Игровое имя:
Варалара

Дождь вот уже несколько часов выбивал своими ритмичными ударами из леса остатки дневной жары, поглощая последние воспоминания о совсем недавно истлевших в сгущающейся темноте солнечных лучах и даруя вместе со своим подельником-ночью на откуп бодрящую прохладу и свежесть. Окружающая древняя чаща, казалось, и не сопротивлялась. То ли не могла, то ли не хотела, но податливая листва лишь глухо отзывалась ударами и услужливо прогибалась под сползающими потоками обрушившейся с неба влаги. Древние руины, уже, наверное, как несколько тысячелетий слившиеся с природой, и еще явно хранившие какие-то тайны былых времен под толстыми слоями мха, с наступлением сумерек становились все менее и менее дружелюбными. По крайней мере, они явно хотели таковыми казаться, силясь завлечь незадачливых искателей приключений, не ступавших по этим землям еще с тех времен, когда здесь кипела жизнь. Огромные валуны вальяжно развалились меж влажных древесных корней, разрушенные колонны за течением лет уже стали почти неотличимы от окружающих их стволов, а найти пару целых ступенек, тем более в этой тьме и под прикрытием пелены дождя, могло бы стать настоящей удачей, если бы кто-то задался такой целью. И казалось, что ничего не могло нарушить сложившийся пейзаж и как-то исказить его естественную красоту своим присутствием. Что в принципе было верно, ведь пытаться его исказить в полной диких зверей чаще – самоубийство.

Скрытый плотным плащом силуэт был недвижим, зажатый меж двумя то ли стенами некого храма, то ли просто выдававшими себя за нечто большее обломками. Он восседал в углу беззвучно, оставался к наступающей ночи беспристрастным и явно в целом всем видом показывал, что является монолитной частью гордо возвышающейся над ним заросшей постройки. Он просто слушал дождь. Разве может ливень быть хорошим собеседником? Вряд ли. Но порою, отбивая тяжелыми каплями замысловатую чечетку, он способен рассказать вам о вас самих чуть более, чем вы осмелились бы открыть кому-либо в диалоге.




Маленькая девочка, что росла в скромной семье одного из низких домов последнего оплота некогда великой Империи Калдорай. Купол заменил тебе и неведомую луну с ее прекрасным нежным светом, и великолепное светило, разящее своей ослепительностью и дарующее природе жизнь, и таинственные звезды, служившие символом могущества твоих предков. Ты ничего не знала как о них, так и о волевых ветрах, стремительно несущихся по бескрайним полям, о затяжных ливнях, сменяющих тепло лета на по-своему прекрасное омертвение лесов в грядущей прохладе, о диких грозах в океане, пугающих раскатистым громом и вгоняющих душу в пятки. Да что ты вообще знала о мире?

Хотя мне известно о твоей тяге к знаниям. Твой отец, кажется, его звали Далиэр, верно? Он долго управлял вашей семейной лавкой с магическими свитками, а тебя от него было не оттащить. Магические символы, переливающиеся на бумаге руны и непонятные формулы манили своей таинственной силой и сложностью, заключенной, казалось бы, на обычном пергаменте. Как же все таки усердно юная начертательница штудировала в тихую стащенные из библиотеки родителей фолианты, аккуратно шурша страницами то по ночам, то подальше от дома – в парке. При любом же случае, ах! Ну, неудивительное ли стремление?


Твоя мать, Аурора, искренне гордилась тобой, следя за обучением. Ее советы спасли от фиаско далеко не одно изученное и применяемое маленькой девочкой заклинание. Помнишь, как ты по утрам находила ее с любовью оставленные пометки в твоей книге чаротворства? Твои родители и правда отдавали себя полностью твоему воспитанию и развитию.


А ведь однажды для тебя все в миг чуть не закончилось, когда пущенный в гневе огненный шар буквально выел энергетические узлы в манащите того самодовольного зазнайки из аристократов и стер наглую ухмылку с его лица. Как же верещала его мать, глядя на ту пару ожогов, будто не залечила их после всего за пару часов, аки никогда оных и не было. Да уж, досталось тебе тогда от всей семьи. Полно, Варалара, я слишком хорошо тебя знаю, не стоит стесняться своей памяти!


Когда ты начала полноценно помогать Далиэру в лавке, гордость так и лучилась из него при каждой продаже созданного тобою свитка. Как же молодая волшебница хотела угодить отцу, днями и ночами бережно выводя каждый символ волшебными чернилами – загляденье. Я уже даже был уверен, что ты так и посвятишь всю свою жизнь этому делу, а наша неминуемая встреча останется всего лишь несбывшимся отголоском одной из возможных реальностей в вечном приливе и отливе временных потоков. Что это? Ох, не бери в голову. Ведь, в конце концов, я же ошибся.



Напомни, как называется то чувство, что чуть не загубило тебя? Ах да, отчаянье. Союз с демонами и снятие барьера покоробило сознание многих из шал’дорай, не сумев вписаться в привычное мировоззрение. Твой род хорошо хранил традиции и память поколений не была утеряна или помрачена тысячелетиями. Как же пылали твои глаза возмущением во время тех беспорядков! Сколько злобы и чувства несправедливости уместилось в твоих речах, так дерзко произнесенных столь нежным голоском! И к чему все это привело?


Да ты не хуже меня знаешь. Оглянись. Юноши, которых ты так обнимала, родители, которых ты так любила, случайные соратники, друзья, подруги, учителя и соседи. Разве ты их не видишь? Каждый, кто тебя любил, обнимал и вместе смеялся, все они ныне в могиле. И только лишь я, твоя память, разворошенная жалким дождиком, последнее, что хранит в этом мире их лица. И неумолимо следует за тобой.

Изгнанница, которой больше не суждено вернуться в собственный дом, которую больше не ждут в родном городе. Обреченная вечно скитаться в поиске пищи и укрытия, без возможности где-либо остановиться надолго и не оказаться умертвленной хищниками. Вечная странница, что найдет покой лишь в посмертии, иссушенная магическим голодом или заживо растерзанная зверьми. Вся в рванье, утратившая былую красоту, задумайся, могла бы ты поступить тогда иначе? Промолчать и спокойно влачить свое существование? Усмирить нрав, успокоить родителей, вменив им вину за испорченную судьбу против принципов?.. Не отвечай, дурочка. Я всё знаю и сам. Ты упрямая девочка.


Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Лаконичность — сестра таланта. В данном случае высказывание полностью себя оправдывает, ибо по моему скромному мнению в случае предоставленной для ознакомления квентой больший объем лишь нарушил бы ход повествования и мысль автора. Однако, правила остаются теми же, и большое количество уровней сие творение получить не может.
Одобрено с прибавкой в +3 уровня на персонажа "Варалара".

Проверил(а):
Tess
Уровни выданы:
Да
16:20
17:26
718
Kai