира. Факел им не нужен, они прекрасно ориентируются в темноте и судя по всему ищут либо шпионов Орды, либо диких животных, которые могли устроить неприятности под покровом ночи. Мекай хмыкнул, удивляясь как это Джан’кабул обнаружил их на таком расстоянии, но теперь он не мог сомневаться в способностях старшины.

-Кал'дорай бич всех троллей – Сказал Джан’кабул, сурово смотря вдаль и разминая свои лапы. – Испокон веков мы сражаемся и убиваем эльфов, борясь за свое выживание. Они навязывали нам мир только на той основе, чтобы мы могли выйти на него, а не они. Я не верил раньше словам Отца, пока не убедился в этом лично...

В голове тролля всплыли воспоминания об роковом дне. Катаклизме. Тогда молодой клык отдыхал на берегу озера, ловя рыбу при помощи удочки. В миг земля содрогнулась и вдалеке послышался мощный рев дракона. Земля не переставала трястись, как будто что-то мощное и сверхтяжелое собирается уничтожить всю планету. Вдали послышался тяжелый взмах крыльев и рев повторился. Тролль вскочил со своего места и начал всматриваться в небеса, как и его сородичи. Из-за гор они могли лишь увидеть, как большой черный дракон с огненными крыльями пролетает вдоль побережья и от взмахов его крыльев происходила невымомерная тряска, от чего почти все тролли попадали, а строения обрушалась как и деревья. “-Конец времен.” – Подумал тогда молодой клык и не на шутку испугался. Собираясь в полное снаряжение алариона своего племени, тролль вышел с топорами и готов был совместно с другими войнами защитить свое племя. Мистик Ока’Тразз, отпрыск Зула Вогану’Тразза ехидно смотрел на Джан’кабула и его взгляд запомнился на всю жизнь. Он не верил бредням говорящих с духами и теперь они свершились. Один из Анту, разведчиков, у входа в пещеру созывал к себе воинов заметив неладное. Отряд отправился к нему и проследовал по скрытой пещере, выходя на тропу Пронзающего копья. Открылась страшная картина молодым и закаленным войнам племени. Скрытая лощина была открыта и опалена огнем, деревья
горели, пара троллей постовых находилось около высоких стен сделанных из заостренных бревен. Небеса были темными и лишь пожарище на Темных Берегах освещало округу. Заметив отряд, постовые укасзали дальше по дороге и предупреждали об опасности. Отряд отправился дальше по дороге и вышел из долины, оказываясь около Руин Матистры, одним из священных мест Кал’дорай. На пороге они встретили своих неприятелей – Кал’дорай. Джан’Кабул всматривался в их лица и видел испуг и недоумение со стороны Ночных Эльфов. После начала Катаклизма прошло примерно полчаса и обе стороны не могли прийти в себя. Две противоборствующие стороны встретились на подъеме друг против друга.

-..Когда начался Катаклизм, никто из нас не был готов к этому. Я видел своими глазами – Вернулся к повествованию Джан’кабул выпадая из воспоминаний. – Тогда я ещё был молодым клыком, два топора, шесть маленьких за спиной, ирокез, длинные клыки – описывал он себя. – Покинув Тропу Пронзающего копья, мы встретились лицом к лицу с ними… Я думал что все будет нормально... – остановился он и вздохнул. – Какой же я был глупый…- говорил тролль и рассказал Мекаю об первом столкновении с врагом:

Джан’Кабул был посередине отряда, по правую и левую сторону от него находились клыки такие же как и он – молодые. Кто-то даже младше остальных, энтузиасты и смельчаки. единственный кто был старше всех остальных и опытнее – Дзоу’кон, молодой Джин и наставник молодых аларионов племени Пронзающего Копья. Джан’кабул запомнил его в этот день. Он был ростом с Джан’Кабула, но чуть выше. Отломленные оба клыка, у основания которых красуются украшения и различная резьба по кости. Волосы его были ярко-желтые, постоянно держа на голове короткий ирокез. Цвет кожи тролля был светло-голубой, а глаза кипящие ненавистью к эльфам жадно-зеленый. Из брони он ничего не носил, лишь племенные наплечники сделанные из крепкого дерева, колчана с копьями и расшитое бисером одеяние. В
руках он держал заостренное копье, упирающиеся в землю. Дзоу’кон сказал молодым клыкам: — Ждите, братья. Я разберусь. –После этих слов он вышел вперед, спускаясь по склону. Его поддерживали радостные возгласы бойцов, со свистами, надеясь на своего лидера. Снизу же в низине находился отряд Ночных Эльфов. Их было больше чем троллей, около восемнадцати сестер, разной комплектации. Высокие, тощие, светло-сиреневые и фиолетовые, с длинными косами и закрытыми прическами в шлемах. Жрицы Элуны, лучницы, часовые, всех можно было понять по их снаряжению. Большее количество из них естественно были лучницы, всего лишь парочку жриц и элита Кал’дорай – Часовые. Они были лучше снаряжены и вооружены. Одна из них была командиром, это было заметно по её шлему и выражению лица, отличающегося от перепуганных молодок, суровым и стальным взором. Она так же вышла вперед, на встречу командиру троллей. В отличие от дикаря тролля, который шел в развалку и злобно покручивал свое копье которое так и навострить насесть на голову эльфийке, та шла более спокойно и равномерно, соблюдая этику и выдержанность которой её учили. Облечена командир Калдорай в плетенный доспех сиреневого оттенка, на плечах её красовались маленькие наплечники, а за спиной находился длинный плащ. Шлем был таким же отличительным, с сиреневым пером на его окончании. В руках у неё была глефа, которая простукивалась по дороге об сапоги металлическим лязгом. Командиры встретились друг на против друга. Все резко замолчали. Наступила тишина, где её нарушали шёпоты по обе стороны и треск горящего дерева вдалеке. Тролль хмыкнул и ткнул пальцем в плечо эльфу, начиная что-то говорить на непонятном языке для большинства троллей. Эльфа отбросила палец тролля, с упреком начиная ему говорить что-то на таком же языке, указывая ему пальцем своей маленькой ладони. Началась словесная перепалка, в которой заметны были нотки истерики у представительницы эльфов. Толи из-за неожиданности увидеть своего старого врага в лице тролля, толи из-за ситуации вокруг. Но произошло то, чего стоило ожидать. Тролль сам начал что-то обильно рассказывать эльфе, жестикулируя и поднимая свои руки с копьем. Он сделал замах рукой и из-за этого командир эльфов испугано вздохнула, скакнув назад. На что последовал непонятный взгляд со стороны Дзоу’кона и свист стрелы, влетающий в горло джину троллей. Истошный крик содрогнул бойцов по обе стороны, командир эльфов начала грозно кричать на своих бойцов, что этого не должно было случится и тот кто это сделал понесет наказание. На своем языке естественно. Командир троллей в агонии начал отходить назад, держась за горло в которое глубоко вошла зазубренная стрела. Он упал на пригорке перед бойцами, со спины его посыпались копья, скатываясь по земле. Протянув руку к своим бойцам, умирающий Джин жалобно сказал в предсмертных агониях: -Отомстите… За меня… Аах..– Предсмертный вздох покинул его губы, падая на пригорок. Это было начало. Начало битвы.

Эльфы между собой испугано переговаривались о том, стоит ли это вообще делать, перебить ли троллей или же отступить. Командир пыталась сдерживать своих бойцов от паники и преднамеренных действий, но это не влияло на троллей – переполненных кровавой местью за своего убитого командира. Джан’Кабул, переполняемый теперь не страхом, а ненавистью смотрел на эльфов мешкающихся между собой. Он оглянулся вокруг себя, смотра на бойцов солидарных его мнением. Единственный у кого погрязли семена сомнения в голове по этой ситуации, был мистик Ока’Тразз, наблюдая за этой неразберихой. Наплевательское отношение к погибшему товарищу вызвало гнев у Джан’Кабула и тот выйдя к нему, положил руку на плечо и с силой дернув спросил:


-Ты хочешь умереть так же как и он!? Ты хочешь что-бы они забрали нашего Джина просто так?!–Тролли переглянулись, кивая словам Джан’Кабула. Тразз проницательно взглянул на Джан'Кабула и ответил ему:

-Никто не хочет попасть в Алор Саменди так рано, Джан..

-Так если мы все будем сейчас стоять и смотреть на них, мы отправимся туда первыми же! Мы отомстим за убийство нашего Джина! За мной братья, мы покажем эльфам что значит идти против ТРОЛЛЯ! – Воскликнул он поднимая со спины метательный топор. Эльфы испугано посмотрели на ораву троллей. Они так же начали кричать что и поддерживать образовавшегося командира.

-Ан Гурубаши би чу ка! – Прокричал на наречии Зандали Джан’Кабул, призывая к атаке своих братьев. Эльфы испугались, наблюдая как тролли вступают в атаку. Численное преимущество эльфов не могла идти против силы и ловкости троллей. 11 троллей проти 18 эльфов. Начался первый бой на Руинах Матистры. Щитовики по команде Джан’Кабула вышли впереди, прикрывая отряд от стрел и магии жриц. Мистики и метатели копьев атаковали из-за образовавшейся защиты эльфов.

На стороне эльфов же, командир подошла к одной из своих сестер и обратилась к ней на эльфийском.
-Сестра, быстрее мчись в Лор'Данел и сообщи что тролли напали на нас! Нужно подкрепление, срочно!
-Будет выполнено, Сокрытая Листва. – Кивнула Лучница, подхватив с собой одну напарницу и ринулась с поля боя. Командир Сокрытая Листва провожала взглядом убегающих лучниц, в то время как её бойцы сдерживали атаки троллей. Лучницы вели непрерывный огонь, часть из них перешла в ближний бой, отражая наступление троллей. Она понимала, что конфликт назрел из-за оплошности её солдат, но в докладе же выйдет все наоборот. Историю напишут победители…


Разгорелся первый бой на почве назревшего Катаклизма в мире. Эльфы сражались против троллей. По обе стороны были ещё молодые бойцы и не чувствовали ещё ни разу крови на своих губах и угрозы в лице реального противника. Эльфы отступили ближе к руинам, скрываясь за развалинами и деревьями. Джан’Кабул дал уставку образовавшимся бойцам:
-Всех эльфов зарубить! Убить командира, она за них ответственна и без неё они никто! Сильно раненые, отступайте к нашей Деревне! Наши уже должны скоро выйти на подмогу!– закончил он, перед разделением бойцов попарно. Среди руин слышны были крики эльфов и троллей, вступающих в бой между собой. Перевес сил пока переходил на сторону атаковавших.
Эльфы ещё до конца не пришли в себя и не были готовы к бою с троллями, в отличие от тех – кто мстит за своего павшего командира. Пока битва шла, Джан’Кабул сам выискивал командира на поле битвы. Но как стало ясно, командир судя по всему либо хорошо скрывается, либо отдает команды где-то издали. Жадный и кровожадный охотник выискивал того, кто по сути дела не был виновен в убийстве Дзоу’Кона, но на деле же происходило все иначе в мыслях дикарей. Пока он выискивал, на встречу ему попался серьезный противник в лице Часовой. Высокая, стройная эльфа в снаряжении схожим с их командиром, только единственное
различие было в отсутствии оперения на шлеме и плаща за спиной. Опасный противник для молодого тролля, но в этом мире выживает сильнейший. Джан’кабул жадно облизался смотря на эльфу и указал на неё топором, смеясь про себя: -Пора пустить кровь.. — сказал он на наречии Зандали. Эльфа не испугалась угроз тролля и вздернув глефу, побежала прямо на него. Тролль отпарировал набег эльфа ударом ноги, сбив её немного, но она тут же вернулась на свои ноги. Она замахнулась своей глефой, но тролль успел увернуться и нанести ответный удар свистящим топором. Топор был отражен и зажат глефой, после этого был нанесен удар в
подбородок металлическим сапогом. Джан выпустил топор из рук, попятившись назад и держась за свою челюсть, которая сильно заболела. Он заныл от боли, злобно смотря на эльфу. Фыркнув, тролль начал махать топором перед ней, наступая в контратаку. Часовая сама начала отступать, четко следя за размахивающимся топором. Но она не учла главного, второй топор был на земле и тролль шел за ним. Пока он припугивал своего противника, тот ловко схватил лежачий топор и подпрыгнул на месте, кидая смертоносное оружие в часовую. Топор со свистом полетел прямо к часовой и та почти успела среагировать. Он вонзился в ногу эльфы, от чего та осела на земле и жалобно простонала, вытаскивая топор из ноги. Пока она этим была занята, Джан'Кабул закончил жизнь молодой часовой сильным ударом топора по шее. Кровь начала хлестать в разные стороны, окрашивая молодого алариона в цвета войны. Облизнувшись, Джан’Кабул впервые почувствовал кровь противника и его глаза жадно заиграли. Схватив голову павшей эльфийки, он запрыгнул на руины и выставил её вверх, показывая всем и своим и чужим об его успехе. Победить в бою часовую стоило многого. Бои остановились между троллям и эльфами и все обратили на него взор. На фоне темно оранжевого неба, покрытым дымом пожара Темных Берегов появилась высокая фигура Джан’Кабула с держащей в лапе голову павшей эльфийки. Она торчала высоко вверх, окрашиваясь струящейся кровью из свежего трофея. Молодой охотник за головами прокричал:

-ЭТО-О БУДЕ-Е-ЕТ ЗЕМЛЯ-Я-Я ТРОЛЛЕ-Е-ЕЙ!


Тролли подержали возглас Джан’Кабула, подняв в небо свое оружие. Командир эльфов увидела Джан’Кабула, сщурив свой взор. В руках кровожадного воителя находилась её сестра по оружию, которую ту лично обучала. Но теперь, её нет и она поняла, что натворила.
-Сестры назад! – Прокричала командир, отдавая команду на отступление. Их стало уже меньше, около восьми сестер. Троллей так же не особо много, но шесть бравых бойцов смогли пережить свой первый бой. Заметив отступление среди Эльфов, Джан’Кабул засмеялся и указал топором на командира:
-ОНИ ОТСТУПАЮТ! ОНИ ЗНАЮТ КТО МЫ! МЫ ОТОМСТИЛИ БРАТЬЯ! ЭТО НАША ЗЕМЛЯ! – Эхом раздавался голос Джан’Кабула по побережью. Тролли засмеялись вместе с ним, поддерживая победу в этом бою и ликуя. Командир встретилась взглядом с Джан’кабулом и между этим взором ясно было видно искру вражды. Первый бой был за троллями, но не сама битва…


С этого самого момента на Темных Берегах разгорелись сражения Троллей против Ночных Эльфов. Первая битва далась легко троллям, но вот последующие тяжелее и тяжелее. Командир Сокрытая Листва оперировала на поле боя более уверено и четко с последнего раза. Силы Ночных Эльфов увеличивались, а троллей Пронзающего Копья только уменьшались. Джан’Кабул поставлен как полевой командир в рядах однополчан, Траззор’Ока Джин принял к сведению слова бойцов во время первой атаки и лично дал поручение молодому клыку –сдерживаться в Руинах Матистры всеми доступными силами и увеличить поставку ресурсов для защиты племени. Задача не из простых, но возможных. Джан’Кабул на пятый день после сражений был ранен стрелой в предплечье и ему пришлось находится в лагере Долины Пронзающего копья на лечение, предоставляя свои обязанности другому энтузиасту Кагатон’Дварак, щитоносец что готов был помогать Джан’Кабулу в трудную минуту. Лечением была занята его родная мать, Наки’Карита, любящая и заботящаяся зулфи племени. Она была красивой троллихой светло-голубого оттенка кожи, длинные ухоженные косы темно-сиреневого цвета, добрые желтые глаза, короткие клыки. Одета она была в обычное племенное одеяние
и сидела рядом со своим сыном с чашей воды между ног, промывая рану от крови.
-Ты хорошо сражался сынок. Нужно тебе взять перерыв. — говорила она сладким медовым голоском, перебинтовывая плечо Джан’кабула.
-Я не могу мама, Джин Таззор, правая рука самого Джор'Кила Убийцы Душ, назначил мне важное задание. И если не я, то наше племя канет в небытие! Где До-Стай? Его сила пригодится в бою! – Спрашивал Джан’кабул о своем брате, оглядываясь вокруг:

-Не бери в головуТебе нужен хотя бы один день отдыха дорогой мой… До-стай сейчас в самой деревне, помогает сильным раненым. Вместе они проводят обряды исцеления. Тебе нужно повидаться с братом и успокоится...

-Мммх… может ты и права, мама... – задумался тролль, прикрыв глаза и успокаиваясь на мгновение.


Как бы приятная идиллия не была спокойна, на войне нельзя отвлекаться ни на миг. Отряд Кал’дорай нашел брешь в обороне троллей и смог пробраться на холмы, ведущие вдоль Долины Пронзающего копья. Четыре лучницы и одна часовая проходили тихо вдоль травы. Снизу в перевале было достаточно троллей, похоже стража, защищающая проход и раненых. Часовая жадным взглядом выискивала среди долины кого-то и нашла. Тролль с красным ирокезом и длинными клыками, светло-зеленый оттенок кожи. Под описание подходит и это он и был – Джан’Кабул. Командир Кал’дорай назначила охоту на голову тролля, который убил её ученицу и не один десяток сестер в Руинах. Часовая Кассия Серая Луна поняла, что настал миг её славы. Подползая к своей подруге, она указала ей на тролля и сказала:
-Сестра, один выстрел — один труп. Если мы это сделаем, шанс уничтожить племя этих дикарей возрастет в разы! – Радостно прошептала Часовая, но лучница неуверенно взглянула на неё с некой печалью. Она ответила:
-Но… Серая Луна… Он же как и другие в лагере раненые! Так нельзя, это бесчестно!– проговорила она. Однако с упреком часовая надавила на неё и сказала:
-Это не бесчестие, это война! На войне все средства хороши. Выполняй мой приказ, Лоркаэль!
-Е-есть часовая.. — приняла свою тяжелую ношу лучница, тяжело вздыхая и натягивая тетиву лука..


Джан’Кабул же почувствовал что-то не ладное, услышав крики троллей в дали. Подбирая с земли деревянный наплеч, он надевал его. Мать тролля поднялась вместе с ним и сказала:
-Сыночек, ну прошу, я боюсь тебя больше не увидеть. — жалобно протянула заботящаяся мать.
-Мама, я... – недоговорил тролль останавливаясь и смотря куда-то вдаль. Он любил свою мать больше всего когда остался один со своим братом без отца, но в тоже время ситуация на Темных Берегах не могла остаться без надзора. Джан’Кабул развернулся и подошел к своей матери, смотря на неё сверху вниз. Она жалобно поджала руки у живота, с мольбой смотря на своего упертого сына. Вздыхая, молодой джин уселся на колено и приложил голову к своей
матери, говоря:
-Мама, сегодня последний бой. И я вернусь к тебе, слышишь?
-Я надеюсь на это сыночек… Я на… кх.. — прервал её голос, странный кряхтящий звук, как будто что-то вонзилось в мясо. Молодой тролль почувствовал, как мать, перестает держаться на ногах и он очень сильно испугался, поднимая свой взор вверх

На своих глазах Джан’Кабул наблюдал, как родная мать которая заботилась о нем и воспитывала с самого детства, которая лично пришла помочь ему и справится с ранами, умирает. Она падает на землю перед ним, окрашивая свою грудь кровь. В её грудь, прямо в сердце, вонзилась стрела и она начала захлебываться кровью. Вскочив, Джан’кабул обхватил свою родную мать, вырвав стрелу и осмотрев её, тут же выбросил, бросая свой стеклянный, полный ужаса взор на хладевшую с каждой секундой матерью. Она кашляла и со страхом смотрела на своего сына. Каков бы не был её взор, она говорила, ели-ели сдерживая позывы кашляя:

– сказала она на смертном одре, протягивая руку к своему сыну и проводясь по голове сверху вниз, испуская свой последний вздох и опуская руку на лапу сына. Испустившийся дух погибшей матери Джан’Кабул запомнил надолго. По его вине погибла родная мать, по его упертости это произошло. Он ещё долгое и долгое время это не забудет. Глаза залились слезами и тролль впал в истерику, начиная истошно кричать, держа у себя на лапах погибшую троллиху. К ним тут же бежали лекари, но было уже слишком поздно.


Молодая лучница наблюдала за этим с испугом, вставая во весь рост из-за своего укрытия. Она только что лишила жизни невиновного, делая что-то поистине ужасное по своей ошибке. Нацеливалась она на тролля, а попала совершенно в другого. Часовая резко шикнула на неё:
-Больная! Ты что делаешь?!– схватила она её за руку и дернула к себе, но лучница продолжала стойко стоять на месте, будучи оцепененая.

Заливаясь горем, тролль вытирал слезы, злобно осматриваясь вокруг и кипя яростью. Это сделали эльфы и он знал это по осмотренной стреле. Гневному заслезенному взору Джан’Кабула попалась эльфийка на холме и тот указал топором на неё, крича во весь голос:
-Э-ЭЛЬФЫ! ХОЛМ! ВЫРЕЗАТЬ, ВЫРЕЗАТЬ ИХ ВСЕХ! ВСЕ-Е-ЕХ!!! – Кричал истошно тролль, несясь прямо на них. Крик яростного тролля пробудил от мысли оцепеневшую лучницу и та ринулась со своими подругами от оравы злобных троллей, но не на долго. Убегая вдоль леса, их настиг отряд троллей во главе с Джан’Кабулом и тот без церемоний прыгнул сразу на лучницу, нанося рубящий удар по её голове. Братья по оружию так же не тупили и вступили в яростный бой как и его командир, нанося беспорядочные рубящие удары по ним. Кто-то даже успел убить одного мистика из отряда Джан’Кабула, но все эльфы пали в ярости командира и из их голов он связал ожерелье, связав волосы эльфов вместе. Это была точка невозврата. С этого момента тролль вступал на путь мести, мести всех троллей к остальным врагам этого мира

Командир Сокрытая листва находилась в лагере ночных эльфов за Руинами Матистры. Вместе с другими командирами и часовыми она обсуждала план атаки на троллей.
-Наши сестры должны укрепится на Руинах Матистры. Друиды должны пробудить Древней Войны и отправить их к нам, чтобы окончательно уничтожить троллей. Где Часовая Серая Луна? – Обратилась она к часовой рядом с ней:
-Неизвестно, с сестрами она вышла на холм около лагеря троллей и так не вернулась– Ответила она.
-Очень странно, она должна уже вернуться с минуты на минуту.

Вдруг над ними послышался шелест листвы хвойных деревьев. Часовые посмотрели вверх, как и Командир Сокрытая Листва. Возможно это были друиды, которые пришли с вестями. Оказалось хуже. Злобный смех тролля послышался и что-то упало прямо на стол перед ними со страшным стуком. Часовые отпрыгнули назад, кто-то кинул метательные кинжалы в листву, но кажется скрывающийся уже убежал по веткам дальше. На стол упали связанные головы Ночных Эльфиек. Часовая, молодые лучницы, все их лица были обезображены и окровавлены. С застывшим ужасом на лицах, стеклянные глаза смотрели в разные стороны. Это был отряд о котором говорила Сокрытая Листва и он оказался перед ней. Кровь заливала стол, окрашивая карты. Одна из часовых схватила составленные планы, дабы те не пропали даром. Ужас охватил самих сестер и в очередной раз они поняли – с кем имеют дело.

Болото печали наполнилось тишиной после трепетного рассказа Джан’Кабула Мекаю об происходящем на Темных Берегах. Рассказ задел холодное сердце Старшины Орды, наполняя его глаза слезами и он не мог продолжить дальше разговор, склонив голову вниз. Старик Амани тоже чувствовал тяжесть. Один из самых тяжелых рассказов что он слышал. Он понимающе похлопал по плечу Джана, успокаивая его:


-Я понимаю тебя теперь, брат. Это действительно больше чем просто беда. Это трагедия. Это ужас. Эльфы не знают к нам пощады. – С не проглатываемым комом в горле произнес Мекай. Наступило молчание, долгое молчание. Обоим троллям надо было прийти в себя после такого. Джан’Кабул сдерживаясь и не рассыпаясь на горе, приложил к губам своё ожерелье. А именно череп раптора, остальное же что он делал это перебирал костями на ожерелье, тошно вздыхая.
-Если бы не Орда...- прервал он молчание продолжая рассказ. – Большинство из нас умерло бы… Они пришли к нам на помощь и помогли закрепится на Руинах Матистры, отбиваясь от эльфов. Правда, не долго мы там продержались… Силы эльфов были велики и в конце концов моё племя пало. Оно было разгромлено.. — спокойно произнес Джан’Кабул, убирая амулет ото рта и опуская взор на водяную гладь. – Большая часть моих соплеменников погибло в сражениях, кто погиб после событий на Темных Берегах, кто погиб отстаивая наше племя до конца… Я был там… Это было ужасно и я ничего не мог поделать.... — говорил он опустив голову. – Эти здоровые деревья с листвой вместо волос и бород громили и разбивали все, уничтожали моих братьев и сестер, пантеры и медведи грызли глотки, часовые и лучницы убивали всех… Орда пыталась помочь, но все бестолку… Я был серьезно ранен, один из эльфийских друидов прыгнул на меня и растерзал всю грудь. Орчиха шаман помогла мне и после этого отправили в земли Орды, Дуротар. Там меня обучали орочьему тролли племени Черного Копья и проводили Курс Молодого Бойца, подготавливая к войне того — кто уже был готов. — Коротко усмехнулся тролль. — После этого меня отправили сюда, в Кровавые Топи. — Указал тролль лапой влево, показывая на место сражения Альянса и Орды на протяжении несколько лет. — Здесь я бился за вашу Орду, уничтожая отех — кто уничтожал меня. Людей, что мешали тролям в Тернистых Джунглях, Нагорье Арати. Дворфов и Гномов, что убивали ледяных троллей. Эльфов — бич всех нас. Каждый из них пал от моего топора, от моей ярости и ненависти Мекай.

Мекай лишь молчал слушал Джан’кабула, кивая ему.

-После Кровавой Топи, отправили в Пылевые Топи, а после в Леса Ашенвалей, разведовать там. Думаю ты помнишь, что в то время вождем Орды был Гаррош Адский Крик и как он недолюбливал троллей. Благодаря Вол'Джину. Ссылали в разные точки мира для убоя, но как видишь — я жив и здоров. Конечно, когда начался отлов троллей я тоже попал под раздачу на Заставе Расщепленного Дерева. Там меня чуть ли не казнили, хо-хо, но все же посадили в клетку до окончания всей этой суматохи… Ненавидел я с того дня не только эльфов, но и некоторых Ордынцев..-Не договорил он, посмотрев на Мекай'Йотеша — Я думаю этот разговор останется только между нами, верно — брат?

-Да… Да-да Брат! — Очнулся он от мыслей, слушая все это время его. Он приложил руку к груди, отстучав ей. Джан'Кабул сделал тоже самое и встал с места.

-Пошли, воевода нас скорее всего заждался... — сказал Тролль, захватывая по дороге метательный топор. На этом рассказ Джан’кабула закончился он смотрел к себе под ноги, идя с опущенной головой в мыслях о прошлом. Приподнимая свой взор, он злобно посмотрел куда-то вдаль Болот Печали, уверенно шагая. Битвы, кровь, сражения, потери, боль, страдания, через что только не пережил одинокий метатель топоров из племени Пронзающего копья? И это не конец его страданиям и боли, на пути мести. Мести, за всех троллей. Это только начало, бесконечное начало войны.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток, HenryhNecromancer.

Несмотря на большое количество орфографических и пунктуационных ошибок, впечатление от изучения данного творчества не портится. В данном тексте повествуется о жизни метателя топоров, о его пребывании в племени Пронзающего Копья. Война с ночными эльфами, потеря близких людей – все это сказывалось на воителе, постепенно меняло его. Ненависть к представителям калдорай обосновывается событиями былых лет, уничтожением родного клана после событий Катаклизма. Это объясняет надломленность его души. Прекрасная история с печальным исходом.

Одобрено, + 12 уровней персонажу "Джанкабул".

Приятного отыгрыша!

Проверил(а):
Akella
Уровни выданы:
Да
16:09
23:07
1124
12:00
+3
Это самое прекрасное, что я читал
12:02
+2
Ой да ладно тебе blush
19:04
0
Не ну это бан. По причине геноцид эльфов!
13:32
+2
Они первые! Первые начали!
20:19
+6
Первая квента которую я прочитал.
13:36
+3
Я случайно поставил дизлайк sorry
18:20
+4
Я не видел одобрения, уже десять тысяч лет!
Комментарий удален